раздел «Проблема сингулярного начала моделирующей реконструкции социального развития»

Параграфы:


Практика отношений и формат (постановка проблемы)


 

Условная модель «абсолютно раскрытого» социального


 

Дополнение «дерева» порождаемых социальных форматов характеристиками «типических специфик»


 

Социальное в разрезе соотношения «объема и метаобъема»


 

«Возвратное» моделирование социального


 

Конкретная картина иерархического разветвления типизирующей локализации


 

Концепция «метода конструирования» социального норматива


 

Элемент (социальный)


 

Всеобщая хронология


 

Процесс (социальный)


 

Функционал (социальный)


 

Знак уникального социального вхождения


 

Фактичность социальная


 

Событие социальное


 

Множественная атрибутация


 

Cоциальная ситуация


 

Категории структур деятельностной группы


 

Несоциализированный фактор


 

Социальное результатное отложение (результатность)


 

Социальный кризис


 

Торможение социальной активности


 

Социальная «обусловленность»


 

Социальное «соответствие»


 

Социальная «завершенность»


 

Социальный носитель


 

Темпоральное зонирование структур


 

Признак социальной направленности


 

Иерархическая позиция знакового представительства


 

Систематика социальной однородности


 

Программируемость (или «метацикл»)


 

Персонификация


 

Социальная формализация


 

Социальная регуляция


 

«Проблема сингулярного начала
моделирующей реконструкции социального развития»:
Концепция «метода конструирования»
социального норматива

Шухов А.

Формальные науки в случае постановки их моделированием задачи формирования строгих конструкций создаваемых схем прибегают к построению символьных языков. Искомое нами решение в части построения по сути «формальной» модели системы средств описания социальной действительности также нуждается в придании вводимым здесь концептам как можно большей строгости, каким-то образом позволяющей блокировать возможную пересекаемость создаваемых нами нормативов уже внутри непосредственно порядков отношений моделирующей конструкции. Ради достижения подобной строгости мы и прибегнем к определению наших моделирующих конструкций одновременно несколькими, представляющими собой разные форматы регистрирующих актов, видами определений. Но и помимо различия в специфике используемых нами определений, мы используем и возможность построения подобной «коллекции определений» в порядке, обеспечивающем такую последовательность представления моделирующей социальную действительность конструкции, чтобы смысл непосредственно данной конструкции постепенно позволял бы и его раскрытие в силу собственно последовательности ознакомления с содержанием представляемых определений. А именно, мы намерены следовать в этом тому порядку последовательного расположения применяемых нами видов определения, чтобы само расположение создавало бы условия, обеспечивающие диверсификацию устойчивости значения данного понятия в сознании знакомящегося с приводимыми подобным образом определениями.

Иначе говоря, мы определяем здесь принцип именно такого порядка описания социальных норм (или – выражающих подобные нормы понятий), что именно и построено посредством ряда поочередно следующих отличающихся по своей идеологии определений, где каждое следующее определение основано на использовании своего специфического способа реконструкции определяемого одновременно предполагая и отсылку к предыдущему определению. Тем не менее, каждое из подобных определений будет представлять собой описание, фиксирующее то реальное содержание социальной действительности, что извлекается посредством селекции «значащей» условности из простых именных комбинаций или из других комбинаций с «недостаточной» адресацией.

В любом случае, но мы позволим себе понимание, что используемое нами сочетание одновременно нескольких форм определения не означает использования неких произвольных и субъективных методов определения, по существу находящих именно случайное применение в силу их лишь вероятной способности характеризовать именно конкретно данную условность социальной действительности. Напротив, используемая нами комбинация нескольких форматов именно и позволит построение обобщения неких явно «широко применяемых» приемов определения, в своем развитии уже способных достичь сложности, соответствующей уровню реализации безусловно «направленной» функции определения. Или, иначе, наши определения будут ссылаться на массивы нестрогих оценок или свидетельств, которые именно и будут задавать точность значения непосредственно в силу возможности исходящей из единства подобного множества значений очевидной унификации.

Практически же наш метод определения понятия будет реализован посредством системы шести отдельных адресных определений, и сейчас мы обратимся к пояснению специфики каждой из образующих данный порядок формы определения.

Первую в нашей последовательности определений позицию мы отведем предметному определению, понимаемому нами обобщенным и по характеру именно онтологическим определением сущности как некоторого целого, обретаемого именно в единстве выделяющего данную значимость содержания. Основное нормирующее действие данного метода определения и будет, на наш взгляд, заключаться в возможности выделения человеческим сознанием некоторых предметных начал на положении именно некоторого обеспечивающего последующую формализацию семантического основания.

Выделение человеческим сознанием некоторой предметной определенности будет означать его согласие с идеей наличия основания, позволяющего констатацию некоей характерной для практикуемой им интерпретации «единицы понимания». Подобная «единица», обладая тогда определенной полезностью на положении уже утилитарно эффективной целостности представления, даже не предполагая ее использования в качестве производительно включаемой в мышление, способна оказать влияние на последнее лишь одним наличием в системе представлений, в восприятии и т.п. Поэтому та констатация, что, как правило, в прагматическом представлении и отождествляется в качестве определения, и будет представлять собой даваемую именно в связи с тем, что практика познания наиболее эффективно способна оперировать некоей условностью в случае именно выражения предмета такой условности посредством вполне определенной семантической конструкции. Именно образование подобного комплекса условности и позволит данной семантической единице представлять собой наиболее достоверный знак или маркер именно этой множественности фактов сознания. Присущая нашему мышлению способность «узнавания» значения и будет предполагать ее реализацию именно благодаря образованию такой комбинации обстоятельств, когда мы, не удовлетворясь употреблением слова (символа и т.д.), востребуем особенное изображение социального (и какого угодно другого) норматива. Возможности же выразительной системы явно позволят сопроводить подобную операцию услугой того предоставляющего средство отождествления сервиса, что позволяет диверсифицировать операцию семантической фиксации.

Следующая, мы и в практическом отношении предпочтем соблюсти выстраиваемую в нашем теоретическом описании средств определения очередность, «операция определения» будет представлять собой как бы совершение «шага назад» от уже состоявшегося события формализации смысла к предшествующему действию его «открытия». Первично в когнитивном процессе смысл выступает не в присущей ему предметной, своего рода онтологически «совершенной» форме, но всего лишь обнаруживается в виде функционально узкого операционального представления. Предметная форма здесь еще не более чем «прорисовывается», проявляясь в виде лишь контура еще окончательно не прояснившегося указания на не более чем предполагаемую возможность обретения полноценного предметного воплощения.

Конечно, источником познания социальной нормы выступает не какая-то единичная «прорисовка» подобной нормы, но именно целый ряд так или иначе взаимно подобных первичных представлений. Тогда каким бы образом они ни были представлены, взятые все вместе, подобные первичные представления в присущем им множестве и образуют ту неупорядоченную группировку смыслов, построение которой в процессе нашего определения происходит посредством простого несистематизированного перечисления. Фактически подобное перечисление представляет собой перечисление ряда отдельных действий восприятия (включая и его рефлексивное построение), выделяющих функции, в подобном состоянии лишь предположительно ассоциируемые агентом восприятия с некоей условностью, позволяющей ее понимание на положении нормативного начала социальной общности. Определение посредством выделения некоторых сущностей, ассоциированных с искомой характеристикой социальной действительности, будет названо нами определением при помощи действия выделения области смыслов.

В качестве следующей возможности вынесения определения мы прибегнем к элементарной операции простейшего спекулятивного манипулирования выделенными в предыдущем формате определения смыслами. Главным образом, подобное осмысление и будет представлять собой выделение систематически неразвитых «характерных» признаков, с помощью которых некие неполные в смысле требуемого представления о социальном нормативе данные и позволят их приравнивание к полноценному смысловому представлению (например: способность проявить строгость осознается и способностью к занятию руководящей должности). Фактически здесь будет выделено несколько, некий ограниченный перечень «типических» процедур установления смыслов притом, что подобные процедуры именно и позволят их обращение определенного рода «классификационными началами», упорядочивающими смысловое многообразие представлений о данном нормативе. Данная форма определения получит от нас имя определения посредством построения смысловой группировки.

Некоторые порожденные социальной нормой ассоциации и обуславливающие подобные ассоциации условности могут признаваться в когнитивном процессе наделенными большими возможностями представления данной нормы, чем какие-либо иные связанные с данной нормой элементы социальной среды. Подобного рода «показательные» ассоциации и позволят их отождествление на положении именно носителей условных характеристик «максимума» подобного рода смысла, привязывая к себе и некоторые другие представления о том же самом предметном начале, но располагающие уже меньшей содержательностью. Тогда подобного рода смысловые «маячки» и позволят их обращение своего рода точками притяжения «неполноценных» смысловых форм или незавершенных в смысле данного норматива наборов условий. Так образуются ряды смысловых подобий, само существование которых указывает на интеграцию данной нормы в общую систему порядков социальной действительности. Исходя из условия действительности такой интеграции, то есть, исходя из понимания, что для социальной нормы существует и предмет ее же нормативного «близкого окружения», мы и образуем новый формат определения, задавая ему имя «определение при помощи выделения области возможного». Если, к примеру, в данном обществе присутствуют ремесленное производство и в достаточной мере владеющая вербальными и изобразительными возможностями культура, то окружение, составленное такими социальными условностями формирует область возможного для такого занятия как инженерная деятельность.

Далее, характерной чертой понятия следует признать возможность его рассмотрения не только в качестве «сложившегося» представления, но и в качестве некоего условного «предмета аналитического поиска». Подобного рода «предметы поиска» способны появляться как в силу наличия определенных условий образования самих идей социальных норм (например, именно идеологизированные общества не допускают свободы выражения собственного мнения и потому располагают системами подавления свободомыслия), так и в силу преимущественного предпочтения определенного метода анализа. В частности, упомянутый нами второй вариант предусматривает возможность замещения структурных представлений «объемно-статистическими», равно же и последних структурными. Посредством каждой подобной комбинации, как и посредством обобщения всего богатства возможных комбинаций, появляется перспектива построения комбинаторного определения социальной нормы. Функция комбинаторного определения будет заключаться при этом в иллюстрации посредством выделения характеристики «когнитивной открытости» определяемой социальной условности.

И последний применяемый нами способ определения социальной нормы получит у нас имя определение экстенсионалом. Данное определение будет представлять собой способ определения, специфика которого и будет предусматривать возможность неупорядоченного перечисления условностей, представленных (скорее всего, субъективно) в отношении данной условности на положении относимых к ней в качестве «своих», «чужих» и «никаких». Возможность данного определения вытекает из следующего определенного Р. Карнапом принципа:

«Все согласны, что на основе произвольных или обусловленных высказываний человека лингвист может установить, согласен ли этот человек применять данный предикат к данной вещи, другими словами, означает ли этот предикат данную вещь для данного человека. Собрав результаты такого рода, лингвист может установить, во-первых, экстенсионал предиката «Hund» для Карла (рецепиента) в пределах данной области, то есть класс вещей, к которым Карл намерен применять этот предикат, во-вторых, экстенсионал противоречащего предиката, то есть класс тех вещей, для которых Карл отрицает применимость «Hund», в-третьих, промежуточный класс тех вещей, о которых Карл не желает ни утверждать, ни отрицать этот предикат. Объем третьего класса указывает на степень неопределенности предиката «Hund», если мы для простоты дела не будем принимать во внимание неосведомленности Карла об относящихся к делу фактах. Для некоторых предикатов, например «Mensh» (человек), этот третий класс очень мал, степень их экстенсиональной неопределенности низка». (Р. Карнап, «Значение и необходимость», с.338)

Таким образом, развернутая нами здесь посредством 6-ти форм последовательность определения будет включать в себя формы: предметное определение, определение посредством области смыслов, определение посредством указания смысловой группировки, определение посредством выделения области возможного, комбинаторное определение, определение экстенсионалом. Все данные форматы определения мы сведем далее в общую таблицу, где каждый будет пояснен его краткой характеристикой.

В завершение разговора об применяемых нами форматах определения следует сказать, что оригинальны, на наш взгляд, не только сами предложенные нами идеи социальных нормативов, но и реализованные в их описании форматы определения (кроме, собственно говоря, первого, «предметного формата»). Поэтому для нас достаточно трудно привести возможные аналоги или условные подобия не только большинству применяемых нами моделей и самих норм, но, равно, и собственно форматов их определения. Хотя следует признать, что в некоторых аспектах или же деталях подобного рода соответствия следует понимать вполне возможными.

ТАБЛИЦА
последовательности форматов
определений социальных нормативов

Предметное определение
П.О.
Предметный казус, позволяющий воспроизводство непосредственно акта отвлечения понятия от замкнутой и условно целостной «конструкции» социальной действительности. Единичное значение термина – слово. Мыслительная процедура («путь») объединения «представлений о» в абстрагируемый термин.
Область смыслов
О.С.
Показ нестрогой области смыслов термина. Иллюстрация на основе приведения всех наличествующих в речевой традиции возможностей указания данного понятия в исследуемой предметной области.
Смысловая
группировка
С. Г.
Способ индивидуалистического, особенного утверждения значения термина тогда, при наличии таких именно условий, когда сознание утверждается в убеждении, что встречается с явлением взаимозаменяемости смыслов. Признание частной группируемости смыслов.
Возможного область
В.О.
Выделение связей, наличие которых указывает на допустимость или востребованность определяемой нормы социального описания. Иллюстрация соответствия между коллекцией подобного рода связей и реализацией определяемой условности.

Комбинаторное определение
К.О.
Использование для определения понятия ситуационной группы «случаев поиска» смыслов термина. Употребление распространенных «комбинаций форм знания» из заведомо употребительных примеров поиска подобных значений. (Что, в частности, и восходит к материалам исследований наук социальная история и социология.)

Определение экстенсионалом
О.Э.
Определение через экстенсионал (через деление внешнего мира относительно предметности на три класса значений). Указание на возможность соотнесения понятию отвечающих ему «широких» подобий и возможность его удостоверения посредством подобного соотнесения. Отождествление понятия чужим, никаким и своим экстенсиональными классами значений.

Следующий параграф: Элемент (социальный)

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru