раздел «Проблема сингулярного начала моделирующей реконструкции социального развития»

Параграфы:


Практика отношений и формат (постановка проблемы)


 

Условная модель «абсолютно раскрытого» социального


 

Дополнение «дерева» порождаемых социальных форматов характеристиками «типических специфик»


 

Социальное в разрезе соотношения «объема и метаобъема»


 

«Возвратное» моделирование социального


 

Конкретная картина иерархического разветвления типизирующей локализации


 

Концепция «метода конструирования» социального норматива


 

Элемент (социальный)


 

Всеобщая хронология


 

Процесс (социальный)


 

Функционал (социальный)


 

Знак уникального социального вхождения


 

Фактичность социальная


 

Событие социальное


 

Множественная атрибутация


 

Cоциальная ситуация


 

Категории структур деятельностной группы


 

Несоциализированный фактор


 

Социальное результатное отложение (результатность)


 

Социальный кризис


 

Торможение социальной активности


 

Социальная «обусловленность»


 

Социальное «соответствие»


 

Социальная «завершенность»


 

Социальный носитель


 

Темпоральное зонирование структур


 

Признак социальной направленности


 

Иерархическая позиция знакового представительства


 

Систематика социальной однородности


 

Программируемость (или «метацикл»)


 

Персонификация


 

Социальная формализация


 

Социальная регуляция


 

«Проблема сингулярного начала
моделирующей реконструкции социального развития»:
Признак социальной направленности

Шухов А.

Признак социальной направленности: Понятие «признак социальной направленности» будет отождествлять у нас такой уровень диверсификации нормативности социального носителя, наличие которого позволяет устранение любых актуально отличающих социальные номераторы характеристик, сохраняя в рамках подобной редукции исключительно специфику отличающей номераторы реакции на определенное «раздражение». Поэтому «признак социальной направленности» утрачивает значение условия принадлежности именно определенному периоду исторического времени и превращается в формально-дискретную норму «эффективности действия» или «эффективности организации». Именно благодаря совершающемуся в признаке сочетанию направленности рафинированной «специфики действия» и начала социального востребования признак и приобретает значение ведущего определителя возможности «возвратности» для социальной действительности. Признак социальной направленности представляет собой именно того рода норматив, что отмечает именно «неистребимые» виды социальной условности, немедленно возрождаемые обществом после окончания активного периода деятельности по их уничтожению. Фактически «признак социальной направленности» позволяет его понимание еще и своего рода «концептуальным скелетом» социального номератора (процесса, функционала). (Тип определения: предметное)

Внимательное отношение к предмету социальной действительности не позволяет обойти вниманием те комбинации, что конкретно и строятся на пренебрежении или признании мало значимыми индивидуализирующие данную условность специфические черты ее реализации. Как правило, подобная оценка адресуется условным рядам уподобляющихся и не отличающихся сложностью представительства форм. Или, в другом случае, подобный характер способен отличать еще и формы в некотором отношении «типической дислокации»: на указанном рынке данная компания – лидер массового производства, другая – лидер в сфере инноваций; среди государств одно ориентируется на экспансию, другое на индустриальный рост, третье на следование в фарватере сильного патрона. В том же отношении показателен и пример отличий внутри множества однозначных элементов, выделяемых при рассмотрении той или иной множественности в качестве своего рода «актуализации»: одно государство направляет в настоящий момент свою активность на совокупные потребности общества, другое, по соседству, стремится создать лучшие условия для частной группы лиц. Наконец, сюда же следует отнести и такого рода специфики, основу которых и составляет возможность выделения демократического или олигархического государственного устройства, литературы школ романтизма или реализма, призывной или наемной армии, натурального или рыночного хозяйства, экономики самообеспечения или экспортоориентированной. Явной спецификой подобного рода функционально ориентированных смыслов и следует понимать их фактическое отвлечение от непосредственно самой социальной «механики», при одновременном сохранении лишь непосредственно характерного номератору «предназначения». Именно подобный способ позиционирования и позволяет приведение социальной условности к картине ее «простого формата»: демократизма или консерватизма социального общества, рассудочности или восторженности массы читателей, способности производителя обеспечивать лишь самого себя или доводить продукт до товарного качества. Представленные нами всевозможные форматы редукции социальной условности и образуют собой область смыслов признака социальной направленности. (Тип определения: область смыслов)

Если позволить себе вынесение оценки «на скорую руку», то тогда именно лучшей из известных попыткой систематизации признаков социальной направленности следует понимать идею известной как «протестантская этика» модели М. Вебера. Тем не менее, явно проглядывающая в подобном понимании определенная незавершенность именно и позволит ее объяснение намерением использования представления о «прямой актуализации» этического норматива вместо наделения его спецификой лишь относительной связи с реальной социальной организацией. Напротив, основанием уже предлагаемого нами подхода именно и следует видеть отказ от использования прямого порядка определения социальной направленности, с его заменой порядком, основанным уже на принципе выделения «чистой» специфики, или на принципе утрачивающего связь с состояниями его генезиса и завершения условного действия. И именно в пределах подобной интерпретации, если выделяемый в значении признака типаж и обращается «доминантой» широкой социальной практики, и, в силу этого, социальные номераторы явно и «подпадают» под универсализующее нормирование подобной типизации, то данному случаю будет соответствовать группа смыслов находящих порождающий их механизм реализации признаков. Если, в ином случае, последовательность произвольной комбинации будет представлять собой именно начала, собственно и придающее социальной активности положение, в силу которого условия ситуативного ограничения навязывают ей некоторую «несобственную» типизацию, то здесь будет иметь место выделение признаков, лишь формирующих способы своей реализации. Пример последнего положения вещей – в 30-х годах XX в. советский институт «колхоз» на Северном Кавказе представлял собой лишь внешний формат существования традиционной семейной общины. Показанное здесь различие составляет две известные нам группы смыслов признака социальной направленности. (Тип определения: смысловая группировка)

Как бы то ни было, но при неспособности определенного множества номераторов отобразиться на положении отличающих некую социальную систему или среду форм типологически устойчивой специфики не сложится и собственно возможность позиционирования подобного множества как определяемого «признаком социальной направленности». Более того, реальны и такого рода номераторы, которые именно и отличает специфика отторжения распространяемой на них нормы «признак социальной направленности». В частности, если в качестве номераторов представить некие обладающие и социальным смыслом, но по своей природе биологически спонтанные проявления индивидуальной активности, то они вряд ли когда-нибудь могут быть представлены в признаковом формате (те же биологические мотивы паники, например). Отсюда чем сильнее определенная активность укореняется именно в присущих ей социальных истоках, то тем вероятнее обретение определяющим ее социальным номератором формата «признак социальной направленности». В силу этого и непосредственно возможность наделения социального номератора форматом «признак социальной направленности» присутствует исключительно в случае, когда на непосредственно действительность номератора направлены ограничивающие замещение подобного рода «сфер деятельности» и общественное востребование, и общественная регламентация. (Тип определения: областью возможного)

Социологическое и историческое описание действительности во многом невозможны без использования характеристик, так или иначе подобных нашей норме «признак социальной направленности». Подобная неизбежность особо ощутима в случае необходимости представления описания такого явления, как «группа» или «серия» близких по своему социальному эффекту инцидентов. Если, например, вспомнить революцию 1848 года, то феномен ее «повсеместности» заставляет историков наделять поступки и сценарии этих революционных событий чертами национального «колорита», в условиях явно неизбежной констатации отличающей каждое отдельное звено подобной всеевропейской революционной «волны» «общности целей». Признаковую специфику следует понимать лежащей и в основе понимания, разделяющего капитализм на «торговый» и «промышленный», феодализм – на «сельский» и «городской», коммунистические системы – на «жестко тоталитарные» и «мягкие» и т.п. Известные по литературе и наделенные именно спецификой «нашедших» (типических) признаков примеры – это «протестантский капитализм» М. Вебера, экономика бумажных денег, демократическая оболочка власти олигархии и т.д. Историки довольно активно используют некое подобие признакового анализа, но при этом достойно сожаления понимание ими подобного анализа на положении в определенном отношении неординарного, не представляющего собой рядовой практики ведения исторического исследования. (Тип определения: комбинаторное)

ЧУЖОМУ признаку классу значений способны принадлежать любые фиксирующие генезис социальных элементов исходные «действительные точки» шкалы времени. Системно организованные показатели социального существования образуют НИКАКОЙ признаку класс значений. Признак допускает весьма свободный порядок отнесения к СВОЕМУ классу значений любых определяющих возможность образования неких «общих отношений» практик упорядочения социального содержания, а также и любую возможность построения проекции из числа принадлежащих нормирующим и регулирующим акциям сред окружения по отношению включенных в них элементов. (Тип определения: экстенсионалом)

Следующий параграф: Иерархическая позиция знакового представительства

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru