раздел «Проблема сингулярного начала моделирующей реконструкции социального развития»

Параграфы:


Практика отношений и формат (постановка проблемы)


 

Условная модель «абсолютно раскрытого» социального


 

Дополнение «дерева» порождаемых социальных форматов характеристиками «типических специфик»


 

Социальное в разрезе соотношения «объема и метаобъема»


 

«Возвратное» моделирование социального


 

Конкретная картина иерархического разветвления типизирующей локализации


 

Концепция «метода конструирования» социального норматива


 

Элемент (социальный)


 

Всеобщая хронология


 

Процесс (социальный)


 

Функционал (социальный)


 

Знак уникального социального вхождения


 

Фактичность социальная


 

Событие социальное


 

Множественная атрибутация


 

Cоциальная ситуация


 

Категории структур деятельностной группы


 

Несоциализированный фактор


 

Социальное результатное отложение (результатность)


 

Социальный кризис


 

Торможение социальной активности


 

Социальная «обусловленность»


 

Социальное «соответствие»


 

Социальная «завершенность»


 

Социальный носитель


 

Темпоральное зонирование структур


 

Признак социальной направленности


 

Иерархическая позиция знакового представительства


 

Систематика социальной однородности


 

Программируемость (или «метацикл»)


 

Персонификация


 

Социальная формализация


 

Социальная регуляция


 

«Проблема сингулярного начала
моделирующей реконструкции социального развития»:
Социальное результатное отложение (результатность)

Шухов А.

Социальное результатное отложение (результатность): Имя результатность данная модель будет понимать идентификатором именно такой выделяющей всего один уровень размещения (одноуровневой) социальной структуры, что именно и формируется сведением в некое простое множество номераторов, принадлежавших ранее некоторой коллекции обособляемых характеристик. Собственно поступок изъятия номераторов у обособляемых характеристик и будет допускать уже возможность совершения акта фиксации «ресурса активности» истекших социальных взаимодействий. Именно в этом некие сведенные с помощью в определенном отношении «мета-связей» в некоторое единство обособляемые характеристики и позволят их скрепление той специфической формой интеграции, основу которой и составят уже не упорядоченные, но именно условно свободные номераторы (процессы и функционалы). Именно поэтому и непосредственно природой результатности следует понимать не действительность определенной «постоянно существующей» структуры, но действительность структуры-восполнителя бесструктурного порядка, формирующейся в пространстве социальной действительности в моменты его трансформации. Отсюда результатность и позволит ее представление не на положении более распространенного оператора закрепления, но на положении именно транспортного оператора; ее предназначение собственно и состоит в последующей передаче изначально передаваемых результатности номераторов некоему «новому порядку» социальной организации. Одновременно результатность отличает и индифферентность к скорости ее и образования, и ликвидации, - ее образование и ликвидация на фоне социальных масштабов времени способны происходить и мгновенно, и постепенно. В социальном развитии результатность может порождаться как на положении побочного (ненамеренно возникающего) продукта, так и продукта, за появлением которого стоит именно целевой механизм его образования. Если образование результатности обуславливает именно некая планомерная деятельность, то далее она, как правило, передается для локальной интеграции неким партнерам данного социального развития. В подобном случае породившее результатность развитие, ликвидируясь и условно «возрождаясь», воссоздает себя уже не посредством «рыхлого», но посредством определенным образом рационализированного порядка. (Тип определения: предметное)

Сильно неоднородные социальные среды, какие бы формы социальной активности не определяли бы их условное «лицо», не исключают их обращения и источниками тенденций, направленных уже на затухание проявляющейся в них активности. Однако не всегда подобного рода потенциально возможная нестабильность привлекает общественное внимание благодаря именно мерам компенсации или регенерации вроде бы затухающих тенденций. Специфика «неровности» протекания отличает абсолютно все направления социальной активности - от экономики, где мы видим и предпринимаемые в ответ специальные акции искусственного поддержания активности, до идеологии, где общее угасание интереса общества порождает противодействие в виде организации новых «поветрий». В подобной связи уместно вспомнить и о мерах передачи прав ведения деятельности от одних структур другим, от полиции к прокуратуре, например. Именно за непосредственно возможностью подобного рода мер условной «реновации» и скрывается иная возможность, а именно - получения управляющим агентом в свое распоряжение потенциала некоторой результатности. Потенциал результатности именно и следует понимать тем особым «социальным капиталом», предназначение которого и заключается в его употреблении на оснащение и переоснащение социальных структур, на восполнение недостаточности содержания одних перед другими, на усложнение характеристической специфики деятельности структур. Или, иначе, результатное наполнение номераторами именно и обеспечивает возможность навязывания социальной структуре в некоторых условиях ее существования некоей культивируемой в ней исторической роли. (Тип определения: область смыслов)

Представленное выше определение результатности через выделение области ее смыслов именно и показательно в том отношении, что для результатности специфику ее значимости определяет вовсе не непосредственно самоданность, но именно присущая ей способность быть представленной посредством заключенного в ней ресурса «свободных номераторов». То есть наполняющий результатность ресурс номераторов - он именно и обращается ресурсом подкрепления активности средствами ее осуществления. В большей части случаев именно интенция образования «ресурсного подкрепления» некоего действия и будет представлять собой ту цель, что определяет и непосредственно необходимость в образовании результатности неким социальным агентом, часто ожидающим наступления некоего изменения условий существования. Одновременно и ожидания в части последующего употребления «богатств» результатности не предполагают их окончательной формализации: они предсказуемы, скорее всего, с некоторой «ценностной» точки зрения, но вряд ли позволяют определение с позиций той целесообразности, что и осознается неким пользователем собранными ресурсами. Отсюда и фазу образования результатности следует понимать построением последней не под определенного пользователя, но под определенный тип использования: или мгновенное приложение результатности, быстрая «раздача» ее запаса, или – постепенный «расход» – поглощение потенциала, связанное «мерой надобности» у кого-то, при «свободе» употребления номераторов под выполнение отдельных операций. Понимание подобного рода предмета условного «предназначения» и позволяет введение двух важных смысловых группы результатности – результатные приложения и отдаваемые результатности. (Тип определения: смысловая группировка)

Все распространенные формы социальной действительности, независимо от их категориальной и прочей принадлежности, допускают их отнесение к двум большим группам: одна, объединяющая элементы, испытывающие дефицит необходимых для развития их внутренней структуры номераторов, и другая, сводящая воедино элементы, использующие лишь часть образуемых ими номераторов. О последней группе и можно говорить как о создающей запас или свободный ресурс номераторов. (Кстати, и «офицеры запаса» – это вполне правомерный пример результатности.) Подобный феномен и поясняет как, посредством чего, непосредственно возможность формирования результатности следует понимать связанной с присутствием в социальном развитии структур, открытых для последующего заимствования у них «временно свободных» номераторов. Передача выделяемого «наличия» как раз и осуществляется посредством статической имитации через «структурирование» отношений до формата обособляемой характеристики, первоначально лишь с трудом и постепенно, а далее мощно и рывком внедряемого в запасающее развитие, что непосредственно и определяет возможность далее ожидаемого извлечения результатности. Однако лишь определенный порядок формирования не представляет собой достаточного для осуществления результатности условия, поскольку в числе подобного рода условий следует видеть и само ее конечное назначение – поддержку неких «нуждающихся» структур; отсюда следует, – результатность реализуется лишь в случае возникновения потребности в нормативном распределении некоего имеющегося избытка номераторов. (Тип определения: областью возможного)

В той степени, в какой мы признаем самих себя владеющими корпусом опыта историографии, мы позволим себе констатацию, что историки несколько своеобразно понимают затрагиваемую нами проблему «передачи номераторов». Создателям исторических описаний интересен феномен «омертвления» номераторов, но никак не операция создания фиксирующих массу номераторов структур, как и последующее использование созданного ресурса. Занятую ими позицию хорошо передает следующая постановка проблемы: «Почему именно Москва начала процесс собирания русских земель и почему именно к московским князьям перешла функция объединителей?» А существование множества индивидов и институтов, явно позитивно воспринимавших возможность получения защиты от Московского государства, надеявшихся обеспечить собственное благосостояние именно «из рук» московского князя – вне внимания историков. Именно подобный образ мысли и раскрывает цитата из книги И.Я. Фроянова «Киевская Русь»: «Привлеченные летописные факты свидетельствуют об острой потребности в князьях, испытываемой городовыми волостями. Они говорят о том, что в князьях волостные общины нуждались прежде всего как в военных специалистах, призванных обеспечить внешнюю безопасность. Князь вооруженной рукой должен был оберегать землю, где княжил». (с. 34) В отношении принятой в историографии практики мы позволим себе сделать вывод о том, что для нее характерна тенденция изображения результатности в аспекте представлений об эффективности, полезности, своевременности, социальной потребности и т.п. (Тип определения: комбинаторное)

Результатность вполне определенно позволяет ее понимание своего рода средством «мета-организации» номераторов и потому обособляемые характеристики как собственно организаторы номераторов образуют ЧУЖОЙ результатности класс значений. Категории структур, направленно употребляющие любое социальное содержание, и в подобном отношении исполняющие для социальной действительности практически ту же функцию, что и результатность, позволяют их выделение в НИКАКОЙ результатности класс значений. В СВОЙ результатности класс значений вполне допустимо включение тех социальных преобразований, что именно и связаны с переходом содержания из одних структур в другие, или с пополнением состава структур вообще, что и ведет к возможности пополнения этого класса как факторами, так и кризисами. (Тип определения: экстенсионалом)

Следующий параграф: Социальный кризис

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru