раздел «Проблема сингулярного начала моделирующей реконструкции социального развития»

Параграфы:


Практика отношений и формат (постановка проблемы)


 

Условная модель «абсолютно раскрытого» социального


 

Дополнение «дерева» порождаемых социальных форматов характеристиками «типических специфик»


 

Социальное в разрезе соотношения «объема и метаобъема»


 

«Возвратное» моделирование социального


 

Конкретная картина иерархического разветвления типизирующей локализации


 

Концепция «метода конструирования» социального норматива


 

Элемент (социальный)


 

Всеобщая хронология


 

Процесс (социальный)


 

Функционал (социальный)


 

Знак уникального социального вхождения


 

Фактичность социальная


 

Событие социальное


 

Множественная атрибутация


 

Cоциальная ситуация


 

Категории структур деятельностной группы


 

Несоциализированный фактор


 

Социальное результатное отложение (результатность)


 

Социальный кризис


 

Торможение социальной активности


 

Социальная «обусловленность»


 

Социальное «соответствие»


 

Социальная «завершенность»


 

Социальный носитель


 

Темпоральное зонирование структур


 

Признак социальной направленности


 

Иерархическая позиция знакового представительства


 

Систематика социальной однородности


 

Программируемость (или «метацикл»)


 

Персонификация


 

Социальная формализация


 

Социальная регуляция


 

«Проблема сингулярного начала
моделирующей реконструкции социального развития»:
Социальный носитель

Шухов А.

Социальный носитель: На фундаментальный формат «социальный носитель» лежащая в основе нашей модели концепция возложит именно функцию обозначения специфики некого условно отождествляемого на положении «дополнительного» содержания социального элемента, еще и обязательно разделяемого, кроме конкретно и фиксируемого в качестве «носителя», еще и определенным множеством неких других элементов. В целом группа подобного рода элементов, позволяющих их идентификацию посредством приложения к ним общей всем им характеристики «носитель», потому и будет предполагать их определение в качестве нечто располагающих общим порядком структурного включения в социальную действительность исполнителей. Отсюда и норма «социальный носитель» не обратится отождествление характеристик ни воздействия, ни медиативного обслуживания воздействия, ни телеологии активной составляющей деятельности, ни будет выражать собой наличия операции по обустройству социальной среды, но будет означать наличие лишь определенной упорядоченности по основанию положения или значимости для социальной действительности. Пока социальный элемент не выражает себя в качестве принадлежащего некоему типизирующему распространению, которое в нашем представлении фиксируется посредством норматива «носитель», до тех пор он и не предполагает его отождествления посредством назначения ему «определенной позиции». Отсюда смысл носителя и следует искать отнюдь не в выделении характеристик, подобных нормативам достижения реализационной полноты социального действия, что именно и отличает социальный элемент, но в констатации посредством данной нормы условия позиционной идентичности внутри социальной действительности. Способность некоторой составляющей социальной действительности выделить некое условие типического воспроизводства, задаваемое посредством порядка, выведенного нами как норма «социальный носитель», фактически и обеспечивает гарантированное проявление определенного содержания, как в части характеризующего его состава, так и процедуры. Если для передачи отражаемого понятием «социальный носитель» содержания прибегнуть к метафоре, то данную норму можно понимать комплексом условий модельного (возвратно-стабильного) вида существования типизированных форм социальной организации в условиях некоторой воспроизводимой социальной действительности. (Тип определения: предметное)

То условие типологической релевантности, для отображения которого наша модель и прибегает к введению нормы «социальный носитель», совершенно исключает применение к нему способа отождествления, ранее использовавшегося здесь же в отношении актуального (элементаристского) содержания социальной действительности. Более того, следует понимать, что мир помимо структурно-делительного отождествления включает в свои порядки и несколько иные форматы упорядочения. Подобное условие и позволит нам употребление в отношении нормы «социальный носитель» такого принципа упорядочения содержания социальной действительности, как характеристика «предельного совершенства» некоторой социальной организации или отличающего социальную действительность комплекса возможностей. В таком случае норма «социальный носитель» и обернется для понимания социальной действительности возможностью отождествления социальных проявлений именно вне их привязки к обстоятельственному ряду, как условно свободные от неких актуально налагаемых ограничений. Именно в подобном отношении носитель и предстанет истоком социального соотносительного «космоса», позволяя выделение, в частности, продемократической и антидемократической политики. То, что реальное положение вещей востребует из содержания, присущего именно этому данному экземпляру в качестве своего рода «чистой функции», и выделяет специфичную именно подобному содержанию «способность принять» подобного рода характерность, в противном случае определяя подобное социальное положение на положении «не пересекающегося» со свободой бытия такого рода «чистой функции». И, как ни удивительно, именно «контрсостояния», комплексы условий «потерянного контакта» и есть то, что образует начала смысловой идентичности социального носителя. Подобную роль и следует возложить на представления, отражающие не наличие феноменальности, но как бы ее условную возможность, в частности, такие формы как идеологическая «совместимость» разных обществ, специфическая «понятность» определенного высказывания, представление большинства источников развития данного рынка как «внешних». Так или иначе, но специфика нечто образующейся, главным образом по причине того или иного реального «несовершенства» «условной связи» именно и позволяет отражение такой специфики, как порядковое начало социального носителя. (Тип определения: область смыслов)

Любая «свобода извлечь выгоду», любые возможности «добиться большей приспособленности», любое содержание, указывающее на наличие некоего «несопряжения» действий показывают, что социальным структурам почему-то не удается обеспечить «устойчивость» протекания присущего им развития. Отсюда актуальное состояние социума и позволяет его понимание неизбежно воплощающим собой специфику некоторой «недостаточности», неспособности придания желанного качества исполнению задач социальной деятельности, или же - воплощающим состояние концентрации проявляющихся в нем инициативных способностей в руках не готовой к ведению нужной деятельности силы. Следующий отсюда вывод о разнообразии форм актуального несовершенства социальной действительности позволяет предпринять попытку сведения данных форм в некоторые группы. Одна из них объединит собой именно того плана носители, для которых основным существенным для них качеством среды явится именно незавершенность структур, выражающая присутствие качества открытости для инородной инициативы. Другая группа подчеркивает внутреннюю готовность к совершению действия перед неподготовленностью внешних объектов, выражая тем самым качество готовности к исполнению определенной функции. (Тип определения: смысловая группировка)

Своего рода иллюстрацией принципиальной возможности отрыва «максимума социализации» от актуализации данной «социальной способности» правомерно понимать именно пример, состоящий в описании того рода обществ, типология которых позволяет представить их рядоположенными в группе взаимно похожих обществ. Именно в данном отношении уже как бы «другой» природой будут располагать не такого рода рядоположенные, но иные общества, подверженные уже произвольному упорядочению структуры «местного» или «локального» происхождения: условие «неотрывности» самой их принадлежности практически исключает возможность появления универсализации посредством выделения задающего формат «социального носителя» порядка. Отсюда и неким общим началом задаваемого посредством социального носителя условия востребования социального порядка явится именно условие снятия ограничения, представляющего собой актуализированное «ограничение теперь». Соответствующая вводимой нами норме «социальный носитель» предметность реализуется исключительно в случае, когда неким социальным элементам предоставляется возможность самим «выстраивать себя же» в условиях данного социального окружения. Если же социальное развитие ограничивается, в частности, активностью одной крупной структуры (что характерно для неразвитых и примитивизированных обществ), то характерную для нее практику ведения деятельности трудно признать позволяющей отождествления посредством приложения нормы «социальный носитель». (Тип определения: областью возможного)

Историографии характерен именно такого рода интерес к проблематике, выведенной у нас здесь под именем нормы «социальный носитель», что исходит именно из потребности рассмотрения таких предметов, как трансформация в условность практики или традиции. Писатель из «популярного» превращается в классика, права социального слоя обращаются привилегиями, патриотические чувства развиваются в национальное самосознание; для понимания историков названные моменты нередко и представляют собой специфику, допускающую ее признание на положении телеологической или даже трансцендентальной составляющей. То есть социальный анализ придерживается в этом принципа, предполагающего понимание любого аспекта социальной действительности именно деятельностным условием, но не условием той типизации, наличие которой и предусматривает предложенный нами принцип «носителя». (Тип определения: комбинаторное)

Следующий параграф: Темпоральное зонирование структур

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru