раздел «Проблема сингулярного начала моделирующей реконструкции социального развития»

Параграфы:


Практика отношений и формат (постановка проблемы)


 

Условная модель «абсолютно раскрытого» социального


 

Дополнение «дерева» порождаемых социальных форматов характеристиками «типических специфик»


 

Социальное в разрезе соотношения «объема и метаобъема»


 

«Возвратное» моделирование социального


 

Конкретная картина иерархического разветвления типизирующей локализации


 

Концепция «метода конструирования» социального норматива


 

Элемент (социальный)


 

Всеобщая хронология


 

Процесс (социальный)


 

Функционал (социальный)


 

Знак уникального социального вхождения


 

Фактичность социальная


 

Событие социальное


 

Множественная атрибутация


 

Cоциальная ситуация


 

Категории структур деятельностной группы


 

Несоциализированный фактор


 

Социальное результатное отложение (результатность)


 

Социальный кризис


 

Торможение социальной активности


 

Социальная «обусловленность»


 

Социальное «соответствие»


 

Социальная «завершенность»


 

Социальный носитель


 

Темпоральное зонирование структур


 

Признак социальной направленности


 

Иерархическая позиция знакового представительства


 

Систематика социальной однородности


 

Программируемость (или «метацикл»)


 

Персонификация


 

Социальная формализация


 

Социальная регуляция


 

«Проблема сингулярного начала
моделирующей реконструкции социального развития»:
Иерархическая позиция знакового представительства

Шухов А.

Иерархическая позиция знакового представительства: Для данной модели социальной действительности норма «иерархическая позиция знакового представительства» именно и будет представлять собой маркер позиции, занимаемой социальной условностью в силу ее сопоставления с другими социальными условностями данного хронологического периода, и основанной на присущей данной позиции соизмеримости с другими позициями по характеристике «силы» действия. Возможность отождествления «иерархической позицией» отличает не каждый тип социальной условности, но исключительно социальные знаки, и, одновременно, именно тогда, когда им и доводится представлять собой не единственное «уникальное в своем роде» отличие данного этапа всеобщей хронологии социального развития. Например, подобное отождествление вполне позволяет его наложение на те два социальных феномена, что именно и обнаруживают способность удержания значимости в течение конкретного общественного развития. В подобном смысле высшая иерархическая позиция будет принадлежать социальному знаку, дольше удерживающему инерцию отличающего его «особенного выделения» (например, если сопоставить исторический смысл социальных трансформаций «1917 год» и «сталинские репрессии»). Если этап социального развития, выразивший себя в знаковом формате продолжает этап, не создающий своего знакового представительства, то этап-преемник заимствует отношения иерархических позиций знаков, выделенных на предшествующем этапе. (Тип определения: предметное)

Своего рода условный «паспорт» всякой развитой социальной формации вряд ли допускает его понимание «полным» в случае невозможности внесения в него данных о времени появления в данном социальном развитии присутствующих в настоящий момент форматов его построения. Другое дело, что часто осознание важности проблемы исторического «корня» вынуждает исследователей к введению уже вымышленных подобного рода моментов «генезиса», хотя в действительности тот или иной традиционно существующий элемент может оказаться исходно присущим или даже фундаментально неизбежным. Особенно склонность к воспроизводству подобного рода картин отличает именно мифологию, оценивающую некую свою практику посредством своеобразного «счета» от условного момента фиксируемого ею первовоплощения. Если, в таком случае, отбросить нарочитые вносящие намеренное расширение конструкции мифологии, то системы иерархических позиций знакового представительства следует понимать порождением тех социальных практик, что прибегают к периодическому обновлению наполняющего их содержания. Отсюда смыслами иерархических позиций знакового представительства и следует понимать разного рода укоренения, присущности, традиционности и иные виды связей проекции существующих социальных комбинаций на генетически значимое для них прошлое. (Тип определения: область смыслов)

Та иерархия знакового представительства, что именно и задает систему условности, что проецируется и на настоящее течение социального развития, не обязательно располагает началом, относящимся к началу и данного этапа или близкому ему времени, для нее допустимо и положение проекции какой-либо иной, например, сторонней «сферы развития». Если данное общество содержит линию развития, опережающую степень развитости соседних обществ, то заложенная в нее иерархия становится прообразной, к примеру: созданная Петром I русская регулярная армия обратилась к копированию порядков армий европейских государств. Иерархии, смысловые «виды» которых и обращаются предметом сопоставления и сами «принципы» которых и оказываются предметом распространения, позволяют их определение как переносимых. Совершенно иная группа иерархий будет образована уже теми иерархиями знакового представительства, что в силу ряда особенностей отличают уже уникальное положение определенных социальных формаций: в Византии, на последнем этапе ее истории, религиозная догматика более последовательно влияла на формирование политических тенденций нежели, например, сфера экономического развития. Подобного рода иерархии сильно зависимы от особенностей социального развития и закрепляющих их социальных сред. Они потому и позволяют их определение на положении именно иерархий особенностного закрепления. (Тип определения: смысловая группировка)

Позволяет ли темпорально-иерархический порядок знакового закрепления его понимание собственно продуктом эпохи его первоначальной реализации? Означает ли положительный ответ на поставленный вопрос еще и признание действительности такой специфики социальной организации, как наследование «распределения интенсивности» между разными областями деятельности конкретного общества посредством механизма «передачи традиции»? Нет, скорее всего, распределение видов деятельности в обществах следует понимать определяемым непосредственно актуально представленными условиями, никоим образом не формируемым на положении именно «прямого продукта» иерархического обустройства знакового закрепления. Однако фактическая самостоятельность подобного распределения ничуть не мешает тому, что уже более общие определяющие распределение видов социальной деятельности основания будут предполагать их понимание в качестве несомненной причины возникновения некоего иерархически реализуемого порядка отношений. Фактически и воспроизводимую посредством институциональных начал социума иерархическую схему важности социальных практик и следует понимать отображением исторически предшествовавшего распределения знаков уникального вхождения в развитии данного общества. Например, в развитии науки появление новой фундаментальной теории, будь то классическая механика, теория относительности или исчисление бесконечно малых устанавливает новые правила выделения таких «знаков уникального вхождения» как конкретные теоретические модели. Следовательно, и непосредственно иерархия возможна в случае, когда на ее долю выпадает именно функция своего рода «посылки» для конституирования новой определенности, в противовес простой однозначности произвольного темпорального зонирования социальных структур. (Тип определения: областью возможного)

Известная нам историография тот формат социальной условности, что уже в создаваемой нами модели именно и выделяется как «иерархическая позиция знакового представительства», как правило, склонна соотносить со спецификой «итоговых» или связанных с аспектами «исторического наследия» видов социальной условности. Или, что немаловажно, она практически посредством применения того же «ключа», что и представляет собой введенный нами формат иерархии позиций знакового представительства, анализирует проблему «исторических корней». Благодаря наличию подобных представлений историческое описание открывает для себя возможность построения всевозможных как прогнозов, а, равно, и «обратных проекций». К числу подобных прогнозов явно принадлежат и своего рода «балансы ценностей», типа «золотой-бронзовый-железный» век, теории упадка нравов и религиозная эсхатология (обоснование необходимости второго пришествия). Иерархизация в значительной мере облегчает конструирование приветствуемой многими историческими аналитиками простой или «упрощенной» причинности. Для историографии последнего времени характерен интерес к такой специфике «исторического наследия» как «демократические гарантии» общественного устройства, неизбежность «индустриального роста», «предрешенность» смены социальных систем, культурный прогресс человеческой цивилизации в целом. (Тип определения: комбинаторное)

ЧУЖИМ иерархиям знакового представительства классом значений следует признать имеющие возможность закрепления в «возвратном порядке» допускающие регулярное упорядочивание устоявшиеся формы социального развития. Нормирование и регулирование «слабых» взаимодействий через «привлеченное общее время» образует НИКАКОЙ для иерархических позиций класс значений. В состав СВОЕГО класса значений иерархии знакового представительства будут относить любые допустимые формы необратимых исторических изменений. (Тип определения: экстенсионалом)

Следующий параграф: Систематика социальной однородности

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru