1929 год - год великого перелома

Рубинштейн Н.Л.

«Всесоюзное совещание руководителей кафедр марксизма-ленинизма», 1941, с.151-173

В истории нашей партии есть годы, которые являются важнейшими гранями, поворотными этапами исторического развития. Эти поворотные этапы подтверждают известный закон диалектики — «переход медленных количественных изменений в быстрые и внезапные качественные изменения». Постепенные, исподволь нарастающие изменения в экономике, в производственных отношениях, в сознании людей — все это проявляется в бурном движении масс, возглавляемом партией большевиков, и дает новое состояние, новое качество.

Свыше десяти лет отделяют нас от такого поворотного этапа е истории партии и в истории нашей страны. 1929 год вошел в историю не только Советского Союза, но и в историю человечества, по определению товарища Сталина, как «год великого перелома».

1929 год — не просто поворотный этап, не просто переломный год, это год великого перелома потому, что в это время совершился поворот к решительному наступлению социализма по всему фронту, решительный перелом в области производительности труда, исторический поворот середняка в сторону колхозов, поворот к массовому колхозному движению и к ликвидации кулачества как класса на базе сплошной коллективизации.

Каковы же предпосылки этого великого перелома, его содержание и его историческое значение?

Партия в 1926 году стала организовывать массы на борьбу за осуществление сталинского лозунга социалистической индустриализации страны, подготовленной победоносным завершением восстановительного периода. В кратчайший срок в итоге восстановительного периода были залечены раны, нанесенные народному хозяйству империалистической войной и интервенцией, был достигнут довоенный уровень народного хозяйства. Но этот довоенный уровень, которого мы достигли к началу периода борьбы за социалистическую индустриализацию, был уровнем отсталой страны.

Требуется немалое усилие, чтобы представить себе сейчас нашу страну такой, какой она была в 1926—1928 годах, всего 12—14 лет тому назад, страну без Днепрогэса, без Магнитогорского комбината, Харьковского и Челябинского тракторных заводов, без сотен и тысяч мощных предприятий, выросших за годы сталинских пятилеток.

«Наша страна, — по выражению товарища Сталина, — переживала тогда период жесточайшего голода: в области техники» [1]. Определяющим для сельского хозяйства страны в те годы было наличие 25 млн. раздробленных крестьянских хозяйств. К весне 1928 года в колхозах было всего 1,7% общего количества крестьянских хозяйств. Тракторов было очень немного. В 1928 году насчитывалось 13 тракторных колонн (МТС были созданы позднее), причем эти колонны состояли, как правило, из маломощных фордзонов. Тракторные колонны обрабатывали площадь в 76 тыс. га, примерно площадь среднего, не особенно большого района на юго-востоке нашей страны.

В 1928 году техническое вооружение сельского хозяйства СССР составляло 4,6 млн. косулей я сох и 14 млн. конных плугов; три четверти всей посевной площади в Союзе засевалось рукой, из лукошка и, наконец, почти половина всего урожая обмолачивалась таким примитивным орудием, как цеп. Достаточно сказать, что в конце 1928 года было вынесено решение:

«Соху ликвидировать в течение 3 лет», причем указывалось, что «замена сохи плугом есть одно из проявлений прогрессивных течений в сельскохозяйственном машиностроении» [2]. Даже тогда, когда в результате огромных усилий, в результате борьбы партии под руководством товарища Сталина был завершен восстановительный период, наша страна оставалась еще технически отсталой.

Эта техническая отсталость сказалась и на оборонной мощи нашей страны. Тов. Ворошилов, выступая на I съезде колхозников-ударников, дал наглядную картину военного оснащения Красной Армии до года великого перелома.

«Мы были, — говорил он, — плохо или во всяком случае недостаточно вооружены, гораздо хуже, чем армии крупных капиталистических государств.

…Мы унаследовали от старой армии очень худое вооружение— и по качеству и по количеству. Была винтовка, был станковый пулемет, была трехдюймовка, было небольшое количество более тяжелых орудий, и этим в основном исчерпывалось все наше вооружение. В то же время наши возможные противники уже тогда имели… много дальнобойных тяжелых пушек, мощные гаубицы, много танков, прекрасную авиацию, химические войска, богатейшие средства связи, инженерные войска, могущественный морской флот и много других вещей, созданных для того, чтобы драться и побеждать» [3].

Что же было достигнуто в экономике нашей страны за первые три года периода социалистической индустриализации? Что дало возможность партии и советской власти подготовить и организовать бурное движение народных масс в год великого перелома? Поворот трудящихся масс крестьянства к социализму подготовлен был всем предыдущим ходом развития, в первую очередь развитием социалистической индустрии и тех ее отраслей, которые снабжают деревню сельскохозяйственными машинами. Продукция промышленности и сельского хозяйства уже к концу 1927 года, превысила довоенный уровень. Удельный вес промышленности в народном хозяйстве к 1928/29 году составлял 48,7%, на несколько процентов выше довоенного уровни. Социалистический сектор в промышленности вырос с 81% в 1924—1925 годах до 86% в 1926— 1927 годах, вытеснив частный сектор.

Это означало, что в области промышленности вопрос «кто кого» предрешен в пользу социализма. Промышленность уже в самом начале периода индустриализации росла огромными, невиданными до того темпами. Достаточно сказать, что крупная социалистическая промышленность за 1927 год дала 18% прироста продукции по сравнению с 1926 годом.

В сельском хозяйстве дело обстояло иначе. Хотя в целом сельское хозяйство перевалило довоенный уровень, однако валовая продукция его главной отрасли — зернового хозяйства — достигла лишь 91% довоенного уровня, а товарная часть зерновой продукции едва доходила до 37% довоенного уровня.

В своем историческом выступлении «На хлебном фронте» товарищ Сталин показал причины такого положения сельского хозяйства в нашей стране. До войны было около 16 млн. индивидуальных крестьянских хозяйств, а в результате ликвидации помещичьего землевладения имелось к 1928 году около 25 млн. крестьянских полупотребительских, малотоварных хозяйств. Они давали товарного хлеба всего лишь 11,2% всей суммы своей продукции. Основой хлебных затруднений в 1928 г. было медленное развитие товарности нашего сельского хозяйства при усиленном росте потребности в товарном хлебе. На XV съезде ВКП(б), вошедшем в историю как съезд коллективизации, партия, руководимая товарищем Сталиным, приняла решение о всемерном развертывании коллективизации сельского хозяйства. XV съезд ВКП(б) дал директиву о дальнейшем наступлении на кулачество.

Задача коллективизации сельского хозяйства была развита товарищем Сталиным в целом ряде исторических выступлений в 1928 году.

«Выход, — говорил товарищ Сталин в мае 1928 года, — состоит, прежде всего, в том, чтобы перейти от мелких, отсталых и распыленных крестьянских хозяйств к объединенным, крупным, общественным хозяйствам, снабженным машинами, вооруженным данными науки и способным произвести наибольшее количестпо товарного хлеба. Выход — в переходе от индивидуального крестьянского хозяйства к коллективному, к общественному хозяйству в земледелии» [4].

Главная задача, которую поставил товарищ Сталин перед партией, перед всеми трудящимися, было — ускоренными темпами перевооружить, перестроить нашу промышленность. В этом был ключ к укреплению оборонной мощи страны социализма, находящейся в капиталистическом окружении. В этом был ключ к социалистической реконструкции сельского хозяйства.

Эта великая задача требовала накопления средств, требовала жертв, жесточайшей экономии во всем.

«Необходимо было поэтому, — говорил товарищ Сталин, — вооружиться крепкими нервами, большевистской выдержкой и упорным терпением, чтобы преодолеть первые неудачи и неуклонно итти вперед к великой цели, не допуская колебаний и неуверенности в своих рядах» [5].

Партия, следуя директивам XV съезда ВКП(б), опираясь прочно на бедноту и укрепляя союз с середняком, в 1928 году перешла в решительное наступление против кулачества, которое было окрылено выступлениями правых против партии Ленина — Сталина. Бой кулачеству был дан по самому острому вопросу — по вопросу о хлебе, потому что в это время кулаки организовали хлебную стачку, отказываясь продавать Советскому государству накопившиеся у них излишки хлеба. Товарищ Сталин говорил, что кулацкая хлебная стачка была первым серьезным в условиях нэпа выступлением капиталистических элементов деревни против советской власти. Кулаки прятали, гноили хлеб, продавали его по спекулятивным ценам, убивали партийных и советских работников, поджигали колхозы и государственные ссыпные пункты. Партия и правительство в 1928 году применили по отношению к кулакам чрезвычайные меры. На основании статьи 107 Уголовного Кодекса у кулаков и спекулянтов, которые отказывались продавать Советскому государству хлеб по твердым ценам, конфисковались по суду хлебные излишки. Был повышен сельскохозяйственный налог на кулаков. Одновременно 35% маломощных крестьянских хозяйств освобождались от сельскохозяйственного налога. 25% конфискованного кулацкого хлеба получала беднота.

Кулацкое сопротивление было сломлено, и к концу 1928 года Советское государство уже располагало необходимым запасом хлеба. Решающей предпосылкой великого перелома было укрепление рядов нашей партии. Партия успешно разоблачила троцкистов-зиновьевцев и правых капитулянтов, реставраторов капитализма, злейших врагов партии и народа. Троцкистско-зиновьевский блок в конце 1927 года был идейно разбит и разгромлен организационно; троцкисты-Зиновьевны превратились в клику политических двурушников, в банду подлых врагов народа.

В 1928—1929 годах партией под руководством товарища Сталина был нанесен жесточайший удар правым капитулянтам, правым реставраторам. В «Кратком курсе истории ВКП(б)» говорится, что кулацкая душа правых капитулянтов не выдержала именно тогда, когда мы стали наступать на кулака; тогда правые реставраторы стали открыто выступать в защиту кулачества.

«…Бухаринско-рыковская группа, выступившая против партии в связи с переходом партии в наступление на кулачество, не имела уже возможности маскировать свое капитулянтское лицо и вынуждена была защищать реакционные силы нашей страны и, прежде всего, кулачество — открыто, без прикрас, без маски» [6]. Зимой 1928 года, разбив сопротивление правых капитулянтов, партия провела в жизнь сталинские директивы о разгроме хлебной стачки кулаков. Партия под руководством товарища Сталина нанесла удар правым на апрельском пленуме ЦК ВКП(б) 1928 года, когда Бухарин, Рыков и прочие атаманы правых капитулянтов, оперируя провокационным письмом Фрумкина, требовали снижения расходов на капитальное строительство, т. е. прекращения развития тяжелой, индустрии, отказа от развития колхозов и совхозов, что дало бы возможность безграничного развития кулацкого хозяйства.

Товарищ Сталин разоблачил гнусные маневры правых на VI конгрессе Коминтерна и показал партии и Коминтерну предательскую позицию правых капитулянтов и в международных вопросах.

Исключительное значение имел разгром правых летом 1928 года в московской организации, где реставраторы капитализма развернули подрывную работу, которая заключалась в панических «информациях» о трудностях, в попытках всячески восстановить московскую организацию против ЦК партии. Правые проповедывали уступки кулачеству; Бухарин и его контрреволюционная школка, Угланов и другие выступали против развития тяжелой индустрии, против Днепростроя, за перемещение средств из тяжелой промышленности в легкую. Москва, утверждали правые, .должна остаться «ситцевой». Подрывная работа правых облегчалась тем, что они уже в это время создали конспиративную организацию, в которую входил Ягода и др. Повторяя попытки троцкистов в 1920 и 1923 годах, правые хотели внести разложение в ряды большевиков столичной партийной организации. Но их расчеты провалились. Предупрежденные товарищем Сталиным, московские большевики выбросили из своих рядов капитулянтов.

«Победа правого уклона в нашей партии, — говорил товарищ Сталин на пленуме МК и МКК в октябре 1928 года, — развязала бы силы капитализма, подорвала бы революционные позиции пролетариата и подняла бы шансы на восстановление капитализма в нашей стране» [7].

Правые полностью перешли, как и троцкисты, на позиции политического двурушничества: нанявшись на службу иностранным разведкам, они стали проводить подрывную работу против партии и советской власти, против народа.

Осенью 1928 года Рыков и Бухарин, еще раньше связанные с главарями троцкиетов-зиновьевцев, дали своим агентам директиву усилить контрреволюционную работу. Рыков говорил участнику право-троцкистского блока, немецкому шпиону Чернову: «Вы, Чернов, являетесь наркомторгом Украины, сидите на весьма ответственном участке работы. Ваша задача заключается в том, чтобы …добиться озлобления середняка путем распространения на середняцкие массы деревни тех репрессивных мер, которые правительством установлены были по отношению к кулакам. Углубляйте перегибы, озлобляйте середняка». В это же самое время Бухарин дал задание другому участнику контрреволюционной организации правых, старому провокатору Иванову: «Нашей задачей является Северный Кавказ превратить в русскую Вандею».

Разоблачение партией под руководством товарища Сталина гнусных маневров правых капитулянтов сыграло огромную роль в мобилизации рабочего класса и бедняцко-середняцкого крестьянства на выполнение задач социалистической индустриализации страны и коллективизации.

Чрезвычайно важно было то, что товарищ Сталин разоблачил реставраторскую сущность, кулацкое содержание теориек правых капитулянтов.

Кулак ратовал за мирное, безмятежное развитие своего хозяйства, за свободу капиталистического накопления. На помощь кулаку приходила бухаринская «теория» «мирного врастания кулака в социализм и затухания классовой борьбы». Кулак ожесточенно боролся против совхозов и колхозов. Выражением чаяний кулака являлась «теория самотека». Кулак всеми способами протестовал против деления населения деревни на бедняков, середняков и кулаков, и в этом ему помогали правые капитулянты с их контрреволюционной «теорией», будто крестьянство является однородной, сплошной середняцкой массой. Кулаки добивались безостановочного повышения хлебных цен. Выражением этого требования кулачества явилась бухаринско-рыковская, кулацкая «теория нормализации рынка».

Вся сущность этих хитросплетений правых капитулянтов стала ясна благодаря историческим выступлениям товарища Сталина.

Партия под руководством товарища Сталина успешно разоблачила и разгромила троцкистско-бухаринскую контрреволюционную банду и повела массы по пути социалистической индустриализации страны, по пути коллективизации сельского хозяйства.

* * *

Что же означала для рабочего класса, для трудящегося крестьянства политика социалистической индустриализации страны? Уже начальный период социалистической индустриализации означал новую, гораздо большую, чем в восстановительный период, консолидацию рабочего класса. В самом деле, количество рабочих в одной лишь крупной промышленности увеличилось за один год — с 1926/27 до 1927/28 —с 2439 тыс. до 2632 тыс., или почти на 1200 тыс., а все количество работников физического труда выросло на 335 тыс. Безработица сокращалась. Если раньше в семье рабочего был часто только один работник, то теперь и остальные члены семьи стали участвовать в производстве. Улучшилось материальное положение трудящихся. Реальная заработная плата рабочих неуклонно росла. Рос бюджет социального страхования. Значительно повысилась рождаемость и снизилась смертность, особенно детей.

Рост социалистической промышленности означал также рост народного дохода. Это обстоятельство было подчеркнуто товарищем Сталиным в его докладе на XVI съезде партии. Доля кулаков и городских капиталистов в народном доходе неуклонно и быстро снижалась. В 1927/28 году она была равна 8,1%, в 1928/29 году — 6,5%, а в 1929/30 году — всего 1,8%. Капиталисты, нэпманы и кулаки все более и более вытеснялись из общественного производства.

Социалистическая кооперация достигла почти монопольного положения в нашей торговле. Если в 1925/26 году еще встречались вывески частников, то в 1928/29 году эти вывески стали уже исчезать. Несмотря на то, что около 25% продуктов сельского хозяйства из-за недостатков в работе кооперации рабочие вынуждены были еще приобретать на частном рынке, все же им гораздо меньше, чем раньше, приходилось покупать у частника.

Рабочий класс на деле видел огромные завоевания, которых он добился под руководством партии Ленина — Сталина.

Социалистическая индустриализация развивалась на основе укрепления независимости нашей страны от капиталистических стран, без кабальных займов, без концессий. Рабочий класс видел, как партия заботливо охраняет его интересы. Удар по кулаку, нанесенный в 1928 году разгромом кулацкой хлебной стачки, имел непосредственное, реальное значение для рабочего класса. Товарищ Сталин говорил, что на спекуляцию кулачества по линии взвинчивания цен на хлеб партия ответила таким ударом, который отбил охоту у кулаков угрожать голодом рабочим и Красной Армии. В 1929 году страна обошлась без импортного хлеба, и все же не было перебоев в снабжении хлебом.

Рабочий класс видел, как партия охраняет интересы пролетарской диктатуры, интересы рабочего класса, разоблачая и громя шахтинцев и всю компанию вредителей — агентов международного капитала, врагов рабочего класса, подготовлявших новую интервенцию. Трудящиеся нашей страны видели, что партия ведет беспощадную борьбу с защитниками реакционных сил в нашей стране, с правыми капитулянтами, реставраторами капитализма.

Рабочий класс горячо откликнулся на призыв партии к усилению темпов социалистической индустриализации, он поддержал партию в ее борьбе против правых реставраторов капитализма. Сталинские лозунги о большевистской самокритике, чистке советского аппарата, борьбе с бюрократизмом, чистке партии и чистке профсоюзного аппарата, о перестройке всех наших организаций были встречены трудящимися с огромным удовлетворением.

Лозунг большевистской самокритики, выдвинутый товарищем Сталиным еще на XV съезде партия, был им развит в борьбе с правыми капитулянтами. В докладе на активе московской организации о работе апрельского пленума ЦК ВКП(б) в 1928 году товарищ Сталин говорил:

«Самокритика нужна нам, как воздух, как вода… Пусть партия, пусть большевики, пусть все честные рабочие и трудящиеся элементы нашей страны вскрывают недостатки нашей работы, недостатки нашего строительства, пусть намечают пути ликвидации наших недостатков для того, чтобы в нашей работе и в нашем строительстве не было застойности, болота, гниения, для того, чтобы вся наша работа, все наше строительство улучшалось изо дня в день и шло от успехов к успехам» [8].

Товарищ Сталин подчеркнул, что особая актуальность лозунга самокритики объясняется тем, что сопротивление нашему классовому наступлению резко обострилось, и поэтому

«…нужно поскорее освобождаться от наших ошибок и слабостей… если мы хотим укрепить революцию и встретить врагов во всеоружии» [9].

2 июня 1928 года ЦК ВКП(б) издал обращение о самокритике. В обращении говорилось, что рабочий класс в союзе с массой крестьянства, приступив к развитию нового строительства, сталкивается с давлением международного капитализма и с сопротивлением кулачества, вредителей, с бюрократизмом, косностью и волокитой.

В обращении, далее, указывалось, что в профсоюзных и партийных организациях рабочий класс тоже наталкивается иногда на гниль, чиновническое перерождение, распущенность, пьянство, злостное невнимание к нуждам масс, чванливое угодничество и подхалимство к «верхам», невежество, косность, консерватизм и рутину. Обращение призывало самым решительным образом вовлечь массы в дело социалистического строительства, организовать проверку и контроль всего аппарата со стороны миллионных масс, очистить аппарат от всех негодных элементов, развернуть самокритику, невзирая на лица, последовательно проводить внутрипартийную и профсоюзную демократию, бороться с бюрократизмом, смелее выдвигать лучших рабочих на руководящую работу.

Началась ускоренная перестройка рядов армии социалистического наступления.

Эта перестройка нашла яркое выражение в декабре 1928 года на VIII съезде профсоюзов. Правые реставраторы пытались использовать профсоюзы как орудие против социалистического наступления. Достаточно сказать, что за 1928 год на президиуме ВЦСПС не обсуждался ни один крупный производственный вопрос. Когда снизу шли предложения повернуть профсоюзы лицом к производству, правые капитулянты во главе с Томским не только отбрасывали эти предложения, но выталкивали из профессиональных организаций их инициаторов.

На VIII съезде профсоюзов партия разгромила правых. Во главе профессионального движения стал т. Л.М. Каганович. Во всех низовых профсоюзных организациях началась перестройка. Из профсоюзов стали изгонять правых оппортунистов, бюрократов и прочие враждебные элементы.

«Каждый рабочий почувствовал, — говорил т. Каганович, — что дело идет об очищении профсоюзов от всего гнилого, рутинного» [10].

Большой подъем вызвало в массах решение о проведении чистки советского аппарата. Из государственного аппарата было вычищено более 50 тыс. бюрократов и других враждебных элементов.

В ходе чистки выяснилось, что в советских организациях было немало злостных врагов советской власти. В одном Кубанском округе в 1929 году было вычищено 800 с лишним человек только из аппарата суда, милиции, соцстраха, биржи труда. Среди вычищенных можно было найти, например, бывшего генерал-майора Андреева, в прошлом интенданта Петербургского военного округа, активного петлюровца и гетманца, который оказался в должности… культработника профсоюза грузчиков; встречались бывшие гофмейстеры, шталмейстеры, охранники. Вся эта нечисть усилиями масс снизу, под руководством партии была вычищена из государственного аппарата.

Одновременно велась большая работа по выдвижению рабочих. Так, с весны 1929 по март 1930 года профсоюзы одном только Московской области выдвинули на руководящую работу в советские, Кооперативные и другие организации более 3 тыс. рабочих и работниц.

Развернувшаяся самокритика помогла вскрыть ряд гнойников, как например, астраханское дело, где было установлено сращивание советского аппарата с частником. Меньшим по масштабу, по не менее характерным являлось кашинское дело. Оно воочию показало, что означают на практике правые «теории». В Кашине (ныне Калининской области) в руководящем аппарате засело правое кулацкое руководство. В Кашинском районе на 15 тыс. дворов насчитывалось лишь 13 мелких колхозов. Совхоз «Шепели» был при активной помощи кулацкого руководства поделен на крупные хутора, причем часть хуторов оказалась во владении бывших помещиков. В торговле был взят, как говорили атаманы правых капитулянтов, курс на «здорового частника». Комиссия, обследовавшая район, обнаружила «трогательное» содружество частника и кооперации. Так, в одном магазине торговали полюбовно продавец частника и продавец кооперации; они имели одного кассира и «по-братски» делили выручку.

Аппарат кооперативной торговли был также засорен. Там нашли себе пристанище попы. В Кашинском городском совете из 59 членов было 11 лишенцев; членами профсоюза коммунальников состояли бывший князь Урусов, купец Охлобыстин, бывший заводчик и урядник. Самокритика была зажата.

Когда партия с помощью рабочих, бедноты и середняков разгромила правых капитулянтов в Кашинском районе, то там с огромной быстротой двинулось вперед колхозное движение.

Правые капитулянты были разоблачены и разгромлены ЦК ВКП(б) также в Самаре, Саратове, Вологде, Владивостоке, в целом ряде других областей, причем повсюду рабочие массы, бедняцкое и середняцкое крестьянство, колхозники активно участвовали в разоблачении и в разгроме правых реставраторов капитализма.

Рабочий класс со всей ясностью сознавал, что улучшение его положения, упрочение пролетарской диктатуры неразрывно связаны с политикой партии, со сталинской политикой социалистической индустриализации страны.

Поэтому рабочий класс, идя на тяжелые жертвы, одобрял и поддерживал политику партии, помогал партии « борьбе с врагами социализма — с правыми капитулянтами. Рабочий класс твердо верил в успех генеральной линии партии Ленина — Сталина.

Что означала политика партии в период социалистической индустриализации для бедняцко-середвяцкого крестьянства? Товарищ Сталин в апреле 1929 года указывал, что в 1926 году

«…крестьянство враждебно относилась к совхозам, а колхозы третировало оно как ни к чему ненужную «коммунию». А теперь? Теперь — дело другое. Теперь имеются у нас уже целые слои крестьянства, глядящие на совхозы и колхозы, как на источник помощи крестьянскому хозяйству семенами, улучшенным скотом, машинами, тракторами. Теперь подавай только машины и тракторы, дело колхозов пойдет вперед усиленным темпом» [11].

Что же благоприятствовало перелому в сознании бедняцко-середняцких масс крестьянства?

Во-первых, развитие сельскохозяйственной кооперации, которая приучала индивидуального крестьянина к коллективному ведению дела.

В 1929 году т. Андреев, который был в то время секретарем Северокавказского крайкома, докладывал в ЦК партии о выполнении решения ЦК ВКП(б) по работе в деревне на Северном Кавказе. Доклад этот представляет прекрасную иллюстрацию к тем предпосылкам великого перелома, о которых говорил товарищ Сталин. В 1928 году сельскохозяйственная кооперация на Северном Кавказе охватывала уже 50% крестьян вместо 29% в 1926 году. С. сельскохозяйственной кооперацией был связан целый ряд мероприятий, направлявших бедняцко-середняцкие массы крестьянства на путь коллективного, артельного производства. Так, в Северокавказском крае в 1929 году партийная организация создала институт агроуполномоченных, насчитывавший 32 тыс. человек. Это был Низовой актив, который способствовал улучшению сельскохозяйственного производства, поднимал и объединял массы крестьянства. В производственные совещания на Северном Кавказе в 1929 году в деревне было вовлечено свыше 100 тыс. человек.

Вторым обстоятельством, благоприятствовавшим перелому в сознании крестьянских масс, перелому в экономике села, были успехи контрактации сельскохозяйственной продукции. Контрактация связала сельскохозяйственное производство с городом; она также была связана с производственными мероприятиями в деревне. Например, в Северокавказоком крае в 1929 году 42% всей посевной площади края было законтрактовано государством.

В-третьих, наличие хорошо организованных колхозов давало крестьянину возможность проверить преимущество коллективных форм хозяйства перед индивидуальным хозяйством. В 1927/28 году в колхозах было 445 тыс. крестьянских хозяйств, а в 1928/29 году— 1040 тыс.

В-четвертых, важную роль играло наличие совхозов, вооруженных новой техникой. Совхозы убедили крестьянина, как говорил товарищ Сталин, в преимуществе и силе новой техники. В политическом отчете XVI съезду партии товарищ Сталин предупреждал, что было бы ошибочным в совхозах видеть лишь источник хлебных ресурсов.

«На самом деле совхозы с их новой техникой, с их помощью окружающим крестьянам, с их невиданным хозяйственным размахом явились той ведущей силой, которая облегчила поворот, крестьянских масс и двинула их на путь коллективизации» [12].

В докладе т. Андреева содержатся интересные иллюстрации к этому положению. На Северном Кавказе совхоз «Хуторок» и МТС, которая была при нем организована, подняли 8 тыс. га крестьянской земли, организовали ряд колхозов. Совхоз «Гигант» распахал близлежащие крестьянские земли. За сортовыми семенами, за племенным скотом, за сельскохозяйственной машиной, за советом агронома бедняцкое и середняцкое крестьянство обращаюсь в совхозы.

В-пятых, советское правительство получило возможность финансировать совхозы и колхозы в гораздо большем масштабе, нежели раньше. В 1927/28 году пролетарским государством было отпущено на финансирование колхозов 76 млн. руб., в 1928/29 году — 170 млн. руб., а в следующем году — 473 млн. руб. В декабре 1928 года был принят закон правительства, по которому колхозы в первую очередь наделялись землей, получали льготы по сельскохозяйственному налогу, в первую очередь снабжались машинами, удобрениями, сельскохозяйственным кредитом; проводилось внеочередное землеустройство колхозов — все это было записано в законе советского правительства и стало известно широчайшим массам бедняцко-середняцкого крестьянства.

Шестым и наиболее важным обстоятельством было создание ускоренными темпами индустриальной базы для технического перевооружения сельского хозяйства. Товарищ Сталин подчеркивал, что советская власть — первая власть в мире, которая оказывает систематическую и длительную производственную помощь трудящемуся бедняцко-середняцкому крестьянству.

Наконец, седьмым фактором явилась политика решительной борьбы с кулачеством и разгром саботажа кулачества во время хлебозаготовок в 1928—1929 годах, ставивших кулацкое хозяйство под контроль бедняцко-середняцких масс.

Кулаков, говорится в «Кратком курсе истории ВКП(б)», советское правительство разбило и пригнуло к земле на радость миллионным массам крестьянства.

Поражение кулачества в открытом бою сыграло огромную роль. Товарищ Сталин говорил, что мы добились политического просвещения бедняцко-середняцкого крестьянства в 1928—1929 годах и колхозное движение пошло более уверенными, более быстрыми темпами.

Так, на протяжении полутора-двух лет после XV съезда партии бедняцко-середняцкое крестьянство убедилось в правильности лозунга коллективизации, приняло его как свой лозунг, поддержало борьбу партии с правыми реставраторами и ответило на лозунг коллективизации массовым поворотом в сторону социализма. Важнейшая роль в подготовке великого перелома принадлежала руководству партии, сталинским идеям.

Исторические выступления товарища Сталина — доклад на XV съезде (1927 г.), беседа «На хлебном фронте», речь на октябрьском пленуме МК и МКК (1928 г.) «О правой опасности в ВКП(б)», речь на апрельском пленуме ЦК ВКП(б) (1929 г.) и другие выступления товарища Сталина — подняли на огромную высоту марксистско-ленинскую теорию строительства социализма, теорию классовой борьбы и диктатуры пролетариата, показали пути и конкретные задачи социалистической индустриализации и коллективизации сельского хозяйства.

Товарищ Сталин показав причины обострения классовой борьбы. «Социализм, — говорил товарищ Сталин в своей речи на апрельском пленуме ЦК ВКП(б) в 1929 году, — успешно наступает на капиталистические элементы, социализм растет быстрее капиталистических элементов, удельный вес -капиталистических элементов ввиду этого падает, и именно потому, что удельный вес капиталистических элементов падает, капиталистические элементы чуют смертельную опасность и усиливаю свое сопротивление» [13].

Товарищ Сталин разбил, разгромил вдребезги все выступления правых капитулянтов, злейших врагов партии и советской власти.

Сталинские идеи указывали партии, рабочему классу и бедняцко-середняцкому крестьянству перспективы классовой борьбы, они сыграли огромную мобилизующую роль в деле решения задач социалистической индустриализации и коллективизации сельского хозяйства. Сталинские идеи и сталинское руководство социалистическим строительством подготовили год великого перелома.

* * *

С ростом и укреплением партии большевиков и Советского государства росло и крепло плановое руководство народным хозяйством нашей страны.

В апреле 1929 года XVI партконференция приняла первый пятилетний план, который являлся программой решительного наступления социализма по всему фронту.

Основная задача пятилетки состояла в том, чтобы, превращая СССР в страну индустриальную, вытеснить до конца капиталистические элементы, расширить фронт социалистических форм хозяйства и создать экономическую базу для уничтожения классов в СССР, для построения социалистического общества.

Самое принятие и утверждение пятилетнего плана было завоеванием партии в борьбе с правыми капитулянтами и их союзниками, которые спустя 1—2 года были разоблачены как деятели «промпартии», участники «ТКП» — контрреволюционной эсеровско-кулацкой организации, участники контрреволюционной организации меньшевиков.

Партия разгромила все попытки предателей сорвать темпы индустриализации и закабалить страну иностранному капиталу. «'Минимальный» план правых капитулянтов, рассчитанный на то, чтобы сократить и обкарнать ассигнования на дело индустрии, был отвергнут. По инициативе товарища Сталина на XVI партконференции был принят оптимальный, т. е. наивысший, план первой пятилетки как обязательный при всяких условиях. Пятилетний план предусматривал вложения в народное хозяйство в сумме 64,6 млрд. руб., из них по обобществленному сектору — около 47 млрд. руб., в том числе в промышленность вместе с электрификацией— 19,5 млрд. руб. План намечал утроение довоенных размеров промышленной продукции.

Становым хребтом первой сталинской пятилетки являлась ее строительная программа. Половина всех капиталовложений промышленности шла на новое строительство в промышленности и на транспорте. Первый пятилетний план предусматривал напряженный, бурный темп развития социалистической индустрии. Условием выполнения пятилетнего плана — об этом говорилось в выступлениях товарища Сталина и в решениях XVI партконференции — было развернутое наступление социализма на капиталистические элементы по всему фронту как в городе, так и в деревне.

Уже первые шаги первой сталинской пятилетки показали, чего может добиться рабочий класс, когда в его руках — государственная власть, когда он ведет народное хозяйство по плановому принципу, когда вся работа >по реализации пятилетки строится на основе огромного трудового подъема широких народных масс.

Товарищ Сталин указывал, что основным моментом года великого перелома явился решительный перелом в области производительности труда. Перелом этот выразился в развертывании творческой инициативы и в новом трудовом подъеме масс. К мобилизации творческой инициативы масс были направлены все усилия партии большевиков. Трудовой подъем 1929 года, как весеннее половодье, охватил рабочий класс. Социалистическое соревнование, начавшееся по инициативе комсомольцев завода «Красный выборжец» в Ленинграде, с быстротой бурного потока охватило всю страну, все фабрики и заводы, перебросилось в деревню.

Вскоре началось заключение межфабричных и межзаводских договоров на социалистическое соревнование. 8 апреля в Твери был заключен договор текстильщиков Твери, Иванова, Москвы. Вступили в социалистическое соревнование кожевники, металлисты, электрики и; рабочие других отраслей промышленности.

Выполнение и перевыполнение производственного плана, всемерное ускорение темпов индустриализации, борьба с прогулами и прогульщиками, борьба с простоями — вот основные моменты, которые включались в договоры социалистического соревнования.

XVI конференция ВКП(б) приняла обращение ко всем рабочим и трудящимся Советского Союза о социалистическом соревновании. В этом замечательном документе со всей силой было подчеркнуто значение первого пятилетнего плана для решения исторических задач, стоящих перед трудящимися нашей страны. Обращение призывало к массовой инициативе и пробуждению творческой энергии масс. В обращении говорилось, что партия и рабочий класс в борьбе за выполнение пятилетнего плана должны дать сокрушительный отпор классовым врагам, бюрократам, правым капитулянтам.

В обращении говорилось, что социалистическое соревнование и пятилетка неразрывно связаны между собой.

«Под знаком выполнения этих задач пролетариат СССР идет в дальнейшее наступление на классовых врагов пролетарской диктатуры. Партия зовет всех пролетариев, всех трудящихся городи и деревни с еще большей энергией под ленинским знаменем ВКП(б) развернуть борьбу за индустриализацию СССР, за социализм» [14].

Обращение XVI конференции ВКП(б) способствовало еще большему развертыванию социалистического соревнования, поставило дело соревнования на надежные рельсы.

20 января 1929 года впервые была опубликована статья Ленина «Как организовать соревнование». Эта замечательная статья, написанная в 1918 году, через десятилетие — в 1929 году — сыграла огромную роль. Трудящиеся вчитывались в пламенные слова великого гения пролетарской революции. Статья была напечатана во всех газетах, издана массовым тиражом; некоторые профсоюзные организации сами размножали статью Ленина и раздавали ее рабочим.

В мае был опубликован другой исторический документ — предисловие товарища Сталина к книге «Соревнование масс». Этот документ сыграл такую же важную роль, как и статья Владимира Ильича.

Товарищ Сталин в своем предисловии с замечательной глубиной указал на значение социалистического соревнования. Социалистическое соревнование есть

«…коммунистический метод строительства социализма на основе максимальной активности миллионных масс трудящихся… Соревнование есть тот рычаг, при помощи которого рабочий класс призван перевернуть всю хозяйственную и культурную жизнь страны на базе социализма» [15].

Далее товарищ Сталин указывал, что задача социалистического соревнования состоит в том, чтобы разбить

«…бюрократические путы, открыть широкое поприще для развертывания энергии и творческой инициативы масс, выявить колоссальные резервы, таящиеся в недрах нашего строя, и бросить их на чашку весов в борьбе с нашими классовыми врагами, как внутри, так и вне нашей страны» [16].

Товарищ Сталин подчеркивай, что главное —- это выявить и мобилизовать огромные резервы, скрытые в массах, открыть широкое поприще для творческой инициативы масс; что

«…социалистическое соревнование есть выражение деловой революционной самокритики масс, опирающейся на творческую инициативу миллионов трудящихся» [17].

Эти резервы социализма, которые таились в недрах масс, широко раскрылись в 1929 году.

Социалистическое соревнование принимало самые разнообразные формы. На ленинградском заводе имени К. Маркса зародился встречный промфинплан, который был основан на творческой инициативе масс, на том, чтобы, учитывая скрытые ресурсы социалистического соревнования, противопоставить заданному промфинплану план еще более высокий, еще более мощный. Передовые рабочие стали подтягивать отсталые участки; зародились сквозные бригады, общественные буксиры, с помощью которых передовые заводы, фабрики, цехи подтягивали отстающих. Появились бригады ДИП — «догнать и перегнать капиталистические страны», которые повели к созданию замечательных советских станков марки «ДИП». Стало разрастаться по всей стране ударное движение, движение людей, которые показывали рекорды в деле выполнения промышленных планов. Ударное движение, распространяясь быстрыми темпами, вскоре охватило всю страну. На 1 марта 1930 года социалистическим соревнованием было охвачено не менее 2 млн. промышленных рабочих; более 1 млн. были ударниками. Трудовой подъем, подлинный героизм рабочего класса ломал все преграды, которые ставил движению классовый враг. Много было случаев травли, покушений, убийств ударников со стороны отдельных враждебных элементов, проникнувших на наши предприятия, случаев, порчи машин, выведения из строя целых агрегатов. Но мощь ударного движения опрокидывала сопротивление врага, сопротивление правых капитулянтов, бюрократов, волокитчиков, лодырей, срывщиков трудовой дисциплины.

Товарищ Сталин говорил, что массы «…считают дело соревнования своим собственным, родным делом» [18]. Это было именно так. В Ленинграде на Пролетарском заводе т. Слободчиков, рабочий с большим производственным стажем, задумался над тем, какие можно мобилизовать ресурсы, чтобы ускорить темпы строительства социализма. Он пришел к выводу, что было бы хорошо всем рабочим по СССР отработать один праздничный день в пользу социалистической индустриализации. Тов. Слободчиков поделился мыслями со своими товарищами, работавшими на этом заводе, и встретил поддержку с их стороны. Его предложение охватило вскоре все ленинградские заводы, затем перекинулось в другие города, и 6 августа 1929 года, в день индустриализации, не было в стране такого завода и фабрики, такого цеха или агрегата, где бы в этот праздничный день не вертелись колеса, не работали станки. Огромный, невиданный трудовой подъем охватил массы. Замечательно сказано в «Кратком курсе истории ВКП(б)», что

«История еще не знала такого гигантского размаха нового промышленного строительства, такого пафоса нового строительства, такого трудового героизма миллионных масс рабочего класса.

Это был подлинный трудовой подъем рабочего класса, развернувшийся на основе социалистического соревнования» [19].

Рабочий класс, как указывал товарищ Сталин, шел на этот трудовой подъем для того, чтобы окончательно похоронить капитализм и построить в СССР социализм.

Рабочий класс, в особенности передовые рабочие — ударники, показал невиданные в истории примеры трудового героизма. На Магнитострое комсомольцы с пением ночами выходили на ударную работу. Когда нужно было при 40-градусном морозе монтировать железные конструкции, то впереди шли комсомольцы, а за ними — остальная молодежь. Ярко рассказывал об этом героизме Максим Горький:

«Я видел эту молодежь на месте действия в 1928 году, когда среди огромного голого поля лишь кое-где торчали железные скелеты будущего гиганта, создаваемого энергией этой молодежи в тучах пыли, оглушительном грохоте железа, в скрежете и шорохе камнедробилок, бетономешалок».

На строительстве Сталинградского тракторного завода артели строителей, пришедшие из деревень, грозили уйти из-за невыдачи спецовок. Тогда 19 молодых рабочих, смоливших в жестокий мороз полы в механосборочном цехе, написали замечательный документ начальнику строительства: «Спецодежды ввиду нашей сознательности не брать, а отдать ее тем рабочим, которые на завод только пришли, чтобы у них не создалось плохое отношение к работе».

В год великого перелома, как и в годы гражданской войны, на передовые позиции шли коммунисты и комсомольцы. Они были в первых рядах на строительстве Магнитостроя, Сталинградского тракторного завода, Днепростроя, на других стройках страны. Они показывали образцы ударной работы, они организовывали вокруг себя все более и более широкие массы рабочих.

Трудовой энтузиазм масс быстро дал свои результаты. Уже в первые месяцы социалистического соревнования на многих предприятиях был перевыполнен промфингтлан. «Мы сами не верим тому, чего мы достигаем», — писали рабочие Калининской газеты «Пролетарка». Были завоеваны невиданные в истории технические рекорды. На строительстве Сталинградского тракторного завода по плану американской фирмы установка железных конструкций механосборочного цеха должна была продолжаться 163 дня. Управление строительством дало срок 62 дня, на деле соревнующиеся рабочие закончили установку в 28 дней. Это дало возможность правительству сократить срок постройки Сталинградского тракторного завода на 8 месяцев, и завод был построен в рекордно короткий срок — 11 месяцев.

28 апреля 1930 года, на 17 месяцев раньше срока, был пущен Турксиб — железная дорога протяжением в 1442 км. Были достигнуты замечательные рекорды на строительстве Днепрогэс. Годовая программа бетонных работ была установлена в 300—350 тыс. куб. м. Управление строительством предложило 417 тыс. куб. м, коллектив рабочих, инженеров, техников, служащих — 500 тыс. куб. м, на деле было уложено 518 тыс. куб. м. Американские инженеры-консультанты, которые считали эти нормы технически абсолютно невыполнимыми, выражали свое искреннее удивление и восхищение достигнутым результатом.

Перевыполнение производственных планов стало массовым явлением, и на съезде ударников в декабре 1929 года отчеканился лозунг, который шел снизу, — лозунг выполнения пятилетки в четыре года. Известно, что этот лозунг был блестяще осуществлен.

Надо представить себе воочию Советский Союз в то время. В таких произведениях, как «Поднятая целина» Шолохова, «Время, вперед!» Катаева, «Люди из захолустья» Малышкина, мы находим художественное отображение этих замечательных дней. Вся страна как бы стала одной огромной строительной площадкой. Днепрострой, Магнитострой, Кузнецкстрой, Уралмашстрой, Комбайнострой, Сельмашстрой были не просто названиями строек, а лозунгами, мобилизовавшими широкие массы. На этих стройках шла борьба за большевистские темпы, против оппортунистов, против классовых врагов. Там завоевывались новые рекорды производительности труда. Это был подлинный фронт, фронт борьбы с классовым врагом, фронт борьбы за социализм.

Пятилетний план стал необычайно популярен в массах. Появились карты первой пятилетки; эти карты, где было намечено строительство создаваемых заводов и фабрик, получили широкое распространение в стране. Показатели пятилетки зажигали сердца людей. В каждом районе, в каждой области думали о том, как ускорить темпы, где можно и нужно организовать новое строительство. Когда т. Куйбышев на ноябрьском пленуме ЦК ВКП(б) в 1929 году выступил с докладом о контрольных цифрах, то участники пленума перебивали его .репликами с мест: «как ЦЧО?», «предусмотрен ли в контрольных цифрах Липецк?», «как с Киевом?». На столах кабинетов секретарей райкомов появились образцы ископаемых, графики, диаграммы, схемы и сводки о выполнении плана пятилетки на различных участках социалистического строительства. Сводки вошли в наш быт, в нашу жизнь. Один иностранный экономист, побывавший в то время в Советском Союзе, записал в своем дневнике: «Миллионы людей внезапно превратились в статистиков». Это было именно так, потому что преданность генеральной линии партии, преданность делу Ленина — Сталина стала проверяться сводками о выполнении промфинплана, о выполнении плана строительства. В 1918 году Владимир Ильич писал, что статистика из «казенной науки», какой она является в условиях капитализма, станет при социализме народной наукой. При помощи ее каждый сможет убедиться, какая коммуна лучше строит социализм. Эти великие слова сбылись.

Пятилетний план не был равнодействующей, равняющейся на узкие места, как того добивались правые предатели. План был обязательной директивой социалистического наступления, директивой, рассчитанной на преодоление трудностей, на разгром классовых врагов, капитулянтов. Коммунист мог считаться коммунистом, комсомолец — комсомольцем, ударник — ударником только в том случае, если он выполнял и перевыполнял план.

Партия в борьбе за выполнение народнохозяйственного плана развернула огромную массовую работу в самой гуще рабочего класса. Лозунг о том, что судьба лромфинплана решается внизу, в цехе, в бригаде, у станка, стал одним из важнейших организационных лозунгов.

Большое значение в развертывании массового движения сыграла наша печать. Достаточно сказать, что общий разовый тираж газет к XVI съезду партии вырос с июня 1929 года, всего за девять месяцев, на 100 % и достиг 24 млн. экземпляров! Газеты поднимали на щит ударников, клеймили прогульщиков, капитулянтов, публиковали сводки о выполнении производственных планов.

В год великого перелома изменился в корне самый быт советских людей. Самыми популярными в стране стали слова «темпы», «ударники».

Жизнь страны в год великого перелома изменилась, потому что изменилось отношение к труду. Стала внедряться социалистическая дисциплина труда, невиданная в истории.

Борьбу с прогульщиками, лодырями стали нести сами рабочие. Из гущи рабочих масс поступали требование пересмотреть производственные нормы в сторону их повышения. Так, например, рабочие и работницы фабрики № 42 в Москве писали: «Настоящим просим в порядке соцсоревнования и понимая, что это необходимо, пересмотреть нормы в сторону увеличения». «Прошу снизить расценки с гаек, так как на них установлены расценки очень большие», — писал рабочий Люберецкого завода, комсомолец Зеленой. Таких заявлений было много по всей стране.

Теперь труд, как говорил товарищ Сталин, из зазорного и тяжелого бремени, каким он был при капитализме, стал превращаться «в дело чести, дело славы, дело доблести и геройства». Это и двинуло вперед темпы развития всей нашей страны.

При капитализме труд не оценивается с точки зрения его действительного значения для развития общества. Социалистическое общество впервые в истории стало оценивать труд в его действительном значении для развития общества, для развития производительных сил. Это и обусловило быстрые темпы строительства социализма.

Трудовой подъем явился, как указывал товарищ Сталин, первыми основным достижением года великого перелома.

Вторым достижением в год великого перелома было разрешение в основном проблемы накопления для капитального строительства тяжелой промышленности. Без кабальных займов, без концессий мы накопили такие средства, что могли взять ускоренные темпы развития производства средств производства, и создали предпосылки для превращения нашей страны в страну металлическую, о чем в свое время говорил Ленин. В 1927/28 году доля производства средств производства в промышленности, которая планировалась ВСНХ, составляла 42,7%, в 1928/29 году — 44,6, а в 1929/30 году — 48%. Рост промышленности за 1929 год перекрыл наметки первой пятилетки.

Третьим достижением года великого перелома, достижением, органически связанным с первыми двумя достижениями, был поворот бедняцко-середняцких масс крестьянства от старого, капиталистического, к новому, социалистическому пути развития, перелом в развитии нашего земледелия от мелкого и отсталого индивидуального хозяйства к крупному, передовому, коллективному.

«В колхозы, — говорил товарищ Сталин, — идут крестьяне не отдельными группами, как это имело место раньше, а целыми селами, волостями, районами, даже округами. А что это значит? Это значит, что в колхозы пошел середняк» [20].

Бедняки и середняки воочию увидели материальные средства артельной работы, работы по-новому: на село пришли тракторы. Вот что писала «Правда» о появлении первых тракторов:

«Первый выезд тракторной колонны произвел огромное впечатление. На соседних полях крестьяне бросали плуги и сохи и шли смотреть, как трактор полосовал почву».

В 1929 году по инициативе товарища Сталина былb созданы первые машинно-тракторные станции, а на 1929/30 год уже проектировалась организация 132 машинно-тракторных станций. МТС стали опорными пунктами коллективизации.

Дело коллективизации под руководством партии пошло так быстро вперед потому, что его взяли в свои руки передовые рабочие Советской страны. За 1928 год, когда у руководства профессиональным движением стояли правые капитулянты, в деревню было послано из города всего около полутора тысяч человек. Правые капитулянты, как известно, боролись против колхозов. С чего бы они стали укреплять их? В 1929 году, после разгрома правых в деревню было послано из города 10700 человек, а в 1930 году — около 75 тыс. человек, из них 25 тыс. передовых рабочих из Москвы, Ленинграда, Иванова и других крупнейших промышленных центров нашей страны. Посылка лучших рабочих в деревню превратилась в огромную политическую кампанию.

Количество рабочих, которые хотели поехать в деревню, намного превысило все первоначальные наметки. Московская область по предварительным наметкам должна была послать в деревню 6 тыс. человек, а заявления подали 18 тыс. рабочих.

Передовые пролетарии, которые прошли замечательную школу на заводе, помогли бедняцко-середияцкому крестьянству организовать колхозы, сломить и ликвидировать кулика на основе сплошной коллективизации.

На XVI съезде партии т. Каганович привел интереснейший документ — письмо, посланное красными партизанами Центрально Черноземной области в ЦК ВКП(б). Партизаны писали: «Приветствуем ЦК партии и благодарим за двадцатипятитыснчинка т. Несчастного, который выслан для смычки города с деревней, которым работает 3 месяца и проявил действительную преданность делу социализма и привлек на свою сторону красных партизан, актив бедноты и всех колхозников. Просим ЦК партии давать побольше и нашу деревню таких рабочих от станка».

В художественной литературе запечатлен яркий образ двпдцатипятитысячника: стоит лишь вспомнить рабочего-путиловца слесаря Давыдова из «Поднятой целины» Михаила Шолохова.

Массовое движение бедноты и середняков, направленное к строительству колхозов, встречало на своем пути ожесточенное сопротивление кулака и его агентуры — правых предателей. Классовая борьба в деревне принимала острую форму кулацкого террора против организаторов колхозов, против передовых колхозников. В одном селе кулаки вывесили «расписание» поджогов домов колхозных активистов. В газетах нередко публиковались сообщения, подобные следующему: «В Октябрьском сельсовете выстрелом в голову убит член совета т. Григорьев. Убийство произошло во время заседания сельской комиссии содействия хлебозаготовкам в присутствии многочисленных крестьян и представителя области. Заряд — смесь меди, свинца и гвоздей — был предательски пущен из обреза кулацким бандитом».

Однако мощная антикулацкая лавина колхозного движения смела сопротивление кулаков и правых капитулянтов.

Даже те колхозы, которые организовались, еще не имея директоров, на основе обобществления старого крестьянского сельскохозяйственного инвентаря, — их товарищ Сталин метко называл колхозами, представляющими «так сказать, мануфактурный период колхозного строительства», — даже эти колхозы, давали тройным эффект. Посевная площадь колхозов составляла м 1928 году 1390 тыс. га, в 1929 году — 4262 тыс. га, в 1930 году колхозы уже запланировали распашку 15 млн. га. В 1929 году колхозы и совхозы произвели не меньше 400 млн. пудов хлеба, из коих более 130 млн. пудов товарного хлеба. Это было уже больше того количества товарного хлеба, что давали кулаки в 1927 году. Появилась «…материальная база для того, чтобы заменить кулацкое производство производством колхозов и совхозов» [21].

15 декабря 1929 года «Правда» опубликовала исторический документ— это была первая сводка о ходе сплошной коллективизации на Северном Кавказе.

***

С лютой злобой и ненавистью смотрели империалисты на события, происходившие в Советском Союзе. Борьба международного капитализма против СССР резко обострилась в 1929 году. Причину этого обострения тогда же вскрыл товарищ Сталин:

«Рушится и превращается в прах последняя надежда капиталистов всех стран, мечтающих о восстановлении капитализма в СССР, — «священный принцип частной собственности» [22]. Стремясь спасти этот принцип капиталистического строя, империалисты усилили дипломатическую, военную и иную подготовку интервенции против СССР. Они пытались изолировать Советскую страну, «готовили» общественное мнение в Европе и Америке, распространяя всевозможные фальшивки, сея клевету о «советском демпинге», организуя именем папы римского крестовый поход против СССР. Крупный деятель католической церкви кардинал Фаульхабер, призывая в одной из своих проповедей в Мюнхене к антисоветскому крестовому походу, говорил: «На наших глазах разыгрывается страшная трагедия. Это попытка большевизма править страной без бога… водворить культуру без веры в существование души и загробную жизнь, а народное хозяйство — без частной собственности».

Усилиями английских, французских и японских империалистов был подготовлен конфликт на Китайско-Восточной железной дороге. Англо-французские штабы по указанию своих правительств решили прощупать боеспособность Красной Армии, прочность советской власти. Известно, что Красная Армии дала беспощадный отпор войскам японские агентов — белокитайским милитаристам. Подъем широких масс трудящихся во время конфликта на, КВЖД показал, что советский народ готов защитить свою родину от любого врага.

***

Значение года великого перелома определено в исторической статье товарища Сталина «Год великого перелома» и в «Кратком курсе истории ВКП(б)». Год великого перелома означал, как говорится в «Кратком курсе истории ВКП(б)», крупнейшие успехи социализма в промышленности, первые серьезные успехи в сельском хозяйстве, поворот середняка в сторону колхозов, начало массового колхозного движения.

Назрела задача ликвидации кулачества как класса на основе сплошной коллективизации сельского хозяйства.

27 декабря 1929 года в речи на конференции аграрников-марксистов товарищ Сталин выдвинул эту задачу. Начался тот перелом, о котором в «Кратком курсе истории ВКП(б)» сказано:

«Это был глубочайший революционный переворот, скачок из старого качественного состояния общества в новое качественное состояние, равнозначный по своим последствиям революционному перевороту в октябре 1917 года». Это была революция, произведенная «…сверху, по инициативе государственной власти, при прямой поддержке снизу со стороны миллионных масс крестьян, боровшихся против кулацкой кабалы, за свободную колхозную жизнь.

Она, эта революция, одним ударом разрешила три коренных вопроса социалистического строительства:

а) Она ликвидировала самый многочисленный эксплуататорский класс в нашей стране, класс кулаков, оплот реставрации капитализма.

б) Она перевела с пути единоличного хозяйства, рождающего капитализм, на путь общественного, колхозного, социалистического хозяйства самый многочисленный трудящийся класс в нашей стране, класс крестьян.

в) Она дала Советской власти социалистическую базу в самой обширной и жизненно необходимой, но и в самой отсталой области народного хозяйства — в сельском хозяйстве.

Тем самым были уничтожены внутри страны последние источники реставрации капитализма и вместе с тем были созданы новые, решающие условия, необходимые для построения социалистического народного хозяйства» [23].

Эта революция, произведенная сверху, по инициативе государственной власти, по инициативе партии Ленина — Сталина и поддержанная миллионными массами снизу, подготовлялась всем ходом исторического развития, но нужны были особые причины, нужны были особые предпосылки для того, чтобы она развернулась и началась в 1929 году.

Статья товарища Сталина «Год великого перелома», опубликованная в день XII годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, 7 ноября 1929 года, показала перспективы развития нашей страны. Эта статья заканчивается известными словами: «Мы идем на всех парах по пути индустриализации - к социализму, оставляя позади нашу вековую «расейскую» отсталость. Мы становимся страной металлической, страной автомобилизации, страной тракторизации. И когда посадим СССР на автомобиль, а мужика на трактор, — пусть попробуют догонять нас почтенные капиталисты, кичащиеся своей «цивилизацией». Мы еще посмотрим, какие из стран можно будет тогда «определить» в отсталые и какие в передовые» [24].

Движение народных масс, великий перелом, наступивший в 1929 году был организован партией большевиков под руководством товарища Сталина. Сталинские идеи мобилизовали трудящихся, организовали их на борьбу с классовым врагом и его агентурой. Сталинские идеи, овладевая массами, становились материальной силой, преобразовывали Советскую страну. Товарищ Сталин не только указывал перспективы строительства социализма, пути борьбы и побед. Он практически руководил великой стройкой. Недаром в кабинете товарища Сталина висела сводка о ходе строительства Сталинградского тракторного завода, недаром повседневно направлял товарищ Сталин работу на всех важнейших участках фронта социалистического наступления. Под водительством товарища Сталина партия вела трудящиеся массы к победе социализма.

21 декабря 1929 года страна отмечала 50-летие со дня рождения товарища Сталина. Этот день стал демонстрацией любви и преданности трудящихся своему вождю.

1929 год — первый год первой сталинской пятилетки, год великого перелома — был на исходе. Начинался новый, 1930 год. Страна шла к новым боям, к новым победам социализма!

[1] Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 487, изд. 11 -е.
[2] Орджоникидзе, Избранные статьи и речи, стр. 292, Госполитиздат, 1939
[3] Ворошилов, Статьи и речи, стр. 540—541, Госполитиздат, 1937 г.
[4] Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 188, изд, 11-е.
[5] Там же, стр. 488.
[6] Краткий курс истории ВКП(б), стр. 280.
[7] Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 208—209.
[8] «Правда» от 18 апреля 1928 г.
[9] «Правда» от 26 июня 1928 г.
[10] XVI съезд ВКП(б), Стенографический отчет, стр. 63, 1931 г.
[11] Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11 -е, стр. 245.
[12] Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 10-е, стр. 373.
[13] Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 230.
[14] ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов,, конференций и пленумов, ч. II, стр. 365, 1936 г.
[15] Ленин и Сталин, О социалистическом соревновании стр. 113, 1937 г
[16] Там же.
[17] Там же.
[18] Ленин и Сталин, О социалистическом соревновании, стр. 114.
[19] Краткий курс истории ВКП(б), стр. 284.
[20] Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 272.
[21] Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 292.
[22] Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 273.
[23] Краткий курс истории ВКП(б), стр. 291—292.
[24] Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 274.

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru