монография «Ретроспективный портрет экономики»

Состав работы:


Предисловие и характеристика предмета


 

Замещение научного понимания экономики философским


 

Часть 1. Дорыночное хозяйство


 

Основания ценимости


 

Фактор уровня жизни («уклад»)


 

Конкретные комбинации «ритуалов и ресурсов»


 

Осознание воспроизводства ресурсов как «работы»


 

Обретение функцией «обратного» влияния формы фактора


 

«Титул» – простой инструмент закрепления неравенства


 

Поиск «социальной эффективности»


 

Переход к формату «средство обратного влияния» и зачатки накопления


 

«Персональный» формат собственности


 

Формат «оплачиваемой» деятельности


 

Рациональная концепция ситуации «достатка»


 

Инициативная форма индивидуальной активности


 

Часть 2. Эпоха «простого рынка»


 

Часть 3. Формирование обязательных стандартов рынка


 

Часть 4. Хозяйственная деятельность - доминанта социальных отношений


 

Ретроспективный портрет экономики

Часть 1. Параграф - Переход к формату «средство обратного влияния»
и зачатки накопления

Шухов А.

Схема метацикла, стадия - (Средство обратного влияния)


Выводы, полученные на предшествующих стадиях нашего анализа, позволяют нам представить претерпевшую некоторое институциональное развитие простую экономику достигающей этапа, когда основной вид общественной структуры составляет уже порядок социальной дифференциации по видам занятий. Потому и в отличающем подобное общество общественном сознании и зарождаются процессы становления сложных представлений о значимости таких специфик, как экономические тенденции. Существование подобных возможностей и заставляет предполагать появление, опять-таки, невозможной вне определенной осмысленности особой возможности предметного управления формами социальной организации, посредством таких механизмов как признание новой специализации или изменение отраслевой структуры и т.п. Далее уже процесс распространения подобного порядка и порождает такое предопределяемое им осмысление обществом подобных возможностей, что и приводит социальный коллектив к идее образования особого института административного регулирования хозяйственных отношений. Первоначально подобный институт, очевидно, не образует особой магистратуры, но персонифицируется в тех же традиционных жречестве или племенных вождях. Начальные формы хозяйственного управления - это практика наделения соответствующими прерогативами некоторой само собой социально значимой фигуры. Именно подобные практики К. Маркс и обозначил именем азиатский способ производства, образцами которого явно следует понимать культуры Древнего Египта, Месопотамии и государств Майя.

И здесь именно имевшая место в свое время в исторической науке широкая дискуссия по подобному предмету не позволит нам лишь «вскользь» затронуть предмет понимания природы начальных форм хозяйственного управления. Высказанное рядом историков понимание мы истолкуем именно в определенном отношении искусственным построением, но и, уклоняясь по существу от дискуссии, представим здесь собственную оценку отвергаемого нами понимания. Основной идеей отвергаемой нами позиции следует определить трактовку, согласно которой источником новых возможностей социальной организации обязательно должны выступать некоторые новые возможности труда. В частности, та же поливная технология земледелия позволяет ее признание действовавшей в большинстве древних обществ причиной образования систем государственного аппарата (чиновничества). В представлении сторонников подобного истолкования, именно новые возможности ведения трудовой деятельности и представляют собой если не первоисточник, то непременно первотолчок процесса возникновения новых форм социальной организации. Однако, обратившись к литературе, можно встретить и альтернативную описываемой здесь схеме идею Л. Мамфорда, исходившего из принципа «труд представляет собой порождение любознательности или плод фантазии». Тогда и мы вслед Мамфорду отвергнем идею отождествления труда именно на положении первоначала процесса совершенствования социальной организации, и позволим себе показать, как именно подобную ситуацию и необходимо понимать с философской точки зрения, определяя обуславливающую приход данной ситуации причину как лежащую именно вне пределов непосредственно причиняемого. Конкретно, в качестве нашего основного аргумента мы выдвинем следующую иллюстрацию: в прошлом исключительно богатые располагали возможностью, содержа прислугу, освобождения себя от определенных домашних работ; ныне наш рядовой домашний комфорт обеспечивает и широкое применение бытовой и коммунальной техники.

Тогда, благодаря подобному выбору собственно «порядка последовательности», устраивающим нас вариантом разгадки головоломки прогресса «состоявшейся» вполне структурированной формы экономики явится именно следующее положение: избыточный уровень потребления прошлых периодов в последующем допускает трансформацию в «широкую» форму распространения данных обратных влияний. Или - каждую новую стадию прогресса экономики и следует понимать некоторым шагом в направлении сближения ее современного «бедного» потребления с предшествующим уровнем «богатого«.

(метацикл) Если тогда вслед установлению данного принципа вновь обратиться к предмету создаваемой нами модели последовательности стадий «метацикла», и приложить к ее построению принцип последовательного повышения стандарта потребления, то непосредственно подобное решение и позволит нам предложение уже следующего обобщения задачи предпринимаемого нами моделирования. Согласно такому решению, существом данной задачи и окажется тогда определение концептуальной основы механизма исполнения, чье действие и вынуждает идею потребления на поиск возможностей «обеспечения» сформировавшегося востребования посредством дополнения и расширения социальной структуры «фактор обратного влияния».

Именно подобное понимание и породит тогда необходимость включения в непосредственно структуру модели следующего существенного фундаментального элемента, а именно функции средства обратного влияния. Возвращаясь к предмету «поливных цивилизаций» мы позволим себе указать, что история любого конкретного общества непременно знала кого-либо, осознавшего важность для плодородия постоянства водоснабжения. И подобное обстоятельство, существование особенного «обретающего осознание» индивида, может быть отнесено не только к рассматриваемому нами примеру, но и к любому возможному действию по введению, закреплению и повышению эффективности средства обратного влияния. Подобным образом, любое «рождение на свет» нового средства обратного влияния, к примеру, готовой одежды, будет предполагать его порождение существованием готовой к несению подобной функции инфраструктуры, – вначале, вполне вероятно, ограничивающейся практикой организации пошивочных цехов, но и вырастающей, наконец, до таких институтов как дома моделей. (Например, насколько можно понять, торговля готовой одеждой изначально была организована в виде комиссионной продажи, и лишь впоследствии обрела форму продажи готовых изделий.)

И тогда, поскольку производимый продукт в качестве предмета конечного потребления не может не представлять собой полноценное средство обратного влияния, нам и следует задать здесь вопрос о том, допустимо ли признавать за подобным продуктом специфику его соответствия некоему уровню потребительского востребования? Однако, прямому ответу на такой вопрос несколько препятствует обстоятельство «остроты потребности»; конечно, ситуация остроты потребности или недостаточного товарного покрытия будет придавать качество востребованности практически любого рода продукту, когда ситуация уже относительного удовлетворения потребности будет порождать и своего рода эффект потребительской «разборчивости». В ситуации определенного приглушения остроты потребности хозяйственная практика непременно будет сталкиваться с «конкуренцией качества», а потребитель практически утрачивать интерес к низкокачественному продукту. Повышение требований к качеству непременно породит необходимость в искусном исполнении, а для поддержки творческого сосредоточения исполнителя на процессе труда так или иначе, но потребуется более полное обеспечение ресурсами. Используемые же на подобную поддержку ресурсы общество вынуждено изыскивать именно посредством тех мер, чтобы другими его членами не овладевало бы впечатление их дискриминации в потреблении. Наше согласие с определенной здесь «формулой компромисса» и обратится тогда примерно следующим порядком рассуждения: чтобы ранее не практиковавшееся обратное влияние могло бы состояться, необходим некоторый потенциал ресурсов, свободных от использования просто на поддержание уровня жизни.

Данный определенный здесь принцип и привнесет тогда в отличающее нас понимание некоторую «окончательную» интерпретацию существа предмета «введения в действие» всякой новой формы обратного влияния: базой экономического развития общества следует понимать ни что иное, как накопление им в общем случае не связанных потребительски значимых ресурсов.

Следующий параграф: «Персональный» формат собственности

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru