монография «Ретроспективный портрет экономики»

Состав работы:


Предисловие и характеристика предмета


 

Замещение научного понимания экономики философским


 

Часть 1. Дорыночное хозяйство


 

Часть 2. Эпоха «простого рынка»


 

Часть 3. Формирование обязательных стандартов рынка


 

Часть 4. Хозяйственная деятельность - доминанта социальных отношений


 

Формат социально значимой коммерциализации – «национальный рынок»


 

«Технологический» принцип структурирования


 

Функциональность, помноженная на критерий ее «эффективности»


 

Дифференциация рыночного «пространства»


 

Социальный пресс налогообложения


 

Социализация «групп интересов»


 

Перепроизводство и манипулирование ценами


 

Экономический базис «свободной инициативы»


 

Практика «перехвата возмущений»


 

«Придаточные» форматы


 

Раздел массы денег


 

Кредитное базирование


 

Статус товара как отличающий его «ресурс»


 

Структурирование разнохарактерных видов деятельности


 

Ситуативная специфика востребованности продукта


 

Монетарная унификация продуцирования, «валовой национальный продукт»


 

«Обобществление» права эмиссии


 

Другой характер «источника доходности»


 

Рынок ликвидных активов


 

«Принадлежность» капитала


 

Буферизация прибыли


 

Ретроспективный портрет экономики

Часть 4. Параграф - Дифференциация рыночного «пространства»

Шухов А.

Схема метацикла, стадия - (Реализация запроса)


Напрямую предопределяемая действующей теперь практикой ведения хозяйства в некотором отношении «глубокая» дифференциация ценностной структуры экономики, состоящая в дополнении оборота жизненно важных ценностей оборотом в некотором смысле ценностей «метауровня» обогащает экономический пейзаж и неожиданным эффектом – изоляцией агента ценностного переноса (в наше время роль подобного агента выполняют… деньги). Элементами же подобного рода комплекса ценностей «метауровня» служат здесь «оборотные», фиктивные, и, что важнее, ценности, предназначенные для тезаврации. Примерами ситуаций подобной «изоляции» можно понимать те же ситуации частичной конвертации валюты, так и запрет на обладание золотом (в США) и т.п. Рынок, условиями которого агент ценностного переноса ограничивает предел некоторой определенной циркуляции его воспроизводства, в целом будет характеризовать и такой показатель, как разбиение на мини-рынки или подрынки. Складывающееся благодаря подобному делению зонирование хозяйственной активности трансформирует «психологию» покупателя в смысле отождествления им собственного потребления с одной из подобных условных зон (например, «мне необходим дискаунтер«). Вынашивая мысль о приобретении, подобный покупатель, прежде чем приступить к поиску товара, определяет удобный для совершения операции подрынок (или выбирает между формами биржевой сделки или прямого договора). В некотором отношении симметричным отражением подобного порядка следует понимать и положение в торгово-производственной сфере, где непосредственно сбыт продукции также профилируется под определенный подрынок. Причем такая практика - это не практика формализованных актов, но практика в некотором отношении «интенциональных начал» непосредственно коммерческих практик.

Обозначенное здесь положение и вынуждает маркетинг к отказу от прежней методики адресации предложения обществу в целом или некоему «усредненному» потребителю в пользу метода продвижения продукта в виде адресации предложения именно заявляющим себя в качестве выраженных потребителей индивидам. Само же наступление подобного порядка уже позволяет и совершенно иную оценку интервенционалистской открытости хозяйственной системы национального рынка. В смысле раскрываемого нами здесь порядка «дробления» совокупного рынка приходящему сюда со своим предложением новичку сама возможность подобного входа и будет открываться исключительно в виде того определенного коридора, что подобного рода рынок и соглашается признать открытым для предложения любого продукта. Например, невозможно открытие магазина, в котором общий вход был бы предназначен покупателям как эксклюзивных, так и массовых товаров. В другом случае предложение будет требовать сопровождения такой обязательной составляющей, как наличие кредитного обеспечения или технической консультации. Конечно, подобная тенденция к переводу коммерческой практики исключительно на порядок «профильного» предложения будет встречать противодействие в форме, например, образования временных структурных объединений. Например, продавцы разнохарактерных товаров посредством создания отдельной торговой площадки и благодаря, вероятно, ее «опытной» эксплуатации могут предпринять попытку определения реальной перспективы ведения здесь коммерческой активности. Это и объясняет, что в подобной практике ведения хозяйства уже непосредственно порядок вещей вынуждает хозяйственных операторов к постоянному занятию маркетингом, формируя в их сознании и понимание рынка в контуре системы, существующей исключительно в переменной конфигурации. А далее уже непосредственно наличие подобного понимания формирует особый запрос ко всем регулирующим рынок структурам в части установления правил текущей деятельности. Подобные правила, чему в философском «измерении» будет соответствовать представление о темпоральной концептуализации вектора активности, языком простых категорий позволят их отображение в качестве именно особых практик адаптации к господствующей в конкретный момент тенденции: расширенного предложения, сдержанного предложения, инвестирования, вывода капитала в наличность и т.п. Другое дело, что знакомый нам по современному положению более изощренный порядок предполагает согласование мер подобной адаптации с процессом регулирования инфляции и установления ставки рефинансирования.

Явное закрепление в описываемой нами практике ведения общественного хозяйства действия такого условия, как непременно «нестабильное» состояние конъюнктуры усиливает для хозяйственного оператора актуальность резервирования средств, обеспечивающих ему возможность активизации какой-либо из собственных функций. Подобный резерв, мы обозначим его понятием мобильный капитал, явно следует рассматривать первостепенно значимым условием вхождения какого-либо игрока в новую для него экономическую нишу. В рассуждении о подобном предмете мы позволим себе прибегнуть к некоему «грубому» определению, утверждающему, что «мобильный капитал» следует понимать той некоторой «большой величиной» ценности, которой и достаточно для создания не лишь ограниченно «простого», но уже «профильно выраженного» средства обратного влияния.

Следующий параграф: Социальный пресс налогообложения

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru