раздел «Проблема сингулярного начала моделирующей реконструкции социального развития»

Параграфы:


Практика отношений и формат (постановка проблемы)


 

Условная модель «абсолютно раскрытого» социального


 

Дополнение «дерева» порождаемых социальных форматов характеристиками «типических специфик»


 

Социальное в разрезе соотношения «объема и метаобъема»


 

«Возвратное» моделирование социального


 

Конкретная картина иерархического разветвления типизирующей локализации


 

Концепция «метода конструирования» социального норматива


 

Элемент (социальный)


 

Всеобщая хронология


 

Процесс (социальный)


 

Функционал (социальный)


 

Знак уникального социального вхождения


 

Фактичность социальная


 

Событие социальное


 

Множественная атрибутация


 

Cоциальная ситуация


 

Категории структур деятельностной группы


 

Несоциализированный фактор


 

Социальное результатное отложение (результатность)


 

Социальный кризис


 

Торможение социальной активности


 

Социальная «обусловленность»


 

Социальное «соответствие»


 

Социальная «завершенность»


 

Социальный носитель


 

Темпоральное зонирование структур


 

Признак социальной направленности


 

Иерархическая позиция знакового представительства


 

Систематика социальной однородности


 

Программируемость (или «метацикл»)


 

Персонификация


 

Социальная формализация


 

Социальная регуляция


 

«Проблема сингулярного начала
моделирующей реконструкции социального развития»:
Событие социальное

Шухов А.

Событие социальное: В данной модели социальной действительности норма «социальное событие» будет использована именно в качестве средства отождествления нечто имеющего место в подобной действительности «синхронизма процессов». Специфика социального события такова, что оно вполне допускает как наличие непосредственно обустраивающего его порядок отношений «процесса-синхронизатора», так и неорганизованный «естественный» порядок осуществления подобного рода синхронности. Само по себе событийное совмещение социальных процессов не обязательно подчинено неким пунктуально фиксируемым условиям их совпадения, но его реализация означает обязательность условия близости или «неразнесенности» по шкале физического времени существенных условий данных процессов. Другим характерным социальному событию именно в качестве определенного порядка аспектом непосредственно и оказывается выделение некоторого «ключевого» момента или моментов, образующих своего рода «базу» события; подобное основание при этом не обращается никакой структурной составляющей события, поскольку оказывается не более чем условием «привязки», служа лишь некоторым «центрирующим основанием». Предельный, неосуществимый идеал социального события допускает его выражение посредством именно полной взаимоопределимости двух процессов благодаря возможности именно общего и тому и другому процессу отсчета на шкале времени, хотя рядовой реальный вариант реализации социального события оборачивается синхронизацией составляющих социальное событие процессов лишь в некотором их протяжении. Тем не менее, и синхронность не более чем ключевых и даже отдельных моментов вовлеченных процессов будет позволять фиксацию оснований, лежащих в основе регистрации уже типических характеристик различных социальных событий. Далее, консолидированные в комплекс «социального события» процессы предполагают и их разделение на активный, «демонстрирующий» процесс, и другой, протекающий под влиянием первого, «обращаемый». Именно комбинация двух данных оснований процесса и позволит его отождествление в качестве именно нечто синхроаппликации, то есть воспроизводства в «обращаемом» процессе аналогичной задаваемой демонстрирующим протяженности социального времени (или - создающим в подчиненном процессе «обращаемый» этап или этапы). В качестве свойства основного, образующего событие «демонстрирующего процесса» можно выделить присущую ему избыточную готовность к распространению своего интервального содержания в качестве средства синхронизации. Именно подобная особенность и позволяет понимание социального события служащим определенному предназначению – распространению по социальной действительности порядка определенной темпоральной регулярности. (Тип определения: предметное)

Изобразить социальную действительность на положении нечто именно «множество фактов» зачастую создателям подобных схем препятствует собственно осознание ими невозможности обобщения на положении «фактов» неких разновидностей социальной структуры, не дополняющих действительность никакими новыми морфизмом или составляющей. Типичная природа подобной обращающейся в «помеху» конкреции - всевозможные связи синхронности процессов, образуемые на основе схемы с использованием центрирующей позиции. К перечню подобных примеров синхронного наложения процессов вполне допустимо отнесение митинга, забастовки, биржевой лихорадки, сходки, любых хозяйственных сезонных всплесков и колебаний, случаев совпадения тенденций и т.п. Сами собой казусы синхронности протекания процессов вряд ли предполагают определение им каких-либо строгих границ интервалов, как в физическом времени, так и объеме синхронизируемых процессов, допуская лишь их понимание на положении образований своего рода «принципиально примерного» объема. Отсюда и смыслами социального события правильно будет понимать именно ту особую специфику, что некая социальная среда воспроизводит подобный «способ» затраты времени: распоряжения, решения, проявления «живого» интереса, подчеркнутые поступки; специфика именно событийного построения равным образом отличает и такие формы, как складывающаяся обстановка и сами собой проходящие затруднения. Именно поэтому социальное событие и отличает то значение, что оно не представляет собой какое-либо средство воплощения отдельного существования, но наличествует именно на положении своего рода упорядочения социального «сопровождения». (Тип определения: область смыслов)

Вполне правомерной следует понимать оценку, собственно и свидетельствующую, что достаточно большое разнообразие форм смысловой интерпретации социального события практически исключает возможность выделения каких бы то ни было группирующих оснований, источником которых могли бы оказаться собственно внутренние связи события. Специфика состава в любом случае обращает событие чем-то непременно простым, организацией, не простирающейся далее возможности сочетания нормирующего и нормируемого процесса. У события наличествует огромное число сугубо ситуативных смыслов, просто не предполагающих выделения каких-либо тяготений и обобщения возможной в социальном развитии множественности, например «цепочки событий». Тем не менее, пристальное исследование способно указать на следующие особенности условно «социального предназначения» событийности: она способна «смягчать» некие «резкие» провалы в социальном развитии, формировать буферные образования, разделяющие виды определенно контрастирующей исторической практики. Описывая такой предмет как военный конфликт, мы, например, указываем на безрезультатное завершение переговоров сторон и объявление ими мобилизации. Именно подобная специфика и позволяет объединение смыслов событий в две определяемые непосредственно их «конструкцией» общности: событие настолько насыщено, что по завершении последнего относящегося к нему процесса обнаруживается «факт изменения», или же, напротив, отличающая содержание события «распыленность» обращается поглощением содержания события средой социального окружения. (Тип определения: смысловая группировка)

То специфическое содержание социальной действительности, формат которого собственно и выражает норма «социальное событие», не представляет собой того содержания, что собственно и образует, положим, нечто «инициативные истоки» социальных тенденций. Социальные события скорее фиксируют в некотором отношении «вехи» развития общества, своего рода наиболее удобное средство замера именно темпа наступления изменений. В подобном отношении и воспроизводство определенного плана событий непременно и обращается показательным отличием чьей-либо «всеобщей» готовности к действию, а если некое действие с претензией обращения принятым решением, запретом, закреплением нормы не воплощается в жизнь по наступлению момента «встречи» раскрывающего его события, то оно фактически и не воплощает собой подобное содержание. То есть подобного рода «заявляющее о себе», но не предполагающее последующего воплощения содержание и будет позволять его понимание изначально уже не наделенным необходимой функциональной «репрезентацией». Событие именно потому и позволяет его понимание не выходящей за пределы совершения «одной предупредительностью», что не более чем «предъявляет», но никаким образом не «реализует». Следовательно, возможность события и следует связывать с любыми условиями, при которых некоторые сложные социальные элементы обретают завершенную форму, не находя возможности для приложения активности. (Тип определения: областью возможного)

Особенностью самих по себе социальных событий следует понимать характерную «узнаваемость», что и определяет уже непосредственно отличающая события способность представлять собой «простой» перед лицом любого понимания предмет. И действительно, какие бы то ни было всевозможные решения, мнения, согласия, несогласия, препоны, улучшения, согласования, координации и т.п. явно обнаруживают ту очевидность, что и допускает ее фиксацию без привлечения дополнительной интерпретации. Условностью социального события следует понимать и нечто «еще не поглощенную» течением жизни конкрецию, то есть нечто, как бы «еще находящееся в поиске» возможности его обращения предметно определенным образованием, например, книгой, учением, верой, социальной стихией, подрывом власти. Именно подобную особенность как бы «ожидания» поглощения и следует понимать спецификой, именно и усиливающей в социальном событии его качество «простоты», что и обнаруживает любой показывающий совершение события пример: Юлий Цезарь, видя неуспех своих попыток мир решения конфликта с Помпеем, вынужден был ввязаться в гражданскую войну. Даже дополнение социального события хотя бы условием его «насыщенности» исподволь придает событию другой «оттенок»: случается, многие могут принять одновременно «решение Цезаря», как, в частности, страны, объявившие войну Германии с целью попасть в число учредителей ООН. Подобного рода уже «коллективный синтез» события означает уже выделение иной формы самой событийности, «надсобытия», - той, что и будет выделена в данной модели посредством введения понятия «ситуация». Многие виды исторических взаимосвязей «на жизненном пути» вещей, освобожденные от слишком подробной конкретизации в среде окружения, могут представлять собой именно социальные события. (Тип определения: комбинаторное)

Социальное событие, при всей при той его прямой противоположности социальному факту все же не обращается, как это можно было бы допустить, в его прямого антагониста. Социальный факт и социальное событие, обращаясь несовместимыми нормативными началами, выстраивают, тем не менее, именно такие связи значимости, что и указывают на доминирующее значение для социальной действительности именно социальных фактов. Принцип «главенства фактов» и вынуждает нас определить в ЧУЖОМ событиям классе значений не факты в качестве альтернативы событий, но сложные, возникшие в особенных социальных условиях системы или порядки отношений. Факты, то есть приносящие изменения дискретности, мы определим по отношению событий составляющими НИКАКОЙ событиям экстенсиональный класс значений. Факты, если подходить к ним «с меркой событийности», и, с одной стороны, отчасти отличает сходная с событиями специфика, и, с другой, и в некотором отношении структурное подобие событиям. СВОЙ же класс значений социальных событий будут составлять именно любые возможные порядки, «использующие время в качестве средства». (Тип определения: экстенсионалом)

Следующий параграф: Множественная атрибутация

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru