монография «Ретроспективный портрет экономики»

Состав работы:


Предисловие и характеристика предмета


 

Замещение научного понимания экономики философским


 

Часть 1. Дорыночное хозяйство


 

Часть 2. Эпоха «простого рынка»


 

Метацелесообразность экономики - «экономическая целесообразность»


 

Многообразие форматов хозяйственных связей


 

Структурная диверсификация обратного влияния


 

Эксплуатируемый труд


 

Феномен перемещений «ценностной массы»


 

Наследующие социальной структуре нормы и массы ценностей


 

Привозная торговля


 

Введение податной системы


 

Ресурс-эквивалент


 

Потребление как деятельность, становление фигуры «заказчика»


 

Типизация функций, исполняемых рыночными игроками


 

Игра на характеристиках ценимости любых видов и форм экономического содержания


 

Функция «неструктурного» регулирования экономики


 

Часть 3. Формирование обязательных стандартов рынка


 

Часть 4. Хозяйственная деятельность - доминанта социальных отношений


 

Ретроспективный портрет экономики

Часть 2. Параграф - Ресурс-эквивалент

Шухов А.

Схема метацикла, стадия - (Количественная стабильность)


Рассмотрим тогда предмет следующего ясно просматривающегося уже непосредственно в результатах «административной экономики» продолжения. Потребность последней в нормативном регулировании и обуславливает появление одного любопытного последствия: образования корпуса знания, пусть и не обретающего не только научную, но и просто строгую форму, но уже предлагающего некие методы оценки экономической эффективности. Эпоха административной экономики воплощает собой для общества время своего рода «обучения» способности жить идеями экономической эффективности, соотнесения затрат с получаемым результатом, оценки новаций по их отрицательному или положительному влиянию на объем воспроизводства ресурсов в целом. Кроме обретения опыта оценки эффективности хозяйственных операций общественное сознание обогащает и багаж идей, не только выделяющих многообразные формы и практики ведения конкретной хозяйственной деятельности, но и идей, выражающих непосредственно существо обуславливающих употребление ресурсов внешних влияний. Именно последнее и позволяет общественному сознанию определить такую характеристику общественного хозяйства, как чувствительность к тем или иным определенным видам воздействия. Достижение подобного понимания и обращается тогда основанием, позволяющим уже совершение следующего шага экономического прогресса, – осознания комплекса экономических условностей в качестве некоего принадлежащего интенциональной структуре личности «ценностного представительства». Ценности или ресурсы в силу их осознанности на положении именно неких побуждающих интенциональные проявления предметов уже получают возможность обретения способности «обладания лицом». Именно поэтому, в частности, и поощряющее экономическое развитие общество будет предпочитать обращение активно «работающих» в социальных отношениях ценностей, и недоброжелательно воспринимать социально «анемичные» ресурсы. Или, иначе, человек предпочтет здесь обладание ходовыми баранами или пользующимися спросом ножами, чем малоинтересными козами или только специальными кузнечными принадлежностями.

В силу действия обозначенных в нашем рассуждении условий и отличающая конкретные ресурсы специфика активности их востребования и позволит выделение из общего перечня ресурсов той их группы, что располагают возможностями эффективного обращения в операциях обмена. Именно для них часто и открывается возможность превращения в универсалию обмена как такового. Подобные ресурсы, в конце концов, олицетворяя в понимании непосредственно функцию обмена, и занимают место несущих функцию ресурса-эквивалента. Оптимальным же форматом подобных ресурсов-эквивалентов следует признать такую их форматную реализацию, что позволяет проявление интереса к данному ресурсу не только в смысле нечто «полноразмерного» обратного влияния, но и, лучше, интереса и в ситуации наличия только части определяющей подобный ресурс «целой» величины. В подобном смысле валюту «баран» уже вряд ли можно понимать удовлетворяющей такому критерию.

Если непосредственно последовательное продвижение нашего анализа позволило нам доведение и последовательности метацикла до стадии такого отмечающего прогресс хозяйственных отношений «революционного преобразования» как появление денег, то здесь нам трудно избежать и теоретического экскурса, позволяющего обозначить наше понимание сильных и слабых мест существующих теорий денег. На наш взгляд, если выбирать именно из известных экономической теории концепций природы денег, то наилучшим решением следует понимать теорию Д. Кейнса. Как утверждает фундаментальный принцип данной теории, оптимальным исполнителем функции денег следует понимать ресурс, физическое и социальное обращение которого будет характеризовать именно специфика наименьших издержек хранения. Однако подобную модель явно следует понимать не включающей в поле зрения широко распространенное в наши дни использование недостаточно обеспеченных платежных средств или платежных суррогатов, вне всякого сомнения, непрерывно обесценивающихся, либо обращающихся в условиях понижательной курсовой коррекции. Невзирая на установленное Д. Кейнсом правило, подобные платежные средства, фактически обслуживая лишь краткосрочные операции, и не выполняя функции средства накопления, обеспечивают практически весь спектр возможностей для достаточно успешного исполнения ими функции «универсального эквивалента«.

В таком случае наше собственное решение мы позволим себе построить на признании принципиальной достаточности именно предложенного Д. Кейнсом подхода, но не собственно сформулированной им окончательной модели. Да, действительно некий исполняющий функцию денег ресурс явно «не вполне» справляется со своей ролью сохранения объема ценности в условиях реальности ресурсов, обладание которыми характеризуют существенно меньшие издержки хранения. Отсюда, не отменяя собственно и предложенного Д. Кейнсом спекулятивного начала модели, мы несколько сместим заданные его определением акценты. Наше толкование будет опираться на принцип выделения в качестве основного признака несколько иного рода издержек, уже не хранения, а реализации денег как одного из видов обращаемых ресурсов. Подобное решение и позволит определить деньги в качестве некоторого супертовара, уникального именно в отношении способности выигрывать перед всеми прочими товарами в отношении специфики минимального объема издержек реализации. И на деле, примеры всякой относящейся к периодам хозяйственной разрухи экономики и следует понимать источниками той иллюстрации, когда при выпуске в обращение номинальных бумажных денег функции реальной валюты исполняют уже определенные виды торгуемого товара, например, как в нашей стране в период отечественной войны банка мясных консервов.

Однако уже в наше время анализ природы денег невозможен вне выделения и такого определяющего их экономическое значение начала, как составляющая государственного (налогового) спроса именно на данный вид валютных обязательств. Во многом именно подобный фактор и стабилизирует платежную функцию современных фактически лишь номинальных бумажных обязательств; но и непосредственно заключающийся в подобной специфике предмет - это предмет теории денег в целом, но не предмет теории платежных средств, имеющих обращение именно в примитивной экономике. Современные же развитые экономики фактически невозможны без специфических мер поддержания спроса на национальную валюту и запрещения платежей в иностранной валюте. В то же время в экономиках, денежное обращение в которых еще не получает значения основного «приводного ремня» системы ведения хозяйства и полностью еще не замещает другие виды обменных операций, допускается, как мы видим на примерах той же «социалистической экономики», и хождение иностранной валюты.

Следующий параграф: Потребление как деятельность, становление фигуры «заказчика»

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru