раздел «Проблема сингулярного начала моделирующей реконструкции социального развития»

Параграфы:


Практика отношений и формат (постановка проблемы)


 

Условная модель «абсолютно раскрытого» социального


 

Дополнение «дерева» порождаемых социальных форматов характеристиками «типических специфик»


 

Социальное в разрезе соотношения «объема и метаобъема»


 

«Возвратное» моделирование социального


 

Конкретная картина иерархического разветвления типизирующей локализации


 

Концепция «метода конструирования» социального норматива


 

Элемент (социальный)


 

Всеобщая хронология


 

Процесс (социальный)


 

Функционал (социальный)


 

Знак уникального социального вхождения


 

Фактичность социальная


 

Событие социальное


 

Множественная атрибутация


 

Cоциальная ситуация


 

Категории структур деятельностной группы


 

Несоциализированный фактор


 

Социальное результатное отложение (результатность)


 

Социальный кризис


 

Торможение социальной активности


 

Социальная «обусловленность»


 

Социальное «соответствие»


 

Социальная «завершенность»


 

Социальный носитель


 

Темпоральное зонирование структур


 

Признак социальной направленности


 

Иерархическая позиция знакового представительства


 

Систематика социальной однородности


 

Программируемость (или «метацикл»)


 

Персонификация


 

Социальная формализация


 

Социальная регуляция


 

«Проблема сингулярного начала
моделирующей реконструкции социального развития»:
Процесс (социальный)

Шухов А.

Процесс (социальный): Принцип «социальный процесс» означает введение той определяющей социальное содержание нормы, нормирующее действие которой именно и распространяется на условия фиксации всякой социальной действительности на положении именно продолжающегося расходования ресурса времени «до момента завершения» случая. Именно поэтому в отношении непосредственно «востребования времени» процесс и позволяет его понимание своего рода «черновой» характеристикой элементарного качества времени в пространстве социальной действительности. Отсюда и собственно «время процесса» позволит его отождествление на положении именно нечто «закрытой» структуры, наличие которой будет означать фиксацию неких социальных объектов либо отношений в положении «несостоявшихся», действительных не в присущем им полном смысле, но лишь определяемых в характерной им «способности замещения» времени. Потому и основанием для выделения качества «процесса» следует понимать именно положение, в котором превзойден уровень достаточности, образуемый сочетанием условий, известных как «слагаемые» процесса, то есть может быть выделена социальная ощутимость некоторой же социально представленной протяженности времени именно как протяженности. Тогда и формат процесса фактически и будет предполагать его понимание именно такого рода спецификой, что непосредственно и устанавливает действие условия в некотором смысле «обратного» подчинения «времени действию», когда действие выделяется на положении еще совершаемого, а не произведенного и на настоящий момент исключает его представление всеми необходимыми слагаемыми присущей ему совершённости. Простейшая форма процесса наблюдается уже в простой неоднородности социальных условий, образуемой минимумом в виде двух элементов, один из которых востребовал ресурс физического времени для своего действия, а другой – продолжил представлять собой неизменно тот же. Социальный процесс, таким образом, невозможно рассматривать в качестве преимущества активности, но следует – на положении ресурса времени, обеспечивающего протекание тенденции в направлении определенного изменения. То есть социальный процесс представляет собой характеристику «эффективно нагруженного» времени в сравнении с просто физическим порядком изменения времени. Причем процесс представляет собой качество «эффективности» времени не просто по отношению инициирующих его социальных агентов, но и по отношению в целом той общности, которой собственно и адресована деятельность подобных агентов. Так одностороннее замещение непредназначенного времени в порядке процесса превращается в характерное качество срока, где каждое действие исполнителя, обращенное к самому себе как «неизвестное» время, одобряется или отрицается иными, что создает и предпосылку «ощущения времени как потребности». (Тип определения: предметное)

Вмещаемое реальным историческим описанием богатство конкретного содержания во многом обязано возможности фиксации именно «действующих» длительностей, состояний подчинения продолжительности природе действия, и в подобном смысле уже физическая длительность процесса явно уже обращается своего рода «фоновым» отличием социальной действительности. Простейшее, тривиально «количественное» нормирование времени социальной активности обнаруживает его значимость исключительно по отношению процессов предельно малой для социального измерения длительности – исключительно соотносящихся именно с биологически необходимым для совершения поведенческого акта количеством времени. Но в силу этого и внесоциальная специфика протяженности вполне позволяет ее признание одним из числа возможных смыслов социального процесса. Тогда кроме такого возможного смысла социального процесса, как внесоциальный источник длительности другим возможным смыслом можно понимать его как бы «порядковый номер» в перечне состава процесса большего масштаба, его связь с более общей длительностью или частным действием большего процесса. Подобного рода близостные смыслы и представлены всякого рода «инкубационными периодами», периодами подготовки, периодами первоначального накопления, моментами «take-off», эпохами возникновения простейших отношений; или – периодами расцвета, периодами бурного экономического роста, периодами установления устойчивой формы собственности и даже периодами активной жизнедеятельности; наконец, сюда относятся периоды заката, упадка, хозяйственной дезорганизации, экономического кризиса (полоса кризиса). (Тип определения: область смыслов)

Построение нами нашего осознания социального процесса в отличающем его качестве базисного норматива организации социальной действительности вполне возможно на основе именно «перевоплощения» собственно и лежащей в основе процесса специфики течения времени в образ «действующего» времени (времени-вектора). Специфика социального процесса просто не предполагает ее подмены характеристикой уже определенного «воздействия времени» – регулярного или периодического видов репрезентации времени, связанных с измерением его физической длительности. Социальный процесс отличает совершенно иная специфика: благодаря процессу появляется возможность регуляризации воздействия, приобретающего последовательный и при этом же постепенный порядок осуществления, что и обеспечивает, например, обретение порядка «постоянства нарастания» происходящих изменений. В таком случае именно условная «длительность» своего рода «пути до цели», та, что «входит в» и удостоверяет процесс, и позволит ее обращение характеристикой реального «подобия» процессов. Отсюда и будет следовать, что сравнению должны подлежать именно произошедший когда-то процесс-»прообраз» и настоящий процесс–»аналог» такого рода исторически «предшествующего» процесса. В подобном сравнении, чем длиннее дистанция, отделяющая аналогию от диспозиции прообраза, тем «короче» длительность возможного аналога. Например, в Англии всеобщее избирательное право утверждалось в течение веков и достаточно постепенно (окончательно утвердилось в сер. XIX в.), во Франции подобное развитие прошло несколько быстрее, практически за столетие (к 1872г.), когда в Германии - уже за несколько десятилетий. Именно подобного рода «уплотнение» и следует понимать источником отличающего социальный порядок свойства «приспособляемости» показателей его протяженности, когда специфика целостности будет предполагать ее отнесение не к условию физической протяженности времени, но к условию целостности акта совершения действия. (Тип определения: смысловая группировка)

Одной из допустимых интерпретаций социального процесса и оказывается его осмысление на положении именно «времени, необходимого простому условию для обращения посредством развития наделенным более сложной структурой». Именно таково, если взять наиболее простой пример, обращение желания заработать реальной проявляющейся социальной активностью. Отсюда и социальный процесс позволит его понимание нечто тождественным собственно развитию, если только подобное развитие позволяет его отождествление в качестве казуса «исполнения решения», достижения цели, «поставленной перед кем-то» к моменту его начала. К примеру, вслед за Англией страны Европы и США пережили «процесс установления» социальной системы капитализма. Идея подобного развития «вслед за» «лидером», «состоявшимся случаем» именно и предполагает универсализацию оснований всех случаев подобных процессов по основаниям первого. Так или иначе, все последующие «тиражируемые» процессы безусловно будут воспроизводить уже известные задачи исторически первым реализованного процесса, поскольку собственно процесс не представляет собой здесь идентичности объема физического времени, но обращается именно условием «идентичности совершения». Фактически же это будет означать, что процесс-прообраз следует понимать «взламывающим лед» определенных ограничений для идущих ему вслед процессов-копий, когда он сам вступает в историю в условиях крайней неопределенности притом, что воспроизведение следующих процессов может начаться непосредственно «за» его окончанием. Повышение же степени свободы протекания обеспечивающих сходный результат процессов наблюдается в средах, где социальная активность преодолевает «последние препятствия» для обретения цивилизационной структурой в некотором отношении ее нового «основного состояния». Специфика социального процесса способна отличать также и некоторые формы искусственного востребования времени, что видно на примере той же продолжительности службы в армии. Так или иначе, но для «игроков» поля социальной действительности социальный процесс и следует понимать «наиболее простым» в его реализации средством воспроизводства влияния», – присущий процессу минимум формальности и обращает его тем абсолютно готовым средством, которое легче, чем что-либо иное, начать исполнять. Социальный процесс именно и следует видеть тем основанием социального предрегулирования, введение которого еще не нарушает замкнутости требующей регулирования предметности. (Тип определения: областью возможного)

Распространенное употребление понятия «социальный процесс» обращает его для фиксации во многом разнящихся друг от друга смыслов, свойством данного понятия и следует видеть именно его достаточное удобство для отождествления любых темпоральных ограничений и форм упорядочения на основе временных шкал любых форматов социального развития. Если изучаемое, например, исторической наукой условие допускает его представление в качестве точки начала отсчета времени, то задаваемая благодаря образованию подобной позиции последовательность уже позволяет ее понимание представляющей собой «процесс». Что же именно за специфика будет отличать подобное «начальное условие отсчета», согласно распространенным представлениям историков, не столь и существенно. С другой стороны, С.Л. Утченко характеризовал «время историка» в качестве идентичного физическому, но в то же время представляющего собой категорию времени в «одной определенной системе отсчета». Второй важной характеристикой исторического времени он считал направленность. («Глазами историка», с. 164) «Общим местом» историографии и следует понимать представления о порядковых форматах времени, отождествляемых своего рода «независимым» началом отсчета. В их числе и «с начала царствования», и в период парламента этого созыва, и в ходе достигнутой экономической стабилизации, политической самостоятельности, с начала проведения данного политического курса. (Тип определения: комбинаторное)

Доступные нам возможности оценки и позволяют признание некоего рода социальных действий, тех, нормативное начало которых и предполагает их представление именно производными от целей усовершенствования и диверсификации некоторого положения вещей, и, далее, чья социальная реализация привязана уже не к сроку (интервалу времени), но именно к дате, образующим ЧУЖОЙ процессу класс значений. Исторические предметности, в которых внутренняя регулярность (в том числе темпоральная) социальных связей заложена практически «внесоциально», составляют НИКАКОЙ для процесса класс значений. И, наконец, виды развития элементом нормативной реализации которых и оказывается непременное включение в их порядковое построение характеристики продолжительности во времени, и будут представлять собой СВОЙ процессу класс значений. (Тип определения: экстенсионалом)

Следующий параграф: Функционал (социальный)

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru