раздел «Проблема сингулярного начала моделирующей реконструкции социального развития»

Параграфы:


Практика отношений и формат (постановка проблемы)


 

Условная модель «абсолютно раскрытого» социального


 

Дополнение «дерева» порождаемых социальных форматов характеристиками «типических специфик»


 

Социальное в разрезе соотношения «объема и метаобъема»


 

«Возвратное» моделирование социального


 

Конкретная картина иерархического разветвления типизирующей локализации


 

Концепция «метода конструирования» социального норматива


 

Элемент (социальный)


 

Всеобщая хронология


 

Процесс (социальный)


 

Функционал (социальный)


 

Знак уникального социального вхождения


 

Фактичность социальная


 

Событие социальное


 

Множественная атрибутация


 

Cоциальная ситуация


 

Категории структур деятельностной группы


 

Несоциализированный фактор


 

Социальное результатное отложение (результатность)


 

Социальный кризис


 

Торможение социальной активности


 

Социальная «обусловленность»


 

Социальное «соответствие»


 

Социальная «завершенность»


 

Социальный носитель


 

Темпоральное зонирование структур


 

Признак социальной направленности


 

Иерархическая позиция знакового представительства


 

Систематика социальной однородности


 

Программируемость (или «метацикл»)


 

Персонификация


 

Социальная формализация


 

Социальная регуляция


 

«Проблема сингулярного начала
моделирующей реконструкции социального развития»:
Социальная формализация

Шухов А.

Социальная формализация: Имя «социальная формализация» будет использовано нами для отождествления нормы, определяющей возможности типизации такого элементаристского построения, как результатно сформированный запас номераторов. Типизацию практики образования результатного запаса номераторов и следует понимать источником особой возможности установления «рядового» порядка подкрепления новыми ресурсами, как, например, смысл парламентских выборов можно видеть в пополнении инструментария развития общества потенциалом наиболее активных и привлекательных политических фигур. Отсюда формализация и будет допускать ее понимание тем особым социальным порядком, что и открывает возможности универсализации акта образования результатной структуры, что далее и позволяет использование социальной результатности с целями как обретения социального равновесия, так и его нарушения. Те социальные отношения, основанием для воспроизводства которых и оказывается использование уже не «свободных», но именно формализованных запасов номераторов, приобретают совершенно другой социальный статус: они фиксируются общественным развитием на положении отношений, важных для поддержания социальной тенденции. Социальная формализация, как правило, возможна в обществах с конвенциональным планированием своего общественного развития (демократическое, олигархическое социальное устройство, к примеру). Именно формализация и представляет собой средство обеспечения определенного приоритета, например, национального над специфически социальным. И именно формализация и обеспечивает прирост объема возможностей различных социальных агентов, позволяя регулярный порядок усиления их потенциала посредством периодического предоставления запаса номераторов. (Тип определения: предметное)

Историография явно наполнена конкретными примерами проявляющих внутри некоей структурной области «заметных» отличий: так, в частности, одни структуры общественных отношений способны переходить из одного этапа развития в следующий, принося с собой и некие «особенные черты», «необходимо» олицетворяющие и непосредственно хронологическую точку их появления. Подобная «инъекция» и позволяет новому этапу развития исключать определенные виды исторической практики, и, второе, представляет собой средство блокирования тех или иных видов свободы социального развития, тем и обращая всякий социальный порядок в компромисс новых и традиционных организационных форм. Например, замена натурального хозяйства на товарное не уничтожает феодальной сословной системы, еще сохраняющейся и в период абсолютизма. Зарождение мануфактур еще не отменяет цеховые начала ремесленной корпорации, практикующей включение в качестве членов подобных «цехов» и те же крупные мастерские. Краткосрочный оборот и при развитом капитализме концернов господствует на множестве рынков, избегая вытеснения сферой кредитно-заемного оборота. Если исходить именно из представленных здесь иллюстраций, то своего рода «смысловой аксиологией» социальной формализации и следует понимать возможность образования «заимствуемых» порядков организации, «переносящих» куда-либо способы действия, «приравнивающих» к чему-либо процедуры деятельности, «блокирующих» наложение некоторых декларируемых ограничений. (Тип определения: область смыслов)

Если воспользоваться примером той, пожалуй, наиболее известной формализации, каковой и следует понимать сословную систему, то именно она и образует те начала, благодаря которым и образуются основные структуры «коллективной воли» общества, располагающие, в зависимости от вменяемых им обязанностей по поддержанию некоторых запросов, грамотностью, возможностью обеспечивать себя на войне, широкой коммуникацией внутри общества и вовне и т.д. Действительность подобного рода практик формализации и будет определять именно их функциональное предназначение. Иного порядка формализации, та же, в частности, «английская любовь к традициям» или свойство капиталистического рынка оборачивать капитал именно «на пределе физической возможности», – необходимы в силу создающейся здесь для общества возможности по сути «простыми» отношениями компенсировать «вакансию» необходимой структурности. Поэтому среди всех возможных смыслов формализации выделяются две основные смысловые группы: группа формирователей функциональных характеристик и группа верхнего предела роста структуры. (Тип определения: смысловая группировка)

Поддерживающие определенный уровень их «функциональной способности» социальные структуры в опасении утраты подобной функциональности и вынуждены резервировать возможность воспроизведения необходимых им функционалов. В свою очередь определенные субструктуры социальных структур, всегда «готовые» образовать необходимые функционалы, нуждаются в предоставлении им соответствующих условий. Вдобавок, если необходимость в некоей функциональности будет определяться еще и давлением со стороны «внешнего окружения», то тогда понадобится не просто обращение к практике «резервирования возможностей», но образование своего рода «сред» из таких агентов, что в условиях определенного способствования их активности получали бы возможность воспроизводства определенной функциональности. Своего рода «горячий резерв» определенного рода возможностей ведения деятельности, как только общество и осознает неизбежность проявления им некоторых вынужденных реакций, и позволяет ассоциацию подобного «резерва» с неким деятельным началом, что и делает возможной формализацию. (Тип определения: областью возможного)

В отношении того, что мы определяем как «формализация» предметом интереса историографии служит именно то, что допускает его определение в качестве нечто присущего формализации «формалистического аспекта» – характер законодательства, правового фундамента государства, актовые стороны деятельности – все, что лишь указывает на наличие формализации, но не обращается практикой типизации определенных результатных структур. И лишь выделение в качестве предмета анализа таких составляющих социальной действительности как социальная структура общества, уклады экономики, доминирование определенных социальных сил вынуждает историографию обратить внимание и на изучении и собственно формализующих посылов общественного развития. Однако историография, все же, склонна рассматривать подобные предметы вовсе не в качестве типизирующих порядков, но именно на положении тех или иных причинных связей. И подобный характер отличающего историографию понимания, по-видимому, так и будет владеть умами историков, пока они, например, продолжают мыслить право определяющей поведение человека условностью, но не формой вынужденного самими обстоятельствами общежития «продукта социального компромисса». (Тип определения: комбинаторное)

Очевидными кандидатами на вступление в ЧУЖОЙ формализациям класс значений следует понимать именно систематики социальной однородности, противопоставившие способности формализации свой собственный механизм стабилизации социума. Программируемости выдвигающие, в конечном итоге, формализацию в качестве отдаленной или косвенной перспективы осуществления метацикла, составляют НИКАКОЙ формализациям класс значений. Для формализаций членами СВОЕГО им класса значений явятся именно все те формы социальной типизации, основу которых и составляет именно «сложная» игра социальных возможностей в «сфере» общего времени – регуляции и отдельные, «глубоко социальные», персонификации. (Тип определения: экстенсионалом)

Следующий параграф: Социальная регуляция

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru