«Диалектический материализм», уч. пособие, 1954 г. изд.

§10. Познаваемость мира и его закономерностей

«Диалектический материализм», 1954, с.380 - 428

1. Коренная противоположность материализма
идеализму в вопросе о познаваемости мира

Основной вопрос философии - вопрос об отношении мышления к бытию - имеет, как известно, дне стороны. Во-первых, необходимо выяснить, что является первичным - сознание или материя. Во-вторых, необходимо ответить на вопрос: «В состоянии ли наше мышление познавать действительный мир, можем ли мы в наших представлениях и понятиях о действительном мире составлять верное отражение действительности?» [1].

Маркс и Энгельс разоблачили идеалистов, отвергавших возможность познания материального мира, и разработали качественно новую диалектико-материалистическую теорию познания. В трудах Ленина и Сталина теория познания марксизма была обогащена новыми важными положениями и выводами. Марксистская теория познания выдвинула на первый план вопросы о роли практики в познании мира, о диалектике самого процесса познания.

Марксистская теория познания исходит из того, что материя является источником ощущений, а ощущения являются отображением бытия, отображением материи в сознании человека. Она отвергает утверждение философов-идеалистов о существовании так называемых «вещей в себе», будто бы абсолютно непознаваемых. В противоположность идеализму марксистский философский материализм утверждает, что мир познаваем. Проверенные практикой, опытом знания людей о законах природы являются достоверными, объективно истинными.

Марксистский философский материализм утверждает, что процесс познания неисчерпаем, поскольку всегда в бесконечной природе наряду с уже познанными предметами и явлениями имеются ещё не познанные предметы и явления. Однако эти предметы и явления познаются всё глубже в ходе общественно-производственной деятельности людей и развития наук.

Критика идеалистического отрицания возможности познания мира. Философский идеализм либо открыто отрицает возможность познания мира и его закономерностей, либо, на словах признавая познаваемость мира, на деле ведёт к агностицизму. «Агностик - слово греческое: a значит по-гречески не; gnosis - знание. Агностик говорит: не знаю, есть ли объективная реальность, отражаемая, отображаемая нашими ощущениями, объявляю невозможным знать это…» [2]. Объективные идеалисты на словах признают познаваемость мира. Но они же утверждают, что в процессе познания человек познаёт не природу, а некий «мировой дух», т. е. бога. Субъективные идеалисты объявляют ощущение или мышление единственными объектами познания. Следовательно, все разновидности идеализма так или иначе оспаривают возможность познания человеком материального, т. е. существующего вне и независимо от сознания, мира. В отрицании идеалистами познаваемости мира и в утверждении материалистами возможности познания мира обнаруживается коренная противоположность материализма и идеализма в вопросах теории познания.

Агностики вроде субъективного идеалиста Юма утверждали, что люди знают только свои ощущения, а всё, что находится за пределами ощущений, абсолютно непознаваемо. По мнению агностиков, человек не может «выпрыгнуть» за пределы ощущения. Поэтому агностик Юм предлагал, например, совсем устранить вопрос о том, существует ли что-нибудь за пределами человеческих ощущений.

В отличие от Юма Кант допускал существование «вещей в себе», вещей вне нас, и это было известной уступкой материализму. Когда же Кант объявлял эту «вещь в себе» непознаваемой, «потусторонней», существующей вне пространства и времени, то здесь он выступал как идеалист и агностик, как сторонник и пропагандист поповщины.

Агностицизм - составная часть реакционного, буржуазного, идеалистического мировоззрения - глубоко враждебен науке. В условиях загнивания капитализма, смертельно боясь роста сил мира, демократии и социализма, идеологи империалистической буржуазии особенно широко пропагандируют агностицизм, отрицают познаваемость мира и объявляют ненаучными достоверные знания, проверенные практикой. Если в XVIII столетии агностик Кант заявлял, что он ограничил знание с целью уступить место вере, то современные агностики из империалистического лагеря призывают к полному подчинению науки религии.

«Обоснованию» ограниченности человеческого разума и познания, утверждениям о бессилии науки, открытой проповеди мистики посвящаются многочисленные «труды» в США, Англии и других империалистических странах, Агностицизм, неверие в возможность познания мира, находит своё выражение уже в самих названиях этих «трудов»: «Пределы науки», «Восстание против разума» и др. В вышедшей в Париже в 1951 г. книжке Г. Марселя «Люди против человеческого» автор заявляет, что первая обязанность философа состоит будто бы в том, чтобы доказать наличие абсолютно непознаваемых областей действительности.

Буржуазные философы оправдывают использование научных знаний лишь в интересах извлечения максимальной прибыли, но отказывают науке в праве проникать в глубокую сущность явлений и открывать объективные законы природы. Пока буржуазия использовала в борьбе с феодальным строем объективные экономические законы, идеологи буржуазии пытались открывать эти законы. Примером могут служить экономические воззрения классиков английской буржуазной политической экономии Адама Смита и Давида Рикардо. Хотя эти экономисты не могли раскрыть законов капиталистического способа производства, однако они стремились научно подойти к экономической жизни общества.

Объективные закономерности общественного развития в период XVII - XVIII вв. не противоречили историческим устремлениям буржуазии. Когда же производственные отношения капитализма перестали соответствовать характеру производительных сил, тогда само признание действия объективных законов развития общества стало считаться бунтарским. Материализм был объявлен причиной всех социальных потрясений буржуазного общества, а понятие объективного закона стало означать крамолу. Отрицание объективно-исторической закономерности и познаваемости общественных явлений характеризует всю буржуазную социологию начиная с середины XIX в. и по сие время.

В конце XIX и начало XX в. печальную славу на поприще отрицания познаваемости общественных явлений приобрели Риккерт и Виндельбанд в Германии, в наше время Богардус, Дьюи и др. в США, Рассел и Уолш в Англии.

В книге «Власть и личность» Б. Рассел говорит, что люди «подавлены великой бессознательной, безличной силой, которая осуществляет контроль над нами повседневно, делая нас рабами обстоятельств», и которую «мы не в состоянии познать».

В том же духе разглагольствуют реакционные социологи, апологеты субъективного идеализма, утверждающие, что «не существует познаваемой исторической необходимости». Американский мракобес Джордж Сантаяна считает историю и современное общество хаосом, в котором «господствует иррационализм».

Так буржуазные фокусники от социологии пытаются расправиться с общественной наукой, с объективными законами истории. Нетрудно понять, что это стремление социологов и политиков империалистической буржуазии изгнать объективные законы из истории или же объявить их непознаваемыми имеет классовую подоплёку, выгодно империалистам. Если нет объективных законов развития общества, значит будущее непознаваемо, неопределённо. И идеологи империализма обращаются к массам, уверяя, будто бы борьба за социализм, за свободу беспочвенна, не может дать результатов, а потому необходимо прекратить «бесцельную борьбу», «напрасную трату сил».

Подобные взгляды распространяют ныне правосоциалистические лидеры, использующие учение Канта для ревизии марксистской науки об обществе. Они всячески пытаются доказать, что общественная жизнь является непознаваемой, что к ней якобы неприменимо понятие закономерности, являющееся, по мнению кантианцев, чисто субъективной, логической конструкцией. Своё истолкование общественной жизни они направляют против марксистского положения о познаваемости объективных экономических законов, о неизбежности диктатуры пролетариату и победы социализма, против теории научного коммунизма,

Таким образом, классовый интерес буржуазии, ненависть буржуазии и её идеологов к коммунизму ведёт их к отрицанию познаваемости законов развития общества, к субъективизму и отрицанию возможности науки об обществе вообще.

Роль практики в познании мира. Производственная деятельность людей с самого начала возникновения человеческого общества является основой познания людьми внешнего мира. Успехи в развитии производительных сил общества служили первым подтверждением правильности знаний людей о внешнем мире и в то же время показывали действительное значение и роль производственной деятельности людей для познания мира и его закономерностей. Таким образом, ещё задолго до того, как появились идеалисты-агностики, отрицавшие познаваемость мира, практическая, общественно-производственная деятельность людей доказывала познаваемость мира и его закономерностей.

В противоположность идеализму все материалистические направления в философии враждебны агностицизму и утверждают познаваемость мира и его закономерностей. Однако метафизические материалисты не видели решающего средства борьбы против агностицизма, так как они не понимали значения общественно-производственной деятельности людей для познания мира. Домарксистские материалисты считали критерием правильности познания мира либо ощущения (сенсуалисты, эмпирики), либо разум (рационалисты), либо, наконец, чувства и разум, но не практику, не материальную, общественно-производственную деятельность.

Представители материалистического лагеря в философии часто стихийно обращались к практике, разоблачая агностицизм. Так, например, немецкий материалист Л. Фейербах, выступая против Канта и Юма, говорил о том, что эти философы с кафедры философии доказывают непознаваемость мира, а поглощая пищу у себя дома опровергают свой агностицизм. Но и Фейербах сводил практику только к непосредственно чувственной проверке данных мышления и не понимал роли общественного производства для процесса познания.

Великий русский революционер-демократ Н. Г. Чернышевский в борьбе против агностицизма ближе всех домарксовых материалистов подошёл к пониманию роли практики как критерия истины. «Что подлежит спору в теории, - писал он, - на чистоту решается практикою действительной жизни». «Практика, - писал Чернышевский, - великая разоблачительница обманов и самообольщений не только в практических делах, но также в делах чувства и мысли. Потому-то в науке ныне принята она существенным критериумом всех спорных пунктов» [3]. Однако Чернышевский не рассматривал практику как общественно-производственную деятельность людей. Марксизм впервые сознательно ввёл практику в теорию познания. Ленин писал: «Точка зрения жизни, практики должна быть первой и основной точкой зрения теории познания. И она приводит неизбежно к материализму, отбрасывая с, порога бесконечные измышления профессорской схоластики» [4].

Марксистский философский материализм противопоставил агностицизму научное, доказанное всей практикой человечества положение о познаваемости мира, указал пути познания мира и вооружил передовую науку мощным средством раскрытия объективных закономерностей природы и общественной жизни.

В борьбе против идеализма Маркс и Энгельс показали, что предпосылкой познания мира является существование мира и его закономерностей вне и независимо от сознания. Они показали роль практики, производственной деятельности, классовой борьбы в познании мира, включив практику в теорию познания как основу познания и как критерий достоверности знаний. Обосновав решающую роль общественной производственной деятельности для познания мира, Маркс и Энгельс дали науке острое оружие для познания законов развития объективного мира, для познания сущности явлений.

2. Сущность и явление

Диалектический материализм требует от науки - не скользить по поверхности явлений, а видеть сущность явлений, те глубинные процессы, которые сразу не заметны, однако определяют развитие событий.

Сущность - это внутренние органические связи в явлениях, устойчивые, повторяющиеся, определяющие направление и характер развития явлений природы и общества. Сущность выступает как объективный закон явлений. Знание этих объективных законов даёт возможность управлять явлениями.

Классики марксизма-ленинизма не раз указывали на то, что если бы сущность лежала на поверхности явлений и законы природы были бы сразу видны, то наука была бы не нужна, она была бы излишней. А между тем задача подлинной науки как раз и заключается в том, чтобы за явлениями открывать сущность, законы природы и общества.

В противоположность позитивистам-агностикам, которые утверждают, что нельзя в науке итти дальше описания явлений природы, диалектический материализм доказывает возможность и необходимость проникновения в глубокую сущность явлений. В противоположности кантианцам, которые отрывают явление от сущности и считают, что сущность принципиально непознаваема, потустороння, а явления чисто субъективны и являются продуктами нашего познавательного аппарата, - в противоположность всем этим антинаучным измышлениям диалектический материализм признает неразрывное единство сущности и явления, которые существуют в природе вне и независимо от нашего сознания.

Чтобы за внешним обликом явлений вскрыть их сущность, нужна деятельность мышления, опирающегося на данные ощущений и проверяемого практикой.

Законы природы и истории объективны, но это вовсе не значит, что они находятся на поверхности явлений и непосредственно открываются взору. Законы выражают не внешние, поверхностные, неустойчивые связи между явлениями, а соотношение и развитие основных сил в природе и обществе, закон - это естественная и историческая необходимость, это глубинные процессы, происходящие в недрах природы и общества. Поэтому необходимо проводить строгое различие между глубинными процессами развития и поверхностными явлениями. Наука потому и является наукой, а не досужим вымыслом, что открываемые ею законы суть законы, присущие самой объективной действительности. Раскрывая диалектику явления и сущности, Ленин писал о том, что сущность глубже, а явление богаче.

Сущность глубже, поскольку речь идёт о законах природы и общества, о наиболее глубоких внутренних связях, определяющих направление развития явлений. Сущность глубже потому, что она повторяется как общий закон развития во многих различных явлениях.

Явление богаче потому, что оно помимо общей многим явлениям одной и той же сущности всегда содержит и чисто индивидуальные моменты, присущие только данному явлению в отличие от других. Явление богаче своеобразием, спецификой выражения сущности. Явление богаче, поскольку в нём налицо единство существенного и преходящего, несущественного.

Например, сущностью социалистического соревнования в CCCP являются отношении сотрудничества и взаимопомощи свободных от эксплуатации людей. Эта сущность проявляется в самых разнообразных формах соревнования, проявляется индивидуально, богато, красочно. Всё многообразие форм соревнования есть проявление его социалистической сущности.

Отдельные открываемые наукой объективные законы явлений есть всегда проявление общих законов, охватывающих более широкий круг явлений в безграничной закономерно развивающейся материальной вселенной. В самой сущности предметов и явлений имеются противоречия, без чего нет развития.

Необходимо иметь в виду, что явления выражают вою сущность в одних условиях правильно, а в других извращённо, в «перевёрнутом», так сказать, виде, обманчиво. Так, например, при капитализме отношения людей в процессе производства проявляются в виде отношений самих вещей. За отношением вещей скрыты отношения людей. Эту действительную сущность социальных отношений буржуазная политическая экономия не могла вскрыть. Буржуазные экономисты наделяли сами вещи-товары особым свойством вступать в отношения друг с другом. Это вело к идеалистическим и даже религиозным представлениям о природе общественных отношений, товарного обращения и т. д. Маркс назвал это явление товарным фетишизмом. Товарный фетишизм-пример того, как явления иррационально выражают сущность.

Общественный характер процесса труда и общественная собственность на средства производства в CCCP исключают товарный фетишизм. Отсутствие товарного фетишизма и порождающих фетишизм социальных условий содействует массовому и всё более глубокому пониманию советскими людьми сущности общественных отношений страны социализма. Это, однако, не значит, что без научного раскрытия объективных законов экономического развития можно сразу постигать сущность экономических явлений в CCCP. Так, например, денежные расчёты при перераспределении средств производства между предприятиями по внешней форме напоминают товарные отношения, хотя средства производства в CCCP ужо не являются товарами по своей сущности.

Итак, мы видим, что объективный процесс развития предметов и явлений не прост; а сложен, содержит внутренние противоречия, представляет единство сущности и явлений.

3. Роль ощущений, абстрактного мышления
и языка в познании мира

Живое созерцание. Познание природы и общества человеком в ходе его общественно-производственной деятельности начинается с живого созерцания.

Уже в мире животных ощущения являются важным средством приспособления организмов к внешнему миру посредством их ориентировки в меняющейся внешней среде.

Выделение человека из животного мира, активное воздействие человека в процессе труда на внешний мир создало качественно новые условия для дальнейшего развития ощущений, а также для возникновения и развития мышления и речи. При этом важнейшим условием была материальная производственная деятельность людей. В ходе этой производственной деятельности люди с помощью орудий труда и своих органов чувств, мозга и речи узнавали всё новые свойства предметов и явлений вне него мира, учились управлять ими и ставить себе на службу, создавали необходимые для жизни общества материальные блага.

Человек получает многообразные ощущения от предметов внешнего мира. Эти ощущения являются чувственным отражением (копией, снимком, образом) тех объективно реальных свойств предметов внешнего мира, которые воздействуют на органы чувств человека и являются поэтому доступными для непосредственно-чувственного познания.

Объективные, существующие независимо от ощущений человека, физические, химические и т. п. свойства предметов отражаются в сознании как ощущения цвета, запаха, звука, вкуса и т.д. В природе, однако, нет изолированных друг от друга свойств, а есть целостные предметы, явления и процессы, связанные друг с другом и обладающие совокупностью определённых свойств. Человек при помощи своих органов чувств воспринимает не одно какое-либо свойство предмета природы, изолированное от других свойств, а предметы природы в целом, обладающие многими свойствами.

Непосредственное, наглядное, живое восприятие лещей и явлений природы, возникающее в процессе взаимодействия человека с окружающим миром,- это и есть живое созерцание.

Живое созерцание на основе практики даёт правильное отражение воспринимаемых людьми свойств предметов. Современная наука располагает средствами экспериментального доказательства правильности ощущений и восприятий. Так, зная физическую сущность отображаемых в ощущениях явлений, например цвета (длину и частоту электромагнитной волны и т. д.), учёные могут проверить правильность или ложность ощущения цвета не только путём сравнения ощущений цвета у одного человека с ощущением цвета у другого, по и путём экспериментальной проверки цвета исследуемых предметов при помощи специальных приборов.

Поскольку ощущения способны правильно отражать окружающий мир, постольку они по своему содержанию, по своему источнику объективны.

Итак, процесс познания человеком окружающего мира начинается с чувственного познания, с ощущений. «Иначе, как через ощущения, мы ни о каких формах вещества и ни о каких формах движения ничего узнать не можем…» [5]. Ощущения непосредственно связывают человека с внешним миром.

Данные живого созерцания служат исходным, отправным материалом для работы мышления, которое способно более глубоко и полно отражать внешний мир.

Воспринимая органами чувств предметы и явления внешнего мира, человек вместе с тем воспринимает не только отдельные стороны явлений, но и определенные связи, отношения между явлениями. Это оказывается возможным в силу того, что сами предметы внешнего мира представляют единство отдельного и общего, явления и сущности. Уже в ощущении всегда дано общее в конкретном, частном.

Абстрактное мышление. Познание глубинных процессов в природе и общество осуществляется в ходе многосторонней практики общественного человека и закрепляется в понятиях. Мышление человека есть более высокая ступень отражения закономерностей и связей объективного мира.

Мы не можем, например, непосредственно увидеть своими глазами стоимость товаров, но тем не менее мы достоверно знаем, что в условиях существования товарного производства стоимость существует, что стоимость это общественное отношение, возникающее в процессе производства товаров и обнаруживающееся в процессе обмена. Мы знаем это потому, что постигаем сущность при помощи абстрактного мышления, способного отвлечься от чувственно-наглядной стороны товаров.

Нельзя также непосредственно услышать или увидеть магнитное поле электрического тока и многие друг реальные явления объективного мира, но все эти явления человек познаёт в ходе практической деятельности при помощи мышления.

Отражение при помощи понятий сущности явлений глубинных процессов объективного развития, отражение, позволяющее человеку в процессе познания законов природы мысленно выходить далеко за пределы того, что он непосредственно может воспринять органами чувств, есть научное, абстрактное мышление.

Абстрактное человеческое мышление, познающее сущность предметов объективного мира через данные, получаемые органами чувств, есть вместе с тем и обобщающее отражение внешнего мира. В отличие от чувственных восприятий, которые являются наглядными, чувственными образами, копиями предметов окружающего мира, понятия являются опосредованными образами внешнего мира, отображенными при помощи слов и предложений.

Понятия, как и ощущения, являются субъективными образами объективного мира. Абстрактность научных понятий вовсе не означает, что они субъективны по своему содержанию, что они оторваны от действительности.

Научная абстракция - это мысль, выраженная в понятиях и отражающая внутреннюю сущность материальных процессов природы или общества.

Абстрактное мышление человека, выраженное в понятиях, так же как и ощущения человека, возникло как закономерный продукт развития общественно-производственной деятельности людей. Человек в процессе общественно-производственной деятельности углублял свои познания объективных связей природы, учился выделять разные свойства реальных предметов, отделить главное от неглавного, основное от второстепенного. Анализ и синтез на практике явились основой и стимулом для усовершенствования анализа и синтеза в мыслях, причиной дальнейшего усовершенствовании абстракции и обобщении. Практика выступала показателем того, что нужно человеку в используемых им предметах природы, того, что в них существенно.

Мышление в понятиях является результатом не только непосредственного индивидуального опыта какого-то одного человека (переработка личных его впечатлений), но и совокупного опыта многих поколений людей, закреплённого при помощи речи и письма.

Абстрактное мышление, мышление в понятиях - качественно новая форма отражении природы. В логическом мышлении нет наглядности, которая присуща живому созерцанию. Человек отвлекается от чувственно воспринимаемых свойств отдельных предметов, но лишь для того, чтобы глубже понять природу и отобразить связь явлений в их главном и существенном.

Однако живое созерцание и абстрактное мышление, т. е. чувственное и рациональное познание, не составляют двух совершенно обособленных друг от друга ступеней. Различие между чувственным восприятием и теоретическим, мышлением не абсолютно, а относительно. В конкретном процессе познания человека живое созерцание и абстрактное мышление составляют одно целое.

Научная абстракция, отражая совокупность существенных свойств предметов и явлений, представляет собой обобщение опыта, фактов, знаний. Поэтому всякая научная абстракция глубже отражает внешний мир, приближая нас к внешнему миру, а не отдаляет от него. Абстрактное мышление даёт человеку возможность на основе познания объективных законов действительности научно предвидеть тенденции развития предметов и явлений и предсказать бытие ещё непосредственно не данных в «живом созерцании», но существующих вне сознания явлений природы.

История науки даёт множество примеров того, как учёные, пользуясь научной абстракцией, предсказали существование и свойства ещё не открытых предметов и явлений, а затем практика, наблюдение, эксперимент подтвердили выводы теории. Так, например, физическая теория света предсказала, что свет - это электромагнитные волны; спустя ряд лет это было установлено экспериментально. Д. И. Менделеев на основе открытого им периодического закона элементов с большой точностью предсказал свойства трёх в его время ещё не известных химических элементов. В 1781 г. была открыта новая планета солнечной системы, которая была названа Ураном. Вскоре в результате астрономических наблюдений и вычислений, исходивших из открытий Коперника, Кеплера и Ньютона, была определена орбита Урана т. е. путь, который эта планета совершает вокруг Солнца. Однако в дальнейшем было обнаружено расхождение между той орбитой Урана, которую теоретически вычислили учёные, и той, которую они наблюдали при помощи телескопа. Последующие наблюдения с ещё большей очевидностью указали на отклонение Урана от расчетной орбиты.

Перед астрономической наукой возник вопрос: в чем заключаются причины отклонения планеты Уран от пути, вычисленного астрономами. Член Петербургской академии наук Лексель высказал предположение, что несогласие между результатами вычисления и наблюдаемыми фактами имеет место потому, что существует, очевидно, ещё никому не известная планета, взаимодействующая с планетами солнечной системы и не принятая во внимание при вычислениях орбиты планеты Уран.

Впоследствии Леверье, исходя из величины видимого отклонения Урана, теоретически вычислил предполагаемый путь (орбиту) другой, никому ещё не известной в то время планеты; он заявил, что если его расчёт верен, то в определённое время в определённом месте небесного свода эту планету можно будет увидеть в телескоп.

Берлинский астроном Галле, получив письмо Леверье, 23 сентября 1846 г. при помощи телескопа обнаружил предсказанную Леверье планету. Так была открыта новая планета, названная Нептуном. Впоследствии таким же путём, но уже на основе данных отклонений наблюдаемой орбиты Нептуна от вычисленной, было научно предсказано существование ещё одной планеты; она была открыта в 1930 г. и названа Плутоном.

Энгельс по поводу открытия Нептуна писал: «Солнечная система Коперника в течение трехсот лет оставалась гипотезой, в высшей степени вероятной, но все-таки гипотезой. Когда же Леверье, на основании данных этой системы, не только доказал, что должна существовать еще одна, неизвестная до тех пор, планета, но и определил посредством вычисления место, занимаемое ею на небесном пространстве, и когда после итого Галле действительно нашел эту планету, система Коперника была доказана» [6].

В XIX в. в Европе было модным учение буржуазного философа-позитивиста Огюста Конта, который утверждал, что задачей наук будто бы является только описание явлений, но отнюдь не открытие законов природы, ибо сущность явлений будто бы непознаваема [7]. Конт утверждал в частности, что человечество никогда не сможет узнать даже химического состава звёзд. Но прошло всего немногим более 10 лет после этого заявления, и учёные получили возможность точно определять химический состав звёзд благодаря разработке метода спектрального анализа (1859 г.).

Современная астрономия и астрофизика проникают в глубинные процессы развития вселенной, познают процессы, происходящие внутри звёзд, раскрывают тайны рождения, развития и угасания звёзд, астроботаника исследует растительные формы жизни на планетах и т. д.

Исключительно большую роль играет научная абстракция в вопросах общественной науки. Исследователь экономических и других общественных отношений не может пользоваться теми методами научного эксперимента, которые предоставляют исследователям физика, химия или другие специальные естественные науки. Социолог не может ставить опыты в лаборатории и проверять теоретические расчёты с помощью научного инструментария.

Всё это заменяется и восполняется в общественной науке силой научной абстракции. Выводы общественно науки проверяются не в лаборатории научно-исследовательского института, а в живой практической общественно-производственной деятельности людей, в ходе классовой борьбы, в ходе социалистического и коммунистического строительства.

В трудах классиков марксизма-ленинизма даны глубокие научные абстракции, раскрывающие сущность общественных явлений. Научные абстракции в трудах классиков марксизма-ленинизма явились результатом обобщения громадного количества общественных явлений в их развитии. Обобщение самых существенных признаков капиталистического и социалистического способов производства, открытие экономических законов капитализма и социализма даёт возможность Коммунистической партии предвидеть тенденции развития и правильно руководит борьбой трудящихся за коммунизм.

Примером глубоких научных абстракций являются основные понятия диалектического и исторического материализма. Эти понятия отображают в сознании человека материальный мир и его закономерности в существенном, в целом.

Итак, научное, абстрактное мышление представляет качественно новую форму отражения природы в сознании человека. Научная абстракция есть отражение в мышлении (путём выделения общего из единичного) сущности явлений, глубинных процессов развития, объективных законов природы и общества.

Абстрактное мышление в разных областях духовной деятельности имеет свою специфику. Например, абстрактное мышление в художественном творчестве отличается своими специфическими особенностями.

Искусство, художественное творчество отражает действительность в художественных образах. Но это не значит, что образность в искусстве отвергает понятия и логическую связь понятий. Ощущения и понятия являются отражением внешнего мира и при всём качественном различии не могут быть оторваны друг от друга.

В реалистическом, высокоидейном произведении образы синтезируют жизненные впечатления художника, его понимание действительности, они воплощают главное, существенное, типичное в объективной действительности. Типичность не является каким-то статистическим средним, она соответствует сущности данного социально-исторического явления.

Момент наглядности всегда присутствует в процессе научного, абстрактного мышления. Наибольшей впечатляющей силой обладают такие произведения, в которых синтезируется абстрактное и образное мышление. Например, «Капитал» Маркса показывает всю капиталистическую формацию, как живую, включает наполненные глубочайшим научным содержанием художественные образы. Достаточно напомнить главу о первоначальном накоплении капитала или изображение системы машин в виде чудовища, «тело которого занимает целые фабричные здания и демоническая сила которого, сначала скрытая в почти торжественно-размеренных движениях его исполинских членов, прорывается в лихорадочно-бешеной пляске его бесчисленных рабочих органов в собственном смысле слова» [8].

Этот образ машины-чудовища не случаен у Маркса, он отражает сущность капиталистического использования машин. Маркс показывает, что машина при капитализме превращена в вампира, высасывающего соки из рабочих, в средство эксплуатации пролетариата.

Многие научно-философские произведения прошлого также сочетают логические формы и художественные образы, например: «О природе вещей» Лукреция, «Разговор Даламбера и Дидро» Дидро, замечательные научно-философские поэмы М. Ломоносова, «Путешествие из Петербурга в Москву» А. Радищева, роман «Что делать?» Чернышевского и др.

Основными формами абстрактного мышления являются понятия, суждения и умозаключения. В противоположность идеализму диалектический материализм рассматривает их как формы, в которых отражаются реальные существенные связи объективного мира. Связь идей при помощи логических законов отражает связь вещей.

Марксистский философский материализм учит применять материалистический принцип первичности материи и вторичности сознания при изучении логических форм мышления и вскрывать отображение в понятиях, суждениях и умозаключениях объективных связей предметов материального мира. Наряду с этим марксистский философский материализм учит применить диалектику к процессу мышления, изучать мышление во всей его сложности и противоречивости, в движении и развитии.

С помощью научных абстракций наука выделяет, анализирует отдельные стороны предметов и явлений, а затем восходит от абстрактного к конкретному, т. е. воспроизводит в теории объективный процесс развития предметов и явлений в очищенной от случайностей форме.

Так, например, в кинематике изучают, абстрагируясь от строения и массы тел, лишь геометрический образ движения. Однако для целостного научного понимания движения необходимо исследовать и другие стороны механического движения. Другой пример. Маркс в «Капитале», предварительно исследовав отдельно процесс производства и отдельно процесс обращения, дал в результате целостную теоретическую картину всего процесса развития капиталистического способа производства.

Следовательно, как указывал Маркс, «метод восхождения от абстрактного к конкретному есть лишь способ, при помощи которого мышление усваивает себе конкретное, воспроизводит его духовно как конкретное» [9].

Марксистский диалектический метод требует гибкости понятий, т. е. отражения в диалектике понятий движения, изменения самих предметов и явлений природы и общества.

Всякая «гибкость» понятий, взятая субъективно, т. е. в отрыве от жизни, ведёт к жонглированию понятиями, к эклектике, к софистике.

Роль языка в познании. Мышление и его логические формы неразрывно связаны с языком. Какие бы мысли ни возникали в голове человека, они всегда возникают в языковой оболочке. Язык есть непосредственная действительность мысли.

Язык, слово является характерной чертой человеческого мышления, человеческого способа отражения действительности. Ни одному животному не присуще отражение внешнего мира посредством слов. Слово является специфическим средством выражения мысли человека. Слово всегда предполагает обобщение. Подчёркивая слитность, неразрывное единство языка и мышления, слова и понятия, классики марксизма-ленинизма не отождествляют слово с понятием. Слово в грамматическом смысле есть определённая единица речи и является звуковым выражением отдельного предмета мысли. Понятие же включает мысль о предмете, которая подчёркивает ряд взаимно связанных признаков предмета. В понятиях обобщается опыт деятельности человека, опыт разлития науки. Понятия выражаются через слова и не существуют без слов. Но если слово изучается языкознанием, то понятие составляет предмет изучения логики, истории мысли и т. д. Филологический анализ слов не тождественен анализу содержания понятий, но имеет значение в марксистско-ленинской теории познания. Энгельс критиковал Л. Фейербаха за то, что он выводил сущность религии из этимологического анализа слова «religare» - «связывать», так как тем самым Фейербах затушёвывал действительную роль религии, являющейся не средством общения, а средством порабощения людей. Первичным по отношению к слову, так же как и по отношению к понятию, является окружающий материальный мир, который отражён в понятиях, выраженных словами.

Роль языка в познании состоит в том, что он закрепляет в словах и в соединении слов в предложениях результаты работы мышления, успехи познавательной работы человека.

Так, например, слова «материя», «энергия» или же соединение слов в предложении: «Любой вид движения при определённых условиях каждый раз вполне определенным способом может превратиться в любой другой вид движения»,- зарегистрировали и закрепили при помощи языка результаты долголетней познавательной работы человека, основанной на его практической деятельности. Обмен мыслями по вопросу о превращении форм движения явился жизненной необходимостью, потому что всё развитие современной техники основано на применении закона сохранения и превращения энергии. Будучи выражен средствами языка, этот закон, как и другие достижения познавательной работы человека, становится достоянием каждого вновь вступающего в жизнь поколения уже со школьной скамьи.

Благодаря языку осуществляется, таким образом, передача из поколения в поколение опыта и знаний, накопленных обществом в борьбе с природой.

Всё это означает, что язык и письменность в гигантской степени ускоряют процесс всё более глубокого познания мира каждым новым поколением. Благодаря языку и письменности человечество не изучает заново того, что уже изучено предшествующими поколениями людей, а использует зарегистрированные и закреплённые в языке результаты познавательной работы, проделанной прошлыми поколениями.

Словарный состав языка находится почти в непрерывном изменении потому, что изменяется жизнь, отражаемая в понятиях, выраженных словами. Язык в своём словарном составе непосредственно отражает изменения, происходящие в развитии производства, базиса, надстройки. Непрерывный рост промышленности и сельского хозяйства, торговли и транспорта, техники и науки требует пополнения словарного состава языка новыми словами и выражениями. Так, например, за период существования: советского общества словарный состав русского языка пополнился значительным количеством новых слов и выражений, появившихся в связи с возникновением нового, социалистического производства, появлением нового государства, новой социалистической культуры, новой общественности, морали, наконец, в связи с ростом техники и науки (например, слова «колхоз», «трудодень» или выражение «социалистическое соревнование» и т. д.).

Смысл ряда слов и выражений изменился. Этот факт также имеет большое познавательное значение. Он показывает, как тот же словарный материал связывается с новыми понятиями и отражает тем самым уже новые явления жизни. Так, например, старое слово «ударник» стало обозначать передовиков социалистического соревнования, получило новый смысл.

В ходе развития советского общества выпадает из словарного состава языка некоторое количество устаревших слов и выражений.

Развитие и совершенствование языка в значительной степени обусловлено развитием мышления, которое всё более полно и глубоко отражает окружающую человека действительность. Грамматика языка сами является результатом длительной, абстрагирующей работы человеческого мышления и свидетельствует об успехах мышления в ого развитии.

4. Практика - критерий истины

Правильность отражения внешнего мира в мозгу человека проверяется практикой, Практика подтверждает данные органов чувств и мышления, передаваемые людьми друг другу с помощью языка.

Марксистское понимание практики. Марксистский философский материализм понимает под практикой прежде всего общественно-производственную деятельность людей. Эксперимент в лаборатории учёного или в заводской лаборатории, проводимый при помощи научной аппаратуры, являющейся показателем и выражением успехов производства и наук, также является частью общественно-производственной практики. В практику, служащую критерием истины, включается также практика астрономических наблюдений, географических открытий и т. д.

Нельзя сводить практику только к отношению людей к природе. Материальные, т. е. складывающиеся независимо от воли людей, производственные отношения общества являются важной стороной общественно-производственной деятельности. Поэтому в содержание практики марксизм-ленинизм включает и опыт классовой борьбы, практику борьбы за социализм и коммунизм,

Если мы действуем на основе правильного представления о предметах, закономерностях объективного мира, то мы достигнем заранее намеченных результатов. Таким образом, успехи практической деятельности людей являются проверкой применяемых в ней теоретических представлений. Ошибки и неудачи в практической деятельности свидетельствуют о неполноте наших знаний и тем толкают к преодолению этих ошибок, т. е. к дальнейшему, всё более глубокому познанию мира и его закономерностей.

Практическая деятельность людей есть в конечном счёте решающий способ проверки достоверности наших знаний. Практика проверяет правильность отражения явлений природы, правильность познания сущности этих явлений. Практика проверяет правильность наших выводов об этих явлениях и о законах, управляющих ими. Практика выступает основой и критерием истинности наших знаний об объективной реальности.

Важнейшим условием развития науки является умение деятелей науки чутко прислушиваться к голосу жизни, практики.

Вне практики в её марксистском понимании нельзя разрешить вопрос о правильности или неправильности человеческих представлений о внешнем мире. Больше того, попытка оторвать вопрос о познаваемости мира от практики ведёт неизбежно к схоластике.

«Вопрос о том,- писал Маркс,- обладает ли человеческое мышление предметной истинностью,- вовсе не вопрос теории, а практический вопрос. В практике должен доказать человек истинность, т. е. действительность и мощь, посюсторонность своего мышления» [10].

Введение марксистским философским материализмом общественно-производственной практики в теорию познания диалектического материализма нанесло смертельный удар по агностицизму, философский идеализм был разоблачён в той сфере, где он считал себя неуязвимым.

Энгельс указывал, что самым решительным опровержением агностицизма является практика, а именно эксперимент и индустрия. «Если мы можем доказать правильность нашего понимания данного явления природы тем; что мы сами его производим, вызываем его из его условий, заставляем его к тому же служить нашим целям, то кантовской неуловимой «вещи в себе» приходит конец» [11].

История науки и техники подтверждает положение марксистского материализма о познаваемости мира, о роли практики как критерия истины.

История естествознания и современная наука неопровержимо свидетельствуют о том, что человек с каждым научным открытием всё глубже и полнее познаёт объективный материальный мир и закономерности его развития и подтверждает правильность своих знаний практикой. Познавая объективные законы природы и общества, люди используют их для достижения своих практических целей, овладевают стихийными силами природы и создают в процессе производства такие предметы и явления, которые без них природа на Земле не создавала (например, химические элементы тяжелее урана, пластмассы, новые сорта растений и породы животных и т. д. Создание в лаборатории и в промышленности предметов и явлений, которые без человека создаются природой, а также создание по заранее намеченным планам, опираясь на познание законов природы, таких предметов и явлений, которые до этого не встречались человеку и условиях Земли, являются неопровержимым доказательством познаваемости мира и его объективных закономерностей.

Диалектический материализм полностью разоблачил агностические утверждении относительно «непознаваемости» законов развития общества. И здесь решающим критерием истины является практика.

Пролетариат - революционный класс, практическая деятельность и жизненные интересы которого требуют изучения объективных законов развития и изменения общественной жизни. Учители и вожди рабочего класса Маркс и Энгельс создали точную науку об обществе - исторический материализм, марксистскую политическую экономию, теорию научного коммунизма.

Маркс и Энгельс на основе познания ими объективных экономических законов капиталистического способа производства впервые смогли научно предвидеть неизбежность гибели капитализма, неизбежность победы пролетариата, творца и строителя коммунизма. Наука об обществе была творчески развита дальше в решениях съездов КПСС и Центрального Комитета Коммунистической партии, в трудах Ленина, его продолжателя И. В. Сталина, их выдающихся учеников и соратников. Практика классовой борьбы пролетариата, победа Великой Октябрьской социалистической революции и победоносное строительство коммунизма в CCCP неопровержимо доказывают истинность и силу марксистско-ленинской теории. Всемирно-исторические успехи социалистического строительства в CCCP, успехи стран народной демократии, практика борьбы всех прогрессивных сил во главе с коммунистическими партиями против лагеря империализма являются доказательством великой мобилизующей, организующей и преобразующей силы идей марксизма-ленинизма, точно отображающих действительное развитие мира, вооружающих практическую деятельность передовых сил общества.

Критика прагматизма. Практика решительно опровергает идеализм и агностицизм в теории познания. Не удивительны поэтому отчаянные попытки современных философов империалистической буржуазии фальсифицировать понятие практики с целью спасения идеализма. Одной из таких попыток является модная и поныне в американской буржуазной философии «школа» так называемого прагматизма, разоблачённая ещё В. И. Лениным в книге «Материализм и эмпириокритицизм».

Прагматисты (Джемс, Дьюи и др.) утверждают, что основой их философии тоже будто бы является практика. Однако под практикой прагматисты понимают лишь то что полезно, выгодно. Полезность они объявляют единственным критерием истинности. Так как, по мнения прагматистов, каждый человек преследует свою выгоду, то истин столько же, сколько людей. На деле прагматисты объявляют «истинным» лишь то, что полезно капиталу и приносит ему успех, прибыль. С точки зрения прагматистов, религия, например, является «истиной», потому что она «полезна» эксплуататорский классам, идеализм оказывается «истинным» на том же основании. Прагматисты объявляют «истиной» любую ложь, если эта ложь выгодна империалистической буржуазии. Прагматисты выступают как философские оруженосцы современной воинствующей империалистической реакции в США. Они отвергают существование внешнего материального мира и его объективных закономерностей, отвергают понимание практики как критерия объективной истины, выступают как субъективисты.

О прагматистах В. И. Ленин писал: «Едва ли не «последней модой» самоновейшей американской философии является «прагматизм» (от греческого pragma - дело, действие; философия действия). О прагматизме говорят философские журналы едва ли не более всего. Прагматизм высмеивает метафизику и материализма и идеализма, превозносит опыт и только опит, признает единственным критерием практику… и… преблагополучно выводит изо всего этого бога и целях практических, только для практики…» [12].

Марксистский философский материализм разоблачает и другие попытки идеалистов извратить вопрос о практике и её роли в познании.

Так, например, махист А. Богданов идеалистически понимал практику как «коллективный опыт», т. е. ощущения многих лиц, и утверждал, будто бы подобным образом понимаемая человеческая практика есть единственный объект познания. Богданов отрицал материю как предмет познания.

В противоположность этому марксистский философский материализм утверждает, что объектом научного познания является материальный мир, существующий вне и независимо от сознания и существовавший ещё тогда, когда не было общества и общественно-производственной деятельности людей. Марксистский философский материализм органически связывает вопрос о роли практики в теории познания с материалистическим решением основного вопроса философии, с признанием существования материи вне сознания, с принципом познаваемости объективного мира.

Критика махистского толкования понятия «опыт». Одним из характерных приёмов идеалистов в их борьбе против науки является извращённое толкование ими понятия «опыт», которое широко применяет реакционная философия для прикрытия антинаучного содержания своих теорий.

Махисты, жонглируя понятием «опыт», отвергли объективное содержание опыта, рассматривали «опыт» идеалистически, только как ощущение, переживание человека. На махистскую удочку попался Плеханов, согласившийся с одним из махистских толкований понятия «опыт».

В труде «Материализм и эмпириокритицизм» Ленин показал, что различные трактовки понятия «опыт», вроде трактовки его как «средства познания» или «предмета познания», сами по себе ещё не раскрывают основных гносеологических расхождений между материализмом и идеализмом. Суть дела заключается в том, чтобы раскрыть объективное содержание в опыте: объективную реальность, существующую вне и независимо от сознания.

В противоположность махизму марксистский философский материализм определяет опыт как часть общественно-производственной деятельности людей, направленной на раскрытие объективных законов материального мира, на его преобразование. Уже в самом простом научном эксперименте большую роль играет активное отношение к природе. Наука воспроизводит явления природы в опыте с целью раскрытия её законов, с целью овладения её тайнами.

Таким образом, марксизм-ленинизм разоблачает все идеалистические извращения в понимании практики и впервые вводит в теорию познания практическую деятельность людей, их общественно-производственную деятельность.

Введение практики в теорию познания характеризует марксизм как действенное мировоззрение в противоположность созерцательному характеру старого, домарксовского материализма.

Практика - основа единства живого созерцания и абстрактного мышления. Для устранения ошибок в мышлении и для использования выводов теории в жизни необходимо идти от практики к мышлению и от мышления к практике, проверяя ею правильность результатов абстрактного мышления. Следовательно, практика выступает не только основой познания и критерием истины, но и целью познания объективного мира. Практика лежит в основе, всех этапов познания объективной реальности. Живое созерцание человеком природы, как и абстрактное мышление людей исторически могли возникнуть и развиваться лишь в процессе практического воздействия человека на природу и общество, в ходе общественно-производственной деятельности людей.

Подлинно научное познание мира имеет целью активное преобразование природы, коммунистическое преобразование общества, внедрение результатов теории в жизнь.

Практика подтверждает единство живого созерцания и абстрактного мышления. Всякая попытка свести процесс познания только к одному из этих моментов познания противоречит реальным фактам действительности, ведёт к извращению марксистско-ленинской теории отражения. Ограничение процесса познании внешнего мира только лишь одними чувственными данными, недооценка роли абстрактного мышлении ведет к слепому накоплению фактов без раскрытии их внутренней связи. В свою очередь ограничение познания природы только абстрактным мышлением, игнорирование данных органов чувств и практики прямо ведут к схоластике. Практика, рассматриваемая вне связи с теорией, ведёт к делячеству, к работе ощупью, вслепую. Анализ любого вида человеческой деятельности подтверждает правильность этого вывода.

В результате развитии промышленности и науки на помощь органам чувств и мышлению человека и ходе его познания внешнего мира приходит вся современная научная и технической аппаратура. Чтобы изготовить современные телескопы, световые и электронные микроскопы, сейсмографы, радиопередатчики, телевизоры, конденсационную камеру, бетатрон, циклотрон, радиолокатор, электроинтегратор и другую научную и промышленную аппаратуру, нужен высокий уровень развития производства, огромный запас наблюдений, высокий уровень развития научного мышления.

Приведём пример такого единства всех форм отражения внешнего мира.

Изобретение и усовершенствование светового микроскопа было в своё время огромным достижением науки и техники. Человек стал видеть недоступные невооружённому глазу мельчайшие предметы. Однако световой микроскоп не позволяет различать предметы меньшие, чем длина световой волны.

Буржуазные философы-идеалисты поспешили и здесь заявить, что наступил будто бы предел познания человеком микропроцессов. Однако в 20-х годах XX в. были обнаружены волновые свойства электронов. Оказалось, что при известных условиях можно получить электронную волну такой длины, что становятся видимыми частицы, которых нельзя было видеть в оптический микроскоп.

Используя это открытие, учёные получили возможность построить особые электронные микроскопы. Электронный микроскоп во много раз сильнее самого сильного светового микроскопа. При помощи электронного микроскопа можно, например, видеть вирус гриппа, размеры которого составляют величину порядка нескольких молекул. И это ещё не предел возможностей совершенствования современной микроскопии.

Советские астрофизики сумели, несмотря на мощные облака тёмной межзвёздной материи, сфотографировать при помощи инфракрасных лучей считавшийся принципиально недоступным для научного исследования центр Млечного пути (нашей Галактики). Они сумели обнаружить тяжёлый углерод в составе звёзд-гигантов, сумели показать, что в составе Млечного пути звёзды не возникли одновременно, как об этом писали буржуазные астрофизики, что в нём и сейчас идёт процесс звездообразования.

Мы можем сегодня видеть следы таких явлений, которые невозможно увидеть непосредственно даже при помощи самого сильного электронного микроскопа. В конденсационной камере можно наблюдать движение отдельного электрона, фотографировать полёт позитрона и т.п. Учёные сконструировали приборы, которые дают возможность наблюдать явления и процессы, протекающие за одну миллионную и даже меньшую долю секунды.

Убедительные примеры превращения «вещей в себе» в «вещи для нас» даёт нам практика использования в промышленности достижений современной синтетической химии.

Люди раньше не умели производить искусственный каучук. Структура молекулы естественного каучука не была достаточно известна химикам. В этом отношений каучук оставался для науки «вещью в себе». Коммунистическая партия поставила перед советскими химиками задачу в короткий срок разгадать тайну химического строения молекулы каучука и научиться самим в лабораториях и в промышленности производить то, что без нас, в виде сока особых растений, производит природа.

Ещё до Великой Октябрьской социалистической революции выдающийся русский химик С. В. Лебедев вплотную подошёл к решению проблемы искусственного синтеза каучука. Но только в условиях советского строя советские химики во главе с С. В. Лебедевым раскрыли тайны строения каучука и разработали технологию производства синтетического каучука. Таким образом, и в этой области химических знаний на практике была доказана познаваемость мира. Эти примеры из истории астрономических открытий, физики и химии являются подтверждением положения марксистского философского материализма о том, что пот вещей непознаваемых, а ость только вещи, пока ещё не познанные, которые, однако, рано или поздно будут полнены силами науки и практики.

Так, единство живого созерцания, абстрактной научной мысли и практики позволяет всё глубже и глубже отражать природу. Наука и практика доказали правильность положений марксистского философского материализма, утверждающего, что возможности человеческого познания беспредельны. От живого созерцания к абстрактному мышлению, а от него - к практике - таков путь познания истины.

Итак, практика доказывает познаваемость мира. Проверенные практикой знания о законах природы являются объективными истинами.

Как же понимает марксистский философский материализм истину?

5. Объективная, абсолютная и относительная истина

Марксистско-ленинская теория отражения. Объективная истина. Диалектический материализм как наука о законах развития природы и общества отражает мир таким, каким он существует в действительности. Сила диалектического материализма заключается в точном отражении им объективной реальности, в его жизненной правде.

Истина - это правильное, проверенное практикой, отражение существующих вне и независимо от сознания предметов и явлений природы и общества. Это понятие истины исходит из основных принципов марксистско-ленинской теории отражения.

Марксистско-ленинская теория отражения отвергает идеалистические «теории» о том, будто бы ощущения человека не являются снимками, копиями с явлений внешнего мира, а представляют собой якобы лишь условные знаки, символы, не похожие на предметы и будто бы отделяющие человека от мира непреодолимой преградой. Немецкий физиолог Гельмгольц назвал ощущения символами, «условными знаками», т. е. чем-то совершенно несхожим с самими вещами, вызывающими ощущения. Плеханов, вместо того чтобы выступить против этой теории, по существу с ней солидаризировался; он называл ощущения иероглифами. Используя термины «иероглиф» или «символ» в философском, гносеологическом смысле, Гельмгольц, а с ним и Плеханов считали, что ощущение не имеет сходства с тем, что оно отображает.

В книге «Материализм и эмпириокритицизм» Ленин разоблачил теорию «символов», «иероглифов» и показал, что отрицание сходства чувственного образа с вызвавшим его предметом ведёт к признанию непознаваемых «вещей в себе» и в конечном счёте к идеализму, к. поповщине. Ведь бывают символы, которым в действительности ничто не соответствует. Например, икона - это символ, изображающий бога, которого в действительности не существует. Если признать, что ощущение есть лишь символ, т. е. нечто только субъективное, то это даёт возможность предположить, что этому «символу» (ощущению) в самой природе ничто не соответствует; это означает далее сомнение в существовании самой материи как источника наших ощущений.

Разоблачённая Лениным теория «символов», или «иероглифов», воспроизводит основные аргументы субъективных идеалистов Беркли, Юма, Канта, утверждавших, что, человек не может выйти за пределы своих ощущений.

Идеалистической «теории символов» Ленин противопоставил материалистическую теорию отражения, отправным пунктом которой является признание существования внешнего мира вне и независимо от отражающего,, его сознания. Теория отражения исходит из материалистического утверждения о познаваемости мира, из марксистского положения о роли практики - общественно-производственной деятельности людей - как основы познания и критерия истины.

Теория отражения рассматривает ощущения, получаемые от предметов и явлений внешнего мира, как копии, образы этих предметов и явлений. Материя является источником ощущений, а ощущения являются отображением материи, отображением бытия.

Теория отражения рассматривает познание не как мёртвую фотографию предметов, а как сложный диалектически противоречивый процесс познания человеком бесконечно развивающегося мира, существующего вне сознания, как процесс углубления познания природы, процесс перехода от познания явлений внешнего мира к познанию их всё более глубокой сущности, как процесс творческого развития наук о природе, общество и мышлении. Тем самым теория отражения решает вопрос о содержании и полноте наших знаний, вопрос об объективной, абсолютной и относительной истине.

Познание человеком природы и общественной жизни представляет собой процесс бесконечного движения от незнания к знанию, от менее глубокого знания к более глубокому.

Диалектический характер процесса познания обусловлен диалектическим процессом развития самого объективного мира. Диалектика познания отражает диалектику самих вещей. «Отражение, природы в мысли человека надо понимать не «мертво», по «абстрактно», не без движения, не без противоречий, а и в вечном процессе движения, возникновении противоречий и разрешения их» [13].

Идеализм, отрицая первичность материи и вторичность сознания, отвергает тем самым и возможность отражения внешнего мира в сознании. Объективный идеализм (Гегель) определяет истину как тождество бытия с неким надприродным мышлением; субъективный идеализм понимает под истиной тождество предмета с ощущением или мышлением субъекта. Таким образом, даже те ил идеалистов, которые признают истину на словах, на дело отрицают её объективное содержание.

Что касается современных буржуазных философов-идеалистов, то многие из них (например, Карнап) открыто требуют изгнать даже само понятие истины из философского и научного обихода. Один из современных английских философов назвал истину чёрной кошкой, отсутствующей в тёмной комнате, где её ищет слепой человек. Нередки в американо-английской философской литературе заявления о том, что под истиной следует понимать часто повторяющуюся ложь. Поход против истины является ярким свидетельством разложения современной буржуазной реакционной философии.

В противоположность этой реакционной установке врагов науки диалектический материализм выступает в защиту научной истины. Диалектический материализм решительно отвергает субъективизм и произвол в вопросе об истине, исходя из того, что предметом всех человеческих знаний является объективная реальность, существующая вне сознания, бесконечно развивающаяся и бесконечно изменяющаяся природа.

В. И. Ленин называет объективной истиной такое содержание наших представлений, которое не зависит от субъекта, не зависит ни от человека, ни от человечества.

Марксистский философский материализм исходит из того, что наши знания о законах природы, проверенные опытом, практикой, являются достоверными знаниями, объективными истинами. Например, тот факт, что Земля движется вокруг Солнца, существует независимо от сознания. Доказанное практикой научное положение о вращении Земли вокруг Солнца является объективной истиной.

Когда мы говорим, что в наших представлениях и понятиях имеется такое содержание, которое от нас, от нашего сознания не зависит, мы тем самым признаём объективную истину.

Марксистский философский материализм понимает объективность истины как отражение в сознании материального мира, существующего независимо от сознания, Идеалисты же фальсифицируют понятие объективного, утверждая, что объективное есть лишь «общезначимое» т. е. существующее в сознании не одного, а многих людей. Так говорил, например, махист Богданов, который называл истину «социально-организованным», «социально-гармонизированным опытом» людей.

Ленин показал, что если понимать истину так, как понимал её Богданов, то нужно признать «истинным» утверждение о существовании бога, чертей, русалок и прочей чертовщины, так как миллионы людей пока ещё верят в бога, в существование леших, домовых.

По богдановскому пути шли те экономисты и философы, которые утверждали, что экономические законы социализма возникают будто бы благодаря сознательному действию советских людей. Тем самым они рвали с марксизмом, становились на путь субъективного идеализма.

Отрицание объективной истинности законов науки ведёт к ликвидации самой науки, ибо наука не может жить и развиваться без признания объективных закономерностей, без изучения этих закономерностей.

Марксистский философский материализм ведёт борьбу не только с идеалистическим, но и с вульгарно-материалистическим пониманием истины. Вульгаризаторским является мнение, будто под истиной следует понимать только самый предмет, а не его правильное отражение, проверенное практикой. Такая постановка вопроса снимает вообще вопрос об истине, исключает его из круга вопросов теории познания.

Сведение истины к предмету и снятие тем самым вопроса об отражении, предмета в сознании логически ведёт к утверждению о непознаваемости предметов и явлений.

Конечно, без признания объективного существования предметов, которые познаются, нельзя даже и ставить вопрос об объективной истине. Однако вопрос об истине предполагает не только признание объективности природы, но и признание возможности ее правильного отражения в сознании человека, что подчёркнуто в марксистском учении об объективной истине.

Абсолютная и относительная истина. Марксистский философский материализм даёт единственно научный ответ и по поводу другой стороны вопроса об истине - «…могут ли человеческие представления, выражающие объективную истину, выражать ее сразу, целиком, безусловно, абсолютно или же только приблизительно, относительно?» [14].

Соотношение истины абсолютной и относительной - это вопрос о полноте наших знаний, о познании как процессе.

Марксистско-ленинское учение об абсолютной и относительной истине является теоретическим обоснованием положения о безграничных возможностях познания человеком бесконечного объективного мира, о творческом характере науки. Оно направлено против идеализма и догматизма.

Философы-идеалисты (релятивисты)[15], указывая на изменчивость научных представлений о строении материи, отрицают достоверность наших знаний о мире вообще. Они утверждают, что смена представлений о строении материи будто бы доказывает полное отсутствие в наших знаниях какого-либо объективного содержания, независимого от субъекта, от наблюдателя.

В борьбе против материализма буржуазные философы-идеалисты утверждают, что все истины науки являются будто бы относительными истинами, которые якобы не имеют никакого объективного содержания, никакой частицы абсолютной истины. Все наши знания, утверждают релятивисты, только относительны, субъективны и никакой достоверностью не обладают.

Идеалисты-релятивисты отвергают абсолютную истину и тем самым отрицают объективную истину. Отбрасывая, отвергая объективную истину, идеалисты-релятивисты протаскивают агностицизм.

Метафизический материализм в противоположность идеализму признаёт познаваемость мира, признаёт объективную истину. Однако метафизики-материалисты не понимают диалектического характера процесса познания бесконечной материи. В вопросе об истине они стоят на позициях догматизма.

Метафизики-материалисты, особенно типа Дюринга, считают возможным выразить в человеческих представлениях объективную истину сразу, целиком, в «окончательном виде». Поэтому каждое установленное в специальных областях знаний и доказанное опытом научное положение они считают неизменной и окончательной истиной, абсолютной истиной «в последней инстанции». Метафизический материализм рассматривает научные истины вне движения, вне развития и поэтому превращает их в окостеневшие догмы, якобы исчерпавшие все стороны изучаемого объекта.

В обстановке крутой ломки устоявшихся, привычных взглядов на строение материи в начале XX в. метафизики-материалисты рассматривали каждое новое революционное открытие в физике как крах всех прежних научных знаний о материи. Их позиция: «либо вся абсолютная истина сразу, либо никакой объективной истины вообще», лила воду на мельницу философского идеализма.

Эту беспомощность метафизически мыслящих людей перед новыми открытиями физики использовали философы-идеалисты для борьбы против материализма.

В произведении «Материализм и эмпириокритицизм» В. И. Ленин показал, что метафизически мыслящие естествоиспытатели в обстановке империалистической реакции и крутой ломки привычных понятий в науке катятся через релятивизм к субъективизму и идеализму.

В отличие от метафизического материализма, который признаёт возможным полностью исчерпать познание материи, марксистский философский материализм утверждает, что объективный мир неисчерпаем для познания, признаёт процесс познания бесконечным, так как бесконечна сама природа, безгранично её развитие. Тем самым неполнота, относительность наших знаний в каждый данный момент рассматривается диалектическим материализмом как показатель постоянного развития наук, всё большего приближения к абсолютной истине.

Ошибка материалистов-метафизиков в вопросе об абсолютной истине заключается также в прямом упрощении ими самого понятии абсолютной истины. Материалисты-метафизики сводят вопрос об абсолютной истине только к вопросу о так называемых «вечных истинах». К таким вечным истинам действительно относится любой факт, который когда-либо имел место, например тот факт, что Коперник умер в 1543 г. Однако сведение абсолютной истины к подобным плоским «вечным истинам» ничего не даёт для углубления наших знаний о бесконечно развивающейся природе. Такое ограниченное представление об абсолютной истине по поднимается до научного диалектико-материалистического понимания процесса познания как бесконечного процесса углубления наших знания о бесконечно развивающемся мире.

В книге «Материализм и эмпириокритицизм» Ленин ярко характеризует борьбу Энгельса против Дюринга по вопросу о так называемых «вечных истинах». Самовлюблённый метафизик-догматик Дюринг по сложнейшим вопросам науки направо и налево бросался словами: «последняя, окончательная, вечная истина». Энгельс, пишет Ленин, высмеял схоластические упражнения Дюринга: «…Вечные истины есть, но неумно употреблять большие слова… относительно простых вещей. Чтобы двинуть материализм вперед, надо бросить пошлую игру со словом: вечная истина, надо уметь диалектически поставить и решить вопрос о соотношении абсолютной и относительной истины» [16].

Разоблачая махиста Богданова, отвергавшего объективную истинность теории денежного обращения Маркса, Ленин говорил, что объективную истинность этой теории, т. е. соответствие её с практикой, не могут изменить никакие будущие обстоятельства по той же простой причине, по которой вечна истина, что Наполеон умер 5 мая 1821 г. Но тут же Ленин писал, что абсолютная истинность марксовой теории не сводится лишь к вопросу о вечной истине. Ленин указывал на значение всей марксистской теории как единственно правильного пути для глубокого познания общественных явлений.

Абсолютная истина - это не только такая истина, правильности которой не смогут опровергнуть никакие обстоятельства будущего. Поскольку мы правильно познали объективный закон природы, действующий в определённой области явлений, и доказали практикой достоверность нашего знания, в этих пределах наши знания являются объективной, абсолютной истиной.

Поскольку материя бесконечно многообразна, находится в постоянном движении, изменении, развитии, она неисчерпаема. Бесконечный процесс познания не может быть закончен: в мире нет вещей и явлений, принципиально непознаваемых, но есть и всегда будут вещи, ещё не познанные. Процесс познания человеком природы беспределен, и отдельные научные положения, проверенные практикой, являются вместе с тем относительными истинами, т. е. неполными, не исчерпывающими всего бесконечного мира. Но в каждой такой относительной истине содержится вместе с тем частица абсолютной истины.

Из суммы относительных истин в их развитии складывается абсолютная истина. Мы познаём природу, не исчерпывая её, но каждый шаг научного познания вперёд даёт нам всё более полную картину мира.

«С точки зрения современного материализма, т. е. марксизма,- писал В. И. Ленин,- исторически условны пределы приближения наших знаний к объективной абсолютной истине, но безусловно существование этой истины, безусловно то, что мы приближаемся к ней. Исторически условны контуры картины, но безусловно то, что эта картина изображает объективно существующую модель» [17].

Примером движения науки к абсолютной истине являемся история физических знаний о строении материи. Много веков назад была выдвинута атомистическая гипотеза строения материи, согласно которой материя состоит из дискретных частиц - атомов. Долгое время атомы считались совершенно неделимыми, простыми и непроницаемыми. Однако развитие физики в конце концов привело к выводу, что атомы не являются неделимыми, простыми и непроницаемыми. Было установлено, что они имеют сложное строение, проницаемы и разрушимы.

Этот процесс всё более глубокого познания строения материи идеалисты стремятся представить как беспорядочную смену воззрений, полностью отрицающих и разрушающих друг друга и каждый раз возникающих на голом месте. Но в действительности это не так. Каждый шаг науки приносил частицу абсолютной истины, становящуюся незыблемым достоянием научного знания. В самом деле: ушли в прошлое представления об абсолютной неделимости и простоте атомов, но было неоспоримо подтверждено то, что материя состоит из атомов. Разрушилось представление об абсолютной, нигде, никогда не знающей исключений неделимости атомов, но сохранилось представление об их относительно большой устойчивости, благодаря которой атомы сохраняют свою индивидуальность и движутся, как нечто цельное и единое. Открытие законов квантовой механики не означало, что ньютоновская механика оказалась совершенно ложной и должна быть отброшена. Было опровергнуто представление о всеобщей применимости ньютоновской механики, но сохранилось представление об объективности её законов для определённой области явлений природы. Во-первых, она остаётся полностью верной для макроскопических тел обычного для нас масштаба, движущихся со скоростями, малыми в сравнении со скоростью света; во-вторых, законы ньютоновской механики оказываются применимыми для усреднённой характеристики движения атомных частиц при условии движения их в медленно меняющихся полях. Законы ньютоновской механики оказались частным случаем законов квантовой механики и сохранили большое теоретическое и практическое значение. Так, в долгом процессе познания строения материи постепенно накапливаются зёрна абсолютной истины и отбрасываются неверные представления. Самый же факт делимости, сложности строения атома явился ещё одним подтверждением диалектического материализма. Как указывал В.И. Ленин, «разрушимость атома, неисчерпаемость его, изменчивость всех форм материи и ее движения всегда были опорой диалектического материализма» [18].

Эти примеры показывают, как из суммы относительных истин складывается абсолютная истина, как наука развивается по пути всё более полного познания объективного мира, заменяя одни, менее точные представления и теории другими, более точными, более глубоко и правильно отражающими действительные закономерности объективного мира.

Жизнь каждого человека и целых поколений ограничена. Научное предвидение также имеет в каждом данном случае свои пределы. Процесс безграничного познания природы в каждый данный момент ограничен уровнем, достигнутым производством, уровнем научного эксперимента. При всех условиях всегда остаётся область предметов и явлений, ещё не познанных.

При помощи современного телескопа мы видим сегодня в глубинах вселенной несравненно больше, чем видели Галилей или Ломоносов, но мы знаем, что есть в мире и такие явления природы, которые лежат пока ещё вне пределов досягаемости сильнейших из современных телескопов. В дальнейшем человек построит более сильные телескопы, а также создаст другие орудия научного познания и узнает многое из того, чего сегодня он ещё не знает. Но вселенная бесконечна, и знания о ней будут развиваться всё дальше и дальше.

Имея в виду бесконечно развивающийся объект нашего познания, Энгельс писал о противоречии между абсолютным характером человеческого мышления в целом и осуществлением его в отдельных людях, мыслящих только ограниченно. «Это противоречие, - писал Энгельс,- может быть разрешено только в бесконечном поступательном движении, в таком ряде последовательных человеческих поколений, который, для нас, по крайней мере, на практике бесконечен. В этом смысле человеческое мышление столь же суверенно, как несуверенно, и его способность познавания столь же неограниченна, как ограниченна. Суверенно и неограниченно по своей природе, призванию, возможности, исторической конечной цели; несуверенно и ограниченно по отдельному осуществлению, по данной в то или иное время действительности» [19].

Это противоречие между неограниченными возможностями познания мира и ограниченным осуществлением этих возможностей у каждого отдельного поколения людей разрешается, как и всякое диалектическое противоречие, в движении, в историческом развитии.

Конкретность истины. Познание специфики явлений. Познание природы человеком - это отражение внешнего мира, его процессов, явлений, отличающихся друг от друга, совершающихся всегда в определённых условиях места и времени. Правильное отражение природы в сознании человека является в этом смысле каждый раз конкретным. Правильное отраженно природы предполагает всестороннее изучение предметов, познание различных их сторон, их связи, развития, познание не только того, что является общим в различных предметах, но и того, что отличает их друг от друга.

В реальной действительности единичное, общее и особенное неотделимы друг от друга. Как указывает Маркс, конкретное потому конкретно, что оно есть сочетание многочисленных сторон, есть единство многообразного. Истина конкретна, поскольку она является отражением этого единства многообразного, существующего в объективной реальности. В этом смысле диалектический материализм утверждает: абстрактной истины нет, истина всегда конкретна. Конкретность истины означает познание предметов и явлений в определённых условиях их развития, а также раскрытие специфики явлений.

Нельзя глубоко познать сущность явлений, если ив вскрыть их отличительные особенности, их специфику. Обобщения, делаемые без учёта специфики явлений, ведут к схоластике, к отрыву от жизни, от конкретной действительности, к уходу от истины, которая всегда конкретна.

Единство всеобщих закономерностей материального мира и специфических законов отдельных областей явлений отображается в развитии естественных и общественных наук. Так, например, всеобщий объективный закон естествознания - закон сохранения и превращения энергии - специфично проявляется и действует в области механических, физических, химических, биологических явлений, в тех объективных законах, которые открыты механикой, физикой, химией, биологией.

Социализм и коммунизм являются двумя ступеням одной и той же общественно-экономической формации. Общим для них является общественная собственность на средства производства. Однако экономика коммунизм имеет свою специфику в отличие от экономики социализма. Экономика коммунизма - это высшая ступень в развитии производительных сил.

Для коммунизма характерно наличие единой общенародной формы собственности в отличие от двух производственных секторов экономики социализма - всенародного (государственного) и колхозно-группового. Для коммунистической экономики в отличие от социалистической экономики характерны отсутствие товарного производства и товарного обращения, а также закона стоимости. Для коммунистической экономики характерно распределение материальных благ по потребностям, а не по труду. При коммунизме не будет (а при социализме ещё имеются) существенные различия между городом и деревней, между физическим и умственным трудом и т.д.

В ходе развития науки на основе обобщения нового опыта углубляется познание специфики явлений. Практика социалистического строительства CCCP позволяет Коммунистической партии Советского Союза глубже понять экономические законы социализма, экономические идеологические предпосылки постепенного переходя от социализма к коммунизму. Положение диалектического материализма о связи всеобщего и специфического в природе и в обществе имеет огромное значение для понимания вопроса о конкретности истины, о соотношении абсолютной и относительной истины.

Конкретная, научная истина есть истина лишь для данных условий, отображающих специфику явлений, и перестаёт быть истиной для других, изменившихся условий. Познание природы и общества всегда требует дальнейшего уточнения и углубления наших знаний, учёта изменяющихся условий места и времени. Таким образом, марксистский философский материализм рассматривает конкретную истину науки как относительную, т. е. содержащую не всю, а лишь частицу абсолютной истины. Развитие науки на основе практики может уточнять, суживать или, наоборот, расширить объём отдельной научной истины.

Марксистское учение об истине - орудие борьбы против догматизма. Положение марксизма-ленинизма о бесконечности познания материи является теоретическим обоснованием творческого подхода к вопросам естествознания и общественной науки.

Познаваемые наукой объективные законы природы и общества не создаются волею людей, а возникают на основе естественных (в природе) и экономических (в обществе) условий. В изменившихся коренным образом объективных условиях одни законы могут потерять силу, а другие вступить в действие. В этой связи и практику как критерий истины надо понимать диалектически. Из характера предмета нашего познания вытекает необходимость исторического конкретного подхода к практике как к критерию истины. Самая практика, т. е. общественно-производственная деятельность людей, постоянно развивается.

Проверенные практикой положения науки, законы науки являются истинами, но не окостенелыми догмами. В исторически изменившихся условиях то, что являлось истиной для данных объективных условий, может перестать быть истиной, потерять силу для новых, изменившихся условий, хотя практика и подтвердила это положение в прежней исторической обстановке. «…Критерий практики никогда не может по самой сути дела подтвердить или опровергнуть полностью какого бы то ни было человеческого представления. Этот критерий тоже настолько «неопределенен», чтобы не позволять знаниям человека превратиться в «абсолют» (т. е. в догму.- Ред.) и в то же время настолько определенен, чтобы вести беспощадную борьбу со всеми разновидностями идеализма и агностицизма» [20].

Примером творческого развития марксизма является открытие Лениным объективного закона неравномерности экономического и политического развития капиталистических стран в период империализма. Исходя из принципов марксизма, из требований объективного закона неравномерности развития капитализма, Ленин заменил устаревшее в новых условиях положение Маркса и Энгельса об одновременной победе социализма во всех странах или в большинстве стран Европы новым положением о возможности победы социализма первоначально в немногих странах, или даже в одной, отдельно взятой, стране и о невозможности победы социализма одновременно во всех странах и тем самым творчески двинул вперёд теорию Маркса. Практика Великой Октябрьской социалистической революции и победоносного строительства социализма в CCCP доказала истинность новой, ленинской теории социалистической революции.

Материалистическая диалектика Маркса и Энгельса включает в себя релятивизм, но не сводится к нему, т. е. признаёт относительность наших знаний не в смысле отрицания объективной истины, а в смысле исторической условности пределов приближения наших знаний к этой истине.

Различие между релятивистом и диалектиком состоит в том, что первый, признавая относительность наших знаний, отрицает абсолютную истину, что ведёт в конце концов к агностицизму, а второй считает, что из относительных истин в их развитии складывается абсолютная истина, что является обоснованием целеустремлённого и беспрестанного продвижения вперёд в познании мира.

Итак, относительные истины представляют собой относительно верные отражения независимо от человечества существующего объекта. Эти отражения становятся всё более верными. В каждой научной истине, несмотря на её относительность, есть частица абсолютной истины.

Нет в мире непознаваемых вещей, а есть только вещи, ещё не познанные, которые будут раскрыты и познаны силами науки и практики.

Марксизм-ленинизм подчёркивает необходимость конкретно-исторического подхода к познанию мира.

Коммунистическая партия, вооружённая передовым единственно научным, марксистским мировоззрением, ведёт непримиримую борьбу против догматизма и начётничества в научной работе и в пропаганде марксизма-ленинизма.

Партия требует от коммунистов усвоения не отдельных формул и цитат, а понимания действительного существа всего преобразующего мир учения марксизма-ленинизма, которое не стоит на место, а развивается в неразрывной связи с живой жизнью.

6. Значение марксистского положения
о познаваемости мира для практической деятельности
Коммунистической партии

Марксистское положение о познаваемости мира и его закономерностей является одним из принципов мировоззрения марксистско-ленинской партии. Из этого принципа следуют важнейшие выводы о познаваемости объективных законов развития природы и общества, о творческом характере марксизма-ленинизма, о единство марксистской науки с революционной практикой.

Из того, что мир познаваем и наши знания о природе, проверенные опытом, практикой, являются знаниями достоверными, объективными истинами, следует, что общественная жизнь также познаваема, а данные науки о законах развития общества являются достоверными, имеющими значение объективных истин.

И если реакционная буржуазии изображает социологию, как учение об иррациональном и непознаваемом, то диалектический материализм учит (и практика полностью подтверждает это), что наука об обществе может быть такой же точной наукой, как, скажем, биология. Коммунистическая партия строит свою деятельность на основе марксистско-ленинской общественной науки, которая даёт точное, истинное знание объективных законов развития общества. Единство теории и практики является путеводной звездой партии пролетариата.

Великая сила марксистско-ленинской теории состоит прежде всего в том, что она правильно отражает объективные законы общественного развития. В глубоко правдивости идей марксизма-ленинизма заключается и величайшая сила, их мобилизующая, организующая преобразующая роль.

Марксистский философский материализм учит не только проверять на практике достоверность научных выводе и открытий, но и широко применять теорию для практического изменения мира.

Ф. Энгельс отмечал, что «не в воображаемой независимости от законов природы заключается свобода, а в познании этих законов и в основанной на этом знании возможности планомерно заставлять законы природы действовать для определенных целей» [21].

Действительная свобода человека состоит именно в том, что люди, познавая объективные законы (т. е. необходимость), могут их применять вполне сознательно в интересах общества.

Диалектический материализм покончил с метафизическим и идеалистическим противопоставлением свободы и необходимости, согласно которому свобода означает якобы независимость от необходимости, т. е. произвол. Только познавая необходимость, действуя в согласии с объективной закономерностью, человек достигает заранее поставленной цели. Это положение полностью подтверждается всей историей, всем опытом освободительного движения пролетариата и всемирно-историческими успехами социализма в CCCP, опытом стран народной демократии. Коммунизм - новый, не имевший ещё места в истории общественный строй. Нельзя успешно организовать борьбу народных масс за победу этого строя, не зная законов его возникновения и развития, не зная путей и средств коммунистического строительства. Действовать здесь на авось, полагаться на стихийное течение событий - значит наверняка потерпеть поражение и не достигнуть поставленной цели. Чтобы успешно строите коммунизм, надо знать объективные законы развития общества, обусловливающие неизбежность перехода н коммунизму, надо руководствоваться наукой о строительстве коммунизма. Знание этих законов даёт ясный план действий для Коммунистической партии и советского народа.

Знание законов развития общества - одна из важнейших теоретических предпосылок для воздействия на объективный мир, для изменения материальных условий жизни общества и использования законов развития общества. Коммунистическая партия потому и ведёт неустанную работу по повышению сознательности всего советского народа, что без овладения наукой о строительстве коммунизма нельзя создать новый мир, нельзя ясно видеть пути и средства такого строительства. Партия проводит огромную работу по пропаганде в массах марксистско-ленинской теории, которая вооружает, мобилизует советских людей на построение коммунизма.

Партия и Советское государство делают всё для того, чтобы идеи творческого марксизма стали достоянием каждого советского человека.

Чем глубже овладение марксистско-ленинской теорией, чем глубже усвоены экономические законы развития общества, тем сознательнее и целеустремлённее становится практическая деятельность трудящихся, тем больше проявляют они инициативы, тем легче ориентируются в конкретных условиях своей работы, тем меньше делают ошибок, тем скорее находят пути к преодолению трудностей роста.

Из истории марксизма и мирового рабочего движения хорошо известно, что одного знания законов развития общества далеко не достаточно для победы над капитализмом и построения коммунизма. Историю творит народ, трудящиеся массы. Без революционного творчества народа знание законов развития общества выдающимися личностями само по себе не приведёт к изменению общественного строя.

Решающую роль в осуществлении великих революционных преобразований в некогда отсталой России сыграло внесение партией идей научного социализма в стихийное рабочее движение. Выпестованная Лениным Коммунистическая партия соединила социализм с рабочим движением в России. Благодаря деятельности Коммунистической партии выводы из объективных экономических законов развития общества стали сознательной целью не одиночек, а широких масс пролетариата и идущих за рабочим классом трудящихся. Только овладев массами, идеи научного коммунизма превратились в материальную силу, Пролетариат, руководимый своей Коммунистической партией, сознательно использует законы развития общества и, опираясь при этом на громадное большинство общества, представляет собой небывалую в истории общественную силу, способную осуществить всемирно-исторические преобразования, построить социализм и коммунизм.

Не только в познании и использовании экономических законов, но и в познании и использовании законов природы историческая деятельность пролетариата составляет новую всемирно-историческую эпоху.

Последние три столетия принесли большие успехи в развитии естествознания и техники. Эти успехи - свидетельство возрастающего воздействия человека на природные процессы, свидетельство возможности использовать законы природы в интересах общества. Развитие производительных сил означает овладение стихийными силами природы и, следовательно, возрастание господства человека над природой. Однако в антагонистических обществах освобождение человека от стихийных сил природы происходит вместе с развитием эксплуатации, развитием господства стихийных сил общественного развития над людьми. И это ограничивает в условиях антагонистического общества власть человека над природой.

Эксплуататорские классы на всём протяжении истории классового общества стремятся монополизировать в своих узкоклассовых целях результаты научных исследований в самых различных отраслях знаний. Они заинтересованы в том, чтобы держать народные массы в состоянии темноты и невежества. Характерным выражением этого факта было широко распространённое в период феодализма изложение результатов науки на языке, непонятном для широких народных масс, например на мёртвом латинском языке.

В условиях капиталистического способа производства наука используется капиталистами для получения максимальных прибылей, для усиления эксплуатации пролетариата. В условиях загнивающего капитализма стремление к максимальным прибылям, к эксплуатации и закабалению трудящихся не только своей страны, но и всего мира ведёт к милитаризации производства. Милитаризация производства, организация производства средств массового уничтожения людей придаёт развитию науки в капиталистическом обществе односторонний характер, ведёт к вырождению науки. Атомная физика, химия, микробиология и другие естественные науки превратились

в капиталистических странах в орудия создания смертоносных средств атомной и бактериологической войны. Не обуздание, а развязывание разрушительных сил природы, не развитие производительных сил общества, а превращение в выжженную пустыню громадных территорий - вот в каком направлении использует современный капитализм познанные законы природы. Современный капитализм не в состоянии использовать открытия науки в интересах прогрессивного развития общества.

Это означает, что капиталистический строй давно изжил себя, несёт величайшую угрозу всему человечеству, должен уступить место социалистическому способу производства.

В условиях победившего социализма историческое творчество народа приобретает невиданный никогда в прошлом размах. В советском обществе отсутствуют то препятствия, которые мешают развитию познавательной деятельности людей в капиталистическом обществе, особенно в период империализма.

Отсутствие эксплуататорских классов, враждебных делу развития подлинной науки о природе и обществе, является величайшим преимуществом советского социалистического общества, обеспечивает простор для познания мира и его объективных закономерностей. В советском обществе наука служит всему народу в деле совершенствования общественного производства и неуклонного повышения материального благосостояния трудящихся.

Развитие социалистической промышленности и сельского хозяйства совершается с целью максимального удовлетворения непрерывно растущих потребностей всего общества. Бурное развитие производительных сил требует от советской науки раскрытия и активного использования объективных законов природы в интересах народа.

Невиданный размах коммунистического строительства, грандиозные успехи в развитии производительных сил страны строящегося коммунизма ставят перед советской наукой всё новые и всё более значительные задачи, дают могучий импульс развитию советской науки.

Отчётный доклад ЦК КПСС XIX съезду Коммунистической партии яркими данными иллюстрирует бурный рост науки в CCCP в связи с возрастающим её значением в жизни советского общества. Если в 1939 г. в CCCP было 1 560 научно-исследовательских институтов, лабораторий и других научных учреждений, то в 1952 г. их было уже 2 900. Почти вдвое возросло число научных работников в стране.

Число учащихся в высших учебных заведениях, по данным, приведённым на пятой сессии Верховного Совета CCCP, достигает 1 527 тысяч человек.

Эти цифры показывают объём и революционный размах в постановке и решении проблем советской науки. Советские учёные успешно работают над осуществлением поставленной XIX съездом Коммунистической партии задачи - занять первое место в мировой науке. Залогом этих успехов является союз деятелей науки и работников производства, их содружество и взаимопомощь.

В ходе победоносного социалистического строительства в CCCP расцвела социалистическая по содержанию, национальная по форме культура. В Советском Союзе, многонациональном социалистическом государстве, полностью осуществлено программное положение коммунизма о полной свободе развития национальных языков, разработаны алфавиты и создана письменность у тех народностей, которые были её лишены в условиях царизма и империализма. Широчайшие массы трудящихся имеют возможность читать сочинения Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, а также произведения великих писателей и учёных на своём родном языке. Бурно развивается наука в союзных и автономных советских республиках. Партия и правительство неуклонно заботятся о развитии национальных форм культуры на языках пародов CCCP.

Господствующие в странах капитала идеализм и метафизика являются преградой для развития наук. В советском обществе господство единственно научного мировоззрения марксистской партии - диалектического и исторического материализма-является величайшим стимулом развития всех отраслей естественных и общественных наук. Марксистский философский материализм идейно вооружает все отрасли научного знания, вселяет в учёных уверенность в возможности безграничного познания природы и объективных законов её развития.

Передовая советская наука имеет то важное преимущество перед наукой в буржуазных странах, что она развивается на базе мировоззрения марксистско-ленинской партии, на основе диалектико-материалистпчсской теории познания. Влияние научного мировоззрения проявляется в смелых дерзаниях советских учёных, руководствующихся положением, что в мире нет непознаваемых вещей. Оно проявляется в сознательном выборе учёными проблем, способствующих дальнейшему развитию народного хозяйства, имеющих значение для решения практических задач построения коммунизма. Сила научного мировоззрения проявляется в непримиримой борьбе против идеализма и метафизики, в разоблачении остатков влияния буржуазной идеологии, имеющихся в работах отдельных деятелей науки.

Марксистско-ленинское мировоззрение требует от деятелей науки неустанных дерзаний, высокой требовательности и критического отношения к полученным результатам, постоянного стремления к углублению знаний. Критика и самокритика в научной работе является движущей силой развития советской науки. Борьба мнений, свободная критика, научные дискуссии являются законом развития науки.

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ

Марксистский философский материализм учит, что мир и его закономерности познаваемы. Нет вещей непознаваемых. Есть вещи, ещё не познанные, которые будут познаны силами науки и практики. Решающим доказательством познаваемости мира является практика, прежде всего общественно-производственная деятельность людей.

Процесс познания идёт от живого созерцания к абстрактному мышлению, а от него - к практике. Практика является основой познания объективного мира и критерием истины. Единство практической деятельности, чувственного восприятия и абстрактного мышления обусловливает безграничные возможности познания природы и общества.

Истина - достоверное, проверенное практикой знание, правильное отражение в сознании человека объективной реальности, существующей вне и независимо от сознания. Научные положения, проверенные практикой, являются объективными истинами, так как в наших ощущениях и понятиях имеется содержание, не, зависящее ни от человека, ни от человечества.

Сознание человека отражает природу в каждый данный момент не сразу, не абсолютно. Наше познание есть бесконечный процесс всё более глубокого отражения в сознании людей бесконечно развивающейся природы. Человеческое мышление, учит марксизм, по природе своей способно давать и даёт нам абсолютную истину, которая складывается из суммы относительных истин.

Положение марксистско-ленинской философии о познаваемости мира имеет огромное значение для открытия законов развития общества, для познания экономических законов социализма и их использования КПСС в борьбе за коммунизм.

Единство теории и практики является путеводной звездой партии пролетариата.

1 Ф. Энгельс, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, Госполитиздат, 1952, с. 16
2 В. И. Ленин, Соч., т. 14, с. 115
3 Н. Г. Чернышевский, Избранные философские сочинения, т. 1, Госполитиздат, 1950, с. 180
4 В. И. Ленин, Соч., т. 14, с. 130
5 В. И. Ленин, Соч., т. 14, с. 288
6 Ф. Энгельс, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, Госполитиздат, 1952, с. 18
7 Позитивизм - и сегодня распространённая, «модная» школка современной буржуазной философии. Для позитивизма характерны: 1) отрицание необходимости научного мировоззрения для «положительных» естественных и социальных наук, б) отрицание возможности познания объективных законов природы и общества, в) сведение задач науки только к описанию явлений.
8 К. Маркс, Капитал, т. I, 1952, с. 388
9 К. Маркс, К критике политической экономии, Госполитиздат, 1951, с. 214
10 К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, 1952, с. 383
11 Ф. Энгельс, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, Госполитиздат, 1952, с. 17
12 В. И. Ленин, Соч., т. 14, с. 327
13 В. И. Ленин, Философские тетради, 1947, с.168
14 В. И. Ленин, Соч., т. 14, с. 110
15 Релятивисты (от латинского слова relativus - относительный) - субъективные идеалисты, отвергающие познаваемость мира ссылками на относительность, изменчивость человеческих званий.
16 В. И. Ленин, Соч., т. 14, с. 120
17 В. И. Ленин, Соч., т. 14, с. 123
18 В. И. Ленин, Соч., т. 14, с. 268
19 Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, Госполитиздат, 1953, с. 81-82
20 В. И. Ленин, Соч., т. 14, с. 130
21 Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1953, с. 107

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru