«Диалектический материализм», уч. пособие, 1954 г. изд.

§2. Марксистский диалектический метод -
единственно научный метод познания и революционного
преобразования мира

«Диалектический материализм», 1954, с.39 - 65

Люди в процессе труда изменяют, преобразуют природу. Познавая закономерности объективного мира, они овладевают ими, используют их для удовлетворения своих потребностей. Познание, обусловленное потребностями развития материальной жизни общества, является жизненно необходимой функцией всякого общества. Успех познания на всех этапах развития человеческого общества обусловливается в конечном счёте уровнем развития материальных производительных сил, социальной организацией, дающей определённое направление познанию, уровнем знаний, накопленных за предыдущий период, и методом, применяемым с целью познания окружающего нас мира.

Метод является необходимой стороной процесса познания, одним из наиболее важных условий успеха познавательной деятельности людей.

Марксистский диалектический метод, принципиально противоположный метафизике, качественно отличается от всех ранее существовавших исторических форм диалектики как единственно научный, подытоживающий все данные наук о природе и обществе, весь практический опыт человечества. Только марксизм создал диалектику как научный, объективный, основанный на последовательно материалистическом понимании мира метод.

Марксистский диалектический метод, марксистская диалектика есть научный подход к явлениям природы и общества, теория развития, применяемая к познанию объективного мира. Марксистский диалектический метод основан на материалистическом понимании мира и неотделим от него.

Законы и категории познания, содержащиеся в диалектическом методе, являются отражением в сознании человека законов развития, свойственных всем явлениям. Марксистско-ленинское учение о методе и есть учение об объективных, осознанных человеком и сознательно им применяемых диалектических законах внешнего мира.

Метафизикам и идеалистам свойственно антинаучное понимание метода как некоей схемы познания, с которой-де должна сообразоваться действительность, под которую эту действительность следует будто бы подгонять. На самом деле не природа, не история общества сообразуются с некими принятыми принципами, а, наоборот, принципы науки верны лишь постольку, поскольку они соответствуют природе и истории. Только принимая это основное положение материализма, можно понять, почему законы сознания совпадают по своему содержанию с законами объективного мира, хотя по форме и отличаются от них.

Между тем метафизики и идеалисты отрывают законы мышления, законы познания от объективного мира, противопоставляют их миру как нечто самостоятельное, как такие законы, которым мир-до должен подчиняться. Отвергая это в корне несостоятельное понимание законов познания, марксизм-ленинизм утверждает, что то, что имеется в познании, ещё до процесса познания имелось в действительности.

Враги диалектического материализма приписывают обычно материалистической диалектике предвзятое отношение к окружающей действительности, заявляя, что диалектика признаёт лишь такие факты, которые согласуются с её утверждениями. Нелепый, клеветнический характер такого рода обвинений заключается в том, что диалектическому материализму приписывают идеализм, т. е. в корне противоположную, несовместимую с ним точку зрения. Марксистская диалектика нужна отнюдь не для того, чтобы, руководствуясь ею, признавать или отрицать существование установленных фактов. Марксисты исходят из фактов, из материальной действительности и в противоположность идеалистам никогда, конечно, не занимаются опровержением фактов. Диалектика необходима не просто для установления фактов, а для того, чтобы правильно разобраться в многообразии и сущности фактов, увидеть их связь, вскрыть законы их изменения, развития, свойственные им противоречия. В этом смысле Энгельс говорил, что материалистическая диалектика не является простым орудием доказательства, а представляет собой метод достижения новых результатов, метод познания того, что ещё неизвестно.

1. Основные исторические формы домарксистской диалектики

Марксистская история философии есть история возникновения и развития научно-материалистического мировоззрения, которое содержит и учение о наиболее общих законах движения, изменения, развития природы, общества, познания. Эти наиболее общие законы развития всего существующего называются диалектическими законами. Именно поэтому история философии есть вместе с тем история диалектики, история борьбы диалектики против метафизики. Начиная с первых шагов философской мысли, зародилась и неуклонно развивалась диалектика. С новыми великими открытиями науки с новыми достижениями общественной практики людей диалектика принимала новую форму. История философской мысли домарксистского периода знает три основные исторические формы диалектики: диалектику философов древнего мира, идеалистическую диалектику Гегеля и других немецких идеалистов конца XVIII - начала XIX в и диалектику революционных демократов XIX в.

Изучение исторических форм домарксистской диалектики показывает, что марксистский диалектический метод был подготовлен всей предшествующей историей познания. Оно опровергает вульгаризаторские взгляды, отрывающие марксизм от лучших достижений истории прошлого. Изучение исторических форм диалектики показывает, что марксистская диалектика - качественно новая ступень в развитии философии, которую осуществили Маркс и Энгельс. Оно опровергает также объективистское представление о марксистской диалектике, затушёвывающее её коренное отличие от ненаучной домарксистской диалектики.

Диалектика древних мыслителей. Диалектический подход к явлениям природы в элементарной форме имел место уже в древнем Китае, Индии, древней Греции.

Так, в древней китайской книге неизвестного автора утверждается, что изменение мира - результат взаимодействия противоположных начал. Уже в VI-V вв. до н. э. прогрессивные китайские мыслители учили, что мир находится в состоянии постоянного изменения: одни явления мира создаются, другие разрушаются.

Используя достижения философской и научной мысли народов древнего Востока, философы древней Греции наиболее полно разработали первую историческую форму диалектического рассмотрения явлений природы, которую можно охарактеризовать как наивную диалектику. Наивность диалектики древних греков резко проявилась в их представлении о первоначале, первоматерии, из которой возникают, развиваются все многообразные чувственно воспринимаемые явления. Так, Гераклит, наиболее яркий представитель наивной античной диалектики, доказывал, что всё происходит из огня и в огонь же превращается, постоянно изменяя форму своего существования. Огонь, горение образует, по Гераклиту, сущность всех вещей, вследствие чего и противоположности связаны друг с другом, превращаются одно в другое. «Всё обменивается на огонь, - говорит Гераклит,- и огонь на всё, подобно тому, как на золото товары и на товары золото».

Античные материалисты Демокрит, Эпикур, Лукреций Кар в своих сочинениях рисовали картину того, как из мельчайших материальных частиц-атомов, первоначально носившихся в мировом пространстве, постепенно формируются космические миры, в том числе и Земля, как мало-помалу возникают на ней всё более сложные явления вплоть до появления жизни и человека. Но эта правильная идея древних материалистов выражалась ими в наивных ещё представлениях об историческом прогрессе. Однако примечательно то, что идея развития, хотя и в наивной ещё форме, пронизывала все их представления о природе и обществе.

Выдающимся представителем античной диалектики был Аристотель (384-322 гг. до н. э.), для воззрений которого, как указывал В. И. Ленин, характерны живые зачатки диалектики. Аристотель высказывал диалектические мысли о развитии природы, о переходе вещей из одного состояния в другое, о превращении возможности в действительность. Исследуя формы и категории теоретического мышления, он диалектически подчёркивал связь понятий, отражение в них взаимосвязей, имеющихся в самом объективном мире. Однако и Аристотель, подобно своим предшественникам, не выходил за пределы общих представлений о природе.

Такого рода наивная, в значительной мере стихийная диалектика не была, конечно, научной. Характеризуя этот взгляд на природу, Энгельс указывает, что хотя этот взгляд и «верно схватывает общий характер всей картины явлений, он все же недостаточен для объяснения частностей, из которых она слагается, а пока мы не знаем их, нам не ясна и общая картина» [1]. В этом состояла одна из ограниченностей диалектики древних мыслителей.

В силу своей ограниченности диалектика древних, будучи направлена лишь на познание общей картины мира, была непригодна для исследования отдельных процессов, явлений, предметов. Ограничиваясь лишь непосредственно созерцаемой общей картиной окружающей действительности, наивная диалектика древних не вскрывала поэтому развивающихся реальных внутренних противоречий, присущих определённым процессам, вследствие чего ее общие представления о противоречии, движении и развитии были умозрительны. Такая диалектика не могла, конечно, преодолеть метафизики, она существовала наряду с ней, иногда даже в учении одного и того же мыслителя.

Чтобы правильно отобразить в сознании природу в её целом, раскрыть законы развития природы, необходимо было перейти от общих суждений о природе к изучению её конкретных предметов и явлений. Этот исторически необходимый этап познания - этап накопления конкретных знаний о природе - занял многие последующие столетия.

В условиях феодализма, хотя и замедленно и ограниченно, но неуклонно происходил процесс накопления отрывочных знании о природе. Начиная с XV-XVI вв. в связи с началом роста капиталистических отношений, развитием торговли, ремесла, промышленности естествознание быстро начинает двигаться вперед, совершая одно за другим выдающиеся открытия в области астрономии, механики, физики, математики и т. д.

Наука в этот период постепенно накапливала значительный фактический материал, в том числе и о растительном и животном мире, что позволило затем приступить к классификации растений и животных, к систематическому изучению их.

На первых стадиях собирания фактов познание отдельных явлений природы приводило к тому, что предметы природы рассматривались вне связи с другими, изолированно и вследствие этого вне движения, изменения и развития. Эти особенности естественнонаучного подхода к явлениям природы, абсолютизированные философами XVII-XVIII вв., привели к широкому распространению метафизики, заменившей собой наивное диалектическое мышление древнегреческих философов. Однако господство метафизики носило временный характер, ибо процесс накопления знаний об отдельных явлениях природы неизбежно приводил и не мог не приводить к подрыву этих позиций, к возникновению враждебных метафизике диалектических взглядов. Ярким примером этого в условиях XVIII в. являются идеи гениального русского учёного М. В. Ломоносова.

М. В. Ломоносов в противоположность господствовавшим метафизическим взглядам его времени доказывал, что вся природа - и не только Земля, но и другие небесные тела - находится в постоянном изменении. М. В. Ломоносов нарисовал в частности яркую картину непрерывного изменения земной коры.

В своём труде «О слоях земных» Ломоносов писал: «…Твердо помнить должно, что видимые телесные на земли вещи и весь мир не в таком состоянии были с начала от создания, как ныне находим, но великие происходили в нём перемены, что показывает история и древняя география, с нынешнею снесённая, и случающиеся в наши веки перемены земной поверхности. Когда и главные величайшие тела мира, планеты, и самые неподвижные звёзды изменяются, теряются в небе, показываются вновь, то в рассуждении оных малого нашего шара земного малейшие частицы, то-есть горы (ужасные в глазах наших громады), могут ли от перемен быть свободны?» [2].

Ломоносов настойчиво развивал идею единства мира, основывая эту идею на положениях развиваемой им научной атомистики. Благодаря этому он впервые в науке указал на внутреннюю связь физики и химии, разрушая тем самым метафизическую перегородку между этими науками. Установленный им закон сохранения вещества Ломоносов связал с законом сохранения движения. Тем самым в науке была выдвинута огромной важности идея взаимосвязи материи и движения, подрывающая коренные положения метафизики.

Эти великие идеи Ломоносова, намного опережавшие состояние современного ему естествознания, не были по достоинству оценены учёными той эпохи, находившимися власти метафизики. Только постепенно, под напором новых и новых данных естествоиспытатели конца XVIII и начала XIX в. приходили к идеям развития природы.

Французские материалисты XVIII в. Дидро, Гольбах, Гельвеций и др., будучи в целом метафизиками, также сумели в своих сочинениях высказать ряд гениальных диалектических догадок: они указывали на неразрывную связь движения с материей, рассматривали движение, как форму существования материи, отвергая метафизическое и идеалистическое представление о первотолчке. Дидро говорил о внутреннем неисчерпаемом источнике движения, заключённом в каждой частице материи, выдвигал прогрессивную идею о происхождении одних видов от других, менее развитых, считая главным условием эволюции изменение условий существования. Однако состояние науки того времени не позволяло этим мыслителям пойти дальше отдельных догадок. Лишь в первой трети XIX в. новые данные, накопленные естествознанием, позволили поставить вопрос о единой диалектической картине мира.

Идеалистическая диалектика Гегеля. Попытка обосновать в новых условиях идею диалектического развития была предпринята немецкими идеалистами конца XVIII и начала XIX в., в особенности Гегелем.

В начале XIX в., когда выступил Гегель, процесс изучения отдельных явлений природы и общества достиг той степени, когда уже начали складываться условия для понимания развития природы. Именно эти достижения науки о природе, а не само по себе развитие «чистого мышления» явились основой того, что Гегель пытался представить «весь естественный, исторический и духовный мир в виде процесса, т. е. в беспрерывном движении, изменении, преобразовании и развитии, и пытался раскрыть внутреннюю связь этого движения и развития…» [3]

Гегель поставил вопрос о всеобщности развития. Это было новой ступенью в развитии диалектической мысли, рациональным зерном гегелевской философии.

Однако, поставив этот чрезвычайно важный для науки вопрос, Гегель его не решил. Он не мог решить его, будучи идеологом немецкой буржуазии, становившейся после великой французской революции всё более и более трусливой и реакционной.

В ходе французской революции 1789-1794 гг. произошло дальнейшее расслоение третьего сословия. Диктатура якобинцев выражала не только тенденции некоторых революционных слоев французской буржуазии, но и натиск широких народных масс. Испугавшись движения народных масс, буржуазия стремилась остановить революцию. Немецкая буржуазия была смертельно напугана революционным движением, охватившим народные «низы». В обстановке отречения буржуазии от материализма, в борьбе против материализма и возникает немецкий идеализм как аристократическая реакция на французскую революцию и французский материализм. И если Гегель, поставив вопрос о всеобщности развития, так или иначе отразил определённые достижения науки, то в силу классовых причин он отражал их по-своему, идеалистически, т. е. извращённо.

Согласно философии Гегеля, природа сотворена «абсолютной идеей», она выступает как «инобытие» идеи и не развивается во времени. «И эту бессмыслицу развития в пространстве, но вне времени,- которое является основным условием всякого развития,- говорил Энгельс,- Гегель навязывал природе как раз в то время, когда уже достаточно были разработаны и геология, и эмбриология, и физиология растений и животных, и органическая химия, и когда, на основе этих новых наук, уже повсюду зарождались гениальные догадки, предвосхищавшие позднейшую теорию развития (например Гёте и Ламарк)» [4].

Гегель сформулировал основные принципы диалектики, но сформулировал их на идеалистической основе, вследствие чего гегелевская диалектика, пронизанная и окутанная мистикой, извращала реальные, диалектически совершающиеся процессы. Гегель ожесточённо нападал на утверждение материалистов о материальности движения, о самодвижении материи. Он доказывал, что природа вообще существует вне времени, т. е. не имеет ни прошлого, ни будущего. Гегель третировал как бессодержательное научное представление «о происхождении более развитых животных организаций из низших», прямо утверждая, что «в природе ничто не ново под луной… лишь в изменениях, совершающихся в духовной сфере, возникает новое». Все эти утверждения Гегеля свидетельствовали прежде сего о том, что он отрицал развитие материи, природы и материальной жизни общества и, следовательно, не признавал всеобщего характера диалектики, ограничивая её сферой идеалистически понимаемого сознания.

Диалектика Гегеля, в силу того что она была идеалистической диалектикой, в целом сама была заражена метафизикой и не могла преодолеть последнюю. Так, по Гегелю, процесс общественного развития останавливается на прусской сословной монархии, являющейся якобы вершиной общественного прогресса; прогресс познания останавливается на его, гегелевской философии; в процессе развития противоположности якобы примиряются и борьба между ними прекращается и т. д.

Идеалистическая система Гегеля, вопреки «рациональному зерну» его диалектики, была прямо направлена против революционного отношения к действительности. Диалектика Гегеля была обращена исключительно в прошлое, принцип развития применялся им лишь для "ведения настоящего из прошлого, для оправдания настоящего предшествующей ему историей. По отношению же к современности Гегель был чужд диалектики. Диалектическое мышление Гегель рассматривал не как отражение материальной действительности, а как нечто самодовлеющее, чем извращал не только понимание природы и общества, но и понимание человеческого мышления. Диалектика Гегеля носила извращённый, ненаучный характер. И стоило большого труда вскрыть под мистической оболочкой её рациональное зерно.

Этим «рациональным зерном» являлось учение о развитии; несмотря на присущую диалектике Гегеля мистификацию объективного процесса, рациональное зерно его диалектики содержало в себе глубокую догадку о действительных закономерностях развития.

Задачу обнаружения рационального зерна в философии Гегеля и использования этого зерна для создания - на основе обобщения общественно-исторической практики человечества и данных естествознания - качественно новой философии, философии партии пролетариата, разрешили основоположники марксизма Маркс и Энгельс. Они «отбросили реакционную систему гегелевской философии. Вместе с тем они удержали то прогрессивное, что содержалось в диалектическом методе Гегеля. При этом Маркс и Энгельс коренным образом переработали метод Гегеля, поставили его с головы на ноги, и, таким образом, идеалистическая диалектика Гегеля уступила место материалистической диалектике Маркса» [5].

К. Маркс в послесловии к первому тому «Капитала» решительно противопоставляет научную, материалистическую диалектику ненаучной, идеалистической диалектике Гегеля, раскрывая существующую между ними непримиримую противоположность.

«Мой диалектический метод не только в корне отличен от гегелевского, но представляет его прямую противоположность. Для Гегеля процесс мышления, который он превращает даже под именем идеи в самостоятельный субъект, есть демиург [творец, созидатель] действительного, которое представляет лишь его внешнее проявление. У меня же, наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней» [6].

Это классическое положение полностью разоблачает идеалистический характер диалектики Гегеля, которой рассматривал процесс мышления как сверхприродную, божественную силу. В противовес Гегелю Маркс показывает, что процесс мышления является отражением материальной действительности, что категорически отвергал Гегель. Маркс применяет диалектику к процессу отражения в сознании людей материальной действительности, рассматривая научный диалектический метод как отражение объективных законов развития мира.

Гегель всячески стремился доказать, что диалектика на базе материализма невозможна, что движение, изменение, развитие присущи лишь духовному. Этим самым Гегель фактически отрицал диалектику природы и, следовательно, отвергал сформулированное им самим положение о всеобщности диалектики. В противоположность Гегелю Маркс доказал, что научный, последовательный диалектический метод возможен лишь на материалистической основе. Лишь материалистическая диалектика вскрывает наиболее общие законы развития как объективные (т. е. независимые от сознания), как действительно всеобщие, т. е. присущие всему существующему.

Таким образом, марксистский диалектический метод в корне противоположен гегелевской диалектике. Метод Маркса - материалистическая диалектика, в то время как методом Гегеля являлась идеалистическая диалектика. Марксистская диалектика вскрывает всеобщий характер развития и борьбы противоположностей; идеалистическая диалектика Гегеля ограничивает сферу развития пределами духа, а вместо борьбы противоположностей проповедует примирение старого и нового. Именно поэтому в противоположность гегелевской идеалистической диалектике марксистский диалектический метод является единственно научным, единственно революционным подходом к изучению действительности, к её практическому преобразованию.

Диалектика революционных демократов. В тот период, когда Маркс и Энгельс создавали и разрабатывали новую философию - мировоззрение рабочего класса, в России возникала философия революционных демократов - Белинского, Герцена, Чернышевского, Добролюбова и их соратников и последователей. Хотя философия революционных демократов развивалась тогда, когда на Западе уже существовал марксизм, она всё же по своему содержанию, как идеология освободительного движения широких крестьянских масс, исторически должна быть отнесена к домарксистской эпохе.

Русская классическая материалистическая философия XIX в.-высший этап развития домарксистской философской мысли. Коренной особенностью философии Белинского, Герцена, Чернышевского, Добролюбова, отличающей ее от предшествующей философии, является то, что она выражает интересы не эксплуатирующих, а эксплуатируемых. Это - философия непролетарских трудящихся масс, поднимавшая знамя буржуазно-демократической крестьянской революции и выдвигавшая вместе с тем (правда, в утопической форме) идеи социализма. Эта философия не ограничивала, следовательно, своей задачи одним лишь объяснением мира, она пыталась теоретически обосновать его революционное преобразование в интересах трудящихся. Философия революционных демократов характеризуется ярким патриотизмом, открытым служением народу. Эта социальная основа и коренная особенность философии русских революционных демократов определяет их превосходство над предшествующими философами в области метода и философской теории.

Решительно разоблачая идеализм Гегеля, они, однако, не отбросили его диалектики, как это сделал, например, Фейербах, но использовали принцип развития (провозглашённый Гегелем на идеалистической основе) с целью объяснения явлений действительности.

Классики русской материалистической философии широко применяли принцип развития через противоречия в исследовании различных явлений природы и общественной жизни. Так, например, Герцен рассматривал развитие природы как такое, «которое начинается со стихийной борьбы, с химического сродства и оканчивается самопознающим мозгом человеческой головы» [7].

Активно разоблачая крепостнические порядки России, Герцен призывал к смене крепостнического строя новым, демократическим, рассматривая эту смену как историческую необходимость, обусловленную непреложными законами развития общественной истории. Он считал, что царству капитала и праву собственности так же придёт конец, как некогда пришёл конец царству феодальному и аристократическому. Герцен видел в диалектике «алгебру революции».

Чернышевский в работе «Критика философских предубеждений против общинного владения» писал: «Вечная смена форм, вечное отвержение формы, порождённой известным содержанием или стремлением, вследствие усиления того же стремления, высшего развития того же содержания, - кто понял этот великий, вечный, повсеместный закон, кто приучился применять его ко всякому явлению,- о, как спокойно призывает он шансы, которыми смущаются другие!.. он не жалеет ни о чём, отживающем своё время…» [8].

В понимании вопросов диалектики природы, в разрешении проблемы познаваемости природы и по многим другим вопросам русские революционные демократы XIX в. представляли лучшее, что было в философии домарксистского периода. Однако они не сумели распространить материализм на понимание общественной жизни, не смогли разработать системы диалектического миропонимания и перейти от утопического социализма (хотя и превосходящего утопический социализм западноевропейских мыслителей) к научному социализму. Историческое место русских революционных демократов в истории философии чётко определено В. И. Лениным в его характеристике Герцена: «Герцен вплотную подошел к диалектическому материализму и остановился перед - историческим материализмом» [9].

Высшую ступень домарксистской диалектики, нашедшую с точки зрения её классовой и научной характеристики яркое выражение в творчестве Белинского, Герцена, Чернышевского и Добролюбова, нельзя рассматривать как какое-то исключительно русское национальное явление. Там, где крестьянские массы этого периода и позднее поднимались на борьбу против угнетателей, в условиях, когда пролетариат не сложился в самостоятельную историческую силу,- там идеологи революционного крестьянства (например, Христо Ботев и Светозар Маркович на Балканах, Ахундов и Налбандян на Кавказе и др.) в своих философских и публицистических трудах демонстрируют глубокое понимание диалектики, стремятся диалектически подходить к изучению явлений.

Таковы основные исторические формы домарксистской диалектики. Изучение истории диалектики приводит к выводу, что марксистский диалектический метод является высшей и единственно научной формой диалектики, увенчивающей всё предшествующее развитие познания и указывающей науке путь к новым великим достижениям.

2. Марксистский диалектический метод -
высшая, качественно новая форма диалектики

Основные исторические формы домарксистской диалектики, рассмотренные выше, представляют собой ступени в развитии диалектического познания. Новая, высшая ступень в развитии материалистической диалектики - марксистская диалектика была создана Марксом и Энгельсом, великими вождями пролетариата, как метод познания и изменения действительности, метод революционного действия рабочего класса. Марксистская диалектика явилась важнейшим результатом великого творческого подвига, совершённого Марксом и Энгельсом, революционного переворота, произведённого ими в философии.

Опираясь на все завоевания научной мысли за предшествующий период истории, Маркс и Энгельс создали качественно новую диалектику, впервые ставшую научной.

Марксистская диалектика - наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления, всеобщий метод познания и революционного изменения действительности.

Великой заслугой Маркса и Энгельса является не только то, что они открыли диалектику в природе и обществе, но и то, что они обосновали всеобщий характер диалектики, её законов. Основоположники марксизма доказали, что законы взаимосвязи, движения, изменения, развития являются наиболее общими, относящимися ко всем без исключения явлениям мира. Такого вывода не могли сделать домарксистские материалисты вследствие ограниченности научных данных того времени, а также вследствие своей классовой ограниченности. Что же касается идеалистов-диалектиков, то именно идеалистический характер их диалектики исключал возможность доказательства всеобщности движения, изменения, развития. Идеалисты всячески стремились доказать, что диалектика присуща не материи, а «сверхматериальным» явлениям.

Открыв диалектику в природе и в обществе и научно истолковав её отображение в сознании человека, Маркс и Энгельс впервые обосновали всеобщий характер её законов. Несмотря на огромное различие между явлениями неорганической и органической природы, между обществом и явлениями природы, а также между всеми этими явлениями и мышлением, Маркс и Энгельс нашли то общее, что всех их объединяет: законы развития природы, общества и познания.

Энгельс указывает, что диалектика является наукой о наиболее общих законах всякого движения. Это значит, что законы диалектики имеют силу как для движения в природе и человеческой истории, так и для движения мышления.

Так, например, марксистская диалектика утверждает, что в природе, обществе и мышлении нет изолированных явлений, а, напротив, все они связаны друг с другом. Взаимозависимость и взаимообусловленность - всеобщий закон объективного мира.

Марксистская диалектика утверждает, что всё находится в состоянии движения и изменения и что все явления природы и общества имеют один и тот же источник своего развития - внутреннюю противоречивость. Таким образом, развитие и внутреннюю противоречивость диалектика рассматривает в качестве всеобщих законов природы, общества и мышления.

Обоснование закона сохранения материи и движения Ломоносовым, эволюции органического мира Дарвином, создание периодической системы элементов Менделеевым - эти и многие другие открытия науки подтверждают правоту учения диалектики о всеобщей взаимозависимости и развитии, подтверждают тот факт, что диалектика проходит красной нитью через всю историю развития науки, историю познания.

Весь ход развития естествознания XIX в. требовал изучения явлений природы в их органической взаимосвязи и взаимозависимости, в их движении, изменении, развитии. Начиная с первой половицы XIX в. развитие естествознания с необходимостью требовало диалектического подхода к анализу явлений природы. Вследствие этого диалектика в своём рациональном, освобождённом от гегелевского мистицизма виде стала абсолютной необходимостью для естествознания. Стихийный ход развития наук о природе, вопреки буржуазному мировоззрению естествоиспытателей, настоятельно требовал перехода от метафизики к диалектике - к материалистической диалектике, правильно истолковывающей явления и указывающей единственно верный путь их дальнейшего изучения.

Современное естествознание в ещё большей степени, чем естествознание XIX в., раскрывает диалектический характер процессов природы.

Такие достижения современной физики, как открытие законов внутриатомного движения, открытие волновых свойств у частиц материи, несмотря на реакционные метафизические и идеалистические выводы, которые делают из них буржуазные учёные, наносят сокрушительный удар по метафизике.

Ленин дал глубокую характеристику современной науки, идущей вперёд, вопреки всем козням реакционеров. В. И. Ленин писал, что современная физика «идет к единственно верному методу и единственно верной философии естествознания не прямо, а зигзагами, не сознательно, а стихийно, не видя ясно своей «конечной цели», а приближаясь к ней ощупью, шатаясь, иногда даже задом. Современная физика лежит в родах. Она рожает диалектический материализм» [10].

Марксистская материалистическая диалектика органически объединяет воедино данные всех наук, обобщает всю совокупность этих данных и даёт цельную диалектическую картину мира. Только марксистская диалектика как наука о всеобщих законах развития связывает в одну спетому все открытия наук о природе и общественных наук и, теоретически обобщал опыт всемирной истории человечества, служит великому делу борьбы прогрессивных сил всех стран за мир, демократию, социализм.

Коренное отличие марксистского диалектического метода от всех предшествующих ему форм диалектики состоит также и в том, что только марксистская диалектика является всеобщим методом научного познания явлений природы и общества; она является могущественным средством их изменения.

До возникновения марксизма наука не знала такого метода, который мог бы быть верным руководством для каждой науки и который позволил бы таким образом теоретически обобщать данные всех наук. Философы-идеалисты даже тогда, когда они занимались диалектикой, не ставили вопроса о познании материального мира. Те же из материалистов, которые доходили до понимания элементов диалектики в природе, не сумев довести диалектическое рассмотрение процесса развития доверху - до явлений общества и в том числе сознания, также не могли создать такой всеобщий метод познания.

«Метод» - слово греческого происхождения, означающее путь к чему-либо, приём или образ действия. Каждая наука пользуется собственными приёмами и методами исследования; свои особые методы имеют астрономия, физиология и другие науки. Эти частные методы конкретных наук не могут, однако, быть средством познания наиболее общих законов, по особому осуществляющихся в каждой конкретной области. Вот почему, как бы ни были совершенны частные методы, которыми пользуются науки, все они нуждаются для своего успешного развития в методе, вскрывающем общие законы развития материального мира. Таким методом, всеобщим по своему характеру, является марксистский диалектический метод.

Метод познания - это не пособие, искусственно создаваемое и внешнее по отношению к природе самих вещей и явлений. Наоборот, метод познания должен быть отражением того, что есть в самих вещах и явлениях. Марксизм не изобретал, не сочинял, а искал и открыл метод познания природы в самой же природе: открыл определённые общие законы, по которым развиваются все явления природы и общества, и именно эти законы, осознанные научно, сделал методом познания объективного мира, методом его изменения.

Марксистский диалектический метод познания - это наиболее общие законы развития объективного мира, открытые, осознанные идеологами рабочего класса и являющиеся поэтому средством дальнейшего познания и изменения объективного мира.

История философии, история науки вообще знает множество безуспешных попыток создания всеобщего метода познания. Многие философы пытались превратить математический метод в метод исследования всех явлении природы. Подобного рода попытки делаются и в настоящее время в буржуазных странах. Однако несостоятельность этой универсализации математических приемов исследования очевидна: законы любой специальной науки действуют только в её сфере.

Есть законы математические, физические, химические, биологические, физиологические, общественные и другие особые законы определённых явлений объективного мира. Может ли система каких-нибудь из этих законов составить метод познания для всех других явлений? Нет, не может, ибо каждый из таких законов действует только в своей области явлений. Речь же идёт о таких законах природы, которые общи решительно всем явлениям действительности и научное понимание которых даёт правильный научный подход ко всем явлениям природы и общества. Такие законы существуют в природе. Это - наиболее общие законы движения, изменения, развития, присущие всем явлениям природы, общества и познания. Эти законы и составляют объективное содержание марксистского диалектического метода.

Итак, не частные, а всеобщие законы природы, осуществляющиеся во всех областях и явлениях её,- законы диалектики - марксизм-ленинизм научно формулирует с качестве всеобщего метода познания.

Только потому, что законы марксистской диалектики объективны и всеобщи, ими сознательно руководствуются марксисты в условиях капитализма, организуя борьбу рабочего класса; ими руководствуются марксисты и в условиях социалистического строительства; ими же будут руководствоваться люди и при коммунизме. Однако всеобщность и объективность законов диалектики нисколько не исключают бесконечного многообразия форм проявления этих законов в зависимости от условий, места, времени.

Так, положение диалектики о том, что все в природе находится в состоянии изменения, развития,- вечно, ибо изменение и развитие явлений природы всегда были, есть и будут. Однако они всегда были и будут разными по своему содержанию и форме проявления. При начальном состоянии нашей планеты они имели один характер; появление первых живых организмов ознаменовало собой возникновение новых процессов изменения, развития; появлению человеческого общества сопутствовали новые, невиданные до того процессы изменения, развития. И в каждый данный момент в жизни природы постоянно действующие законы диалектики осуществляются по-разному: в одно и то же время процесс движения, изменения проявляется то в виде движения масс воздуха, то в виде окисления металла, то в виде гниения листа, упавшего с дерева, то в виде процесса образования нового биологического вида и т. д.

Это показывает, что постоянство законов диалектики нельзя понимать метафизически: законы диалектики, будучи всеобщими, проявляются в разных условиях по-разному.

Этим объясняется тот факт, что диалектика по своей природе глубоко враждебна начётничеству, талмудизму, ибо она может служить методом познания лишь при творческом её использовании, лишь при учёте конкретных сё проявлений.

Всеобщие законы диалектики проявляются в вещах не рядом с частными законами, не помимо них, а в них самих. В той области природы, какую изучает, например, физика, законы диалектики проявляются не помимо и не рядом с физическими законами, а в них самих - в физических законах. То же самое имеет место и во всех других явлениях природы и общества, где всеобщие законы - законы диалектики - проявляются только в специальных законах, свойственных данным явлениям.

Отсюда следует, что материалистическая диалектика, марксистская философия, не может стоять над специальными науками и предписывать им «свои» законы. Как раз наоборот: диалектика вскрывает лишь то общее, что присуще всем явлениям природы и общества, всем законам отдельных областей объективной действительности. Не будь этого общего в законах специальных наук, не могла бы существовать и самая диалектика, диалектический метод.

Философия не заменяет остальных наук о природе или обществе, а, наоборот, сама зиждется на открытиях этих наук: обобщая их достижения, она обнаруживает в них всеобщие законы. Другие же науки, руководствуясь всеобщими законами, открытыми марксистской философией, глубже проникают в сущность конкретных явлений природы, обнаруживая в них своеобразное проявление общих законов.

Так, марксистский диалектический метод находит источник своих сил в успешном развитии всех конкретных наук, а последние тем успешнее развиваются, чем вернее и полнее руководствуются марксистским диалектическим методом.

Классики марксизма-ленинизма неоднократно указывали на исключительно ватную роль диалектического материализма в развитии естествознания. Энгельс говорил, что естествоиспытатели, отмахивающиеся от философии, не только не освобождаются тем самым от неё, а, напротив, попадают под влияние наиболее отсталых, изживших себя философских учений. Лишь сознательное овладение материалистической диалектикой освобождает естествоиспытателей от всякого рода предвзятых мнений, предрассудков, односторонности, теоретической путаницы и непоследовательности.

Невиданно быстрыми темпами развивается советская наука. За одно лишь последнее десятилетие советские учёные обогатили естествознание крупнейшими достижениями: космогоническая теория, учение об образовании звёзд, нахождение путей использования внутриатомной энергии, открытие законов термоядерной реакции, теория происхождения клеток из неклеточного вещества, открытия в области агробиологии, почвоведения и т. д. Эти открытия нанесли сильнейший удар метафизике, ещё более укрепив позиции материалистической, марксистской диалектики.

Иная картина наблюдается в капиталистических странах, где многие естествоиспытатели воспринимают тлетворные идеи реакционной идеалистической философии и метафизики. Философствующие мракобесы усиленно внедряют в естествознание мистицизм, отказ от познания закономерностей, обосновывают сотрудничество науки и религии. Современное естествознание капиталистических стран опутано антинаучными, мистическими, насквозь метафизическими философскими системами.

Среди философов империализма находится немало таких, которые вообще отвергают необходимость придерживаться какого-либо определённого метода познания. В этом проявляется деградация современной буржуазной философии. Проповедуя идеализм, агностицизм, философы империализма отвергают научное познание, насаждают мистику, алогизм, интуитивизм. Бергсон, Уайтхед и многие другие сводят познание к божественному откровению, утверждая, что сущность мира постигается лишь подсознательно.

Принижая разум, современные мракобесы утверждают, что существует какое-то сверхчувственное познание, познание по наитию, познание без цели и метода. Отрицая необходимость научного метода, насаждая интуитивное, мистическое отношение к действительности, они превращают науку в служанку богословия.

Анализ философских систем идеологов империализма показывает, что и те философы, которые отказываются от метода, которые подменяют его «внутренним созерцанием», «подсознательным» и т. п., на деле тоже руководствуются методом, но методом антинаучным, метафизическим, таким же реакционным, как реакционны их системы.

Естествоиспытатели не могут обойтись без философии, писал Энгельс. «Вопрос лишь в том, желают ли они, чтобы над ними властвовала какая-нибудь скверная модная философия, пли же они желают руководствоваться такой формой теоретического мышления, которая основывается на знакомстве с историей мышления и с ее достижениями» [11].

Особенно велико значение марксистско-ленинской философии для развития науки в социалистическом обществе. Коммунистическая партия Советского Союза вела и ведёт неустанную борьбу против тех, кто растворял философию в естествознании, и против тех, кто отрывал естествознание от философии.

Коммунистическая партия разоблачила механистов, которые отрывали советское естествознание от философии, утверждая, что естествознание может развиваться без философии. Одновременно партия разоблачила я идеалистическую ревизию марксистской философии. Меньшевиствующие идеалисты, отождествив марксистскую материалистическую диалектику с идеалистической диалектикой Гегеля, подменив первую второй, сбивали науку на путь отрыва от практики социалистического строительства, на путь схоластической, формалистической игры философскими категориями.

Ведя решительную борьбу против механицизма и меньшевиствующего идеализма, против проникновения реакционных философских школ и школок в естествознание, Коммунистическая партия активно боролась и борется за внедрение материалистической диалектики в советскую науку. Ленин указывал, что «без солидного философского обоснования никакие естественные науки, никакой материализм не может выдержать борьбы против натиска буржуазных идей и восстановления буржуазного миросозерцания. Чтобы выдержать эту борьбу и провести ее до конца с полным успехом, естественник должен быть современным материалистом, сознательным сторонником того материализма, который представлен Марксом, то есть должен быть диалектическим материалистом» [12]. Это указание Ленина сохранило всё своё значение и по сие время.

Итак, диалектический метод представляет собой единственно научный метод познания и преобразования мира. Диалектический метод познания полностью подтверждается выводами современного естествознания, обогащается его новыми открытиями и является важнейшим средством приобретения новых знаний. Он полностью подтверждается выводами общественной практики, борьбой трудящихся против капитализма, за социализм и коммунизм и является боевым теоретическим оружием в руках коммунистических партий и всех прогрессивных общественных сил современного общества.

3. Материалистическая диалектика -теория познания и логика марксизма-ленинизма

Марксистская диалектика есть наука о всеобщих законах движения и развития природы, общества и мышления. Из этого следует, что одни и те же её законы являются законами объективного мира и законами познания. Например, требование марксистского диалектического метода рассматривать все явления в их органической взаимосвязи отражает объективный закон взаимосвязи, взаимообусловленности явлений. То же относится ко всем остальным чертам марксистского диалектического метода. Отсюда ясно, что законы диалектического мышления и законы развития объективного мира тождественны по содержанию и различаются лишь по форме.

Домарксистской, в особенности идеалистической, философии было свойственно противопоставление законов мышления (логики) и законов бытия (онтологии). Марксизм покончил с этим ненаучным противопоставлением, создав материалистическую диалектику как учение о законах развития и бытия и мышления. Домарксистской, в особенности идеалистической, философии было свойственно противопоставление логики и теории познания (гносеологии), понимавшейся как учение о возможности и границах познания. Марксизм покончил и с противопоставлением логики и гносеологии, показав, что материалистическая диалектика раскрывает законы познающего мышления, законы познания объективного мира. В диалектическом материализме дано неразрывное единство диалектики, логики, теории познания. «В «Капитале»,- указывает В. И. Ленин,- применена к одной науке логика, диалектика и теория познания материализма [не надо 3-х слов: это одно и то же]…» [13]

Развивая это положение, В. И. Ленин показывает, что то, что относится к «Капиталу» - величайшему произведению Карла Маркса, характеризует вместе с тем всю марксистскую философию: диалектика в понимании Маркса «включает в себя то, что ныне зовут теорией познания, гносеологией, которая должна рассматривать свой предмет равным образом исторически, изучая и обобщая происхождение и развитие познания, переход от незнания к познанию» [14].

Впервые вопрос о единстве диалектики и гносеологии был поставлен Гегелем. Однако Гегель, будучи идеалистом, извратил действительное содержание этого вопроса, сведя его в конечном счёте к богословскому утверждению о том, что всё существует и происходит в божественном мышлении и в этом смысле всё едино суть. Гегель рассматривает развитие не как реальный процесс, в котором из одних явлений возникают другие, новые. Такую материалистическую точку зрения на развитие Гегель, естественно, отвергал. Развитие Гегель отождествлял с познанием, рассматривая его как самопознание «абсолютной идеей» своего собственного содержания. Таким образом действительная история отождествлялась с историей божественного самопознания. Этот порочный взгляд на действительность и привёл Гегеля к мистификации не только истории, но и самого познания, которое было лишено Гегелем общественно-исторической человеческой формы, оторвано от практической деятельности людей, от чувственного восприятия действительности и превращено в чисто «логический процесс», совершающийся якобы в лоне «абсолютной идеи». Логика была обожествлена Гегелем и превращена им в основу всего существующего.

Маркс и Энгельс разоблачили эту мистификацию объективной реальности и процесса познания, вскрыли связь познания с общественно-исторической деятельностью людей, с практикой, с чувственным восприятием внешнего мира, освободили диалектику от привнесённой в неё Гегелем мистики.

Раскрыв органическую связь между развитием материальной жизни общества, прогрессом общественного производства и умственным развитием человечества, марксизм-ленинизм навсегда покончил с идеалистическим представлением о мышлении, как о некоем внеисторическом процессе: «Теоретическое мышление каждой эпохи, а значит и нашей эпохи, это - исторический продукт, принимающий в различные времена очень различные формы и вместе с тем очень различное содержание. Следовательно, наука о мышлении, как и всякая другая наука, есть историческая наука, наука об историческом развитии человеческого мышления» [15].

Такой наукой, раскрывающей законы развития познающего человеческого мышления, является лишь материалистическая диалектика. В этом смысле, как учение о законах развития познающего человеческого мышления, диалектика есть теория познания и логика марксистско-ленинской науки.

Раскрывая природу диалектического мышления, которое в высшей степени отличается определённостью, последовательностью, доказательностью, классики марксизма-ленинизма показали, что логическое есть отражение исторического процесса, его существеннейшего, закономерного содержания и что последовательность логического исследования воспроизводит в основных чертах последовательность основных стадий исследуемого исторического процесса. Таким образом, логичность научного диалектического мышления неразрывно связана с его содержательностью, с тем, что в нём правильно отражена действительность.

Подчеркивая это объективное содержание логики, Ленин пишет: «Логика есть учение не о внешних формах мышления, а о законах развития «всех материальных, природных и духовных вещей», т. е. развития всего конкретного содержания мира и познания его, т. е. итог, сумма, вывод истории познания мира» [16].

Ленин рассматривает диалектику как логику и теорию познания и таким образом обосновывает единство диалектики, логики и теории познания в философии марксизма. Логика, о которой в данном случае говорит Ленин, не существовала до Маркса, она создана марксизмом: это и есть материалистическая диалектика.

Каково же отношение материалистической диалектики к возникшей ещё в древние времена и существующей поныне обычной, формальной логике? Классики марксизма-ленинизма были противниками нигилистического отношения к формальной логике, постоянно подчёркивали, что без соблюдения элементарных законов правильного мышления, устанавливаемых ею, мышление вообще невозможно. Правила формальной логики марксизм рассматривает не как выдуманные, изобретённые, извне привносимые в мышление нормы, а как внутренние законы мышления, аналогичные внутренним законам языка, устанавливаемым грамматикой.

Подобно тому, как грамматика даёт правила об изменении слов и составлении предложений, формальная логика даёт правила соединения понятий и суждений, правила построения умозаключений, имея в виду но какие-либо конкретные понятия пли суждения, а вообще всякие понятия и суждения, абстрагируясь от конкретного содержания понятий и суждений, выделяя в них то общее, что лежит в их основе, и устанавливая таким образом логические правила, логические законы. Это сравнение логики с грамматикой - не простая аналогия, ибо язык и мышление (а следовательно, также грамматический и логический строй) находятся в неразрывном единстве, неотделимы друг от друга.

Отрицание формальной логики неизбежно ведет к алогизму, т. е. к отрицанию значения логического мышления вообще. В наши дни многие буржуазные философы выступают против разума, против логики, ибо разум и логика побуждают людей восставать против капиталистического варварства. Американский философ С. Лангер призывает «устранить водораздел между разумом и безумием», объявляет мышление ненормальностью. Английский идеалист Ф. Шиллер говорит: «Мы можем выбросить всю формальную логику, объявить её чепухой». В противовес этим реакционнейшим заявлениям представителей империалистической философии марксизм-ленинизм положительно оценивает формальную логику, как необходимую дисциплину, помогающую выработке последовательного, связного, доказательного мышления.

Буржуазные учёные, а вместе с ними и оппортунисты в рабочем движении, враги революционно-критической диалектики, всячески стремятся опорочить марксистский метод, приписывая ему несоблюдение обычных, элементарных правил мышления, устанавливаемых формальной логикой. Ленин и Сталин постоянно разоблачали эту клевету на марксистскую диалектику, неоднократно указывая на грубейшие логические несуразности, допускаемые буржуазными «критиками» марксизма.

Диалектику и формальную логику нельзя рассматривать как взаимоисключающие, враждебные друг другу противоположности. Марксизм освобождает формальную логику от метафизических, схоластических извращений и тем самым превращает её в научную дисциплину. Как и всякая наука, формальная логика должна опираться на диалектико-материалистическое понимание бытия и познания.

Таковы основные моменты, характеризующие марксистско-ленинскую диалектику как науку, как единственно научный метод, составляющий революционную душу марксизма-ленинизма.

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ

Одним из важнейших условий успешного познания и практического преобразования объективного мира является наличие правильного, научного метода познания. Единственным научным методом в современную эпоху является марксистская диалектика, правильно отражающая объективные законы движения, изменения, развития, присущие всем явлениям природы и общества.

Марксистский диалектический метод принципиально противоположен метафизическому методу и качественно отличается от всех ранее существовавших исторических форм домарксистской диалектики. Основными историческими формами домарксистской диалектики являются: 1) античная диалектика, носившая наивный характер, поскольку она не могла ещё опереться на развитие наук о природе и обществе и исходила непосредственно из данных чувственного созерцания мира; 2) идеалистическая диалектика Гегеля, содержавшая в себе «рациональнее зерно», которое было выделено и критически переработано Марксом и Энгельсом в процессе создания ими материалистической диалектики в корне противоположной идеалистической гегелевской диалектике; 3) диалектика революционных демократов, в особенности классиков русской материалистической философии XIX в., вплотную подошедших к диалектическому материализму, но остановившихся перед историческим материализмом, т. е. оставшихся на позициях идеалистического понимания истории, вследствие чего они не могли слить материализм и диалектику в единое мировоззрение.

Марксистский диалектический метод - высшая историческая форма диалектики, качественно отличающаяся от всех предшествующих. Марксистская диалектика - единственно научный метод познания и революционного преобразования мира. Марксизм доказал всеобщий характер диалектики, вскрыл всеобщие законы взаимосвязи, движения, изменения, развития всего существующего. Именно поэтому марксистский диалектический метод является всеобщим методом познания, одинаково обязательным для всех наук. Марксизм доказал, что материалистическая диалектика является теорией познания и логикой, что она всесторонне вооружает науку в решении самых сложных и трудных задач познания.

1 Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1953, с. 10
2 М. В. Ломоносов, Избранные философские произведения, Госполитиздат, 1950, с. 396-397.
3 Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1953, с. 23
4 Ф. Энгельс, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, Госполитиздат, 1952, с. 21
5 «О недостатках и ошибках в освещении истории немецкой философии конца XVIII - начала XIX в. », «Большевик » № 7-8, 1944 г., с. 15
6 К. Маркс, Капитал, т. I, 1952, с. 19
7 А. И. Герцен, Письма об изучении природы, 1946, стр. 37.
8 Н. Г. Чернышевский, Избранные философские сочинения, т. II, 1950, стр. 492.
9 В. И. Ленин, Соч., т. 18, стр. 10
10 В. И. Ленин, Соч., т. 14, стр. 299
11 Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1953, стр. 165.
12 В. И. Ленин, Соч., т. 33, стр. 207
13 В. И. Ленин, Философские тетради, 1947, стр. 215
14 В. И. Ленин, Соч., т. 21, стр. 38
15 Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1953, стр. 22.
16 В. И. Ленин, Философские тетради, 1947, стр. 66

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru