Онтология не сбрасывающего изощренность действительного

§IIб. Конкретизирующие концепты: виды построений

Шухов А.

Огл.  11. Операторы манипуляции

Богатство возможностей мира включает в себя и ту специфическую форму онтологии организации, определить которую мы позволим себе посредством приложения к ней имени манипуляция. Речь здесь фактически может идет о такого плана взаимодействии, в котором сторона, задающая порядок изменения другой стороне, проявляет себя в этом именно в качестве организации. Сейчас мы и предпримем попытку рассмотрения специфической способности определенных сторон взаимодействия обращать себя порождающим некую организацию комплексом, всегда производящим над нечто подверженным его действию некоторую, мы прибегнем к такому определению, отлаженную манипуляцию.

Что тогда может означать положение, свидетельствующее, что сама по себе манипуляция позволяет отождествлять ее на положении некоторого недвусмысленного построения процедуры (что и отражает наше понятие «отлаженная»)? Фактически подобного рода идентичность означает не такую уж и сложную вещь: некие конкретно указываемые условия некоторого действия будут определять порядок совершения данного действия с такой полнотой, что мы на протяжении отдельного периода повторяющегося выполнения такого действия, определяемого нами «значимым», будем располагать абсолютной уверенностью в характере его совершения. То есть на момент инициации некоторого действия мы будем понимать саму возможность его совершения основывающейся на таком наличии условий, для которого мы, принимая во внимание именно факт подобного наличия, позволим себе полностью исключать какое-либо отклонение порядка совершения данного действия от вполне определенного. Конечно, такая ситуация нашего «недвусмысленного прогноза» возможна лишь в случае специфической «предъявленности» для нашей идентификации вовлеченных в действие предметов - некоторой фактически «полной» предъявленности характеристик манипулятора и некоторой «достаточной» предъявленности характеристик подлежащего обработке. Отсюда, чтобы не вносить в данное рассуждение посторонней проблематики, мы будем думать, что в исследуемых нами комбинациях обстоятельств речь может идти исключительно о требуемой подобному моделированию «предъявленности».

Поясняя это наше рассуждение, мы отметим, что ситуацию манипуляции будет отличать от ситуации уже произвольного течения взаимодействия то, что именно здесь участники взаимодействия будут делиться на канализирующее и канализируемое. И если для взаимодействия просто картина его течения будет позволять ее воссоздание только на основе реконструкции порядка вовлеченности в него участвующих сторон, то в случае манипуляции канализирующее будет выступать уже в качестве некоего «основного начала» порядка производимого посредством манипуляции взаимодействия. Те дополнительные штрихи, которые в течение данного взаимодействия будет вносить канализируемое, будет отличать куда меньшая значимость для порядка его течения в целом.

Итак, ситуация некоего «очевидного наличия» некоторой сцены действия будет определять именно такое положение вещей, при котором появление на подобной «сцене» некоего определенного «актера» будет означать, что данное действие будет выполнено в соответствии с неким заведомо характерным недвусмысленным порядком. Далее мы здесь и обратимся к построению частной онтологии такого рода «актеров», появление которых на определенных «открытых сценах» будет означать несомненную возможность констатации еще до наступления момента совершения действия несомненного характера именно такого порядка совершения действия. И тогда наш собственный опыт будет нам подсказывать, что мир, каким он открывается нашему наблюдению, содержит лишь две подобные возможности, а именно - преобразователи и машины. Между собой их отличает наличие такого признака, как организация их участия в действии над тем, что именно они и преобразуют. Формат преобразователя мы будем тогда относить ко всякой такой возможности организации, для которой вовлечение того, на что именно этот преобразователь направляет свою функцию преобразования, обеспечивается чем угодно, но не им самим. Машина же, подобно и преобразователю в какой то мере допуская и стороннее способствование проявляемой ею активности, оказывается уже тем, что невозможно без обеспечения ею и ее собственного содействия вовлечению преобразуемого в обеспечиваемую ею манипуляцию. Если перейти на традиционную физическую терминологию, то преобразователь следует понимать представляющим собой статическую или содержащую гибкие элементы или шарниры структуру (мембрана, флюгер), максимум к чему и способные, так это лишь к изменению, и то, не столь значительному, присущего им удержания.

Машина же в любом случае будет представлять собой инструмент, так или иначе «активно канализирующий» поступающий в нее приток затребуемого, исключая то, чтобы поступающее в этом притоке уже на выходе машины идентифицировалось бы в качестве исключительно содержания подобного «притока». Функциональность машины и основана на том, что она, фактически, выступает разделителем двух организаций: организации отличающей ее «стороны затребования» и организации стороны обеспечиваемой ею самой выдачи; именно машина в качестве уже своего рода «онтологического шарнира» определяет то, как же могут быть связаны две данные различным образом устроенные организации. То есть машина в подобном отношении выступает в качестве своего рода средства телеологизированной координации двух связываемых ею организаций. Подобная особенность машин и заставляет задуматься над тем, способны ли они, очевидно наблюдаемые нами в биологических и технических системах, присутствовать и в неживой природе? На сегодняшний день, если судить по предоставляемым физическим познанием иллюстрациям, неживая природа позволяет говорить лишь о наличии в ней многостадийных и сложных физических процессов, но никак не телеологизированных машин. И при этом же неживая природа вполне успешно включает в себя сколько угодно воронок, сит, решеток, линз и много каких еще вариантов «естественных» преобразователей.

Помимо всего прочего, нашему рассуждению о предмете манипуляторов сложно обойти стороной и проблему фактической неспособности философии к углублению в проблематику комбинаторных форм каузальности. Философия тяготеет к бесконечному анализу проблематики фундаментальных форм, и практически редко проявляет интерес к природе таких формаций, как комбинаторные порядки или организационные формы. Поэтому нам практически невозможно дать здесь ссылку ни на один внятный философский источник, который можно было бы понимать уделившим достаточно внимания предмету природы комбинаторных форм организации.

Преобразователь. Квалификация преобразователя, с нашей точки зрения, позволяет ее присвоение любому средству, способному вносить в сохраняющее в своих материальных формах определенное удержание физическое наличие основанную уже на ином распределении организацию. Преобразователь всегда материален и всегда может быть задан определенной конфигурацией удержаний, он либо абсолютно, либо в некоей его текущей конфигурации позволяет характеризовать его некими уровнем или «качеством» «поддержки действия», либо функцией отклика. По отношению вмещающей его топологии преобразователь позволяет рассматривать его на положении нечто, соотносимого с нею в качестве распределения. Основными примерами преобразователей, к которым принадлежат рычаги, воронки, сита и решетки, трансформаторы, линзы, детонаторы служат именно материальные структуры, однако, возможно, что и модели и некоторых иных форм бытования допускают введение в них преобразователей, например, таких, как судья либо экзаменатор.

Машина. Приложение имени машина будет использоваться нами для определения нечто телеологизированного построителя топологии, организации или связи, задаваемых самой данной, воплощенной в машине телеологией или, в частности, построителя удержания либо сохранности, когда из некоей предшествующей организации машина будет выбирать наличествующие там удержания или сохранности с тем, чтобы, разрушив одни, сохранить другие так, чтобы они разместились бы в новых рассматриваемых в качестве базы удержания или сохранности топологиях. При этом следует понимать, что прагматизм использования машин, в частности, тех же механических часов, невозможно отождествлять именно на положении строго равноценного физическому смыслу их действия, в случае часов на физическом уровне не более чем обеспечивающих обращение одного вида энергии в другой. Та же механическая мясорубка, если, положим, даже убрать из нее ножевую часть, то, в таком случае, отличаясь от сита всего лишь наличием толкающего винта, уже демонстрирует способности машины, поскольку в подобной схеме уже очевидно допускает ее выделение та телеология, которая может пониматься в качестве заданной самим подобным устройством. Стабильность воспроизводства машиной определенной телеологии делает практически невозможным ее случайное образование, а, следовательно, и обуславливает отсутствие или же практическое отсутствие машин в составе неживой природы. Характеристика стабильности воспроизводства наделенных идентичной телеологией действий, возможна лишь тогда, когда непосредственно сама машина в качестве комплекса удержаний позволяет ее рассмотрение на положении практически не воспринимающей какие бы то ни было обратные воздействия со стороны обрабатываемого, либо порождаемые работой ее собственных узлов. Или, если выразиться несколько проще и грубее, характеристика своего рода того условного «стабильно воспроизводимого действия, в котором сам источник его воспроизведения не утрачивает своих удержаний и распределений» может пониматься в качестве практически надежного критерия наличия машины. Данное нами определение фактически признает машинами не только всевозможные механические (редукторы, блоки, двигатели), электронные (кодеры, декодеры, селекторы), но и основанные на химической активности системы, наподобие источников тока. Можно предположить, что если возникнет необходимость в выделении особого «мира машин», то уже его частная онтология позволит ее понимание в качестве некоей сильно диверсифицированной схемы, однако выход на подобный этап анализа требует выделения и неких достаточно развитых первичных посылок, что нельзя признать реальной задачей в рамках создания универсальной онтологии. Машины, кроме уже названных, отличает еще и та их характерная особенность, что всем им в качестве определенного модуля присуща сквозная согласованность объединяемых в них узлов; когда же данное условие не может быть выполнено, рассуждению следует обратиться к введению такой уже производной топологии как «машинный комплекс». Скорее всего, помимо уже выделенных познанием физических и биологических машин, следует предполагать и перспективу аналитического выделения социальных машин, во всяком случае, к подобной модели прибегает Льюис Мамфорд в предложенной им модели представления социума в качестве некоей «мегамашины».

Хотя наш анализ операторов манипуляции и выделил всего лишь две позиции, но и они вправе предстать в качестве безусловно необходимого компонента условно ведущейся нами «базы данных». Отсюда составляющую ее коллекцию полей и расширит добавление в нее двух новых позиций:

Преобразователь - нечто меняющее организацию той некоей материальной формы, что
не утрачивает пригодное для ее идентификации удержание.

Машина - специфический реализующий собственную телеологию селектор удержаний и
сохранностей, выстраивающий на выходе на основе их изначального набора уже новую организацию.

Представленные в разделе категории наполняют следующие относящиеся к ним экземпляры:

Преобразователь -

волновод
воронка
вращатель потока
выпрямитель электрический
вытяжка
гидротрансформатор
гнет
дифрактор
желоб
излучатель
кий
коннектор свобода-несвобода
крыло
линза
маховик
отделитель
парус
пипетка
плоскость захвата
полостно-пропускной возбудитель
преобразователь положение - сочетание
протыкатель
пружина
рассеиватель
рассекатель
рупор
рычаг
средство охвата
срезающая кромка
тензопреобразователь
трамплин
трансформатор
ударно-сплошной возбудитель
фокусирующий коллектор
фотопреобразователь
фрикционный тормоз
шарнирно-рычажный адаптер
шивера
эксцентрик

Машина -

аккумулятор
брикетирующая машина
воспроизводящая циклы обратимости
домкрат
исполнитель процесса пуска
крошащая машина
машина сбрасывающая сдерживание для пускания
машина формирующая качество поверхности
моточная машина
мультивибратор
переносчик на основе образуемых им траекторных форм
переносчик процесса
поворотно-актная машина
преобразователь специфики движения
продевающая машина
реализующая взаимодействие как структурированный процесс
регулятор напора
реструктурирующая в соответствии с условием варьируемости воздействия
реструктурирующая в соответствии с условием конкретной траектории
сканер
сшиватель
таймер перемещения
тепловой насос
уровневой регулятор
формирующая динамику движения
формирующая порождающие расщепленные состояния процессы
формирующая событийный контур взаимодействия
формирующая уровень активности
химический таймер
центробежный регулятор

Огл.  12. Продукты организованного воспроизводства

Наше рассуждение о продуктах организованного воспроизводства мы начнем указанием на два вроде бы далеких друг от друга феномена, которые, тем не менее, позволяют их сведение в общий синтетический класс. Одним из данных феноменов следует понимать те всевозможные распределения, в отношении которых правомерно утверждение, что образующим сами выстраивающие их топологии служит непосредственно порядок реализации соизмеримости, например, именно подобная природа будет отличать всякий «правильный кристалл», у которого явно обнаруживается некая определенная, связанная с какой-либо численной характеристикой, «постоянная» его кристаллической решетки. Примером феномена второго рода способен послужить любой артефакт, то есть именно та физическая форма, прагматизм возможного использования которой заставляет ее создателей следовать при ее изготовлении вполне определенному порядку выполнения операций. Если свести вместе представленные нами аргументы, то и один, и другой вид данных материальных форм позволят характеризовать их тем представлением, что будет свидетельствовать о наличии своего рода руководящей их созданием «установки» (для второго случая - и в действительности недвусмысленно установки), чем и воплощает некоторый порядок их организованного воспроизводства. Причем если обычно класс артефактов понимается лишь в качестве обобщающего именно продукты человеческого труда, то мы позволим себе расширить его и посредством включения в его состав таких форм, как продукты производительной активности животных - тех же гнезда или соты.

Высказанная нами здесь преамбула свидетельствует о том, что мы склонны видеть мир обогащенным и присутствием в нем продуктов организованного воспроизводства, но при этом выделение нами самого данного принципа обнаруживает пренебрежение предметом генетической разнородности тех экземпляров, что очевидно относятся к различным подклассам одного общего класса. Рассматривая подобный предмет, мы позволим себе допустить, что в смысле единообразия наполнения подобного класса данное различие фактически не значимо, поскольку очевидно, что в равной мере как продукты и одного, и другого подклассов могут быть воспроизведены лишь в силу существования формирующей их организации. Но когда мы обратимся к предмету уже характера подобной организации, тогда нам станет очевидна безусловная важность понимания такого поначалу игнорируемого различия. При этом такую же безусловную важность обнаружит и то, что если неживая природа внесет в данный класс всего лишь единственный подкласс - одну из твердотельных форм, а именно кристаллы и кристаллообразные структуры (снежинка), то вклад в данный класс биологической и социальной природы будет выражаться уже в его дополнении несколькими подклассами. В качестве первого из них мы выделим такую совершенно незнакомую неживой природе структуру, как формы управляемой пересекаемости - от циновок и тканей до рецептур. Далее возможности использования развитого интеллекта предоставят уже исключительно человеку возможность создания специальных средств реализации активности, куда входит все, начиная от повозок, тачек и луков, и завершая столь сложными предметами как промышленное оборудование. Однако развитие нашей гипотезы поведет нас далее в том направлении, что не всякая разновидность промышленного оборудования требует ее понимания и всего лишь именно «средством реализации активности»; специфическую форму таких средств, которую, тем не менее, мы отнесем к самостоятельному классу, составят те формы, для обозначения которых мы воспользуемся особым понятием имитанты. Смысл образования данного подкласса в классе «продуктов организованного воспроизводства» мы будем видеть в том, что в его экземплярах человеку удалось повторить самое себя в качестве именно такого комплекса машин, характерная для которого способность действия основана на достижении определенной конфигурации физических «степеней свободы». Столь принципиальные для социального прогресса изобретения как швейная или пишущая машинка означали создание инструментария, замещающего в деятельности по созданию «второй природы» часть уже присущих исключительно человеку способностей.

Таким образом, создаваемая нами модель в присущем ей видении принципа «организованного воспроизводства» будет выделять вовсе не специфику собственно и обеспечивающего воспроизводство определенной сложной материальной формы генезиса, но всего лишь само существование организации, задающей воспроизводству подобного рода формы его особенную телеологию. Это совершенно иной тип синтеза, нежели синтез посредством стихийно протекающей событийности или синтез посредством порядка послойного наложения, анализ которого будет предпринят нами ниже. Пока же мы выделим тот аспект, что некая собственно и стоящая за всяким порядком «организованного воспроизводства» организация выступает здесь на положении своего рода «пара-машины».

Кристаллы. Под кристаллами мы будем понимать такие продукты организованного воспроизводства, сам процесс воспроизводства которых основан на выделении вектора роста, управляемого возможностью поддержания привязанности места исполнения элементарной операции ассоциации к той комбинации условий, что способна выделять некое «стандартное» состояние потенциальной ямы. Физические представления свидетельствуют о том, что регулярность собственно процесса роста кристалла достижима именно потому, что в растущем кристалле образуется более эффективное в роли «ловушки» место присоединения свободной молекулы. Поэтому кристалл можно понимать продуктом именно такой возникающей в неживой природе организации, как достигаемая на поверхности роста кристаллов неравномерность потенциалов. Предметное объяснение феномена способности кристаллизации может быть достигнуто только посредством конкретного физического анализа и потому данное определение следует понимать исключительно «справочным»; тем более, что его источником собственно и послужила статья «Кристаллизация» Физического Энциклопедического словаря, том II, с. 523 - 529.

Продукты операций с управляемой пересекаемостью. Характеристику полученные посредством организующих управляемую пересекаемость операций мы будем относить к тем продуктам организованного воспроизводства, генезис которых обеспечивает выполнение именно тех операций, в которых практикуется контролируемое и, главным образом, отмеряемое изменение вектора действия. Таковыми оказываются виды уже и наиболее простых в смысле выполнения операций с управляемой пересекаемостью продуктов «ремесла» - корзины и рогожи: прут в таких операциях будет требовать постоянной перемены его пропускания с порядка пропускания «над» на порядок пропускания «под». К продуктам, создаваемым посредством практикующих управляемую пересекаемость методов относятся и рецептуры, для приготовления которых важно соблюдение порядка добавления компонент. В истории человечества появление продуктов с управляемой пересекаемостью, возможно и подсмотренное людьми у располагающих специфической биологической приспособительностью лиан, означало выход человечества на этап синтеза его собственной «сферы искусственного».

Средства реализации активности. Под средствами реализации активности мы будем понимать такого рода создаваемые материальные формы и машины, которые либо полностью позволяют воспроизвести и заместить, либо расширить создающую определенное продолжительное или периодическое взаимодействие среду событийности. Средства реализации активности представляют собой продукты организованного воспроизводства в смысле осмысленного воплощения в них подобного рода качеств. Колесная ось или пара колесных шарниров избавляет человека от необходимости контакта с поверхностью, по которой проходит процесс его перемещения, нож позволяет не пользоваться зубами для отделения частей мягких тканей от целого, духовая же трубка обеспечивает эффективный пуск поражающей стрелы без метания ее собственной рукой. Далее, средства реализации активности служат уже основой, на которой развиваются поддерживающие их функциональность машинные комплексы - от арбалета до гильотинного пресса, для которых, однако, самим действующим началом продолжают оставаться все те же содержащие подобные средства узлы. Средства реализации активности допускают их сопоставление с описанными у нас выше преобразователями, за исключением того обстоятельства, что они представляют собой не преобразователей потоков, но преобразователей фронта действия.

Имитанты. Имитантами наша модель будет понимать те специально формируемые машинные комплексы, в которых сводятся воедино несколько средств реализации активности с тем, чтобы обеспечить для системы в целом возможность повторения того уровня степеней свободы, что отличает возможность аналогичного плана действия некоторого агента, главным образом, человека. Само воспроизводство имитантов представляет собой намеренную попытку создания системы, основной особенностью которой и следует понимать наличие именно такого количества степеней свободы. Для человеческой же мысли имитанты непременно представляют собой результат ее изощрения, способности повторения возможностей некоторой многоуровневой организации посредством строящегося как формальный или условный нарратив концепта (для сугубо механических имитантов - повторения посредством построения весьма непростой «кинематической схемы»); специфика имитантов практически исключает признание за ней способности «представлять собой нечто очевидное простому пониманию». В смысле же конституции мира в целом имитанты для «социальной формы движения» материи представляют собой как инструмент придания человеком миру своей человеческой телеологии, так и средство восполнения недостатка собственно человеческой активности во все усложняющейся среде второй природы.

На этом мы и пополним копилку нашей базы данных таким даруемым ей богатством, как поля, появившиеся в результате исследования нами предметов, принадлежащих классу «продуктов организованного воспроизводства. Ими и окажутся:

Кристаллы - продукты, воспроизводство которых сводится к такому началу стабильности
воспроизводства как постоянство событийного контура «потенциальная яма».

Продукты операций с управляемой пересекаемостью - материальные формы, воспроизводимые при
помощи контролируемого изменения вектора действия.

Средства реализации активности - материальные формы или машины, создающие или расширяющие
характеризующую продолжительное или периодическое действие среду событийности.

Имитанты - машинные комплексы, посредством которых повторяется действие именно посредством
воплощения в функции такого повторения некоей комбинации степеней свободы.

Представленные в разделе категории наполняют следующие относящиеся к ним экземпляры:

Кристаллы -

дендритно организованные кристаллы
ритмически растущие кристаллы
секториально растущие кристаллы
спирально растущие кристаллы
тангенциально растущие кристаллы

Продукты операций с управляемой пересекаемостью -

гирлянды
кладки
коммутирующие поля
многослойные пакеты
монтажные разводки
плетения
разноупорядоченные сборки
решетки
снасти
срубы

Средства реализации активности -

абразив
боек
вал
валик малярный
воспринимающий расширение эластичный объем
гибкий привод
горелка
игла
кисть
концентрированное излучение
концентрированный поток
лезвие
лом
лоток
отводящий кинетически обращенный потенциал канал
пуансон
разрядник
режущая кромка
рефлектор
средство подведения турбулентности
средство создания перепада
трос
фрикцион
электромагнитный излучатель

Имитанты -

имитант интерфейсной составляющей
имитант кинограммы
имитант реакции
имитант состояния блокированности
имитант способности
имитант условия трассировки
имитант функциональной реализации

Огл.  13. Структуры, воплощающие собой стратегию экспансии

Конечно, непосредственно моделирование следует понимать именно такого рода инструментом представления, в котором как агрессивность, так и индифферентность будут отождествляться именно на положении сугубо модальных качеств моделируемого. Рациональность же построения некоторой конкретной модели никак не препятствует и признанию прохожего «зашедшим на охраняемую собакой территорию», и, в таком случае, отождествлению свойственной собаке реакции в качестве не акта проявления активности, но просто в статусе «отклика». Тем не менее, следует признать и правомерность выделения таких наполняющих мир форм бытования, саму природу которых невозможно будет раскрыть без отождествления с самим их своего рода «образом существования» некоторой «стратегии экспансии». Для неживой природы к такого рода формам следует относить все то множество структур, что позволяют их понимание как собственно и структурируемые только в состоянии транспортировки, от не обладающего массой покоя фотона до таких телесных образований как река, ветер или родник. При этом важно не забывать и об отделении акта фиксации событийного контура от акта же выделения уровня построителей - о специфичности костра как события и специфичности же присутствующего в нем языка пламени как некоей уже формы существования. Данные посылки, как мы понимаем, и позволяют свести задачу анализа предмета экспансивных конкреций именно к задаче объединения всех подобного плана конкреций исключительно в синтетического типа класс, поскольку в их отношении проявляется перспектива обнаружения не только различия, определяемого той же самой генетической характеристикой, но и различия, определяемого самим характерно отличающим подобные конкреции форматом.

С нашей точки зрения, для экспансивных структур наиболее важное из различий формата составит именно различие по нахождению служащего причиной конкретной экспансии источника активности. Данный источник, если в подобном рассуждении будет позволено несколько пренебречь спецификой полигона, будет либо находиться внутри экспансирующей структуры, либо инициироваться опять-таки в самой структуре наличием некоего внешнего окружения, либо, наконец, представлять для этой структуры условие сугубо внешнего происхождения. Если, например, живой организм явно обнаруживает заключающуюся именно в самой его природа телеологию, то химический реактив способен обнаруживать уже исключительно «сродство», вроде бы и точно таким же образом «его собственную» телеологию, но и, при этом, лишь такую, проекция которой может распространяться исключительно на группу «реагирующих» с таким реактивом веществ. Реки же и излучения представляют собой просто неким образом инициированные транспортные структуры, причину нахождения которых в движении в любом случае следует видеть находящейся вне их самих. Однако из данного положения вещей мы позволим себе извлечь лишь следующее разделение, - а именно то, в соответствии с которым в смысле связи с источником активности экспансирующие структуры и позволят разделить их не более чем на два вида - вид агенты и вид баллисты. Для агентов обязательно обладание хотя бы какими-то возможностями инициации активности, порождение которой происходит по их собственным причинам, пусть даже и вызываемой именно погружением в специфическую событийность. Баллисты же будет отличать способность несения исключительно приданной им активности и потому они будут лишены возможности действия в качестве источников экспансии вне воздействия на них соответствующих средств задания активности.

Однако, задавая разделение на агентов и баллисты, мы вводим лишь тот обобщающий экспансирующие структуры класс, что собирает свои экземпляры по признаку различного отношения к источнику активности. Тем не менее, помимо представления посредством их обобщения в составе данного типизирующего класса, экспансирующие структуры нуждаются и в их представлении посредством включения в класс, различающий их по отношению к той топологии, которая может рассматриваться как топологическая мера предела их экспансии. В одном случае мы можем говорить здесь о таком порядке экспансии, который как бы заведомо канализован, когда река имеет русло, и не способна, в условиях нормального стока, отклоняться от задаваемых руслом пределов. Но для ветра уже как бы «не указ» наличие какого бы то ни было русла, и его следует определять в качестве «самостоятельного пролагающего собственное русло», в чем он обнаружит свое сходство с рекой в условиях половодья, текущей уже фактически «не подчиняясь» задаваемым руслом ограничениям. Но при всем при этом, если подобные порядки не будут ограничивать условия восприемлющей такую экспансию топологии, задавая обязательность все того же «русла», ее в любом случае будет ограничивать функциональность механизма ведения подобной экспансии, что и позволит нам сформировать соответствующий класс экспансирующих структур. При таком положении вещей, когда некую экспансию можно рассматривать в качестве действующей в соответствии с предзаданным самим ее механизмом порядком или, если точно, в качестве заведомо ограниченной рамками определенной событийности, она будет пониматься нами как принадлежащая тому классу видов экспансии, совершение которой обеспечивается именно наличием определенного «предустановленного механизма».

Выделение формы экспансии с предустановленным механизмом важно потому, что возможно и другое положение вещей, при котором базой уже другой формы экспансии обязательно окажется возможность сотрудничества между непосредственно совершающим экспансию, и элементами, входящими в состав той топологии, в отношении которой и происходит экспансия. При этом арсенал средств совершающей экспансию формы либо используется уже не в виде свободного проявления любой из отличающих его возможностей, либо же вообще пополняется элементами, заимствуемыми из непосредственно топологии, на которой и происходит экспансия. Мы здесь говорим не только об особых явлениях сосуществования (симбиоз), но и о само собой той специфике, которую можно обозначить как «обусловленность существования наличием среды». Рыба, хотя и для нее возможность дыхания обеспечивает именно окислитель кислород, задыхается в насыщенном данным газом открытом воздухе. Человеку же, не обладающему системой жабр, никак не удается уже извлечение кислорода, присутствующего в воде в виде его водного раствора. Подобное положение вещей и вынуждает нас предпринять попытку введения особого класса экспансирующих систем, чья возможность экспансии в механизмическом смысле задается наличием в среде совершения экспансии разного рода обеспечивающих элементов. Данный класс мы обозначим посредством употребления для его именования понятия систем экспансии с положительной обратной связью по экспансии.

И далее, если какую-нибудь лягушку или фикус мы будем понимать системой с положительной обратной связью по экспансии, то подобное положение вещей поможет нам предложить и гипотезу такой экспансирующей системы, у которой сам ее облик «в качестве определенной системы» подверстывается именно благодаря экспансии. Существуют, и, более того, проявляются в качестве систем более чем что-либо близкого человеку вида, такие системы, у которых сам выбор конкретных объектов экспансии, принимаемые подобной экспансией формы, и используемые для ее ведения практики в сумме будут представлять собой основную характеристику собственно и ведущей такую экспансию структуры. Конечно, здесь речь идет о том, что можно понимать под такими предметами как возможности выделения индивидуального и коллективного эгоизма. Эгоцентрическое начало - это никогда не начало чего-либо стабильного или заведомо заданного, но именно таким образом организованное начало, сама возможность построения которого появляется благодаря способности «стяжания». Причем говорим мы здесь, конечно, не о материальных предметах, но о способности такой системы к выработке у себя определенных качеств, элементами которых могут быть не только те же идеи поступков, но и материальные предметы. Это рассуждение и позволяет нам ввести третий специфический класс, основанный на способности производящих экспансию систем выделяться на фоне той топологии, по отношению которой они и осуществляют экспансию - систем с эгоцентрическим началом.

Агенты. Характеристику агент мы будем присваивать именно такой экспансирующей структуре, что в качестве построителя определенного событийного контура оказывается именно построителем событийного контура дегомогенизации, возможность чего дается ей в силу возможности внесения в данное построение либо всецело, либо только лишь в какой-то части определяющей последнее телеологии, исходящей именно изнутри данной экспансирующей структуры. Для указания принадлежности к классу «агентов» не важно, что именно способно стоять за наличием внутренне обуславливаемой телеологии, важно то, что, так или иначе, подобная телеология присуща именно самой экспансирующей структуре, а не чему-либо иному. Поэтому и появляется возможность рассмотрения агента уже не в конкретном событийном контуре, но в том обобщенном, где он выступает на положении существующего в состоянии постоянной готовности обладателя некоей способности распространять определенную задаваемую именно им самим телеологию. Хотя для класса агентов и справедливо его разбиение на подклассы способных к спонтанному порядку проявления активности и развивающих активность лишь в результате инициации, характеристике «агент» будет присуща самостоятельная ценность именно в том отношении, что она всегда будет означать наличие возможности наложения на взаимодействие условно «не обнаруживаемой» на момент его начала телеологичности. Агент будет дегомогенизировать как бы ожидаемую к образованию в результате некоего взаимодействия топологию в том смысле, что дополнять ее не обнаруживаемым в телеологической проявленности начального состояния взаимодействия особенным. То есть в отношении характера взаимодействия агенту всегда будет присуща способность к проявлению более «широкой» реакции, чем определяют подобную реакцию те условия, которые известны для данного взаимодействия в качестве признаваемых для нее «телеологически начальными». В таком смысле химическая реакция не представляет собой акта только лишь реализации нового рассеяния, но обязательно оказывается и вытеснением некоей топологии, пусть таковой оказывается не более чем субтопология. Более подробно, и, одновременно же, несколько более наивно мы анализировали проблематику «агента» здесь.

Баллисты. Характеристика баллиста будет присваиваться нами именно такой экспансирующей структуре, что в качестве построителя определенного событийного контура оказывается именно построителем событийного контура дегомогенизации, возможность чего дается ей в силу возможности внесения в данное построение либо всецело, либо в только какой-то части определяющей последнее телеологии, до того полностью воспринятой самой баллистой. Баллиста, отсюда, представляет собой, возможно, пусть и идеальную, но, обязательно, полностью пассивную транспортную форму заимствования и последующей выдачи воспринятой телеологии. Баллистой, отсюда, следует понимать именно то, что для данного взаимодействия будет представлять собой условие, доносящее благодаря своим транспортным возможностям «охват, и только охват» некоего элемента, принадлежащего обеспечивающей возможность взаимодействия топологии на условиях вовлечения данного элемента в некую построенную на такой топологии организацию. Баллиста, отсюда, будет дегомогенизировать ожидаемую в результате совершения взаимодействия с ее участием топологию только в той части, в какой это может обеспечить заданная ей сторонняя телеология.

Экспансирующие структуры на основе предустановленного механизма. Экспансирующими структурами на основе предустановленного механизма мы будем понимать такие структуры, для которых вовлечение в акт экспансии следует понимать не представляющим собой источника модификации самого механизма экспансии. Классические образцы экспансирующих структур на основе предустановленного механизма - это осуществляющие сугубо физическую экспансию структуры, подобные потокам и излучениям. Экспансия посредством действия структур с предустановленным механизмом ее осуществления никогда не приводит к образованию новых видов элементов самой типологии такой экспансии; такого рода экспансия в смысле ее типологического многообразия заведомо предопределена еще до ее начала. Данная форма экспансии способна порождать лишь объемную и топологическую модификацию, но никаким образом не типологическую; ее невозможно рассматривать в качестве дополняющей многообразие видов содержания мира. Предустановленный механизм экспансии может наблюдаться на образцах тех структур, что могут быть отнесены как к агентам, так и к баллистам.

Экспансирующие структуры с положительной обратной связью по экспансии. Под экспансирующими структурами с положительной обратной связью по экспансии мы будем понимать такие структуры, для которых так или иначе сама экспансия будет означать казус «ревизии специфик», будь то возможности, способности, свободы, отождествления и т.п. У экспансирующих структур с положительной обратной связью по экспансии образуются уже своего рода «весы специфик», когда выход на определенное состояние «по линии» одной специфики будет означать и определенные же конфигурационные изменения «по линии» другой. «Положительный» же характер обратной связи по экспансии здесь проявляется в том, что большие возможности в конкретном направлении экспансии или в возможностях экспансии вообще оказываются доступны при усилении экспансии в некотором или некоторых направлениях. То есть здесь в определенных рамках экспансия уже строится посредством введения в действие возможностей «саморазгона», о чем еще не шло речи в случае экспансирующих структур с предустановленным механизмом экспансии. Сложно сказать, существуют ли такие структуры в физическом мире (и как физика понимает явление резонанса), более того, данный анализ не позволяет обращаться здесь к анализу таких механизмов, как гравитационные коллапсы или машины Тьюринга, но подобный порядок безусловно отличает все высокоорганизованные биологические формы, если рассматривать их именно в разрезе возможностей, присущих им именно на фенотипическом уровне. Экспансирующими структурами с положительной обратной связью по экспансии, по сути дела, можно понимать исключительно агентов.

Эгоцентрические структуры. Под эгоцентрическими структурами мы будем понимать структуры, допускающие такого рода возможность организации экспансии, когда для некоторой структуры не условие наличия источника активности, но достигаемый в порядке проявления активности потенциал или результат следует понимать началом, определяющим ее «структурный облик». То есть такая структура оценивается не по той сумме признаков, что характеризуют ее в качестве источника активности или некоей минимальной структурной начальности, но при помощи критериев, уже обобщающих отличающие ее возможности обрамления себя теми дополнениями, что собственно устанавливают фактически сам объем ее возможностей. Эгоцентрические структуры фактически следует понимать лишь структурами именно социальной организации, в том числе, и признавая за животными способность выступать в качестве определенных фигур стайной или семейной организации. Естественно, что отождествление посредством приложения формата «эгоцентрическая структура» правомерно и для социальных институтов, но вряд ли возможно для физических структур и даже простых биологических форм. В силу тех же самых причин всякая эгоцентрическая структура обязательно будет представлять собой «агента».

В результате же мы вновь наращиваем нашу «базу данных» включением в нее очередных пополняющих ее корпус полей. Сейчас ее пополнению послужит следующие поля:

Агенты - построители дегомогенизации, в какой-то части извлекающие телеологию
данного акта и из себя самих.

Баллисты - построители дегомогенизации, задающие данному акту лишь ту телеологию, что и
для них самих представляет собой полностью воспринятую.

Экспансирующие структуры на основе предустановленного механизма - структуры, для которых
вовлечение в акт экспансии не представляет собой акта модификации собственно механизма подобной экспансии.

Экспансирующие структуры с положительной обратной связью по экспансии - структуры, для
которых сама экспансия, так или иначе, означает казус ревизии их непосредственно данных или сопряженных
возможностей экспансии.

Эгоцентрические структуры - допускающие именно такую реализацию экспансии, при которой
оформленность самой структуры обретается уже по результатам проведения собственно экспансии.

Представленные в разделе категории наполняют следующие относящиеся к ним экземпляры:

Агенты -

агрегат преобразования вида активности
агрегат реализации специфического доступа
агрегат реализации специфической вместимости
агрегат реверса импульса
аккумулятор на основе процесса
генератор
инвариант реакции
инициатор возмущения
метастабильная форма
неинвариантная композиция масс
неинвариантный пропускатель
обращающаяся турбулентным состоянием среда
оператор вариации замещения объема
оператор вариации обхвата
оператор задержки
отводящая ресурс схема
поставляющая ресурс схема
построитель интерфейса
реагент
регуляризатор продвижения
резонатор
самоактивный агрегат - модификатор
сенсор

Баллисты -

волчок
груз
мозаично соагрегированная система
накопитель на основе экстремизации отличия
получатель импульса
получатель противоимпульса
получатель специфики
поплавок
резервуар
шток для привода воздействия
электрическая емкость
электрическая индуктивность

Экспансирующие структуры на основе предустановленного механизма -

выстывание
гравитационное слипание
конвекция
накопительное налипание
намывание
отслаивание
прогрев
размывание
сток
электрическое заряжание

Экспансирующие структуры с положительной обратной связью по экспансии -

биологическое размножение
лавинный процесс

Эгоцентрические структуры -

биоценоз с полузакрытой кооперацией
концентрирующий гравитационный комплекс
обменная пропускающе-присваивающая структура
полиморфный когнитивный союз
приданный телеологизированный союз
простой диморфический союз
простой когнитивный союз
простой телеологизированный союз
расширенная структура простого диморфического союза
расширенная структура сложного диморфического союза
сложный диморфический союз
сложный когнитивный союз
сложный телеологизированный союз

Огл.  14. Построения на основе «накопительных конституций»

Философии либо в принципе сложно дается осознание, либо же она достаточно редко обращается к осмыслению такого великого слова как постепенность. Несомненно, в связи с наличием подобной проблемы следует выразить благодарность марксизму, единственному каким-то образом сумевшему понять значимость условия постепенности, но и одновременно ему же и следует попенять на его очевидную неспособность выделения «постепенности» в качестве несомненно требующего его надлежащей фиксации онтологического принципа. Между тем, познание просто закроет себе перспективу понимания некоторых видов природы, если откажется от такого именно анализа самого порядка их генезиса, что позволяет раскрыть и принять во внимание именно присущий им постепенный порядок становления. Причем здесь мы подразумеваем не только непосредственно формирующий любые признаки всего живого генетический механизм или те же социальные институты, но и непосредствено организмы, обязательно минующие в своем развитии неотделимые от самой по себе их действительности стадии зрелости.

Мы же здесь прибегнем к такому пониманию стоящей перед нами проблемы, в силу которого необходимой составляющей такой интерпретации обязательно следует признать выделение предмета, позволяющего обозначить его посредством приложения такого его имени, как постепенность становления. Тогда уже само присвоенное имя собственно и вынудит построить определение уже того следующего принципа, который, в свою очередь, мы позволим себе охарактеризовать именем матрицирование. Существом матрицирования мы будем признавать ту характерно отличающую его специфику, в силу которой формирование некоторого фиксирующего определенные репликацию или стадию прогресса слоя будет представлять собой не просто образование некоей топологии, но образование именно топологии, которая в некотором смысле обращается именно таким средством реализации активности, что обеспечивает наложение на эту топологию из имеющегося сопряжения не любого обнаруживаемого там элемента, но только соответствующего определенному как бы «заведомо предполагаемому» распределению. В силу самого определяющего матрицирование порядка построение слоя будет представлять собой не только построение некоей материальной или организационной формы, но и построение системы своего рода наперед заданной «рациональности прикрепления», что подразумевает порядок, когда со стороны сопряжения данную позицию будет охватывать именно такой, а не другой прикрепляющийся сюда элемент. Описанный здесь порядок матрицирования мы и будем понимать своего рода «базисным операндом», базисной структурой подобного рода сложного взаимодействия, что в точности в таком виде реализуется в нечто самоматрицах, пример которых очевидно представляют все те же средства генетической репликации.

Другие более изощренные порядки репликации мы буем понимать способными к воплощению уже более изощренных порядков предвосхищения взаимодействия, предопределяющих уже не просто образование конкретных повторений, но уже устанавливающих, какие именно развилки будут приходить сюда с наступлением некоторой следующей стадии. Конкретный вариант, при котором подобной развилкой будет служить другие организация либо материальная форма, получит у нас название вегеты. Вариант, когда в качестве предопределяемой развилки будет выступать уже среда реализации некоторого многообразия вариантов организации, получит у нас название метацикл.

Самоматрицы. В нашей онтологии имя самоматрица будет использоваться для отождествления той выделяющей определенную топологию организации, что предпосылает этой топологии еще и качество служить определенного рода селектором возможно обращаемого на ее элементы охвата. Самоматрица представляет собой некоторый специфический механизм, обеспечивающий возможность в определенном смысле даже буквального повторения того, что, будучи организацией, и определяет формирование наделенной качеством селекции возможных направленных на нее охватов топологии. На данный момент надежным и достаточно очевидным примером самоматриц следует понимать именно механизм генетического кодирования (включая и прионы), однако не исключено, что природа содержит и другие формы подобных явлений.

Вегеты. Вегетами мы будем называть такие системы, в которых материальная либо организационная форма будет подразумевать именно такой постепенный порядок воплощения в некую окончательную топологию, когда каждая конкретная стадия прогресса будет в смысле такой топологии характеризоваться ее «назначением». Поэтому здесь сама матрица или некое «матричное поле» позволят характеризовать их комплексом признаков либо «полной», либо же «уже измененной» идентичности, что в смысле собственно порядка именно подобным образом совершаемого прогресса в целом можно будет понимать как развилку. Естественно, что принцип «вегет» допускает его приложение, главным образом, к биологическим организмам, но возможно, что и некоторые формальные по их конституции социальные институты, те же армия, церковь и школа также следует понимать строящимися по принципу вегеты.

Метациклы. Специфику метацикл мы будем прилагать к таким системам, в которых комплекс развивающихся на основе некоторой топологии организационных форм будет воспроизводить себя на следующем уровне сложности в виде в организационном отношении уже другого, но лежащего на все той же топологии комплекса организационных форм, но при этом определяемого в своем развитии сохраняемой в неизменности телеологией. Специфика метацикла фактически относится к предмету именно институциональных форматов социальной организации, содержащих в себе помимо других форматов еще и комплексы статусных квалификаций. Способен ли механизм метацикла реализоваться вне сферы социальных отношений, нам пока сложно определить; теорию метацикла в качестве специфической формации социального прогресса мы представили здесь, обозначив его там под именем «программируемость», с примером же построения конкретной модели некоего вполне определенного метацикла можно познакомиться здесь.

Порядки, реализуемые на основе «накопительных конституций» в очередной раз дополняют нашу базу данных рядом новых включаемых в нее полей, в том числе:

Самоматрицы - организация, выделяющая топологию, наделенную функцией селектора возможно
обращаемого на нее охвата.

Вегеты - системы, в которых каждая следующая стадия дополнения развивающейся организации
характеризуется ее предназначением.

Метациклы - системы, обеспечивающие на все той же топологии модифицированное воплощение
комплекса организационных форм в виде уже другого, но определяемого неизменной телеологией комплекса.

Представленные в разделе категории наполняют следующие относящиеся к ним экземпляры:

Самоматрицы -

геном
событие полимеризации
фибриллы

Вегеты -

идеально-циклические совегеты синтезирующего типа
идеальные вегеты ведомосинтезирующего типа
идеальные вегеты ресинтезирующего типа
идеальные вегеты синтезирующего типа
метавегеты ресинтезирующего типа
метавегеты синтезирующего типа
предвегеты
циклические вегеты ведомосинтезирующего типа
циклические вегеты ресинтезирующего типа
циклические вегеты синтезирующего типа
циклические полиморфные совегеты ресинтезирующего типа
циклические совегеты ресинтезирующего типа
циклические совегеты синтезирующего типа

Метациклы -

задающий артефактную условность откатный метацикл
задающий диффундирующую условность возвратный метацикл
задающий диффундирующую условность откатный метацикл
задающий концентрическую условность возвратный метацикл
задающий концентрическую условность откатный метацикл
задающий условность практики поступка возвратный метацикл
задающий условность практики поступка откатный метацикл
задающий условность способности возвратный метацикл
задающий условность способности откатный метацикл

Огл.  15. Компромиссные среды

Чаще всего, если мы встречаемся с необходимостью оценки присущей каким-то из построенных нами моделей идеалистичности, разотождествляющей их с никогда не утрачивающей своей сложности реальностью, мы прибегаем к рассуждению о таком предмете, как пристрастие нашего моделирования к представлению любой существенности в виде именно нечто располагающего однородностью содержания. Одновременно мы отдаем себе отчет в том, что уже интуитивно отличающее нас понимание реалий непременно позволяет признавать его предположением о неотъемлемо характерной реалиям специфике их непременного воплощения обязательно в качестве некоторой разнородности. Однако уже само многообразие существующих в мире форм столь обширно, что оно, несомненно, предъявляет образцы и такого рода систем, что уже и на уровне модели способны отторгнуть любое представление о них как о неких именно однородно заполненных топологиях. В качестве последних способны выступить именно среды, саму возможность обретения которых собственно и обеспечивается их построением в качестве специфических сред в любом отношении ограниченного конфликта наделенных противоположной телеологией видов организации. Причем, когда читателю, по-видимому, сразу становится понятно, что речь здесь следует вести именно о способности выступить в качестве подобных сред тем же либо обществу, либо биоте, то ему сложно будет прийти к пониманию, что практически аналогичными же возможностями располагают еще и некоторые формации неживой природы.

Среда многообразных физических явлений, сопоставимая тому температурному диапазону, в котором вещество воды принимает жидкое состояние, выделяет в числе отличающих ее феноменов и такие специфические структуры, которым мы позволим себе обозначить под именем обменных сред. Хотя процессы обмена способны протекать и в других всевозможных допускающих турбулентные состояния средах, наподобие воздушных и водных бассейнов, однако в их отношении сложно говорить о придании подобным формам такой именно структуры, как наличие противонаправленной телеологии. Образованные же твердотельной субстанцией среды, поскольку именно они и отличаются способностью представлять собой системы комбинированной реализации плотностей и лакун, проницаемых и непроницаемых слоев, а посему и оказывающиеся некими системами впитывания, транспорта и даже сжатия, уже непосредственно положение вещей будет определять то, что данные среды будет отличать и способность содержать в качестве наполнения подобных резервуаров еще и те вещественные фракции, что способны пребывать здесь, принимая другие, отличные от твердой фазы состояния. Поэтому в подобных системах, в принципе представляющих собой испытывающие гравитационное сжатие массивы, могут обнаруживаться, например, и те же противогравитационные явления, реализоваться эффекты плотностного сжатия и порождаемого ими рафинирования и образования пород с регулярной структурой вроде мрамора и т.п. Не вдаваясь далее в многообразие возможных при подобном положении вещей и изучаемых физикой твердого тела и геологией явлений, мы просто обозначим подобный вариант реализации компромиссных сред под именем дросселируемых сред. Скорее всего, к числу последних будут принадлежать не только конгломераты геологических пластов и почвенных слоев, но и те же экосистемы.

Другим вариантом построение компромиссных сред мы будем понимать сообщественные среды. С нашей точки зрения, принадлежащими к их числу окажутся многочисленные формы биологической и социальной организации - стаи, общества, популяции, быть может, ареалы, диаспоры, специализированные сообщества и т.п. Здесь уже место происходящих в дросселируемых средах кумулятивных процессов займут такие источники телеологии как инстинкты или интенции. Если в неживой природе всего лишь имело место именно обретение некоей «компромиссной структуры» заданных силовым воздействием материальных конгломератов, то в сообщественных средах уже появляется возможность достижения того рода компромиссов, что способны устранять конфликты сознания желания и понимания невозможности его воплощения. Сообщественные среды даруют нам именно ту возможность, которую феноменологически ориентированная философия традиционно привыкла определять под именем «игровой ситуации». Здесь формируются уже не компромиссные равновесия силовых векторов на неких топологиях их приложения, но своего рода на деле внутренние для субъективности компромиссы между сознаваемым ею намерением проявления активности и ожиданием встречной реакции или предвидением появления любых иных препятствий. Сообщества, таким образом, позволяют понимать их системами, в которых казус компромисса, если не во всех случаях, то в отношении огромного большинства протекающих там событий, замыкается уже внутри самого источника активности. Данный аспект и любопытен своей непонятностью и, в силу этого, неисследованностью в том массиве работ, что принадлежат такому направлению, как философия права, склонному видеть исследуемый им предмет результатом именно телеологии принуждения. На самом деле право в большей степени представляет собой декларацию индивида о желательной ему ограниченности его собственной свободы.

Дросселируемые среды. Понятие дросселируемые среды мы будем прилагать к таким вариантам построения компромиссных сред, при которых выраженные посредством определенной организации материальные формации вовлекаются в процессы, представляющие собой фактически переход от одной ситуации баланса сил к другой. Сам же эффект дросселирования мы будем понимать состоящим в том, что не каждое состояние подобного равновесия четко позволяет замкнуть его определенным контуром сдерживания, и некое материальное содержание способно находить выход из приведения его в подобное состояние напряженности посредством сброса через определенный «дросселирующий канал». Отсюда и элементами «рельефа» дросселируемых сред следует понимать как задающие ему топологии сохранности массивы, собственно и формирующие те специфики, которые можно было бы определить как «контуры сдерживания», так и прорывающие подобные контуры дросселирующие каналы. Дросселируемые среды представляют собой фактически единственное начало, порождающее присущую неживой природе тектонику.

Сообщественные среды. Норма сообщественная среда будет применяться нами к такой форме построения компромиссной среды, когда некие способные как обнаруживать, так и скрывать присущую им телеологию агенты уже внутри себя будут формировать или имитационное или же даже и реальное сознание компромисса между рождающейся в них телеологией и ситуативно препятствующими ее реализации ограничениями. То есть сообщественная среда будет формироваться не как дросселируемая в виде организации неких «прямых» контуров сдерживания, но уже как такая, в которой сдерживание реализуется посредством употребления некоторых способов уклонения от воспроизводства реакции. Фактически такого рода «косвенными способами» оказываются либо опыт, либо предвидение последствий в виде встречных реакций, наступающих при выходе за пределы того объема свободы, который условиями данной сообщественной среды устанавливается как уровень допустимой телеологической проекции всякого ее отдельного агента. Отсюда сообщественные среды следует понимать источником своего рода опережающей обратной селекции, обращенной на активность, передаваемую во внутреннюю среду субъективности со стороны коммуницирующего с ней окружения. Если существует общественное сознание и, соответственно субъект такого сознания с его внутренним пространством осознания, то тогда и возможность внесения в такое внутреннее пространство сторонних селекторов активности будет подтверждать и существование уже межобщественных сообщественных сред.

Естественный результат данной стадии нашего анализа - следующая, хотя и, так получается, компактная порция новых полей нашей «базы данных». Пополнение базы произойдет здесь за счет включения следующих полей:

Дросселируемые среды - те компромиссные среды, течение процессов в которых определяется
меняющимися ситуациями силового баланса.

Сообщественные среды - среды, содержащие агентов, формирующих внутри себя имитационное или
реальное «сознание компромисса».

Представленные в разделе категории наполняют следующие относящиеся к ним экземпляры:

Дросселируемые среды -

среда на основе выделения каналов сброса
среда на основе выделения метаморфизма сброса
среда на основе избирательной деструкции
среда на основе оптимизации контактности сочетания
среда на основе оптимизации конфигурации заполнения
среда на основе оптимизации распределения
среда на основе оптимизации функционального районирования

Сообщественные среды -

биоценоз
коллегиальность
корпорация
ментальная солидарность
метаконкурентный солидаризм
обскурантный солидаризм
поместный солидаризм
релаксационный солидаризм
социум
стая
табун
фаталистический солидаризм

 

Следующий блок:
IIв. Последствия появления техники фиксации

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru