раздел «Проблема сингулярного начала моделирующей реконструкции социального развития»

Параграфы:


Практика отношений и формат (постановка проблемы)


 

Условная модель «абсолютно раскрытого» социального


 

Дополнение «дерева» порождаемых социальных форматов характеристиками «типических специфик»


 

Социальное в разрезе соотношения «объема и метаобъема»


 

«Возвратное» моделирование социального


 

Конкретная картина иерархического разветвления типизирующей локализации


 

Концепция «метода конструирования» социального норматива


 

Элемент (социальный)


 

Всеобщая хронология


 

Процесс (социальный)


 

Функционал (социальный)


 

Знак уникального социального вхождения


 

Фактичность социальная


 

Событие социальное


 

Множественная атрибутация


 

Cоциальная ситуация


 

Категории структур деятельностной группы


 

Несоциализированный фактор


 

Социальное результатное отложение (результатность)


 

Социальный кризис


 

Торможение социальной активности


 

Социальная «обусловленность»


 

Социальное «соответствие»


 

Социальная «завершенность»


 

Социальный носитель


 

Темпоральное зонирование структур


 

Признак социальной направленности


 

Иерархическая позиция знакового представительства


 

Систематика социальной однородности


 

Программируемость (или «метацикл»)


 

Персонификация


 

Социальная формализация


 

Социальная регуляция


 

«Проблема сингулярного начала
моделирующей реконструкции социального развития»:
Функционал (социальный)

Шухов А.

Функционал (социальный): Принадлежащее данной схеме моделирования социальной действительности понятие «социальный функционал» служит здесь для фиксации именно определенной перспективы действия социального элемента в совершаемых им актах, постоянной в смысле непосредственно присущего ей «качества перспективности», и той, благодаря которой социальный элемент и приобретает специфику безусловного присутствия в активности другого элемента. Одновременно и обязательным элементом собственно нормативного условия «социальный функционал» следует понимать его свойство составлять собой отличие непременно нечто «принадлежности». Социальный функционал именно и представляет собой то отличающее социальную действительность начало ее организации, что обращается именно предопределяющим «основанием» социального взаимодействия, характеризуя последнее именно отождествлением обладателя функционала свойством источника некоего «распространения», а его партнера по взаимодействию - свойством «получателя» определенного содержания. Одновременно для условного «узкого» понимания социальный функционал будет позволять его понимание и не обязательно ограниченной рамками взаимодействия условности, - нечто, собственно и отождествляющее функционал посредством собственно и обеспечиваемого им распространения и позволит его обращение уже в узком смысле нечто «функционалом». Тогда в смысле нестрогой оценки социальный функционал и допустит его понимание нечто социальной спецификой, что равно и в некотором конкретном, и, аналогично, в некотором множестве случаев будет представлять собой именно исполнителя «воспроизводимой ею функции». Для социального элемента функционал фактически означает приобретение элементом характеристики такого исполняющего действие агента, для которого поступок подобного действия не означает собственного шага развития, функционал представляет собой единую норму проявления активности, позволяющую закрепить такой порядок действия на условном «пространстве множества действий». Другой нормативной спецификой функционала следует признать именно им и формируемую возможность закрепления стороннего «участия в существовании», то есть функционал представляет собой предметное начало любого как социального «способствования», так и социального «нарушения». Таким образом, функционал следует понимать именно той отличающей данную модель социальной действительности базисной нормой, что именно и обозначает имеющиеся у социальных конкреций возможности формирования всякого конкретного задаваемого тем или иным выражением подобного норматива порядка матрицирования. С другой стороны, если действительность показывает как нечто, индивидуально развитое в практике действий одного социального элемента, предоставляет присущие ему возможности в пользование некоторым другим элементам, то это также следует понимать возможностью проявления первым некоей отличающей его функциональности. Функционал – это основное и практически единственное средство нормализации социального действия, обеспечивающее его «целостное» выполнение, как и реализующее возможность своего рода «наложения отпечатка» на подверженные действию условности. (Тип определения: предметное)

Социальную действительность и следует видеть именно особенным пространством либо «разверткой», содержанием которого и оказывается массив отдельных «всплесков» социальной активности, спецификой которых именно и следует понимать принадлежность всякого подобного «всплеска» определенному исполнителю некоего проявления активности. Совершающие поступки агенты недвусмысленно делятся на организаторов государственного переворота и на вживающуюся в устанавливающиеся реалии часть общества, на подлинных «моторов» бизнеса, и на ограничивающиеся «выживанием» предприятия, на занимающихся производством и исключительно потребителей. И здесь если функции «подданный», «стагнирующий бизнес» и «потребитель» практически исключают их строгое определение, то «диктатор», «лидер» или «производитель» в силу непосредственно занятой ими деятельной позиции явно нуждаются в наделении конкретным (строгим, частным) определением. Именно поэтому и все способное к проявлению в социальном взаимодействии определенной функции и будет выражать себя на положении функционала (или - «представлять собой функционал»). Тем не менее, и непосредственно специфика определенной функции вряд ли допускает ограничение лишь способностью к поддержанию «такого именно» порядка взаимодействия, ей следует располагать и нечто «локальным» значением, характеризующим условие ее конкретной позиции в некоем конкретном взаимодействии. Что и предполагает, что уже по отношению собственно течения взаимодействия определенная функция и обращается источником построения структуры условности, именно и обеспечивающей «мгновенное» распознавание любым воспринимающим воспроизводимую ею функциональность партнером. В итоге мы и приходим к возможности констатации, что внутри взаимодействия функционалы предполагают их выделение по своей способности обретения типической формы, как, в частности, преднамеренные «нарушители устойчивых комбинаций», исполнители видов деятельности «частного порядка», интеграторы и дезинтеграторы, коммуникаторы и вообще любые «наделенные некоторой способностью» исполнители. (Тип определения: область смыслов)

Как устанавливают приведенные выше определения, уже непосредственно природа схемной производной социального элемента «функционал» определяет его в качестве именно «превращающего начала» социального взаимодействия. Именно подобные основания и следует тогда положить в основание порядка, что хотя бы однократное вовлечение социального элемента в исполнение определенной функции во взаимодействии с неким элементом-партнером и обращается дополнением его собственного содержания установкой на готовность к «воспроизводству» в последующем подобного же взаимодействия. При этом существенно и понимание, что куда более типичен тот порядок, когда исторически «постоянно действующие» элементы – «функционалы» не предполагают выделения таких составляющих своего содержания, как непосредственно «вступающий в действие» состав и «второй эшелон» обеспечивающего состава. В отношении собственно функционала всякое социальное взаимодействие допускает лишь разделение на воспроизводимые в любом повторении «удобные», типические операции, и обремененные спецификой индивидуальных обстоятельств неудобные. Непосредственно понимание существенности подобного условия и позволит тогда построение определения всякой выделяющей «активную» функциональность специфики – именно таково сродство к типическим взаимодействиям, равно как и к иным формам социальной повторяемости. Социальный функционал, обращающийся на протяжении определенного промежутка времени средством многократного воспроизводства характерной ему функции и обращается для той социальной тенденции, что и «организует» свободное пространство для проявления его активности, уже нечто функционалом с «устойчивым значением». В большом историческом развитии подобные «определенные» функционалы и образуют основную опорную структуру собственно устойчивого течения подобного развития. Именно роль функционала как «опорной структуры» определенной социальной тенденции и следует понимать источником группового распределения смысловых специфик функционала - так и образуются смысловые группы функционалов, поддерживающих регулярность развития или функционалов, меняющих собственно контуры социальных «пространств». (Тип определения: смысловая группировка)

Если для социального развития допускать не только регулярную, но и иррегулярную форму воспроизводства, и именно в отношении последней и связывать собственно составляющую ее непостоянства с характером собственно и определяющих саму возможность подобной тенденции средств, то наиболее возможной причиной подобного непостоянства и явится именно нестабильность самих поддерживающих данную тенденцию функционалов. Социальная действительность складывается именно таким образом, что комбинация функционалов не обязательно трансформируется именно в ту структуру социальной действительности, ради получения которой такая комбинация и создавалась (примеры банальны: армия вместо побед терпит поражения, не хватает средств на конкретную покупку и т.п.). И тогда именно и преодолевающая, и, на первый взгляд, второстепенная практика «накопления функционалов» собственно и определит условия возможности существования функционала: воспроизведение функционала возможно именно в обстоятельствах, когда социальная действительность воспроизводит и условное «востребование» или даже контрвостребование тех или иных функционалов. Именно данное понимание и послужит нам аргументом в пользу допущения, что там, где имеет место деятельность, включая индивидуальную деятельность, именно для которой историческая тенденция и накапливает обеспечение, там присутствует и другая деятельность, «свобода действий», данная только с тем, чтобы благодаря собранному обеспечению осуществился функционал. (Тип определения: областью возможного)

«Функциональное описание» это стандартный и, фактически, повсеместный прием некоторой отличающей социальные и исторические исследования реконструкции. Даже сложно предложить пример хотя бы одной такой проблемы, что не предполагала бы реализуемой «в функциональном ключе» реконструкции. Приведем пример из достаточно известного исторического исследования, рассуждения историка Е. Тарле о Наполеоне в 1807 году: «Все эти бесчисленные и разнохарактерные дела решались Наполеоном ясно, точно, без всяких замедлений, и он не только решал те дела, которые ему присылались министрами, генералами, послами, но и сам ставил новые вопросы и срочно приказывал разработать соответствующе доклады». («Наполеон», 1941, с.175) Общая оценка значения функционального описания для историографии превосходно выражена в концепции С. Л. Утченко: «В мои намерения не входит, да и не может входить конкретное определение того, в чем состоят эти общности. Меня интересует лишь «историософская» сторона вопроса. Установление таких общностей (или повторяемостей) на одной ступени развития открывает, на мой взгляд, достаточно широкие возможности применения исторических аналогий и сопоставлений». («Глазами историка», с.221) Идея, предполагающая существование некоторого рода формальных действий – определенных функций – и позволяет ее понимание характерным образцом исследования социальной действительности посредством ее разложения методом выделения именно функционального содержания. (Тип определения: комбинаторное)

Такая форма, как присущее социальной действительности упорядоченное течение времени, то, что мы называем «социальный процесс», равным образом раскрывающаяся не только перед определенной функцией, но и, в силу вездесущности темпорального упорядочения, практически перед любым форматом, допускает ее признание принадлежащей ЧУЖОМУ функционалу классу значений. Историческая предметность, нормализованная внутренней регулярностью связей, собственно и объединяющих ее составляющие и потому и замкнутая на всеобщее социальное время, образует НИКАКОЙ функционалу класс значений. Внутри функционала, в противоположность процессу, не выделяется никакая сложная условность, он представляет собой «прочно скрепленную» реальность, заполняющую однозначно обуславливающее непосредственно его возможность пространство, поэтому и пространства, как места исторических изменений, будут относиться к СВОЕМУ функционалу классу значений. Этот же «свой» класс значений функционала заполнят и те произвольные формы деятельности, что, так или иначе, допускают их редукцию до вида обособленного взаимодействия. (Тип определения: экстенсионалом)

Следующий параграф: Знак уникального социального вхождения

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru