Учение Ленина-Сталина о социалистическом государстве

Вышинский А.Я.

«Всесоюзное совещание руководителей кафедр марксизма-ленинизма», 1941, с.56-69

Великие основоположники научного коммунизма Маркс и Энгельс, открыв законы развития общества, впервые дали подлинно научное объяснение происхождения и сущности государства.

До Маркса и Энгельса всякие определения государства — его природы, его задач и целей — представляли собой сознательное, в отдельных случаях бессознательное запутывание этого важнейшего вопроса.

Буржуазия, выступив на историческую арену, изображала себя представителем всего общества. Она и государство изображала так, чтобы это наиболее соответствовало основной задаче охраны и защиты классовых интересов буржуазии. Вот почему идеологи буржуазии направляют свои усилия на то, чтобы тщательно скрыть классовую природу государства и представить государство чем-то надклассовым. Так, например, Руссо называет государство «народом, как таковым». Согласно Руссо, законодатели в буржуазном обществе — это будто бы выразители общей воли.

Яркий пример идеализации капиталистического государства представляют рассуждения другого идеолога буржуазии, Кондорсе, который, скрывая тот факт, что буржуазное государство есть орудие эксплоатации трудящегося населения, утверждает, что государство будто бы несет возложенные на него обязанности одинаково и в равной мере по отношению ко всем гражданам, независимо от их классового положения.

По Гегелю, государство — это разум в себе и для себя; государство — средство реализации людьми тех благ, которые без государства существуют только потенциально, в идее.

Эта линия буржуазной идеологии в вопросе о государстве продолжается и дальше, до последнего времени. Это можно видеть, если проследить состояние новейших идей в области буржуазного государственного права и обратиться к более поздним представителям буржуазной, так называемой, науки. Они утверждают, что «государство — это вся нация…», и всячески уходят от вопроса о том, что государство есть орудие в руках господствующего класса для осуществления определенных классовых политических и экономических задач. Один из них — Гумплович, чтобы лучше скрыть подлинную природу буржуазного государства, определяет его как «культурштаат», как «культурное государство», стараясь отвлечь внимание от выполняемой буржуазным государством действительной и главной функции — внутреннего военного подавления эксллоатируемых масс.

Такова основная линия буржуазной «науки» в вопросе о государстве, которую проводят буржуазные философы, юристы и публицисты и которая так же далека от подлинной науки, как небо от земли.

Есть только одна подлинно научная теория государства — это теория, созданная Марксом и Энгельсом и развитая дальше Лениным и Сталиным.

Основное положение марксистско-ленинского учения о государстве заключается в признании того, что государство есть продукт непримиримости классовых противоречий, что оно существует не извечно, а возникло на определенной ступени развития человеческого общества, вместе с разделением общества на классы, и явилось в руках эксплоататорских классов орудием угнетения трудящихся, средством держать в подчинении эксплоатируемые массы народа.

Выражением чего является государство в классовом обществе, для каких целей оно необходимо в обществе, разделенном на антагонистические классы, — об этом Энгельс в своей замечательной брошюре «Развитие социализма от утопии к науке» писал следующее:

«Существовавшему и существующему до сих пор обществу, которое двигается в классовых противоположностях, было необходимо государство, т. е. организация эксплоататорского класса для поддержания его внешних условий производства, значит, в особенности для насильственного удержания эксплоатируемого класса в определяемых данным способом производства условиях подавления (рабство, крепостничество, наемный труд). Государство было официальным представителем всего общества, его сосредоточением в видимой корпорации, но оно было таковым лишь постольку, поскольку оно было государством того класса, который для своей эпохи один представлял все общество: в древности оно было государством рабовладельцев — граждан государства, в средние века — феодального дворянства, в наше время — буржуазии» [1].

Учение Маркса и Энгельса о государстве — о его сущности и природе — тесно связано со всем мировоззрением марксизма — с диалектическим и историческим материализмом. Оно есть результат распространения диалектического материализма на познание общественных явлений, результат применения исторического материализма; к изучению материальных условий жизни общества, его политических учреждений и форм сознания. Маркс и Энгельс благодаря открытому ими материалистическому пониманию истории впервые установили тот факт, что политические учреждения, равно как и правовые идеи и все другие формы общественного сознания, коренятся в материальных условиях жизни общества — в его экономической структуре. Исходя из этого положения и применив его к изучению возникновения и развития государства и права, в особенности к изучению капиталистического строя, его государственных форм и политических учреждений, Маркс и Энгельс гениально вскрыли подлинную сущность государства как орудия в руках экспоататорских классов для угнетения и подавления эксплоатируемых. Учение Маркса и Энгельса о государстве ярко обнажило, таким образом, всю ложь и фальсификацию буржуазной, так называемой науки, все устремления которой направлены на то, чтобы скрыть эксплоататорскую сущность капиталистического государства. Из теории Маркса и Энгельса о государстве вообще, в частности и в особенности о буржуазном государстве, и вытекло их учение о том, каково же должно быть отношение пролетариата к буржуазному государству.

Маркс и Энгельс в своих работах не раз указывали, что пролетариату необходимо сломать, разбить (zerbrechen) буржуазную государственную машину.

К этому взгляду Маркс и Энгельс пришли в результате изучения и обобщения огромного опыта классовых революционных битв пролетариата против буржуазии.

В своей знаменитой книге «Государство и революция» Ленин показывает, как развивались взгляды Маркса и Энгельса на государство, как марксизм и в этом вопросе - в вопросе о государстве — рос и обогащался на основе новой исторической практики.

В 1847 году, когда Маркс и Энгельс создавали свой «Манифест коммунистической партии», вопрос о сломе буржуазной государственной машины ставился еще отвлеченно. В «Манифесте коммунистической партии» даны гениальные, но все же лишь общие указания о том, что пролетариат не может подняться, не может выпрямиться без того, чтобы не уничтожить в прах всю надстройку из слоев, образующих официальное общество.

На основе уроков революции 1848—1851 гг. и особенно Парижской Коммуны (1871 г.) Маркс « Энгельс приходят к выводу о необходимости для пролетариата сломать старую буржуазную государственную машину.

Но, доказывая необходимость слома, «разбития» буржуазного государственного аппарата, Маркс и Энгельс решительно выступили против анархистского требования «взрыва» государства и обосновали положение, что на место разбитой государственной машины буржуазии пролетариат должен создать свое, повое государство, которое необходимо пролетариату в его революции для того, чтобы подавить врагов пролетарской революции. Энгельс писал в письме к Ван-Паттену:

«Анархисты ставят вопрос на голову. Они говорят, что пролетарская революция должна начать с упразднения (Энгельс подчеркивает это слово «начать». — А. В.) политической организации государства. Но после победы пролетариата именно государство является единственной организацией, которую рабочий класс находит готовой для использования. Пусть это государство нуждается в больших изменениях, прежде чем оно сможет выполнять новые функции. Но разрушить его совсем в такой момент означало бы разрушить единственный аппарат, посредством которого победоносный пролетариат может осуществлять свою только что завоеванную власть, подавлять своих врагов — капиталистов — и произвести ту экономическую революцию общества, без которой вся победа неминуемо закончились бы поражением и массовой резней рабочий, как это было после Парижской Коммуны» [2].

Основная мысль Энгельса здесь совершенно ясна: анархисты полагают, что пролетарская революция начинается с упразднения политической организации государства, но марксизм решительно отвергает это вреднейшее для дела пролетарской революции рассуждение анархистов. Пролетарская революция не может начинаться с упразднения политической организации государства, ибо государство нужно пролетариату в его борьбе против свергнутых эксплоататоров.

На основе уроков Парижской Коммуны Маркс и Энгельс указывают, что все революции усовершенствовали эту машину вместо того, чтобы ее разбить. Это было громадным шагом вперед, который сделала марксистская теория со времени «Манифеста коммунистической партии».

Без своего государства пролетариат не сможет завершить свою победу, не сможет удержать свою власть, не сможет подавить своих врагов — капиталистов, — не сможет произвести и ту перестройку общества, которую призвана совершить социалистическая революция.

***

Гениальные положения Маркса и Энгельса о государстве развили дальше Ленин и Сталин. Ленин и Сталин нанесли сокрушительные удары оппортунистам из II Интернационала, которые всячески извращали и фальсифицировали марксизм с целью прикрыть марксизмом свою оппортунистическую предательскую практику.

В борьбе против оппортунистов Ленин и Сталин отстояли подлинное учение марксизма, доказав, что главное в марксизме — это учение о диктатуре пролетариата.

Но Ленин и Сталин не только восстановили великую идею Маркса и Энгельса о диктатуре пролетариата, но, развили ее дальше, обогатили марксизм рядом новых гениальных положений.

Они разработали дальше учение Маркса и Энгельса о необходимости диктатуры пролетариата как государства переходного периода от капитализма к коммунизму. Ленин и Сталин разработали гениальное учение о союзе рабочего класса с крестьянством под руководством рабочего класса, обосновав то положение, что этот союз есть высший принцип диктатуры пролетариата. В вопросе об отношении пролетарской революции к государству Ленин и Сталин развили дальше марксистское учение о необходимости слома буржуазной государственной машины и создания нового государства — государства пролетарской диктатуры.

Развивая дальше идею Маркса и Энгельса о необходимости слома буржуазного государственного аппарата, Ленин и Сталин исчерпывающе показали, в чем именно должен заключаться этот слом. Эти указания были полностью претворены в жизнь Великой Октябрьской социалистической революцией под гениальным руководством партии большевиков во главе с Лениным и Сталиным. Как проходил этот процесс слома старой буржуазной государственной машины, ярко показал товарищ Сталин.

«Мы теоретически знали, — говорил товарищ Сталин в 1920 году в своем докладе на торжественном заседании Бакинского совета, — что пролетариат не может ваять просто старую государственную машину и пустить ее в ход. Это наше теоретическое приобретение, данное Марксом, целиком подтвердилось на фактах, когда мы встретились с целой полосой саботажа со стороны чиновников, служащих и верхних слоев пролетариата, полосой, полной дезорганизации государственной власти.

Первый и самый главный аппарат буржуазного - государства, старая армия и ее генералитет, были сданы на слом. Это обошлось дорого. В результате этого слома нам пришлось временно остаться без всякой армии и подписать Брестский мир. Но другого выхода не было, никакого другого пути для освобождения пролетариата история нам не давала.

Далее был разрушен, сдан на слом, другой столь же важный в руках буржуазии аппарат — аппарат чиновничий.

В области хозяйственного управления страной наиболее характерное — это изъятие из рук буржуазии основного нерва хозяйственной жизни буржуазии — банков. Банки были изъяты из рук буржуазии, и последняя была оставлена, так сказать, без души. В дальнейшем идет работа по слому старых аппаратов хозяйственной жизни и экспроприация буржуазии - отобрание у нее фабрик и заводов и передача их в руки рабочего класса; наконец — слом старых аппаратов продовольствия и попытка построить новые, могущие собрать хлеб и распределить его среди населения. В заключение ликвидация Учредилки. Вот все те, приблизительно, меры в порядке разрушении старых аппаратов капиталистического мира, которые Советская Россия вынуждена была провести в этот период» [3].

Но поистине всемирно-историческое значение имеет гениальная идея Ленина о советах как наиболее целесообразной и совершенной форме политической организации общества в переходный период от капитализма к коммунизму.

Величайшей заслугой Ленина является то, что он, исходя из теории марксизма и опираясь на опыт двух русских революций, открыл советскую власть как государственную форму диктатуры пролетариата.

Выступая против «новожизненцев», Ленин писал:

«Овладеть» «государственным аппаратом» и «привести его в движение» пролетариат не может. Но он может разбить все, что есть угнетательского, рутинного, неисправимо-буржуазного в старом государственном аппарате, поставив на его место свой, новый аппарат. Этот аппарат и есть Советы Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов» [4].

Это положение Ленина в учении о государстве явилось новым, открывшим и новые перспективы в практике государственного строительства в условиях победившей пролетарской революций. Учение Ленина о советах является исключительно важным и с точки зрения решения вопроса о перспективах развития пролетарского государства и его исторических судьбах.

Советское государство явилось новой формой государственной власти. Учение о советском государстве явилось учением о новом типе государства, которое принципиально отличается от буржуазного государства.

До Ленина «марксистские теоретики считали парламентарную республику лучшей "политической формой перехода к социализму. Теперь Ленин предлагал заменить парламентарную республику республикой Советов, как наиболее целесообразной формой политической организации общества в переходный период от капитализма к социализму» [5].

Это — огромный шаг вперед. Только советы могли явиться подлинными представителями всего народа, единственными массовыми организациями, обнимающими всех трудящихся, и наиболее могущественными органами революционной борьбы масс.

«Республика Советов, — говорил товарищ Сталин, — является, таким образом, той искомой и найденной, наконец, политической формой, в рамках которой должно быть совершено экономическое освобождение пролетариата, полная победа социализма» [6].

Величайшее значение в учении Ленина — Сталина о советском государстве как о государственной форме диктатуры пролетариата имеет развитое ими положение о том, что братский союз народов есть одно из важнейших условий укрепления советской власти и диктатуры пролетариата.

Это положение нашло свое полное отражение и в Сталинской Конституции и во всей организации советского государственного строя, во всей организации новых советских государственных правовых отношений.

Свое учение о государстве Левин и Сталин отстояли в решительной борьбе против оппортунистов из II Интернационала, против меньшевиков, эсеров, анархистов.

В особенности на долю товарища Сталина выпала борьба против врагов социализма, врагов рабоче-крестьянского государства, орудовавших внутри самой партии. Троцкисты и бухаринцы, поставившие себе целью восстановить в СССР капитализм, в своей борьбе против советского народа пытались также отравить его сознание ядом враждебных интересам пролетарской диктатуры взглядов по вопросу о советском государстве, которые, по замыслу троцкистов-бухаринцев, должны были способствовать ослаблению мощи пролетарской диктатуры.

В 1925 году Бухарин выступил со статьей «К теории империалистического государства», в которой он занял анархистскую, враждебную позицию по отношению к пролетарскому государству. Характерно отметить, что статья была напечатана в юридическом журнале «Революция и право», выходившем под редакцией разоблаченного впоследствии врага народа Пашуканиса. Это было не случайное сотрудничество, как это позднее обнаружилось, когда была раскрыта преступная деятельность этих врагов народа.

Бухаринцы и троцкисты, борясь за реставрацию капитализма в нашей стране, всеми средствами стремились подорвать диктатуру пролетариата. В систему их вредительской, подрывной работы входили и эти выступления по вопросу о государстве, которые были направлены на то, чтобы внушить мысль о ненужности для пролетариата советского государства, чтобы попытаться расшатать его крепость.

Сейчас, разумеется, объясняя все эти враждебные ленинизму выступления со стороны Бухарина и других, мы не можем ограничиваться анализом одной «теории», мы не можем отрешиться от факта участия Бухарина в контрреволюционной и шпионско-разведывательной работе в интересах одной из иностранных разведок, что накладывает определенный отпечаток на всю его так называемую теоретическую деятельность.

Речь товарища Сталина «О правом уклоне в ВКП(б)», произнесенная 11 лет назад, на апрельском пленуме ЦК ВКП(б), завершила идейный разгром правого уклона, до конца вскрыла антиленинский характер системы взглядов правых оппортунистов, подчеркнула, что «отказаться от борьбы с правым уклоном значит предать рабочий класс, предать революцию». В этих словах товарища Сталина с особой силой указывается та острота, которая характеризовала в тот период борьбу партии против правых, в частности и по вопросу о государстве. Не случайно товарищ Сталин уделил в этой речи специальное внимание разоблачению антиленинских взглядов Бухарина в вопросе о государстве.

Товарищ Сталин уже тогда показал, что политическая сущность, бухаринской группировки сводится к подрыву социалистического строительства, к сдаче позиций капиталистическим элементам, к предательству революции, к реставрации капитализма.

Товарищ Сталин, вскрывая контрреволюционное, реставраторское существо всякого рода «платформ» троцкистов и бухаринцев, одновременно разоблачил контрреволюционное существо их выступлений в области теории, в первую голову по вопросам пролетарской диктатуры и советского государства.

Товарищ Сталин, разоблачая врагов социализма, врагов СССР, неустанно звал и зовет партию крепить мощь диктатуры рабочего, класса, крепить силу социалистического государства — его армии и флота, его карательных и разведывательных органов.

К этому зовут и те новые гениальные идеи о социалистическом государстве, которые товарищ Сталин развил в своем отчетном докладе на XVIII съезде ВКП(б) и которые, завершая учение Маркса—Энгельса—Ленина о государстве, представляют собой величайший вклад в нашу науку о развитии общественных и государственных отношений, в марксистско-ленинскую методологию.

***

В своем учении о социалистическом государстве товарищ Сталин; показал всю силу и значение диалектического анализа, дал блестящий образец того, что значит подлинно научное отношение к теории, к теоретическим формулам, дал новый гениальный образец, творческого марксизма в противоположность марксизму догматическому.

Прежде чем наложить основные положения сталинского учения о социалистическом государстве, необходимо обратить внимание и на ряд важнейших и имеющих исключительное значение методологических положений, которыми пронизано учение товарища Сталина о государстве. Их можно кратко сформулировать в следующих нескольких пунктах.

Первое — правильное понимание тех или иных теоретических положений невозможно в отрыве от исторических условий, в каких эти положения вырабатываются.

Второе — правильное понимание роли и значения государства при социализме, в переходный период от социализма к коммунизму и при коммунизме возможно лишь при учете всех условий, всей обстановки, в которых живет и развивается данное государство.

Третье — общие теоретические формулы при всей своей правильности не могут иметь безусловного, раз навсегда данного значения.

Четвертое — общие формулы марксизма о государстве при коммунизме, бесспорные в качестве общих руководящих положений, не исключают самостоятельной разработки теории Маркса — Энгельса применительно к особенностям разных стран и периодов. Теория государства, как и всякая научная теория, «требует учета конкретно данных исторических условий, учета практического опыта, конкретизации на его основе и улучшения общих теоретических положений».

Пятое — учение о государстве должно исходить из неизбежности изменения и развития государственных форм, из необходимости изменения самих задач и функций государства.

В сталинском учении о государстве важное место занимает вопрос о механизме государства, о материальных силах государства. Одна из важнейших заслуг товарища Сталина в разработке теории социалистического государства заключается в том, что он особое внимание обратил на механизм государства, его рычаги, его методы и приемы государственного управления.

Товарищ Сталин дополнил указания Маркса и Энгельса об орудиях власти государства указанием конкретно на разведку, которая наряду с армией, карательными органами характеризует понятие о государстве. Без ясного представления о механизме капиталистических государств невозможно разоблачение коварных методов их подрывной, интервенционистской деятельности. Товарищ Сталин учит нас познавать материальные силы и средства враждебного нам капиталистического окружения, предостерегая нас от недооценки механизма враждебных нам государств.

Не случайно троцкистско-бухаринские бандиты как раз всячески стремились тормозить изучение таких вопросов, как вопрос о механизме капиталистического государства и его наиболее острых органов, какими являются карательные органы и в первую очередь разведка. Факты, вскрывшиеся в ходе нашей борьбы по выкорчевыванию троцкистско-бухаринских, буржуазно-националистических и прочих агентов разведок некоторых иностранных государств, говорят о большой роли, которую играют эти разведки во враждебной деятельности соответствующих государств против СССР, в их коварных планах подготовки ударов в спину.

Товарищ Сталин также обратил особое внимание на роль и значение механизма нашего социалистического государства и его разведки.

Товарищ Сталин по-новому поставил вопрос о развитии социалистического государства, по-новому поставил вопрос о функциях государства. Учение товарища Сталина о функциях социалистического государства является гигантским шагом вперед в развитии марксистско-ленинской теории государства. Товарищ Сталин показал, что всем предшествующим государствам — рабовладельческому, феодальному, капиталистическому — присущи дне основные функции: внутренняя — держать в узде эксплоатируемое большинство и внешняя — расширять территорию своего господствующего класса или защищать свою территорию от нападения враждебных государств. При этом внутренняя функция есть главная функция, а внешняя — второстепенная, не главная.

Товарищ Сталин, опираясь на принципы марксизма, с исключительной, гениальной отчетливостью формулирует учение о функциях всякого вообще государства и об особых функциях социалистического государства.

Товарищ Сталин, говоря о необходимости разрушения победившим пролетариатом старой буржуазной государственной машины, подчеркивает, что из этого факта не вытекает отсутствие у нового государства некоторых функций старого государства, хотя и измененных применительно к потребностям пролетарского государства.

Нельзя представлять себе дело так, что у социалистического государства нет функций, внешне сходных с функциями капиталистических государств. Это повлекло бы за собой грубую ошибку, в частности по вопросу о разведке. Это привело бы к такому выводу, что методы, которые применяются иностранными государствами и их разведками, не могут быть применимы в советском государстве. Но это неправильно. Некоторые методы, которые применяют капиталистические разведки против Страны советов, может применять советское государство против своих врагов. Принципиальное различие между нашим и буржуазным государством не исключает возможности сохранения в новом государстве некоторых функций старого государства, хотя и в измененном виде.

Товарищ Сталин на XVIII съезде партии говорил:

«Чтобы свергнуть капитализм, необходимо было не только снять с власти буржуазию, не только экспроприировать капиталистов, но и разбить вовсе государственную машину буржуазии, ее старую армию, ее бюрократическое чиновничество, ее полицию, и поставить на ее место новую пролетарскую государственность, новое социалистическое государство. Большевики, как известно, так именно и поступили. Но из этого вовсе не следует, что у нового пролетарского государства не могут сохраниться некоторые функции старого государства, измененные применительно к потребностям пролетарского государства. Из этого тем более не следует, что формы нашего социалистического государства должны остаться неизменными, что все первоначальные функции нашего государства должны полностью сохраниться и в дальнейшем. На самом деле формы нашего государства меняются и будут меняться в зависимости от развития нашей страны и изменения внешней обстановки». Это указание товарища Сталина в высшей степени важно. Ленин предвидел, что переход от капитализма к коммунизму не может не дать разнообразия политических форм при одной и той же сущности — диктатуре пролетариата. Это подчеркивает и товарищ Сталин. Но, продолжая дальше мысль Ленина, товарищ Сталин показывает, как изменяются политические формы пролетарской диктатуры, как изменяются функции социалистического государства.

Сравните функции социалистического государства во второй его фазе с его функциями в первой фазе, и вы увидите здесь весьма важные различия.

Если функция хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной работы государственных органов не получила в первой фазе еще серьезного развития, то, наоборот, во второй фазе она получает полное развитие. Теперь, как указывает товарищ Сталин, основная задача нашего государства внутри страны состоит в хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной работе.

Далее, во второй фазе вместо функции военного подавления внутри страны, которая была одной из основных функций советского государства первой фазы, появилась функция охраны социалистической собственности от воров и расхитителей народного добра. Функция военной защиты страны от нападений извне сохранилась полностью. Деятельность органов военной защиты сочетается с деятельностью карательных и разведывательных органов, которые своим острием обращены не вовнутрь страны, а вовне ее, против внешних врагов.

Некоторые склонны думать, что вторая фаза уже исчерпана, поскольку товарищ Сталин, характеризуя ее, говорит, что она определяется временем от ликвидации капиталистических элементов города и деревни до полной победы социалистической системы хозяйства и принятия новой Конституции.

Так думать было бы неправильно, так как вторая фаза развития советского государства еще далеко не исчерпана. Товарищ Сталин, закапчивая анализ советского государства во вторую фазу, говорит: «Как видите, мы имеем теперь совершенно новое, социалистическое государство, не виданное еще в истории и значительно отличающееся по своей форме и функциям от социалистического .государства первой фазы»[7].

Ясно, что в настоящее время мы имеем еще вторую фазу нашего социалистического государства.

Все функции, которыми характеризуется вторая фаза в развитии социалистического государства, — функция внешней защиты, функция охраны социалистической собственности, функция хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной работы — должны неустанно укрепляться нами изо дня в день.

В своем учении о государстве товарищ Сталин дал исчерпывающий ответ на важнейший вопрос об условиях отмирания государства. В нашей периодической литературе в прошлом нередко встречались заявления, что пролетарское государство начинает отмирать с первых же дней Октябрьской революции. Такие выступления, конечно, шли только на пользу врагам советского государства. Нам необходимо всемерное укрепление государства. Нужно всячески бороться с протаскиванием вражеских для нашего дела идей о немедленном отмирании государства.

В нашей периодической литературе вопрос обычно трактовался так, что высшая фаза коммунизма при всех и всяких условиях несовместима с существованием государства. Товарищ Сталин дал на этот счет ясные и отчетливые указания, полностью исчерпывающие этот вопрос.

В докладе на историческом XVIII съезде ВКП(б) товарищ Сталин сказал:

«Мы идем дальше, вперед, к коммунизму. Сохранится ли у нас государство также и в период коммунизма?

Да, сохранится, если не будет ликвидировано капиталистическое окружение, если не будет уничтожена опасность военных нападений извне. При этом понятно, что формы нашего государства вновь будут изменены, сообразно с изменением внутренней и внешней обстановки.

Нет, не сохранится и отомрет, если капиталистическое окружение будет ликвидировано, если оно будет заменено окружением социалистическим.

Так обстоит дело с вопросом о социалистическом государстве».

Маркс и Энгельс, говоря об отмирании государства, исходили из правильной для того времени перспективы об одновременной победе социализма в важнейших капиталистических странах. При разрешении вопроса об отмирании государства не ставился в силу этого вопрос о капиталистическом окружении, не принимался во внимание по той же причине и международный фактор.

Маркс и Энгельс, решая вопрос об отмирании государства, исходили из условий внутреннего развития социалистического общества, из такого положения, при котором рост производительных сил этого общества, высокий уровень культурного развития его граждан, изобилие продуктов, отсутствию классовых различий, коммунистическая сознательность людей обеспечат возможность обходиться без внешне принудительных органов регулирования общественных отношений. В таком обществе некого будет подавлять как класс. В таком обществе не нужно будет и государство. Ленин, открыв закон неравномерности экономического и политического развития капитализма в условиях империализма, вывел из этого закона положение о невозможности одновременной победы социализма во всех странах и о возможности и неизбежности первоначально победы социализма в одной или нескольких странах.

В своих статьях «Военная программа пролетарской революции» и «О лозунге «разоружения» Ленин делает указание на то, что пролетариат сможет выбросить на слом всякое свое оружие, следовательно и государство, лишь после того, как он обезоружит буржуазию во всем мире.

Как указывает товарищ Сталин, Ленин имел в виду во второй части своей знаменитой книги «Государство и революция» разработать и развить дальше теорию государства, опираясь на опыт существования советской власти в нашей стране. Но смерть помешала Ленину выполнить эту задачу.

Эту задачу блестяще выполнил великий продолжатель дела Ленина — Иосиф Виссарионович Сталин.

В новых условиях борьбы советского государства против своих врагов на основе гигантского обобщения практики социалистического строительства товарищ Сталин по-новому поставит вопрос о государстве, его значении и роли в социалистическом строительстве, в организации коммунистического общества, о значении государства в переходный период от социализма к коммунизму и в период коммунизма. Энгельс в «Эльберфельдских речах» писал:

«В коммунистическом обществе никому не придет в голову думать о постоянной армии. Да и зачем? Для охраны внутреннего спокойствия страны? Но мы уже видели, что никому и в голову не придет нарушать это внутреннее спокойствие»[8]. Энгельс говорил о ликвидации при коммунизме постоянной армии, о ненужности ее, ибо оборонительную войну, если такая понадобится, будет с энтузиазмом вести сам вооруженный народ. Это правильно, конечно. Борьба, которую ведет СССР с нарушающими наши границы врагами, говорит о том, что энтузиазм свободного народа — это величайшая сила. Но в наших условиях из этого обстоятельства нельзя делать вывод, что нам не нужна постоянная армия. Наоборот, постоянная армия необходима потому, что изменилась самая военная техника и военное искусство требует к себе иного отношения. Сейчас военное искусство требует к себе отношения как к серьезной и большой специальности, серьезной и сложной профессии.

Товарищ Сталин, подводя итог анализу общей формулы Энгельса об условиях отмирания государства, говорит, что «…нельзя распространять общую формулу Энгельса о судьбе социалистического государства вообще на частный и конкретный случай победы социализма в одной, отдельно взятой стране, которая имеет вокруг себя капиталистическое окружение, которая подвержена угрозе военного нападения извне, которая не может ввиду этого отвлекаться от международной обстановки и которая должна иметь в своем распоряжении и хорошо обученную армию, и хорошо организованные карательные органы, и крепкую разведку, следовательно, должна иметь свое достаточно сильное государство, — для того, чтобы иметь возможность защищать завоевания социализма от нападения извне» [9]. Величайшей заслугой товарища Сталина является то, что он создал цельное учение о социалистическом государстве, о фазах его развития, о его задачах, о методах его деятельности, о его функциях. Учение товарища Сталина о социалистическом государстве представляет собой замечательный всемирно-исторического значения вклад в марксистско-ленинскую науку вообще, в марксистско-ленинскую науку о государстве в частности.

Товарищ Сталин поднял на новую высоту марксистско-ленинское учение о государстве и вооружил нашу партию, весь наш народ, трудящиеся массы всего мира великолепным победоносным теоретическим оружием, пользуясь которым, мы победим в строительстве нашего коммунистического общества.

[1] Энгельс, Развитие социализма от утопии к науке, стр. 42—43, Госполитиздат, 1938 г.
[2] Маркс и Энгельс, Соч., т. XXVII, стр. 304.
[3] И. Сталин, Три года пролетарской диктатуры, Сборник «Ленин и Сталин», т. II, стр. 327, Партиздат, 1936.
[4] Ленин, Соч., т. XXI, стр. 257.
[5] Краткий курс истории ВКП(б), стр. 177.
[6] Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 35, 11-е изд.
[7] Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 606, изд. 11-е.
[8] Маркс и Энгельс, Соч., т. III, стр. 277, ГИЗ, 1929.
[9] Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 603, 11 -е изд.

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru