Онтология не сбрасывающего изощренность действительного

§IIа. Конкретизирующие концепты:
основные варианты форматов и топологий

Шухов А.

Огл.  5. Образования и не-образования

Стандартизирующие концепты представляют собой тот вариант онтологических построителей, что предназначаются для задания ограничений и порядковых специфик, то есть таких выражающих определенные содержательные конкреции структур, что не наделены возможностями участия именно в построении ситуативной картины. И когда онтологическое моделирование начинает испытывать необходимость в построении уже той или иной ситуативной картины, оно от использования стандартизирующих концептов неизбежно вынуждено перейти к использованию конкретизирующих. Мы начнем тогда с наиболее важных конкретизирующих концептов, предназначение которых и будет заключаться в обеспечении возможности построения различных вариантов именно того рода событийной картины, что мы понимаем соответствующей некоторому определяемому нами уровню предельной редукции. Далее, нам хотелось бы обратить внимание читателя на существенность положения, свидетельствующего, что событийная картина возможна лишь по отношению к физической действительности, и невозможна в отношении таких идеальных построений, как математические «развертки» или логическое соотнесение. Для последних событийная картина возможна лишь в смысле ее приложения к тому обстоятельственному контуру, где подобные идеальные построения обращаются объектом, привлекающим к себе активность предпринимающего познание субъекта, в свою очередь располагающего возможностями действия лишь исключительно в качестве физически реализованной системы. Тогда всего лишь в смысле возможностей их познания и математические закономерности позволяют их разделение на по отношению некоторого конкретного познающего «познанные» и «непознанные», подразумевая здесь и состояние их познанности таким условным познающим как коллективный разум «наука математика». И они же будут допускать выделение события их познания притом, что в качестве определяющих природу вещей они будут требовать их выделения на положении «существующих вне времени». Поэтому закономерности идеального как они представляли собой некие топологии, так они в этом и не претерпевают никакого поистекающего из самое себя развития, когда порядки физической действительности в смысле их событийной составляющей из сугубо топологической оконтуренности уже трансформируются в образования. Отсюда образования и вынуждают понимать их в качестве именно неких «комплексов фрагментов» соответствующих топологий в виде тех конкретных выделенных конфигураций, в которых их конкретно способно представить то или иное построение события.

Мы намерены здесь постулировать некий определяющий действительность «образования» общий принцип, дав ему соответствующее определение, и определить далее, что же будет из этого с неизбежностью следовать, каким именно образом физическая действительность способна оказаться не исчерпываемой одним лишь наличием образований. Итак, образованием мы будем понимать наличие так идентичного актуального или потенциального сочетания, для которого открыта возможность «простой», - не рефлексивной, и не многошаговой, - детекции образующих его «составивших сочетание» формаций. «Образование» - это своего рода наличие, которое собственно и отличается характерной возможностью прямого предъявления своего многообразия или различения в нем прикрываемого фасадом его консолидированной выраженности разнообразия. Фактически современная философия имеет дело лишь с одним экземпляром «класса образований» … - материей. Мы будем понимать, что образования формируют их собственный класс, но в настоящее время в качестве класса данный класс мы будем видеть представляющим собой «класс единственного экземпляра». В случае же необходимости использования метода «ускоренной» идентификации материи мы будем применять такой продукт востребования ею для своей реализации пространства как общая присущая различным материальным формам особенность представлять себя в качестве именно нечто способного вступать в отношения конкуренции за пространство. Теория такого рода предмета, названного нами «функцией барьера», изложена здесь. Все способное представлять себя участником «конкуренции за пространство» это либо непосредственно материя, либо же то, что в своей реализации невозможно без материального воплощения, как «душа» исключает ее существование вне ее присутствия в некоем определенном «теле».

Далее мы позволим себе не принять к сведению некоторые достижения современной физики, дав совет физикам обратиться вначале к разрешению проблемы различения столь несходных между собой предметов как сущностные проекции и расчетные примитивы, и именно поэтому и введем некий уже другой принципиально отличающийся класс. Экземпляры данного класса собственно и открывают свободу становления любых отнесенных нами к классу образований экземпляров, но их характеризует уже то, что при наличии неточечности, такие экземпляры не позволяют рассматривать их в смысле образований само собой. Однако они позволяют рассматривать их в качестве нечто сродственного образованиям исключительно в том случае, если прилагать к ним сторонние фиксирующие такого рода «открытые наполнению резервуары» средства идентификации. Конечно, речь здесь идет о таких «самокатегориях» как время и пространство, но прежде, чем обратиться к ним самим именно как к образцам конкретных экземпляров определенного класса, мы обозначим и сформируем собственно и объединяющий их класс. От нас данный класс получит весьма простое и, в то же время, логично отождествляющее его имя не-образований. Под не-образованиями мы будем понимать класс, экземплярами которого служат топологии, способные предоставлять сервис разных положений, но именно такие, что для идентификации положения и выделения самой топологической структуры будут требовать употребления чего-либо не коренящегося в самой данной топологии.

Поскольку мы уверены, что данный класс наполняют два экземпляра (хотя и, в смысле достаточно зыбкого предположения, и третий), нам в отношении подобного «нераспространенного множества» следует привести и определения экземпляров, такими, какими они и представляются в нашем понимании. Мы начнем тогда именно с пространства, поскольку пространство в качестве образующего как, с одной стороны, и ресурс, так и, с другой, и критерий поместительности фактически выступает в качестве «первейшего» идентификатора всего физически действительного. Предмет «пространства» мы уже рассматривали в одной из написанных нами работ, и просто приведем здесь полученную в данной работе интерпретацию, в смысле обоснования данного понимания отсылая читателя непосредственно к тексту самой этой работы. Между тем, одним из основных не высказанных там выводов следует признать идею того, что пространство, поскольку оно в любом случае никогда не измеряется само собой, всегда для своей идентификации требует привлечения сторонних идентификаторов. Поэтому таких идентификаторов может оказаться и несколько, а в минимальном случае - хотя бы два: физические реалии (материальные формы) и математические формализмы. Возможно, поэтому мы и не дадим здесь того определения пространства, которое смогло бы стать его единственным и общим определением. Тем не менее, в отношении данного даваемого нами определения мы будем признавать уместным его понимание в качестве главного определения пространства; данное определение будет определять пространство посредством указания отличающей его способности служить средством обеспечения некоторой свободы физического взаимодействия. Итак, такой экземпляр класса «не-образований» как пространство, как оно видится в свойственном нам понимании, позволяет его отождествление посредством следующей характеристики:

Пространство есть сторонне привносимое в материю условие максимально возможной сложности
порядка координации согласованных акций физического взаимодействия
, представленной их связями
кратчайшего соединения
. И в то же время такая сложность будет наделена фундаментальным смыслом
перед комбинацией кратчайшего соединения
потому, что наложение последней как своего рода «неразвитой»
сложности не позволяет понимать ее как (синтетическую или комбинационную) «природу», и, соответственно,
как для природы допускать данность совместного действия составляющих.

Пространство и время «между собой при посредничестве материи» связаны условием конечности. Невозможно такое материальное средство, которое могло бы (вероятно, при прогрессировании «в большую сторону») в случае его бесконечного наращивания размера позволить фиксацию конечного времени, как и невозможно событию бесконечной протяженности обеспечить фиксацию некоторой конечной протяженности.

Предлагаемой нами здесь моделью теперь уже следующего «не-образования» по имени время также послужит одно ранее найденное нами представление. Если употребление имени «процесс» будет связываться нами с воплощающими отсчет времени проявляющимися в некотором материальном наличии изменениями, то употребление понятие «время» мы позволим себе увидеть свободным от нагруженности какой-либо привязкой к происходящим в материальном наличии изменениям. Отсюда употребление понятие «время» мы будем понимать равнозначным введению представления о пустом процессе, что и отражает смысл такого столь любопытного содержащегося в корпусе русской лексики понятия как времяпровождение. Тогда время - это такого рода «чистый» процесс, протекание которого не обременяют никакие условия его протекания. Перемещение же камня с место на место - это уже, несомненно, форма именно такого процесса, что непременно обременяют специфические условия вовлечения в его протекание материальных структур. Эту нашу концепцию времени мы выработали посредством анализа характеристики «проводить», с которым можно познакомиться в одной из наших работ, когда обобщенное представление данного полученного нами результата содержит другая наша работа.

Время принимает лишь линейную форму, и располагает всего лишь двумя собственными спецификами - датой и сроком. Этим оно отличается от пространства, не только располагающего аналогичными точка и расстояние, но и, мы не будем прибегать здесь к ненужным гипотезам, принадлежит ли данная характеристика к собственно спецификам пространства или нет, но и характеристикой симметрии. Для времени тоже можно ввести характеристику линейной симметрии, но она окажется практически ни о чем не свидетельствующей, фактически лишь раскрывающей самое себя. Для пространства же «симметрия» выступает мерой как фигуративного упорядочения, так и беспорядка, основанием для введения таких градаций как «правильная » или «неправильная» форма. В завершение мы просто приведем ранее данное нами определение времени через его соизмерение условным концептом «проводящей среды»:

Времябудет представлять собой такого рода загрузку проводящей среды, в
отношении которой сама среда не должна предъявлять никакого способствования
.

Далее, возможным, хотя и только предположительным кандидатом в экземпляры класса «не-образований» следует понимать такую специфику как температура, если, конечно, признать правомерность разотождествления данной специфики с такой определяющей ее мерой как кинетика. В пределах данной нашей онтологической концепции мы пока лишь готовы поставить читателя в известность о существовании подобной проблемы, но не готовы сказать что-либо определенное по ее существу. Еще одним важным для нашего последующего рассуждения аспектом станет то, что комплекс условности, составленный как образованиями, так и не-образованиями обнаружит и необходимость в его обозначении своим особым понятием. Тогда в качестве маркера подобного начала мы воспользуемся именем физический, предназначаемым у нас свидетельствовать о том, что в некотором конкретном случае речь идет о выделении любой условности, безразлично что относящейся к образованиям или что к не-образованиям, но важно, что либо к одним, либо к другим, либо, что более вероятно, к их некоторой комбинированной представленности.

Нам представляется существенным тот аспект, что само по себе выделение такого общего топологического формата как материя обогащает событийное многообразие и наличием такой специфики как в некотором отношении подобные, но выражающие собой полностью различные условия комбинации корреляция и причинность. Специфика последних свидетельствует об их принадлежности именно разделу онтологии организации, и мы и представим корреляцию и причинность именно в качестве неких характеристик, упорядочивающих некоторое наличие (в нашей системе понятий «маркируемое» материального происхождения) со стороны вмещающих его условий. В этом нашем рассуждении мы будем опираться на выводы, полученные в одном ранее проделанном нами исследовании.

Возможность корреляции мы позволим себе видеть вытекающей из тех обстоятельств, в силу наличия которых в некоторых независимо порождаемых явлениях можно выделить присутствие тех же самых характеристик, специфика регулярности которых, известная из картины одного явления, позволяет использовать ее для раскрытия картины другого. Фактически корреляция представляет собой такую связь, установление которой производится посредством не просто рефлексивного, но обязательно сложно-рефлексивного отождествления. Так, химия посредством сложного анализа устанавливает, каждый раз используя специфические средства, что и серу, и тантал следует включать не в класс соединений, но относить именно к классу простых веществ, когда для астрономии вращение Земли не обязательно будет представлять собой единственный вариант реализации астрономических часов. Подобного рода рассуждения ведут нас к получению следующего определения возможности корреляции, известной, конечно же, только для физической действительности:

Корреляция представляет собой казус фиксации выделяемого в некоторой аналогии условия
тождественности
, что характеризует некоторый такой признак присутствия определенной специфики,
когда для узнавания фрагментов картины некоего выпадения условий в одной отождествляемой условности
достаточно регистрации казуса их выпадения в другой
.

Рассуждение о причинности отличает несколько более сложный характер в силу того, что основой картины причинной зависимости не может служить ничто другое, кроме как формация взаимодействие. О причинности допустимо говорить исключительно в отношении обстоятельств, в которых некоторый физический объект или комплекс объектов обнаружат свидетельства их вовлеченности во взаимодействие, развивающееся либо внутри такого объекта или комплекса, либо в пределах того окружения, что наделено способностью топологического укоренения подобных объекта либо комплекса. В дополнение же к данному утверждению следует пояснить, что понимание нами важной в смысле логики подобной модели «причины неудачи» будет исходить именно из возможности выделения того порядка развития взаимодействия, когда объектом приложения действия оказывается отсутствующий компонент. Принятие во внимание подобных оснований и позволит нам утверждать, что причинность как таковая допускает ее констатацию только и исключительно во временном измерении (корреляция же наблюдаема и в форме пространственной корреляции), и только в том одном специфическом случае, когда началом причинного отношения оказывается характерное условие непараллельности. Концепцию причинной зависимости как вытекающей из подобной непараллельности, мы развивали в одной из наших работ. В ней же мы позволим себе заимствовать и принимаемое и здесь определение причинности, позволяющее отождествить данную норму следующим образом:

Причинностьэто присущая действительности на основе «непараллельности» (или потенциальной
причастности) обстоятельств друг другу способность эмитированной активности так ассоциироваться
или вызывать ремиссию
, что в смысле именно данных ассоциированного содержания или повторной эмиссии
поглощенная часть активности первичной эмиссии будет полной мерой таких новаций
.

Данное определение связывает характеристику «причинности» мерой именно наличия строгих оснований некоего конкретного порождения, когда не разграниченное влияние неких условий на некий результат это наше понимание позволит себе выделить в качестве специфической формации побудительности. Возможно, в онтологическом смысле более правомерно введение отличающейся большей произвольностью ее конфигурации побудительности, и только далее, на основе критического анализа возможностей приложения подобной меры, введения обладающей большей адресностью нормы «причинность». Однако мы в нашей модели позволим себе последовать за устоявшейся традицией именования, и ввести «причинность» без данной промежуточной стадии, хотя онтологически более корректным и следовало бы признать введение такой условности онтологии организации как «побудительность», и только затем, при переводе ее в статус класса - «причинность».

Приведенный в нашем рассуждении список нормативов мы и позволим себе понимать практически равнозначным выделению основных специфик онтологии физически действительного, в нашем понимании отнюдь не сводимой к онтологии исключительно материального, но делящейся на онтологию образований и не-образований. Нам осталось лишь составить список введенных в данном разделе онтологии норм таким, каким мы его хотели бы видеть в качестве имен полей нашей условной «базы данных». К числу таких полей будут принадлежать:

Образование - доступная прямой детекции среда сочетаний.

Не-образования - комплекс тех предоставляющих сервис разных положений топологий, что подлежат
исключительно внешней идентификации.

Материя - экземпляр, полностью замещающий класс образований.

Пространство - то условие максимально возможной координации взаимодействий, что реализуется
посредством введения расстояний.

Время - такая загрузка проводящей среды, в отношении которой сама среда не должна
предъявлять никакого способствования.

Корреляция - приравниваемое к аналогии условие тождественности специфик.

Причинность - возможности ассоциации или ремиссии, становящиеся полной мерой
побуждающей активности.

Представленные в разделе категории наполняют следующие относящиеся к ним экземпляры:

Пространства -

внутри
гладкость
горизонт
замкнутость
зональность
идеальность поверхности
координатная структура
лакуна
линия
насквозь
неприлегаемость
область
отклонение
пересечение
перспектива
поверхность
поместность
прилегаемость
продление
промежуток
простирание
протяженность
пустота
разомкнутость
районированность
рельеф
сектор
симметрия
снаружи
сторона
точка
траектория
угол

Времени -

будущее
дата
завершение
интервал
мгновение
настоящее
наступление
несинхронность
ожидание
отождествление периоду
отсчет времени
период
промежуток времени
прошлое
распорядок
синхронизм
срок
частота

Материи -

агломерация
гидрат
заряженная частица
конгломерат
лавинная структура
неассоциированная частица
плазма
преграждающий субстрат
проводящий субстрат
продукт абсорбции
простое вещество
раствор
сбрасывающая стороннее упорядочение среда
сильно закрепляющая структура
слабо закрепляющая структура
смесь
соединение
среда
структурированное соединение
субатомная частица
субсреда
физическое поле
фиксирующая стороннее упорядочение среда
чистый абсорбент

Причинности -

близкая причина
нарастающая причина
отдаленная причина
отступающая причина
позиционно зависимая причина
позиционно повсеместная причина
причина действующая в порядке вызревания следствия
причина действующая по инициирующей схеме
причина действующая по сковывающей схеме
причина замкнутая на коррекцию отдельного фактора
причина замкнутая на определенный спектр последствий
причина находящая свое усиление в подверженном причиняющей связи
циклическая причина
циклическая тестирующая причина

Корреляции -

аналогия генетической специфики
аналогия комбинации выделяемых как ассоциируемые с природой элементов
аналогия комбинации выделяемых как принадлежащие топологиям элементов
аналогия комбинации пропорций
аналогия комбинации распределения
аналогия через атрибуцию свойства комплементарности
аналогия через атрибуцию способности поддержки синергетизма
аналогия через атрибуцию сценария разрушения
комплекс идентичного наполнения
событийно-топологический аналог
событийный аналог
топологический аналог

Огл.  6. Проекции протекающего

Воплотившись в своих основных условностях или нормативах, физическая действительность в смысле выведения ее уже в качестве формаций некоторой конкретной онтологии, нуждается, конечно же, в дальнейшей расшифровке или дальнейшем выделении характерных для нее специфических составляющих. Выделение такого рода уже конкретных аспектов мы и начнем с онтологического моделирования среды действий, где уже непосредственно к действиям мы будем прилагать порядковое, функциональное или такое отличие, что способно обнаружить себя посредством наличия же определенных условий организации. Но помимо того, что мы предпримем здесь попытку различения собственно порядково различающихся возможностей действия, мы попытаемся выделить здесь и те особенные проекции, посредством которых собственно и происходит конституирование «состояния действия».

Для состояния действия, как показывает опыт, ничто так не важно как его отождествление посредством приложения к нему нечто правильной проекции. Дело в том, что при несомненной важности и собственно составляющей совершения действия, будь оно вялое, бурное, строго фазированное и т.п., куда большую значимость приобретает комплекс обстоятельств того, что именно, какого рода состав или «объем маркируемого» некое данное конкретно совершаемое действие способно захватывать. В подобном отношении действие или же оказывается ограниченным как действием именно лишь собой или своим течением - солнышко пригреет, и ржавая железка чуть прибавит в ее линейных размерах, - или же оно превращается в действие, способное вовлечь в оборот данных обстоятельств и какие-либо сопряженные объекты. Например, обледенение настолько утяжеляет проброшенный в открытой подвеске провод, что он просто рвется под тяжестью образующейся наледи, или нагрев рельс при неудачной прокладке полотна превращает его обязательную строгую прямизну в опасную для движения составов «змейку». Поэтому действие, хотя и оставаясь действием в собственном смысле, в смысле возможной обращенной на него проекции и выступает в качестве центра «притяжения» того сопряжения, которое и придает этому действию как некоему источнику происходящего различие в качестве притяжения. Именно под данным углом зрения мы и сосредоточимся здесь на трех предполагаемых нами «проекциях протекающего»: событийности, изолированном (локальном, не выходящим за пределы «своего контура») действии, и высокоорганизованной реализацию активности.

Событийность. Спецификой именно событийности мы будем видеть возможность такой реализации действия, где само его совершение происходит «на пути» протекания другого, не обязательно совершаемого в настоящий момент действия, но и действия, которое пусть лишь потенциально может совершаться посредством прохождения именно по данному «пути». Событийность будет означать для нас совершение действия в смысле атрибуции этому совершению действия еще и способности изменения конфигурации, отличающей путь совершения другого действия. По сути, событийность - это действие, обуславливающее, в том числе, и переустройство некоторой организации путем замены в ней одной существующей связи на другую. Интенсификация сложности событийности, при которой не только переустраиваются пути сразу нескольких действий, но и, в пределах некоторой системы, переустройство одного пути будет переводить некоторое другое действие из замкнутого также в «переустраивающее», не будет изменять собственно «форматное начало» событийности. Или, иначе, многообразие последствий событийности или ее «множественный аспект» мы не предлагаем понимать в качестве особой форматной специфики, но позволим себе видеть лишь в качестве другой в статистическом отношении специфики все того же формата «событийность». Говоря другими словами, в нашем представлении событийность не выступает в качестве некоего «самоинтенсифицирующего» формата.

Действие (локальное). Под локальным действием мы будем понимать картину такой реальной, прагматически достаточной или воображаемой идеальной способности получающего действия объекта либо замыкать последствия совершаемого действия в себе, либо проявлять доступное для обнаружения изменение именно таким образом, что подобное изменение никак не будет влиять на реально окружающее данный объект сопряжение. Лучшей, пожалуй, иллюстрацией локального действия следует понимать картину того принимающего заряд аккумулятора, в котором принимаемый заряд так и поступает в него на своего рода «вечное хранение», никогда не будучи выдаваем вовне. Мы здесь откажемся от попытки предугадать нуждающееся в специфическом исследовании решение вопроса о том, насколько, в действительности, реальна подобная «функция локального действия», если рассматривать события физического мира именно в той проекции, в которой происходящие изменения следует развертывать именно на всю допустимую для них глубину. Мы довольствуемся тем, что в качестве важного как рассуждению, так и моделированию идеализма формат локального действия следует понимать абсолютно необходимой составляющей. Одновременно следует отдавать себе отчет, что не столь существенно то, что локальное действие реально так и останется, как подобное уже имело место у нас в отношении стандартизующего норматива «связь», не более чем присущим структуре других, уже реальных моделей «кирпичиком».

Высокоорганизованная реализация активности. Под высокоорганизованной реализацией активности мы будем понимать возможность как воссоздания до состояния необходимой достаточности пути протекания некоторого действия, так и, в пределах той же организации, возможность его полного блокирования. Пожалуй, лучшей иллюстрацией подобной формы реализации действия может быть избран обыкновенный вентиль, как открывающий доступ потоку жидкости, так и перекрывающий такой доступ. В той интерпретации, в которой подобный предмет позволяет понимать современное состояние научного познания, высокоорганизованная реализация активности возможна лишь в биологических структурах и в артефактах, вопрос же о реализации данной функции в неорганизованной живой природе пока следует оставить открытым. Хотя, возможно, претендентом на принадлежность данной форме можно понимать и колебательный процесс, если рассматривать некоторый участвующий в его поддержании объект на положении «инструмента контроля».

Сформулированное в настоящем рассуждении наше понимание «проекций протекающего» позволяет нам пополнить нашу условную «базу данных» следующими тремя полями:

Событийность - действие, совершение которого означает «переустройство пути»
протекания другого действия.

Локальное действие - совершение действия на условиях его полного поглощения получателем или
произведения в нем незначимых для сопряжения изменений.

Высокоорганизованная реализация активности - возможность в одной и той же организации как
воссоздавать, так и блокировать путь протекания действия.

Представленные в разделе категории наполняют следующие относящиеся к ним экземпляры:

Событийности -

биение осыпание разваливание
бурление отбивание разводить в стороны
вбрасывание отбрасывание разворот
вихрение отваливание разгружение
включение материальное отваливать разлет
возбуждение колебаний отделение разложение
возвращение формы откатывание разносить на части
вращение открепление разрежение
всплытие отодвигание разрушение
выбрасывание отпружинивание раскрошение
выдавливание отражение распад
выделение отскакивание распространение материальное
выпрямление отсоединение рассеивание материальное
выравнивание рельефа отставание расслаивание
высвобождение отталкивание рассыпание
вытеснение оттенение растекание
детонация отторжение растрескивание
деформация охлаждение расхождение
забрасывание очистка резонирование
заделывание очищение рекомбинация
замена падение самостарение
замерзание парение сбивать в плотную агрегацию
замещение передвижение фронта сбивать из устойчивого положения
занесение перекидывать сцепу сбрасывать
заострение перекрывание сверхпроводимость
засасывание перемешивание сверхтекучесть
заслонение перемещение свечение
затекание пересечение границы сред сгибание
затемнение пересечение материальное сглаживание
затенение перескакивание сдавливание
затягивание переставление сдвиг
затягивание дефекта поверхности плавание сдерживание
изменение интенсивности поворот сжатие
инициация перекашивания поглощение сжижение
исключение погружение синтез
искрение подгружение скалывание
искривление подкатывание скапывание
испарение подлезание скатывание
испускание подскакивание скидывать
каление подталкивание скобление
качение подъем сковывание
кипение покрытие скольжение
колеблемость поступление скрепление
колоть появление примеси скреплять
колыхание преграждение слипание
коммутация преломление смешение
кружение приводить в движение смещение
ломать приводнение снесение
мерцание придавливание снижение
нагибание придвигание сносить
нагревание придерживание спиральное вращение
нагружение прием заполнения столкновение
надавливание приземление струение
надвигание прикосновение сход
накатывание прикрепление схождение
накопление заряда присоединение тепловое расширение
накрытие притирание трепыхание
налипание притягивание удерживание
нанесение приход в энтропийное равновесие укалывание
наполнение пробивание унесение
нарушение проделывание уплотнение
насыщение проникновение упорядочение
нахождение просачивание усадка
обеднение просветление усиление рельефа
обнажение протекание установление
обогащение протекание сквозь усыхание
образование промежутка прохождение утечка заряда
обрушение разбивание утрата
обтекание разбивать утруска
осветление разброс фокусирование
оседание разбрызгивание шевеление
останавливать разбухание  

Локального действия -

идеальное устройство съема
математический маятник
нерассеивающий конвертор
неэнергетическая реакция
полностью параллельный акт предъявления
сверхпроводящее токовое кольцо

Высокоорганизованной реализации активности -

воспроизведение мелодии
горение
компонентно согласованная активность
механическая конгломерация
объемно согласованная активность
синхронная активность
траекторно согласованная активность

Огл.  7. Сохранность

Свойственное современному познанию положение вещей свидетельствует, что каждое его направление формирует востребованные именно его спекуляцией категории, практически никак не сообразуясь с тем, какие именно категории формируют те или иные возможные другие области познания. Состояние подобного рода изоляционизма обнаруживает в наши дни еще и подверженность влиянию условия, устанавливающего, что чем более некоторое направление познания приоритетно в смысле совокупного опыта человечества, то тем менее подобный опыт склонен проявлять интерес к аппарату категорий, образуемых другими направлениями познания. Мы же согласимся здесь на очевидный риск придания нашему рассуждению той последовательности, в соответствии с которой мы позволим себе признать музейщиков «выигравшими у физиков» в некотором гипотетическом сопоставлении предлагаемых теми и другими категорий. С нашей точки зрения, именно музейное дело сумело предложить куда более универсальную, иллюстративную и перспективную категорию в сравнении с теми, что созданы и используются физическим познанием. Конечно, речь здесь будет идти о используемой в музейной практике категории сохранность, находящей применение, кроме того, еще и в криминалистике для отображения состояния идентичности предмета некоторой его изначальной заданности.

Тогда в смысле построения некоторой нашей «общей концепции» сохранности мы позволим себе объединить любые возможные варианты сохранности, несмотря на то, что, с нашей точки зрения, стандартизация одного данного вида будет восходить именно к нормам «пространства построителей», когда другого - уже к нормам «онтологии организации». В нашем понимании сохранность приобретет значение именно универсального начала, причем, невзирая на то, что в одном случае мы с ее помощью будем свидетельствовать поддержание постоянства топологии, когда в другом - либо достижения состояния консервации некоторой конкретной организации, фактически игнорирующей замены в поддерживающем ее маркируемом, либо же консервации действия в смысле удержания нечто способного к совершению действия от реализации подобного «поступка». Тогда, рассматривая пока лишь сугубо физические возможности сохранности, мы начнем наш анализ именно с рассмотрения традиционного «музейного» представления о способности предмета отличаться, скажем, «идеальной» сохранностью. То есть мы здесь обратимся к возможности выделения такого рода идентичности, что обращена на воплощенную посредством некоего определенного исполнения топологию, в построении которой используются некоторые материальные формы.

Сохранность расположений (размещений). Под сохранностью расположений мы будем понимать возможность фиксации нечто «переносимой» идентичности, в условиях которой некие позиции сравнения не позволяют свидетельствовать различие во в целом конфигурации множества наложений «маркируемое - охват - маркируемое». Особенностями данного определения следует признать принципиально устанавливаемую им релятивность, равно и возможность отождествления в качестве доносящей «в точности то же расположение» и нечто «точной копии». Подтверждением правильности задания данному определению именно подобного формата мы будем понимать и положение вещей, когда, в частности, механизм современного дигитального копирования позволяет видеть задающим начало идентичности условием именно соответствие уже не структуре физического носителя, а соответствие структуре контента. Точно так же и в стандартном «музейном» понимании сохранности, свойство вещи каким-то образом «усыхать» или утрачивать, например, запах или блеск также позволяет понимать ее «сохранной», поскольку в визуальной идентификации посредством выделения именно особенностей «востребованной» топологии она позволяет признавать ее «сохранившей первоначальный вид». Хотя мы здесь, в принципе, конечно, уже отходим от соблюдения условия «сквозной» идентичности вещи, но мы вынуждены это сделать, чтобы ввести такой достаточно «неполно» доносящий специфику идентичности вид сохранности, что способен подтверждать лишь постоянство построения топологии, выделяемой посредством приложения некоторой комбинации критериев.

Параорганизационная сохранность. Понятие параорганизационной сохранности будет прилагаться нами к тому порядку обстоятельств, при котором некоторое маркируемое сохраняет за собой весь тот комплекс охватов и организационных включений, что обеспечивают его применимость для построения с его участием некоей вполне определенной организации. Параорганизационная сохранность - это показатель наличия того существенно большего объема требований, соблюдение которых собственно и обеспечивает точность воспроизведения неких «данной организации» или «данного взаимодействия». В сравнении с «сохранностью расположения» параорганизационная сохранность не ограничивается сохранением всего лишь некоторой ограниченной топологии, но представляет собой такую специфику обретения идентичности, что обращена уже на некоторую «открытую» топологию. Конкретно речь может здесь идти о наличии такой еще не развернувшейся в вид завершенного порядка определенной топологии, но, по существу, остающейся ее «заготовкой» форме, что обеспечивает доступ для включения в нее некоего того элемента, чье поступление сюда и позволит образовать, как теперь принято говорить, «кастомизированный» вариант подобной топологии. Именно таковой и оказывается функция эталона в метрологии, где эталон посредством его включения в определенную организацию и позволяет строить топологии некоего «показательного охвата» этим эталоном некоего сравниваемого. Хотя более простым примером параорганизационной сохранности следует признать … сохранность заточки ножа.

Далее нам предстоит ввести еще один вид физической сохранности, а именно «сохранности возможностей», которая, если понимать ее уже в качестве класса, на положении принадлежащего к данному классу экземпляра буде включать в себя то, что физика привыкла обозначать именем «энергия». И поскольку в данном рассуждении мы вынуждены будем прибегнуть не ко вполне простым и логически ясным ассоциациям, нам следует предварить само выделение данного онтологического норматива неким поясняющим рассуждением. А по существу - нам сложно будет объяснить данную предлагаемую нами интерпретацию без введения вспомогательного понятия свобода предъявления функциональности. Причем это не только как бы сразу приходящая на ум в связи с подобным понятием ситуация сугубо внешнего блокирования, имеющая место в случае вкладываемого в ножны ножа, но еще и ситуация, при которой объект, например, наделенный возможностью обретения разного топологического упорядочения, оказывается организован в одном, а не в другом порядке. Примером тому вполне способен послужить тот тривиальный случай, когда для смотанной в моток веревки не будет существовать возможности ее реализации в качестве свидетельства наличия некоего именно линейно организованного порядка. Веревка способна свидетельствовать некий линейный порядок исключительно в случае лишения ее той организации, которую естественный язык привычно обозначает словом «моток». Подобное рассуждение требует не забывать о понимании той определенной особенности, в силу которой условное отождествление некоторой сущности на положении «идентичной самой себе» даже в ситуациях придания ей различной топологии игнорирует условие возможно пересекающегося с такой модификацией ее топологического представительства замещения свободы предъявления ею некоей функциональности на несвободу.

Сохранность возможностей. Нормативная форма сохранность возможностей будет обозначать у нас приведение некоторой неотъемлемой функциональности материального маркируемого в такое состояние, когда данная функциональность утрачивает возможность ее предъявления в силу наложения на порядок реализации действия или на организацию его предъявления условия блокировки. Материальное маркируемое вне зависимости от наложения или не наложения условия «блокировки предъявления», продолжает нести некоторую отличающую его функциональность, но просто в условиях его включения в некоторую организацию оно оказывается лишенным возможности откликнуться подобной функциональностью на некоторые поступающие к нему вызовы. Фактически, в грубом смысле, сохранность возможностей - это приведение материального маркируемого, объемлющей его организации или охватывающего его сопряжения в состояние, в котором не пропускается сам «вызов» данной функции, либо блокируется воспроизводство отклика. В комментарии же к данному определению следует пояснить, что под «возможностями» здесь понимается все те формы образований или фиксирующих их организаций, что способны дополнять или нагружать рассматриваемые далее удержания, но не обращаться в них.

Энергия физическая. Под энергией физической мы будем понимать такой экземпляр класса сохранности возможностей, когда блокирование распространяется именно на способность некоторого материального маркируемого становиться источником действия посредством недопущения выстраивания неких «обеспечивающих» такое действие либо внутренней, либо внешней такому маркируемому позволяющей взаимодействие организации. В том случае, когда появляется возможность характеризовать некоторое маркируемое некоторой (нерастраченной или неизвлеченной) «энергией», данная оценка будет представлять собой именно свидетельство наличия таких образующих данный ситуативный контур обстоятельств, в силу которых подобное маркируемое и будет вовлечено в ту определенную организацию, когда просто невозможно произойти тому определенному взаимодействию, совершение которого не нуждается ни в каком дополнении данного ситуативного контура никакими другими образованиями, но нуждается лишь в придании их представительству «другой организации». В таком случае энергия будет выступать как бы в качестве условия, указывающего на присутствие некоей «удерживающей от взаимодействия» организации. Отсюда энергию следует понимать не свидетельством недостаточного наличия собственно материального маркируемого, но свидетельством наличия предотвращающей развитие взаимодействия организации.

Однако помимо рассмотренной нами предполагающей ее несомненно «собственный» порядок отождествления своего рода «прямой» онтологической сохранности, нам вне всяких сомнений следует обратиться и к предмету того опосредованного порядка сохранности, когда отсутствует и идентичность топологии, и идентичность «открытой» топологии, и не действует и удержание от взаимодействия, но присутствует та определенная специфика, что в силу некоторой направленной на ее реализацию конструктивности допускает понимание самой такой специфики как нечто «свидетельствующего сохранность». Одновременно следует понимать, что подобного рода конструктивность вовсе не предполагает возможности воссоздания нечто сохраняемого во всей полноте присущей ему идентичности. Подобного рода «приведение к идентичности» будет характеризовать лишь та определенная функциональная полнота, что позволяет понимать нечто индивидуальное не индивидуальным вовсе, но «в точности тем же» в сравнении с задающим уровень подобной функциональности критерием или другими образцом или источником сравнения. С другой стороны, и саму возможность идентифицировать что-либо уже в качестве не физически, но, теперь, «полностью» функционально идентичного чему-либо другому будет обеспечивать способ ее задания либо посредством назначения условия «прямого» физического представительства такого носителя идентичности, либо такого его нефизического воплощения, для которого физическое будет пониматься на положении финального («атмосфера радушия»). Для выражения подобной специфики мы позволим себе употребление формулы, говорящей, что всякая опосредованная сохранность в своей телеологии обращена к воспроизведению именно физической картины. Сама же «опосредованность» подобной сохранности будет следовать из того, что здесь отменяется практика непосредственного удержания той самой физической комбинации, которая посредством некоторых механизмов неким иным образом допускает ее комбинирование в качестве «функционально подобной». При этом сами комбинирующие механизмы приводятся в действие, конечно же, при помощи именно физических средств, однако в смысле некоей условной «линии наследования» здесь не существует никакой обязательности наследования именно «по линии физических форм», хотя существует обязательность наследования по линии принципов организации.

Вообще, конечно же, мы подразумеваем под подобной опосредованной сохранностью именно свойственную животным (широко копируемая другими соловьями трель «лучшего солиста»), человеку и созданной им среде артефактов информационную сохранность, однако мы даже посредством не более чем введения подобного именования откажемся предварять необходимый нам последовательный порядок онтологического синтеза. Мы так и позволим себе сохранить здесь имя «опосредованной сохранности», подразумевая под ней именно информационную, но на фундаментальном уровне как бы и оставшейся на положении лишь имплантируемой на данный уровень «чуждой» возможности. Для фундаментального уровня она и будет представлять собой в механизмическом смысле для него остающуюся неопределенной «имплантируемую» ему «для него» опосредованную сохранность. Именно данное имя мы и сохраним в нашем определении специфической возможности нечто «конструктивной сохранности» некоторой функциональной полноты.

Опосредованная сохранность. Характеристика опосредованной сохранности будет назначаться нами той способности реализации идентичного объема функциональности любой физической или восходящей к ней природы, которая будет обеспечиваться посредством действия некоторого именно сложно устроенного комбинирующего механизма. С точки зрения причинности на фундаментальном уровне не столь важно именно каким образом, как важно именно то, что благодаря открытию совершенно иных обстоятельств появляется возможность достижения той же функциональной идентичности, что свидетельствует о наличии комбинационно достигаемой сохранности. Такой возможный вариант подобной сохранности как поддержание постоянного уровня напряжения в электрической сети вносит в картину физической действительности множество важных специфик, включая и такую специфику, как идентичность реакции. Для человека именно само осознание им предназначения некоторых материальных средств представлять собой аппарат реализации условий опосредованной сохранности и создает всю дарующую ему столь необычное могущество «вторую природу».

Итогом же анализа предмета «сохранности» для условно отображающей нашу модель «базы данных» окажутся
еще ряд расширяющих ее «назначения» новых полей. В данном случае это поля:

Сохранность расположений - стабильность конфигурации множества наложений «маркируемое
- охват - маркируемое».

Параорганизационная сохранность - сохранность того комплекса охватов и включений, что
отличается применимостью для построения определенной организации.

Сохранность возможностей - выведение некоторой функциональности «из употребления» без ее
конечного удаления в специфическое состояние невозможности проявления.

Энергия физическая - сохранность возможностей, распространяемая на способность нечто
материального представлять собой источник действия.

Опосредованная сохранность - имплантируемая на фундаментальный уровень способность реализации
идентичного объема функциональности.

Представленные в разделе категории наполняют следующие относящиеся к ним экземпляры:

Сохранности расположений -

идентичность баланса распределения
идентичность геометрии
идентичность геометрии образующего мозаичного элемента
идентичность геометрии шага смещения
идентичность дистанции при переходе в обращенное положение
идентичность заполненности рисунка элемента
идентичность изощренности рисунка элемента
идентичность картины интенсивностей
идентичность картины нарастания
идентичность картины фрагментированных локаций
идентичность контура циркуляции
идентичность конфигурации точек напряженности
идентичность масштаба шага смещения
идентичность налагаемой сетке
идентичность началу пропорционирования
идентичность обращения фигуры окрестностей
идентичность относительной позиции
идентичность периметра обрамляющего поля
идентичность позиции в последовательности перспективы
идентичность позиции в последовательности фигуры сложной конфигурации
идентичность пропорции распределения
идентичность профиля сечения
идентичность разбалансировки
идентичность ресурса пространства
идентичность рисунка элемента
идентичность структуры образующего мозаичного модуля
идентичность структуры разделяющего промежутка
идентичность фигуры окрестностей
идентичность характеристик удаленности
идентичность центровки
инвариантность заполненности рисунка
инвариантность нарастания заполненности рисунка
невозможность нахождения элемента методом смены положения
позиционно независимая идентичность векторной схемы
функциональная идентичность центров асимметрии

Параорганизационной сохранности -

боеготовность
выведенность в место базирования
выведенность в место дислокации
выведенность на нужный режим
выведенность на позицию
обеспеченность запасом
обеспеченность нагрузкой
обеспеченность напором
обеспеченность неподатливостью
обеспеченность объемом
обеспеченность площадкой
обеспеченность податливостью
обеспеченность протоком
полнокомплектность

Сохранности возможностей -

бодрость
достаточность остаточного ресурса структурности
инерция
молодость
отсутствие связей спекания
первоначальная фактурность
постоянный уровень пропускания
постоянный уровень стойкости
постоянный уровень упругости
постоянный уровень эластичности
постоянство востребования разрушающего усилия
постоянство дистанции отклонения
постоянство дистанции погружения
постоянство структуры капиллярности при приращении объема
постоянство структуры капиллярности при сокращении объема
постоянство характеристики адгезии
постоянство характеристики зернистости отделяемой фракции
постоянство характеристики плотности при сокращении объема
постоянство характеристики поглощения кинетики
постоянство характеристики проницаемости при приращении объема
постоянство характеристики проницаемости при сокращении объема
постоянство характеристики уплотняемости при приращении объема
приемлемость уровня износа
свежесть
состояние немодифицированной формы

Энергии физической -

гравитационная
механическая
тепловая
химическая
электромагнитная
ядерная

Опосредованной сохранности -

сохранность в отображающих данных
сохранность в рождаемых активностью продуктах
сохранность оттиска
сохранность посредством репрезентации в отделенных оболочках
сохранность через идентичность коллекции элементов
сохранность через идентичную структуру активности у отслаиваемого элемента
сохранность через картину произведенного эффекта
сохранность через остающийся не рассеянным шлейф
сохранность через поддержание открытости проникновения
сохранность через представление в разрозненных допускающих упорядочение данных
сохранность через присутствие обеспечивающих порядок воспроизведения признаков
сохранность через репрезентацию в более долгоживущих элементах
сохранность через репрезентацию в доносящих генетическую идентичность элементах
сохранность через репрезентацию в доносящих свидетельство силы элементах
сохранность через репрезентацию в доносящих структурную идентичность элементах
сохранность через репрезентацию в обладающем уменьшенной формой
сохранность через репрезентацию в порождающем идентичные последствия
сохранность через репрезентацию продолжательно повторяемым шаблоном
сохранность через репрезентацию удерживающимся возмущением
сохранность через репрезентацию унаследовавшим перекос
сохранность через свидетельствующие функциональную способность элементы

Огл.  8. Условности и структуры условности

Когда нам доводиться говорить о военном деле, мы выделяем такие аспекты построения воинского контингента как авангард, арьергард и тыл, допуская, что подобное различение специфично присуще именно подобного рода активности. Однако уже рассуждающий о предмете отношений стратификации литосферы геолог также в определенной степени вторит штабному планировщику: он равно же склонен понимать расположение слоев породы с позиций их взаимного влияния и специфики, говорящей о воплощении посредством самого их сочетания той организации, что в некотором смысле и отражает порядок последовательного построения. Тогда и мир как таковой следует понимать наделяющим существующие в нем объекты не только спецификой их собственной природы, но и спецификой их связанности характером еще и некоторой «той иной» налагающей на них свои возможности влияния природы. Именно поэтому мы и обратимся здесь к попытке включения в нашу онтологическую модель подобного рода условности «разнообразия существования в условиях подверженности», обозначив его под именем нечто условностей (обусловленностей), и рассматривая последние в разрезе именно наделения подобных условностей такими характеристиками как обязательность, глубина, подверженность «отпечатку» и конвенциональность обусловленности.

Далее, данный отдел нашей онтологической модели мы предполагаем сформировать отнюдь не посредством применения и при его построении той методики, что состоит в различении таких специфик как физическая, постфизическая или еще и надстраиваемая над физической и нефизическая формы реализации подверженности. Специфическое отличие «условности» мы будем понимать раскрывающимся не посредством приложения такого признака как «соизмеримость наложения», но посредством отождествления с подобным отличием той идеальной фигуры (формата), в виде чего подобная условность и будет позволять ее реализацию. С нашей точки зрения онтологически важным началом «условности» служат отнюдь не конкретные форма связи или организация восприемлемости (губка предрасположена к намоканию), но очевидность прилагаемого к собственного способу долженствования присущего ему «форматного начала»: однонаправленно ли данное долженствование, или оно взаимонаправленно, или же, наконец, основано на условии непересекаемости неких необходимых ему свобод. Тогда именно состояние однонаправленности позволит понимать его образующимся при наличии таких обстоятельств, при которых некоторая организация не может не выстроиться в соответствии с заданной ей нечто доминирующей спецификой топологией. Взаимонаправленность же проявится при такой конфигурации случая, когда некоторая контактирующая структура будет располагать множеством вариантов реализации своей контактной функции, и в обстоятельствах одного построения обеспечивающего определенное предназначение контакта воплощать собой одну организацию, в обстоятельствах другого построения - воплощаться уже посредством иной организационной формы. Наконец, непересекаемость необходимых свобод будет означать наступление случая, условия которого будут предусматривать возникновение положения, когда для соответствующего некоторой проекции совмещающего состояния одно присутствие не будет выступать в качестве сдерживающего начала другого. Подобная специфика столь великолепно показывает себя именно на примере образования газовых смесей или растворов одной жидкости в другой. Общая же природа подобного форматирования на деле такова, что в качестве воплощающих ее реалий равно допустимы физические, биологические, социальные и математические предметности, нисколько не обуславливая спецификой уже их собственной природы никакой ревизии собственно специфики самого имеющего место форматного начала.

Однонаправленное состояние условности. Выделение такой специфичности как однонаправленное состояние условности будет признаваться нами реализуемым именно при наличии тех обстоятельств, когда идентичность одного из контактирующих начал будет представлять собой источник задания определенной топологии, а эластичность другого - позволять ему распластаться именно по заданному данной топологией рельефу. Речь здесь идет именно о способности чего-либо задавать контактирующему с ним другому такую организацию его «вынужденного» состояния, принимая которую это другое остается отождествляемым в качестве не утратившего своей идентичности. Этому существует столь необъятная масса примеров, что скорее следует отказаться от их приведения, но следует подчеркнуть, что концентрация в чем-либо состоявшемся такой специфичности как «запас энергии» и являет собой непосредственный пример однонаправленного состояния условности.

Взаимонаправленное состояние условности. Позиция взаимонаправленного состояния условности послужит нам в качестве форматного представления именно того начала, что обеспечивает различение тех положений, при которых некая начальность, реагируя на состояние некоего присутствующего в сопряжении обряжения, будет откликаться на это проявлением тех своих способностей, что присутствовали в ней на положении, например, сохранности возможностей. Вне всякого сомнения, взаимонаправленное состояние условности обнаруживает себя как в среде физической действительности, так и во всем том остальном, что обладает способностью основываться на физическом фундаменте, однако мы оставляем здесь открытым вопрос о возможности приложения формата «взаимонаправленное состояние условности» к математическим и логическим спецификам. В физическом же мире способность тел переходить в другие фазовые состояния, капель жидкости проявлять на разных поверхностях разные свойства смачиваемости, сплошных прозрачных сред отличаться разной прозрачностью на разных участках спектра, и, в особенности, активных систем менять тип проявляемой активности представляет собой явный образец взаимонаправленного состояния условности. В социальной действительности очевидным примером взаимонаправленного состояния условности следует признать любые формы конформизма.

Непересекаемость необходимых свобод. Состояние условности, которое мы предлагаем обозначить как непересекаемость необходимых свобод будет означать у нас образование положения, при котором рассеяние по некоторой топологии относящегося к одной начальности маркируемого никак не будет мешать проявлению другим маркируемым присущих ему способностей охвата. Подобную специфику можно понимать характеристикой определенной деагрессивности определенных сопрягаемых, в частности, способности электрической изоляции к своего рода «невмешательству» в течение тока по проводнику; фактически та же самую деагрессивность допускает ее констатацию и в случае, когда тот же объем пустого пространства в достатке обеспечивает размещение в нем данного или множества данных видов наличия. Непересекаемость необходимых свобод это, фактически, в смысле некоторой проекции, свойство невторжения некоторых начальностей друг в друга в том случае, когда уже иная проекция будет свидетельствовать о том, что их таки связывает тот или иной охват.

Комплементарность. Комплементарность будет означать наличие хотя бы у двух маркируемых таких форматов однонаправленного состояния условности, когда они позволяют образовать, в рамках определенной проекции, ту топологию контакта, в которой не меняется природа ни той, ни другой начальности. Таковой следует признать совместимость некоторых химических элементов по признаку взаимной налагаемости их окислительных и восстановительных свойств, равно же и особую совместимость геометрической формы адаптированных друг к другу вилки и розетки, гайки и болта. С нашим анализом проблемы комплементарности для физической действительности можно познакомиться здесь.

Катализ. Под катализом мы будем понимать способ действия, инициирующий до того не складывающуюся в некоторой начальности организацию, что позволяет обеспечить ей ту ее адаптивность, что далее разовьет в ней способность поддержания некоторого взаимонаправленного состояния условности. Здесь мы пока лишь заявим о выделении нами такой условности как «катализ», оставив на будущее уточнение соответствующих реализаций и примеров.

В результате введения нормативного класса «условности» наша гипотетическая база данных расширяет свое содержание посредством пополнения некоторыми новыми полями. Ими, соответственно, послужат поля:

Однонаправленное состояние условности - положение, при котором одна начальность распространяется
по заданному другой рельефу.

Взаимонаправленное состояние условности - возбуждение в некоей начальности способностей, задаваемых
именно данным сопряжением.

Непересекаемость необходимых свобод - свойство некоторого рассеяния не мешать реализации
у некоторой начальности некоторых отличающих ее способностей охвата.

Комплементарность - способность образования топологии контакта, не меняющей природы
контактирующих начальностей.

Катализ - особое действие инициации организации, поддерживающей взаимонаправленное состояние
условности.

Представленные в разделе категории наполняют следующие относящиеся к ним экземпляры:

Однонаправленное состояние условности -

самовнесение
самовыбор
самовыбывание
самовыведение
самовыставление
самогомогенизация
самодостаточность
самозадание активности
самозадание реакционной способности
самозадание способности поддаться вовлечению
самозадание способности поддаться трансформизму
самозадание формы
самозамедление
самозамыкание
самозатягивание
самоизоляция
самоинициация
самоконсервация
самоликвидация
самонагрев
самонагружение
самоосвобождение
самоотстранение
самоохлаждение
самоперемещение
самопорождение неоднородности
самопорождение нового инверсного состояния
самопорождение нового опорного начала функциональности
самопорождение нового элемента геометрии
самопорождение новой структурной составляющей
самопримыкание
самопринуждение
самопричисление
саморазвертывание
саморазгрузка
самораскрытие
самораспад
саморасщепление
самосвертывание
самосвязывание
самосмещение
самоспособствование
самостабилизация
самоторможение
самотрансформация
самоуспокоение
самоциркуляция

Взаимонаправленное состояние условности -

пригодность для такого взаимопревращения
расположенность к такому типу сотрудничества
рациональность в применимости для ориентационно-объектного сочетания
рациональность во взаимно-аннигилирующем сочетании
рациональность во взаимно-изгоняющем сочетании
рациональность во взаимно-распределительном сочетании
рациональность дополнение-объектного сочетания
рациональность извлечение-объектного сочетания
рациональность инструментально-объектного сочетания
рациональность присоединение-объектного сочетания
рациональность расширение-объектного сочетания
рациональность сжатие-объектного сочетания
рациональность средство-объектного сочетания
симбиоз
склонность к такой соинициации
соафункциональность
соблокирование выделения
совекторизация
совыделение
содиссоциация
содополнение в образовании топологии
содополнение в ослаблении динамики
содополнение в подкреплении динамики
содополнение в формировании констуитивности
содополнение в формировании функциональности
сообразование
соразмерность
соучастие в соускорении
софункциональность

Непересекаемость необходимых свобод -

безопасность
бесследность трассирования
вещественная нейтральность
двигательная нейтральность
деколлизионная открытость обращения в локусе
деколлизионная открытость при вхождении в вещественный контекст
деколлизионная открытость прохождения
деколлизионная открытость размещения
ненарушимость полостных условий сохранности
непридание склоняющего обряжения
разнесенность
разновременность
разнонаправленный уход характеристик проникаемости

Комплементарность -

ассоциированность в коромысло взаимной обратимости
насаживаемость
открытость для образования партнерства по равновесию
открытость к восприятию несущего полную деструкцию воздействия
припазируемость
проворачиваемость
продеваемость
соответствие просвета

Огл.  9. Типология взаимных проекций идеального

Уже проведенный нами анализ предмета разделения на «образования» и «не-образования» в определенной степени представлял собой обсуждение и фактически предмета «направленных друг на друга проекций» того, что мы позволяем себе относить к «физическому». Теперь же мы обратимся к анализу столь же любопытного предмета позволяющего его отождествление в качестве предмета направленных друг на друга проекций именно «идеального и не более чем идеального». И существенную помощь в решении поставленной задачи нам окажет сформулированная выше концепция разделения форматов условности.

В ряде наших работ мы определили некоторые особенности собственно вовлечения идеального в онтологию в целом; под «идеальным» же мы будем понимать здесь именно область математической формализации, поскольку, с нашей точки зрения, логические построения следует признать еще не обретшими необходимой зрелости. В корпусе логики, с нашей точки зрения формальный характер, пока что, отличает исключительно то, что может быть условно обозначено как «теория комбинаций», и то, она в качестве соответствующей теории фактически строится именно как на деле некоторого рода «математический аппарат». Тогда мы поясним, что мы в нашем понимании будем исходить из того, что математическая формализация выступает в качестве неотъемлемой составляющей любой структуры действительности. Именно поэтому и всякую попытку выделения нечто «оснований математики» будет отличать такого рода парадоксальность, в силу которой само определяющее эти как бы «основания» множество тезисов и будет представлять собой … ту же самую фактически уже математически конкретную структуру. Отсюда и рассуждение о предмете «оснований математики» будет способно принимать форму всего лишь перевода математической формализации из неявной и неочевидной определенному рассуждающему представленности в явную для него и очевидную (подробнее о данной проблеме - здесь). Данное предлагаемое нами понимание позволяет признать в нем еще и объяснение того, в силу каких же именно обстоятельств сами используемые нами основные стандартизирующие понятия - единица и топология представляют собой, по существу, именно математические формализмы. В силу той же самой причины и для нашей модели в целом выбор в качестве исходной позиции подобных математических или квазиматематических условностей будет означать лишение нами самих себя возможностей онтологической интерпретации уже собственно математических формализмов. Однако мы позволим себе вольность того допущения, что подобная специфика как таковой нашей онтологической концепции отнюдь не помешает нашему рассмотрению «идеального как самого по себе», или идеального на положении обладающего определенными особенностями, которые в качестве подобных особенностей будут «рождаться и умирать» именно в самом идеальном. Итак, внутри онтологии мы будем понимать идеальное не в качестве «идеального вообще», но на положении идеального в качестве той специфической сферы обращения, в которой способны возникать специфические отношения порядков такого обращения.

Конечно, во всей полноте онтологию «идеального как сферы обращения» следует формулировать профессиональному математику, в числу которых, увы, непосредственно автор не входит. Однако мы в определенной мере «поможем» математику-профессионалу в решении данной задачи тем, что сформулируем некоторые начала видения идеального как специфической сферы обращения. Здесь мы сформулируем два постулата, один, в частности, говорящий о том, что идеальное представляет собой специфический сервис реализации соизмеримости (мы оставляем открытым вопрос о том, какие другие сервисы реализации соизмеримости возможны в принципе), и оно же невозможно вне диверсификации специфической функции обеспечения возможности комбинации. Последняя особенность идеального приводит к необходимости построения некоторой особой общей теории комбинаторики (ОТК), существование которой в нашем рассуждении будет лишь подразумеваемо притом, что мы позволим себе введение самой обозначаемой именем комбинаторика условности.

«Проблема ОТК» интересна тем, что подобная теория вполне бы могла быть построена, сумей математики осознать природу необходимой для нее начальной условности. Однако природа подобной условности явно выходит за пределы того, что редуцируемо к тому состоянию начальности, что образуется посредством использования приемов простой аддитивности; представители же математического знания, в силу характерно разделяемой ими установки, увы, отказываются проявлять интерес к любого рода подобному «выходящему за» подобные пределы. Мы в подобном отношении позволим себе привести тот пример, когда наиболее, пожалуй, элементарное равенство построения видов a2 - b2 = (a + b) x (a - b) позволяет его рассматривать в качестве уже описанного нами выше формата «взаимонаправленного состояния условности». Или, если обратиться уже к обобщенной формулировке, - некоторое алгебраическое отношение позволяет приложение к нему принципа, определяющего как собственно и присущие ему способности перехода в разные «приспособленные состояния», так и рассмотрение некоторых мультипорядковых комбинаций в качестве принадлежащих классу «допускающие различные варианты представления». Точно так же, возможно, и математическое понятие «решаемости» может позволить понимать его вариантом (и, соответственно, и «экземпляром класса») онтологического нормы комплементарность и т.п. Но для построения подобной теории комбинаторики, мы позволим себе повториться, требуется выход за пределы той начальности, что задана посредством установления исходного состояния в формате возможностей простой аддитивности, покинуть пределы которой уже категорически не согласна современная математика.

Хотя мы и выделяем здесь обособленные концепты «соизмеримость» и «комбинаторика», но по существу соизмеримость также позволяет понимать ее наделенной комбинаторной природой, если рассматривать ее в качестве условия обязательного наличия некоей «специфики парааддитивности». В подробностях подобная специфика, обозначенная нами посредством приложения к ней имени неисключительность, разобрана здесь. В настоящем же рассуждении мы будем рассматривать соизмеримость в соответствии с традиционно прилагаемой к ней интерпретацией, не в качестве комбинаторной, но именно в качестве «аддитивно начинающейся» условности. Тогда придерживаясь сохраняющей и сейчас свое значение традиции, мы легко определим соизмеримость в качестве условия некоей «конечно завершающейся сходимости».

Соизмеримость. Под соизмеримостью мы будем понимать такое придание некоему значению специфики отличающей его организации в виде некоего порядка, базу которого составляет другое значение, не нарушающее типизацию того значения, что избрано в качестве «подлежащего» некоторой конкретной операции. Соизмеримость отсюда будет представлять собой, в частности, предъявление того же самого требования получения натурального числа в результате деления натуральных чисел, или, в другом случае, наложение запрета на сложение целого числа и дроби, или - наложение запрета на умножение на бесконечность с перспективной получения бесконечного результата, как и запрета любых иных вычислительных манипуляций, приводящих к смене типа подвергаемого данной операции численного значения. Нарушение соизмеримости служит, где только появляется такая возможность, поводом для выделения нового средства представления величины.

Комбинаторика. Под комбинаторикой мы будем понимать некий принцип, определяющий общие особенности именно того класса топологий, что объединяет собой все топологии, могущие быть признанными образцами конкретного сочетания величин и заместителей величин, которые только бы не возникали из собственной природы актов введения новой соизмеримости и порождаемых этим последствий и открытия нормализованных перспектив. Таким образом, источником порождения комбинаторики оказывается приводящий к определенным последствиям прогресс развития сфер соизмеримости и прогресс алгебры как своего рода общей концепции нормализованных перспектив (главным образом, функций, но, возможно, и не их одних). Комбинаторика - это беспредельно широкий, и, более того, уже углубляющийся в математическую специфику предмет, чтобы его можно было бы оценить в такой задающей лишь принципиально значимые концепты онтологии посредством развернутой до конкретного предметного уровня квалификации. Но с онтологических позиций важно именно понимание того, что формат комбинаторики непременно … имеет место.

На уровне именно присущих нам представлений мы смогли определить здесь лишь некую начальную оценку специфики идеального в том виде, в каком она позволяет предъявить ее по отношению онтологии как таковой. В настоящем исследовании нам, конечно же, важно не создание аппарата решения математических задач во всем их многообразии и изощренности, но лишь возможность выделения тех «отправных пунктов», чем могло бы оперировать онтологическое моделирование тогда, когда перед ним возникает необходимость углубления в такую специфику как «собственная сфера обращения идеального». Но последнее отнюдь не означает, что данное онтологическое представление следует понимать как бы «завершенным», возможно, прогресс математики обусловит и некое видоизменение подобных представлений, но предмет подобной перспективы мы уже позволим себе вынести за рамки нашего рассуждения.

И вновь условно выстраиваемая нами «база данных» пополнится некоей свежей порцией добавляемых в
нее полей. Такую возможность мы откроем здесь перед двумя следующими полями:

Соизмеримость - представления операции как не нарушающей заданный порядок выделения
нормы представления величины.

Комбинаторика - выделение класса топологий, порождаемых диверсификацией сфер соизмеримости,
дополняемой выделением нормализованных перспектив.

Представленные в разделе категории наполняют следующие относящиеся к ним экземпляры:

Соизмеримость -

абсолютная амодульность
амодульность
вычислительно допускаемая фиктивность
десериизация
исключительность
метасериизация
модульность
монопорядковость
неисключительность
непреодолимо коммутативная порядковость
полипорядковость
самосериизация
сериизация

Комбинаторика -

коммутативная расстановка
рисунок
ролевая тождественность

Огл.  10. Видовые формы локаций

В разделе «стандартизирующих концептов» мы уже обращались к столь существенному для онтологической концепции предмету как принцип границ феноменальности. Теперь же мы обратим наше внимание на иную, но как бы налагающуюся на предмет определения «границ феноменальности» проблему: а именно, на проблему конкретных порядков построения тех локаций, что уже нашли свое отождествление «в качестве локаций». Мы рассмотрим здесь разные виды природ, начальностей и источников, позволяющие представлять их в качестве «задающих наличие локации».

В качестве основного конституирующего локацию концепта мы позволим себе определить указатель «представляет собой определенным образом сосредоточенное». Онтологически неважно каким именно образом, посредством какой именно фигуры, благодаря конкретно наличию каких именно условий, но именно неким определенным образом некое маркируемое в сопоставлении с размещающей такое сосредоточенное и, в сравнении с ним, оказывающейся более обширной топологией позволяет отождествить в нем нечто создающее ту его собственную суб-топологию, что покрывает лишь часть топологии, выбранной в качестве основной. То есть локация представляет собой проблему не только определения предмета некоторого размещенного, но и проблему определенного выбора: обращения к более широкой (более насыщенной, допускающей более сложный рельеф) топологии, нежели та топологическая достаточность, что допускает ее отождествление с самим данным носителем локации. Подобная проекция видения «сквозь ограниченную топологию более широкой топологии» и позволяет свидетельствовать наличие некоторой «локации», поскольку именно в таком представлении мы утрачиваем идентичность маркируемого той топологии, которая и может быть «только такой, как маркируемое», и вводим фигуру неполной идентичности маркируемого уже той топологии, что уже представляет собой «и, в частности, такую, и, помимо этого, более широкую» топологию.

Отсюда с очевидностью следует, что локацию следует понимать способом задания через посредство определенного маркируемого того топологического выделения, что каким-то образом регуляризует определенные особенности более широкой топологии. Если тогда попытаться определить, какой именно области познания, скорее всего, будет характерен интерес к подобной проблематике, то, несомненно, наиболее последовательно к анализу данного предмета будет обращаться именно математика. Однако в последнее время и философский анализ открыл для себя важность подобного предмета, свидетельством чему могут служить написанные Барри Смитом в сотрудничестве с другими авторами работы «Онтология границ» и «Единая теория гранулированности, нечеткости и приближения». Основываясь именно на предложенных там трактовках, и мы в нашем рассуждении будем исходить не из математического, но именно из философского опыта, определяя лишь некоторые важные типологические формы, но не все то многообразие отношений и проекций, что, так или иначе, будет следовать из некоторых непосредственно описывающих разные варианты локаций математических моделей. Важным в смысле подобного понимания аспектом мы определим тогда необходимость выделения непосредственно возможной перспективы фиксации соответствующего типизирующего представления и введения на его основе неких определенных классов локаций.

В таком случае, прежде всего, нам следует основываться на том, что локация представляет собой некую организацию, складывающуюся из множества отношений некоего рассеиваемого с тем, на чем и рассеивается такое рассеиваемое. Тогда, соответственно, и локация в качестве суб-топологии по отношению к основной топологии позволит ее рассмотрение на положении нечто, что можно понимать «встретившим предел осуществляемой им экспансии». Локация, в соответствии с подобным пониманием и будет определяться на основании того, каковы же «топологические перспективы» присущи непосредственно подобной экспансии, и на каком шаге ее прогресса данная экспансия будет встречать некий сдерживающий ее предел. Конечно, некая «экспансирующая» суб-топология может отличаться определенной наполненностью, но она же может отличаться и … пустотой, и тогда появляется возможность выделения суб-топологической формы по имени граница. Границу и следует понимать именно в качестве нечто, представляющего собой именно такого рода суб-топологический конструкт, который как собственно топология представляет собой некое «компактное в его сечении» образование, но при этом обеспечивающее возможность определения, что по одну и по другую свою стороны данное образование позволяет выделение уже некоторых других суб-топологий. Последние же в смысле подобной «границы» именно и находят их определение в качестве лежащих как «по ту», так и «по другую» сторону границы. Как мы уже фактически определили в нашем предварительном рассуждении, другого рода суб-топологиями оказываются суб-топологии распределения-рассеивания, а еще один класс суб-топологий образуют суб-топологии, чье отличие от основной топологии заключается в спрямленности рельефа - спрямления. Однако мы сами, в отличие от традиционной философской точки зрения, признаем топологичность не только непосредственно средообразующих форм, таких, как пространство и время, но еще и пониманием в качестве «топологически организованных» и структурные формы. И в отношении последних нам тогда также следует определить некую базовую или основную топологию условий образования, что и создаст суб-топологию или локацию, которую мы обозначим как состояние казуса удержания. Естествознание и техника знают такие вещи как пределы прочности, упругости, усталости, максимальные значения вязкости и проводимости и т.п. характеристики, свидетельствующие о способности некоей реализованной в форме среды субстантности откликаться на некое побуждение именно продолжая оставаться подобной субстантностью. Когда же превышение подобного предела уже будет обуславливать деструкцию данного состояния субстантности, разрыв стержня или «перегорание» (плавление) предохранителя, то подобные «внешние» проявления и будут выступать в качестве свидетельств утраты исходной субстантной реализации.

Развитое нами здесь понимание и обуславливает выделение нами в нашей онтологической модели в качестве обнаруживающих именно признаки их принадлежности к онтологическому классу локаций следующих форм: оконтуривание, распределение, спрямление и удержание. В отношении локации распределения мы далее предпримем попытку ее раскрытия посредством выделения ее специфических подклассов концентрация и рассеивание.

Оконтуривание. Оконтуриванием мы будем понимать выделение на некоторой топологии протяженной, но лишенной объема (наполнения) суб-топологии, позволяющей выделение неких уже третичных топологий в качестве находящихся как по данную, так и по другую сторону ее периметра. Оконтуривание - это способ реализации на рельефе некоторой топологии еще и специальной дополнительной топологии, что позволяет отождествить части основной топологии в качестве самостоятельных топологий. Отсюда и возникают предъявляемые к оконтуриванию требования «не вытеснения» оконтуриваемого и, что будет из этого следовать, неспособности обретения самой «топологией контура» какой бы то ни было характеристики сечения; контур или граница - это всегда «лишь периметр», но никогда не показатель сечения. Возможно, и точку следует понимать частным случаем контура; во всяком случае, для стрелы времени непротяженная дата представляет собой именно такое условие введения контурного рассекателя.

Распределение. Состояние распределения мы будем понимать таким построением локации, что достигается в условиях, когда находится нечто, позволяющее обращать на некоторое маркируемое основной топологии характеристику «выпадающее». При этом если для ситуации неплотного распределения само распределение можно понимать казусом естественного распределения, то для ситуации плотного распределения мы будем выделять ситуацию такого парадоксального распределения, когда выпадающим оказывается способность некоторого маркируемого выделяться как «элемент контура» (быть «предельно концентрированным»). Локацию распределения, в отличие от, по существу, неразнообразной в своих видах локации оконтуривания, выделяет уже конкретная специфика наложения на топологию ее конкретной суб-топологии, к предмету чего и проявляет свой пристальный интерес математическая интерпретация. В рамках же философски общей постановки вопроса анализ подобного предмета, весьма возможно, оказывается излишен, так и, вне всякого сомнения, именно для него он и обнаруживает свою непомерную сложность; поэтому мы и ограничимся здесь заданием лишь непосредственно принципа распределения, не задавая никаких отличий уже характерности распределения. В подобном смысле распределение для нас фактически послужит лишь указателем того, что некая суб-топология строится из некоторой основной топологии именно посредством отбрасывания определенного «выпадающего».

Спрямление. Состоянием спрямления мы будем понимать то построение локации, при котором появляется возможность такого приписывания элемента вводимой в топологию другой топологии, когда приписываемый элемент будет отождествляться не комплексу участков данной топологии, но такому участку уже ее суб-топологии, в котором участки, принадлежащие исходному комплексу, будут утрачивать присущую им различимость. Спрямление фактически представляет собой реорганизацию действительной сложности некоторой топологии в смысле ее адаптации к той манипуляции, что удовлетворяется более простым членением. Если некая картина удовлетворяется разбиением определенного материального содержимого на молекулы, то она как бы совершенно не требует, в дополнение, и обязательного выделения составляющих молекулы атомов. Отсюда под спрямлением можно понимать еще и свойство некоторой топологии обладать предрасположенностью к обращению в такую макроорганизацию, картина событий в которой удовлетворяется тем, что некоторые комплексы маркируемого такой топологии рассматриваются именно на положении предъявителей целостности. Данные особенности позволяют говорить о том, что специфику спрямления следует понимать каузально зависимой.

Удержание. Под способностью удержания мы будем понимать такую модификацию топологии посредством ее дополнения маркируемым, условно квалифицируемым как пребывавшим в состоянии выпавшего, что продолжается до образования той другой топологии, с которой данная будет соотноситься уже в качестве выделяемой на условиях распределения суб-топологии. Удержание - это своего рода представление о возможностях топологии поддерживать свою идентичность благодаря присущей ей специфике не окончательности или эластичности. Удержание способно выделяться лишь на таких средах, которым присуща возможность различения качества порядков согласно некоторой устанавливаемой иерархии приоритетов, что невозможно для идеализмов, всегда востребующих лишь единственный порядок структурности. Удержание в любом случае представляет собой именно способность многофакторной комбинации рекомбинировать второстепенное, не нарушая при этом принципиально значимого для него начала идентичности.

Концентрация. Под концентрацией мы будем понимать то состояние локации распределения, для которого вводится еще и дополнительная, возможно, не более чем метрологическая топология вида и порядка плотности. Концентрация представляет собой такую формацию распределения, для которого необходимо указание еще и «служебной» топологии фигуры присутствия. Фактически концентрация - это такое именно распределение, фигура присутствия в котором и рассматривается на положении организации, принадлежащей соответствующему классу аналогичных организаций.

Рассеивание. Посредством приложения имени рассеивание мы будем отождествлять специальную операцию перевода не образующих отношений распределения топологий в такое распределенное состояние, в котором активность принимающего на себя условия распределения множества маркируемого может отождествляться в качестве проявляющей принадлежность некоей связи. Подобное построенное посредством сложных и отвлеченных понятий определение описывает, безусловно, в том числе, и такое элементарное явление, как действие разбрызгивателя лейки. Однако в качестве распространяющегося и на множество иных эмпирических примеров, например, на развитие корневой системы растения или специфические случаи централизованно осуществляемой социальной коммуникации оно нуждается именно в его отождествлении с помощью подобного отвлеченного определения.

Подобно другим нашим онтологическим экскурсам и анализ локаций позволяет пополнить ведущийся нами список полей условно конструируемой в рамках нашего онтологического проекта базы данных. Сейчас мы введем в него следующие новые поля:

Оконтуривание - выделение суб-топологии, позволяющей понимать некие находящиеся на исходной топологии
третичные топологии находящимися по ту и по другую сторону задаваемого ею контурного периметра.

Распределение - возможность обращения на какое-то из лежащего в основной топологии маркируемого
характеристики «выпадающее».

Спрямление - такое приписывание элементов одной топологии другой, когда ради этого комплекс
элементов приписывающей топологии заменяется всего лишь элементом замещающей топологии.

Удержание - возможность некоей не подрывающей самой топологичности определенной топологии
допускать ее модификацию посредством дополнения неким условно «выпавшим» из нее маркируемым.

Концентрация - состояние распределения, фиксируемого и в дополнительной метрологической
топологии вида и порядка плотности.

Рассеивание - операция перевода не распределенной топологии в то состояние, когда активность принимающего
распределения маркируемого фиксируется еще и как обнаруживающая состояние связи.

Представленные в разделе категории наполняют следующие относящиеся к ним экземпляры:

Оконтуривание -

блокировка способности передачи излучения идеальная
блокировка способности передачи излучения материальная
блокировка способности передачи импульса идеальная
блокировка способности передачи импульса материальная
блокировка способности переноса вещества идеальная
блокировка способности переноса вещества материальная
блокировка способности переноса кинетической активности идеальная
блокировка способности переноса кинетической активности материальная
вещественный барьер
идеальный привязываемый к зональной позиции разделитель
идеальный точно указуемый разделитель
изоляция внутри идеальная
изоляция внутри материальная
предотвращение соприкосновения идеальное
предотвращение соприкосновения материальное
промежуток в виде комбинации барьера и вещественной неопределенности
разделяющий промежуток вещественной лакуны
разделяющий промежуток вещественной неопределенности
смешанный барьер вещественный - вещественно неопределенный
точка соприкосновения
фиксация отнесения идеальная
фиксация отнесения материальная
фиксация распространения идеальная
фиксация распространения материальная

Распределение -

выделение модульных блоков и средств скрепления
выделение основной и вспомогательных частей
выделение районированных и субрайонированных частей
выделение связей периферия - периферия
выделение структурообразующих и заполняющих лакуны структурности частей
единообразная репродукция воспроизводства структуры
избирательность установления связи последования
комплекс связей центр - периферия
не единообразная репродукция воспроизводства структуры
неравномерность развиваемой активности
плотный порядок обходящих промежутки связей
прозрачный порядок обходящих заполнения связей
среда параллельного воспроизводства нескольких иерархий
среда последовательно иерархической структуры
среда притягательно меняющейся структуры
среда расширительно меняющейся структуры
среда совмещения нескольких форматов иерархий структуры среды
среда фрактально иерархической структуры
структурированная среда расширяемая условиями тяготения элементов
форматы образующие единую картину структурообразующей формации
эстафета
эстафеты смены вектора активности

Спрямление -

выравнивание посредством балласта
интенсификация
использование адаптера
наращивание захвата
обеспечение кондиционности
оптимизация на совместимость разнородных структур
повышение устойчивости посредством балласта
подбор ветвления
подбор порядка сброса
придание рациональной обтекаемости
придание рациональной сопротивляемости
придание универсальности инструменту
применение укрупненных модулей
рационализация посредством наращивания масштабов активности
сброс балласта
согласование рельефа
сокращение траектории
сокращение числа стадий
укрупнение средства интеграции
уменьшение числа групп
устранение вытянутости
устранение гигроскопичности
устранение дисбаланса
устранение источников загрязнения
устранение недостаточности центров инициации
устранение нежесткости
устранение немягкости
устранение ненасыщаемости
устранение непроводимости
устранение нетвердости
устранение нечеткости срабатывания
устранение неэластичности
устранение паразитных явлений
устранение перекоса
устранение резкости перехода
устранение утечки

Удержание -

вязкость
гибкость
давление
заряженность
зернистость
илистость
иррегулярность
клейкость
напряжение
непроводимость
непрозрачность
однородность
окрашивание
отражающая способность
поглощающая способность
полупроводимость
проводимость
прозрачность
прочность
разряженность
распределение заряда
распределение зон абсорбции
распределение зон циркуляции
распределение магнитных доменов
распределение масс
распределение плотности
регулярность
рельефность
слоистость
стабильность отклика
стабильность состава
стабильность структуры
структура изобар
структура изотерм
твердость
теплоизоляционность
теплопроводность
тонкая структура
упругость
хрупкость
частичная прозрачность
эластичность
ячеистость

Концентрация -

на основе выделения ряда сгустков внутри насыщенной зоны
на основе насыщения зоны вокруг сгустка
на основе образования насыщенной зоны
на основе образования нитевого помпона
на основе сгустка

Рассеивание -

периодический разброс переменной плотности
плотный периодический разброс
плотный регулярный разброс
простой разброс переменной плотности
редкий периодический разброс
редкий регулярный разброс

 

Следующий блок:
IIб. Виды построений

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru