монография «Ретроспективный портрет экономики»

Состав работы:


Предисловие и характеристика предмета


 

Замещение научного понимания экономики философским


 

Часть 1. Дорыночное хозяйство


 

Часть 2. Эпоха «простого рынка»


 

Метацелесообразность экономики - «экономическая целесообразность»


 

Многообразие форматов хозяйственных связей


 

Структурная диверсификация обратного влияния


 

Эксплуатируемый труд


 

Феномен перемещений «ценностной массы»


 

Наследующие социальной структуре нормы и массы ценностей


 

Привозная торговля


 

Введение податной системы


 

Ресурс-эквивалент


 

Потребление как деятельность, становление фигуры «заказчика»


 

Типизация функций, исполняемых рыночными игроками


 

Игра на характеристиках ценимости любых видов и форм экономического содержания


 

Функция «неструктурного» регулирования экономики


 

Часть 3. Формирование обязательных стандартов рынка


 

Часть 4. Хозяйственная деятельность - доминанта социальных отношений


 

Ретроспективный портрет экономики

Часть 2. Параграф - Игра на характеристиках ценимости
любых видов и форм экономического содержания

Шухов А.

Схема метацикла, стадия - (Микросоциальная среда)


Примем за точку отсчета очередного шага нашего анализа, чей предмет рассмотрения и составляют теперь исключительно сложные формы институциональной организации общественного хозяйства некую существенную составляющую любого строящегося на основе рыночного механизма обмена ценностями: это - вносящий в хозяйственную практику никогда теперь уже не утрачиваемое условие ее неравновесия аспект по имени «принцип предложения». Теперь уровень обеспечения рынка определенными товарами недвусмысленно будет характеризовать возможность его выражения в виде или ситуации избытка предложения, или, напротив, - конкуренции платежеспособного спроса за определенные виды ресурсов. В порядке теоретической интерпретации мы допустим, что формально «равновесным» состоянием структуры «типический рынок» допустимо понимать следующий условный принцип «нулевого баланса», согласно которому все произведенное сразу потребляется (в точном смысле – определяется «перешедшим в собственность» потребителя). Далее, еще одну непременную особенность типического рынка следует видеть в особой практике «защиты валюты» - подобный рынок в силу очевидного выигрыша от превосходства собственной валюты, будет подвергать дискриминации иных возможных претендентов на роль эффективной ценности. Для современного положения подобного рода меры представляют собой блокирование хождения иностранной валюты, золота, или создание механизмов упорядочения оборота на товарных рынках. Тем не менее, реальная практика хозяйственных отношений типического рынка не чужда и использования уже в некотором смысле денег, «похожих на истинные» (удовлетворяющих условию Кейнса о наименьшей величине издержек хранения), но на подобного рода рынке деньги еще не исполняют функции средства накопительного резервирования. Любые подобного рода «перводененжные» инструменты – от древних ракушек, более поздних баранов и нынешних «бумажек» - еще не характеризует специфика фиксации в них жесткой стоимостной нормы; нравы простого типического рынка допускают постоянную девальвацию обслуживающих подобный рынок «денег«.

Отсюда и значимым элементом представляемого нами понимания структурного порядка, уже соответствующего стадии метацикла развития экономики, определенной нами под именем простой (начальный) типический рынок следует видеть его понимание системой, обслуживаемой пока краткосрочными, но еще не служащими в качестве средства накопления платежными средствами. Настоящее условие и следует признать причиной нашего обращения к анализу предмета способности процесса становления формы «типический рынок» затрагивать и комплекс условий, влияющих на идентификацию в общественном сознании некоей физической действительности в качестве самостоятельной формы обратного влияния. Для превращения некоторой физической (равно и интеллектуальной) возможности понимаемой обратным влиянием, сейчас уже недостаточно просто воздействия внешнего раздражения, влияние которого человек имеет возможность блокировать некоторыми хозяйственно воспроизводимым средством либо действием. Настоящая стадия развития хозяйства преподносит и такой сюрприз как диверсификация самой характерности «обратное влияние». Собственно подобная составляющая диверсификации обратного влияния привносится в хозяйственную практику посредством своего рода условия воспроизводимого действия, тем и наращивая сложность любой выполняемой здесь хозяйственной операции. В результате хозяйственные отношения и расстаются с порядком примитивного способа формирования, вытесняясь практикой теперь уже построения обратного влияния, как правило, состоящей в особом порядке «распределенного» исполнения. Условия подобного «распределения», диктуют далее и нечто «ситуативные правила» особой порядковой схемы, которую мы обозначим под именем схемы микросоциального деления экономического поступка (теперь обязательно предусматривающей выделение среди общей массы отдельных заготовительных, производственных, торговых и другого рода операций, в том числе, естественно, и операций найма или принуждения работника). В результате со временем практически уходят в небытие не охватываемые подобным микросоциальным разделением хозяйственные функции; непосредственно же данное разделение претерпевает еще и определенное развитие, обретая известную изощренность. В частности, для трудовой деятельности оно будет выражено в сочетании «квалифицированного» и рутинного труда, для торговли – в чередовании операций «закупки» и «продажи», для производства – в делении на выработку заготовок и чистовые операции. Напротив, если хозяйственный оператор противится неизбежному отходу от простой формы организации деятельности, где, в частности, он самостоятельно в последовательном порядке исполняет требуемые операции, то для нынешнего рынка он уже представляет собой объект вытеснения. Вытеснение самодостаточных производителей и принимает формы предпочтения потребителей не приобретать товары «неясного» происхождения, контрагентов не передавать свои ресурсы в руки «непрозрачных» партнеров.

Приобретение хозяйственной деятельностью описанных здесь особенностей и вынуждает, посредством выдвижения ряда положений хозяйственного права и фактического принуждения к публичности хотя бы одних обязательств, введение таких новых институций, как практики распределения ответственности. (метацикл) Государство (сфера политического управления), полагаясь на обязательность во взаимных отношениях участников рынка, частично доверяет им права контроля достаточности предоставления средств обратного влияния. Власти наделяют смыслом определенного рода гарантии исполнения оператором рынка принятой им на себя функции именно его способность соблюдения регламента производственного процесса, строящегося на основе порядка «микроструктурного» разделения действия. В таком случае и наше рассуждение, обобщая обрисованную здесь картину, и пополнится заключением, что обогащение практики ведения хозяйства специфическим институтом «микросоциальная среда», порядком, делящим исполнение хозяйственного действия на отдельные акты, и позволит его рассмотрение новым, уже четвертым звеном последовательного ряда стабилизации формата отношений, который мы обозначили как «фактор обратного влияния». В условиях возможного манипулирования и ценностями, и связанными с ними обязательствами только та определенная несвобода маневра, что и предопределяется условиями микросоциальной нормализации непосредственно рыночной функции хозяйственного оператора, единственно и гарантирует стабильное присутствие на рынке конкретного хозяйственного агента, что, в свою очередь, единственно и обеспечивает постоянство предложения такого рынка. При последующем развитии экономики, описываемом далее в форме указания стадий метацикла, продолжающих развернутую сейчас стадию, все более сложные виды хозяйственной организации – истинные торговые (товарные) рынки в случае наступления кризиса непосредственно свойственного им «сложного типа» устройства и будут сбрасывать избыток структурной организации, возвращаясь к простой неуправляемой микросоциальной структурной «анархии» деятельности. Именно здесь и правомерен вывод, что любая организационно развитая система ведения хозяйства непременно предполагает подразделение структуры каждого действующего там хозяйственного оператора на компоненты микросреды. И тогда если в подобной системе совершается развитие, означающее дополнение действующей в ней практики стабилизации комплекса обратного влияния каким-либо новым условием, то подобное дополнение приходит сюда уже не как структура, но, отныне, – именно как образование новой совокупности социальных возможностей. Например, подобной социальной возможностью можно понимать прохождение квалификационного барьера, дающее право занятия определенной деятельностью.

Однако и появление в практике ведения общественного хозяйства рассматриваемого в настоящий момент порядка означает и принятие норм нечто формальной взаимозаменяемости исполнителей рыночного действия. Исполнитель одним выражаемым им согласием с пониманием его деятельности в виде конкретного множества отдельных «рутинных» операций, утрачивает исключительность и этим фактически соглашается на пусть и гипотетическую, но замену конкурентом. Опасение же наступления случая его вытеснения порождает непосредственно у исполнителя ранее незнакомое ему «чувство неуверенности» в будущем. Отсюда и опасение «быть выброшенным» и составляет собой, по сути, мотивирующее основание для становления нового вида социальной игры. Человек прилагает здесь усилия ради наделения общественным сознанием непосредственно его личности в некотором отношении «категорическим» отождествлением с исполняемой им хозяйственной функцией (называя себя, например, «традиционным производителем» данной продукции). В подобных условиях существенным для него оказывается не просто определенное «умение», но и наличие вторичных признаков - патента, диплома, других формальных и неформальных атрибутов квалификации. Одновременно подобное положение завершает период в определенном отношении пренебрежения практикой аттестации и квалификации: становление такого функционала, как практики аттестации навязывает экономике еще большую степень зависимости от интенциональных начал специфического экономического сознания.

Следующий параграф: Функция «неструктурного» регулирования экономики

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru