раздел «Проблема сингулярного начала моделирующей реконструкции социального развития»

Параграфы:


Практика отношений и формат (постановка проблемы)


 

Условная модель «абсолютно раскрытого» социального


 

Дополнение «дерева» порождаемых социальных форматов характеристиками «типических специфик»


 

Социальное в разрезе соотношения «объема и метаобъема»


 

«Возвратное» моделирование социального


 

Конкретная картина иерархического разветвления типизирующей локализации


 

Концепция «метода конструирования» социального норматива


 

Элемент (социальный)


 

Всеобщая хронология


 

Процесс (социальный)


 

Функционал (социальный)


 

Знак уникального социального вхождения


 

Фактичность социальная


 

Событие социальное


 

Множественная атрибутация


 

Cоциальная ситуация


 

Категории структур деятельностной группы


 

Несоциализированный фактор


 

Социальное результатное отложение (результатность)


 

Социальный кризис


 

Торможение социальной активности


 

Социальная «обусловленность»


 

Социальное «соответствие»


 

Социальная «завершенность»


 

Социальный носитель


 

Темпоральное зонирование структур


 

Признак социальной направленности


 

Иерархическая позиция знакового представительства


 

Систематика социальной однородности


 

Программируемость (или «метацикл»)


 

Персонификация


 

Социальная формализация


 

Социальная регуляция


 

«Проблема сингулярного начала
моделирующей реконструкции социального развития»:
Знак уникального социального вхождения

Шухов А.

Знак уникального социального вхождения: Норма «знак уникального вхождения» обозначит в создаваемой нами модели именно те социальные конкреции, что непосредственно и позволят их выделение в качестве не связываемых ни с каким сторонним каузальным ограничением. Подобного рода условно «эгоцентричную» форму недвусмысленно уникального социального содержания мы будем понимать фиксирующей ассоциацию именно не с актуальной, но с нечто строго упорядоченной системой темпоральной регламентации. Собственно же возможность подобного упорядочения будет иметь место именно в случае приобретения неким одиночным социальным агентом как бы «своей, самодостаточной» всеобщей хронологии социального развития (к примеру, для индивида его «всеобщей хронологией» служит биография). Характеристика посредством отождествления «знаком уникального вхождения» и отличает именно любую наделенную системным значением тенденцию, задавая для нее собственно специфику ее прямого основания. Представление некоей социальной тенденции на положении «наделенной знаком» и раскрывает ее на положении среды укоренения того условного «изначального импульса», что и позволяет его представление как в социальном смысле «внесистемное побуждение». Именно подобная конституция и предопределит отличающую знак уникального вхождения его свободную «транспортабельность» в любые возможные условия последующей локализации. В подобном отношении отмечаемое знаком содержание именно и позволяет его выделение на положении сугубо «отдельного», тождественного именно характеристике располагающего «исключительным» качеством. В смысле условия «знаковости» таланты, гении и группы способных на решительные поступки людей – «знаки». (Тип определения: предметное)

Если некий анализ избирает предметом рассмотрения именно нечто достаточно представительное множество содержания социальной действительности, то подобный объем исходных данных легко позволяет выделение той отличающейся характерной индивидуальностью «схемы», доминантой которой может быть названо именно условие индивидуальных способностей исполнителя, фактически и определяющее собственно направление подобного развития. Это, в частности, и значительное научное открытие, и приказ знаменитого полководца, и новый «писк» парижской моды, и реальность технической революции, и ситуация «распространения суеверия». Подобного рода «неповторимые» по непосредственно специфике их порождения казусы характерно отличает именно способность воздействия, состоящая либо в резком изменении динамики сопряженных видов развития, либо в изменении, именно и сводящемуся к отказу от постепенности в развитии тенденции с ее обращением в вид «рывка». Осязаемость определяющего подобный «рывок» знакового «толчка» проективно и определяет любую задаваемую знаком вторичную тенденцию развития. В подобном отношении любые возможные изменения и приобретают характер драматических, индивидуалистических, фундаментальных или прочих им подобных, в смысле социальных отношений по самому своему содержанию наделенных «особенным» происхождением. Персонифицируемое именно специфически уникальным исполнителем условие обособленности знакового предусловия и следует понимать указателем наличия специфического основания, благодаря которому данный деятель или элемент образует некоторое индивидуальное условное «всеобщее хронологическое» время собственной деятельности. (Тип определения: область смыслов)

С формальных позиций знак и функционал представляют собой чуть ли не полные взаимные подобия, различающиеся лишь в отношении свойства «матрицирования», полного для функционала и неполного для знака. Знак потому и отмечает собой нечто «уникальное вхождение», что не допускает никакого повторения, и потому какие бы то ни было репродукции знака и обращаются уже функционалами или процессами, конкрециями, никоим образом не располагающими качествами уникальности хронологической позиции. Именно поэтому знак притом, что он вполне допускает его понимание нечто передаваемым содержанием, не позволяет его понимания передаваемым как таковым, содержание значка допускает его перенесение не в отличающем собственно знак качестве исключительности, но в виде именно нечто уже «редуцированного порядка». Отсюда и «перенос знака» следует понимать переносом лишь определенной доли его содержания, причем обязательно той, что никаким образом не связана с обстоятельственным рядом всеобщей хронологии. Пифагор в роли автора идеи доказательства данной теоремы уникален, хотя сама идея доказательства теоремы о сумме квадратов сторон треугольника открыта заимствованию любым ищущим альтернативный способ ее доказательства. С другой стороны, саму возможность репродукции знака и следует понимать именно подтверждением отличающей знак косвенной возможности расширенного применения. Следовательно, нам необходимо предположить и два способа фундаментальной смысловой оценки знака – к одной относятся смыслы из области «вторичной генерации», к другой – из порядка совершения «операции передачи». (Тип определения: смысловая группировка)

Понятно, что проблематика «матрицирования знака» исключает ее ограничение предметом собственно и выражающего природу знака как таковую условия «уникальности вхождения». Некоторое собственно и составляющее условие знака безусловно обретаемое в качестве «первоначального» содержание уже в контуре воспринявшего передаваемую часть содержания знака норматива будет предполагать его распространение посредством уже вторичной или многократной репродукции. Отсюда и собственно метод реализации при помощи знака некоего предназначенного для вторичной репродукции содержания будет означать перенесение на часть содержания знака уже специфики открытости для регулярного востребования. Особенностью же знаков как таковых следует понимать специфику именно их замкнутости контуром первичного проявления, где знак и фиксирует состояние собственно уникального вхождения, когда лишь впоследствии выделенное благодаря знаку содержание утилизируется иной восприемлющей нормативностью. Поэтому вырабатывающая знак активность всегда проявляется там, где имеет место свобода проявления любой исторически первичной акции деятельности. (Тип определения: областью возможного)

Историография явно допускает и постановку такого вопроса как проблема «незаменимого исполнителя», понимая под этим не исключительно личность, но и любую иную социальную условность. Но в этом она делает акцент на предмете именно формирующих подобного рода «незаменимость» условий, пытаясь определить значимость тех из них, что, как она представляет, и наделены спецификой «не находящего ответа» состояния неопределенности, обуславливающего выбор конкретно данного человека, конкретного места, конкретного присутствия случая в некоей цепочке случайности. Примером здесь вполне может послужить предпринятая М. Вебером попытка выделения особой парадигмы именно протестантского религиозного обрамления прогресса капитализма. Любопытно, что общий контур искомого ответа у М. Вебера содержит уже собственно постановка вопроса: источником всякой новой формации следует понимать именно ту комбинацию условий, которой недостает именно единственного звена – «деятеля», вносящего собственные важные «обстоятельства» в готовую воспринять подобную новацию социальную проблематику. Отсюда именно специфику «востребованности» деятеля и следует понимать существенной в смысле знака спецификой его прямой проблематики, частными случаями которой и следует видеть составляющие следующий ряд проблемы: личности деятеля, совершенства экономической базы, глубины развития интеллектуальной среды, поляризации структуры международных отношений, и, наконец, критериев качества жизни. (Тип определения: комбинаторное)

Функционалы, основным достоинством которых и следует понимать способность матрицирования определенных функций и «форм исполнения», и, тем самым, способность поддержания элементов прежних знаков, составляют ЧУЖОЙ знаку класс значений. Процесс, основная задача которого и состоит в интеграции определенного социального содержания, да и непосредственно «не активная» роль процесса определит его включение в НИКАКОЙ знаку класс значений. Тогда для СВОЕГО класса значений знак «сохранит» любые регулярные подобия всеобщим хронологиям, многочисленные, характерные своей инновационностью формы интенсификации и сложные виды деятельности. (Тип определения: экстенсионалом)

Следующий параграф: Фактичность социальная

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru