монография «Ретроспективный портрет экономики»

Состав работы:


Предисловие и характеристика предмета


 

Замещение научного понимания экономики философским


 

Часть 1. Дорыночное хозяйство


 

Часть 2. Эпоха «простого рынка»


 

Часть 3. Формирование обязательных стандартов рынка


 

Часть 4. Хозяйственная деятельность - доминанта социальных отношений


 

Формат социально значимой коммерциализации – «национальный рынок»


 

«Технологический» принцип структурирования


 

Функциональность, помноженная на критерий ее «эффективности»


 

Дифференциация рыночного «пространства»


 

Социальный пресс налогообложения


 

Социализация «групп интересов»


 

Перепроизводство и манипулирование ценами


 

Экономический базис «свободной инициативы»


 

Практика «перехвата возмущений»


 

«Придаточные» форматы


 

Раздел массы денег


 

Кредитное базирование


 

Статус товара как отличающий его «ресурс»


 

Структурирование разнохарактерных видов деятельности


 

Ситуативная специфика востребованности продукта


 

Монетарная унификация продуцирования, «валовой национальный продукт»


 

«Обобществление» права эмиссии


 

Другой характер «источника доходности»


 

Рынок ликвидных активов


 

«Принадлежность» капитала


 

Буферизация прибыли


 

Ретроспективный портрет экономики

Часть 4. Параграф - «Технологический» принцип структурирования

Шухов А.

Схема метацикла, стадия - (Планирование затрат)


Институциональную форму организации общественного хозяйства «национальный рынок» следует видеть именно особого рода симбиозом децентрализованной и в то же время нормализованной экономической активности при наличии высокоразвитого механизма административного контроля хозяйственных процессов. Более того, экономический оператор на национальном рынке существенно ограничен в возможности проявления характерного ему «эгоизма». Помимо того очевидной особенностью национального рынка следует понимать и определенную унификацию собственно порядка осуществления хозяйственной инициативы: в любом случае это некий стандартный процесс, начинающийся получением кредитных ресурсов и применением определяющего непосредственно инициативу ноу-хау. И именно в подобных условиях новое обретаемое сознанием понимание экономических реалий и обуславливает появление еще одного, неизвестного в предшествующих экономических порядках условия: определенной избирательности в признании за внешним влиянием собственно статуса такого «влияния». Теперь всякое потенциально экономически значимое раздражение индивидуальной и коллективной психологии изначально определяется лишь в правах «кандидата» на статус внешнего влияния. В подобных условиях внешнее влияние далеко не сразу допускает оценку на положении действительно «внешнего», предполагая некоторые начальные попытки его понимания лишь некоторой «обстоятельственной» стороной воздействия. В частности, стремление обеспеченных слоев населения к переселению из города на лоно природы поначалу предполагает его понимание лишь просто «прихотью«.

Непосредственно же позитивный эффект развивающейся в описываемых обстоятельствах тотальности практикуемой экономической стратификации и следует видеть в замещении произвольного способа поиска средств развития теперь предельно избирательным. Результатом же подобного рода нарочитой тщательности и оказывается тогда порядок сугубо внимательного отношения хозяйственного оператора к собственно «содержанию» собственной деятельности, поиск им в составе совершаемых актов, процедур и поступков каким-то образом «не раскрытых» при осуществлении данных действий возможностей. Зачастую хозяйственный оператор позволяет себе даже оглашать информацию о собственных производственных и организационных новациях непосредственно в маркетинговых целях. И здесь мы просто воспользуемся существованием подобной практики для введения и в наше рассуждение нового моделирующего понятия об особом типе экономических структурно подчиненных операторов, назвав их элементарной производственной структурой. Образование подобной формы и преподносит тогда и государству и его возможным уполномоченным сюрприз в виде предмета нового «субъекта контроля» – отдельного структурного элемента хозяйственного оператора (например, одного из магазинов сети универмагов или отделения банка). Регулирование обогащает здесь ранее незнакомая задача - контроль правомерности специфики той деятельности хозяйственного оператора, к которой он прибегает в случае выделения подобных «внутренних» элементов, проверка ее соответствия общим нормам экономического поведения в отношении такого либо таких элементов. Задача данной формы контроля - проверка положения, не предполагает ли подобное структурирование и случаи сокрытия нарушений прав работников или не практикуются ли посредством использования подобных приемов отклонения от принятых технологических стандартов. Наследием показанного нами порядка и следует понимать раздельную сертификацию разных производственных единиц внутри единого бизнеса.

Собственно представленное здесь переплетение отношений, связывающих операторов национального рынка, среду потребителей и контроль и позволяет оценку, что зарождение формата «национальный рынок» вознаграждает данный порядок таким его «родимым пятном», как функция обязательного самообозначения экономического оператора. Практика самообозначения, чья действительность собственно и предопределяется возможностью быстрого и квалифицированного распространения экономической информации, явно обращается и источником возможных санкций, налагаемых за игнорирование четкого определения правоотношений в производственном цикле. Оператор либо вынужден следовать здесь «правилам игры», либо - его деятельность приостанавливают санкции. Далее, еще одним существенным моментом образуемой нами схемы следует понимать и ее соответствие тому предъявляемому ей требованию, что соответствие формату «национальный рынок» способно отличать не одну лишь экономику развитого капитализма, но и экономики некоторых известных в прошлом великих держав, тех же Римской империи и Китая. Это и позволяет нам определять формат «национальный рынок» не только капиталистической, но и, на деле, распространенной системой жесткого правового закрепления имущественных отношений. Практика подобного рода экономики представляет превосходный пример комбинированного действия жестких норм хозяйственного права, в частности, охраны производственных секретов, корпоративной этики и патентной системы, и, равно, и формализации трудовых отношений. Картина всепроникающей нормативной упорядоченности и внушает человеку мысль об утрате экономикой ранее вроде бы характерной ей «анархии». Субъекты сложной экономики склонны к пониманию всякой хозяйственной активности именно с позиций предопределяемого ею социального эффекта, например, воспроизводства именно качественных продукции, добротных товаров и квалифицированных услуг. Более того, дополняющие объем возможностей потребления новые средства обратного влияния понимаются здесь непременно «улучшающими качество жизни» (в отношении государства – сглаживающими остроту социальной напряженности). Подобная специфика, явно вынуждающая хозяйственного оператора к должному осознанию не только хозяйственного, но и социального смысла деятельности, причем часто и обозначения каждой данной формы подобного понимания, подчиняет действия участника рынка не только исполнению норм хозяйственного, но и социального регулирования. Это и указывает на наличие такого эффекта, как становление в результате развития институциональных начал ведения хозяйства и следующего уровня системной организации экономики, который мы определим под именем тенденции двойного регулирования хозяйственной деятельности.

Явно порождаемое подобной «двойственностью» регулирования увеличение регулирующей «нагрузки», тем не менее, не всегда благоприятно для развития экономики. Более того, и список характеристик хозяйственного оператора дополняет отныне способность выдерживать «давление» регулирования: одни операторы воспринимают последнее неизбежно отягощающим их существование «фоном», другие видят его фактически подрывающим стабильность их деятельности. Тогда не желающие прекращать деятельность, но утрачивающие стабильность рыночные структуры обращаются за ценностной поддержкой уже к другим структурам (последняя выражается, если говорить простым языком, в ценностном [денежном] или товарном кредитовании). Состояние же определенной востребованности некоторых видов ценностной поддержки устанавливает для формата «национальный рынок» свойство такой его универсальной характеристики, как спектр ценностей, остро необходимых отнюдь не конечному потреблению, но необходимых именно для поддержания экономической активности. Специфическими формами подобной характеристики следует понимать и такие характерные особенности конкретных экономик, как «дефицит денег» или «дефицит нефинансовых ресурсов«.

Следующий параграф: Функциональность, помноженная на критерий ее «эффективности»

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru