монография «Ретроспективный портрет экономики»

Состав работы:


Предисловие и характеристика предмета


 

Замещение научного понимания экономики философским


 

Часть 1. Дорыночное хозяйство


 

Часть 2. Эпоха «простого рынка»


 

Часть 3. Формирование обязательных стандартов рынка


 

Часть 4. Хозяйственная деятельность - доминанта социальных отношений


 

Формат социально значимой коммерциализации – «национальный рынок»


 

«Технологический» принцип структурирования


 

Функциональность, помноженная на критерий ее «эффективности»


 

Дифференциация рыночного «пространства»


 

Социальный пресс налогообложения


 

Социализация «групп интересов»


 

Перепроизводство и манипулирование ценами


 

Экономический базис «свободной инициативы»


 

Практика «перехвата возмущений»


 

«Придаточные» форматы


 

Раздел массы денег


 

Кредитное базирование


 

Статус товара как отличающий его «ресурс»


 

Структурирование разнохарактерных видов деятельности


 

Ситуативная специфика востребованности продукта


 

Монетарная унификация продуцирования, «валовой национальный продукт»


 

«Обобществление» права эмиссии


 

Другой характер «источника доходности»


 

Рынок ликвидных активов


 

«Принадлежность» капитала


 

Буферизация прибыли


 

Ретроспективный портрет экономики

Часть 4. Параграф - Социализация «групп интересов»

Шухов А.

Схема метацикла, стадия - (Реализация запроса)


Как только основным «приводом» экономического развития оказывается условие доходности деятельности, то вслед за этим и контроль экономической активности практически целиком переориентируется на концентрацию надзорной функции именно на контроль показателей прибыльности. Создаваемые ради решения такой задачи особые надзорные структуры получают в распоряжение любые возможные инструменты контроля – от ограничения массовых характеристик производства (управление числом производителей) до реформ налогообложения или акций стимулирования нового спроса. Причем исполнение подобных функций здесь уже не представляет собой исключительного права государственной администрации, позволяя их возложение и на «богатых» хозяйственных операторов, например, банки. С другой стороны, непосредственно «тяжесть» подобного порядка и обуславливает создание структур организованного сопротивления попыткам его насаждения, идущее, главным образом, от гражданского общества, прибегающего, например, к созданию ассоциаций мелких собственников. Подобные формы сопротивления, по большей части не особо результативные, более эффективны в части принуждения государства к мерам упорядочения процессов образования и накопления капитала, в частности, выражающихся в проверке «добросовестности» в виде государственной «регистрации капитала», например, выпуска ценных бумаг. Тем не менее, прибыльная телеология, рано или поздно, но возобладает в практике ведения хозяйства, что и подтверждается фактами структурной модификации групп интересов, формируемых отныне именно по принципу сознания интересов. Нам следует сформировать, осознают организаторы некоего объединения, собственный блок, например, ориентированный на данный финансовый центр (банк). Такая структурная модификация и порождает неизбежное следствие в виде разделения различных по природе процессов, – создания нового обратного влияния и создания новой экономической структуры, – превращая всякую возможность создания нового вида производства в предмет раздела сферы активности между представителями групп интересов.

Образование структур «групп интересов» мотивирует общество и на допущение своего рода «эгоистической позиции» в отношении возможности получения прибыли, если оно признает способность такого рода «прибыльной экономики» обнаруживать существенную социальную эффективность. В частности, мерой подобной социальной эффективности способна служить дополняющая социальную практику специфическая функция репутации, выделяющая некий комплекс личных способностей посредством представления об отличающих определенного человека возможностях экономического «игрока». Возникновение подобной стратификации и определяет последующее развитие известного нам по капиталистической экономике «командного» метода менеджмента, гарантирующего определенную управляемость структурой хозяйственного оператора. Кроме того, переход на подобный порядок стратификации еще и порождает возможность в настоящем смысле акционерной (долевой) собственности, когда дольщик инвестирует свои средства в структуру, за которой он готов признавать определенную традицию ведения деятельности. А далее именно подобного рода «переплетение» зависимости и определит положение, означающее наступление порядка, в условиях которого кризис собственно хозяйственной активности не всегда будет означать кризис непосредственно проявляющих подобную активность структур; распрощавшись с обанкротившимся производством, команда предпринимателей не утрачивает возможности проявления активности в некоторой новой области. В качестве примера здесь явно напрашивается манера азиатских корпораций закрывать одни производственные направления, открывая следующие.

Описанная здесь стадия метацикла в общих чертах представляет собой тот порядок, что соответствует тому известному в экономической литературе формату, который принято обозначать там именем «свободный рынок». Подобная институциональная форма в смысле прогресса институциональных форм ведения хозяйства сменяет прежний принцип «профессиональной корпорации», подменяя последний порядком свободной среды «признанных игроков». Но и способствуя становлению подобной формы, практика ведения хозяйства отнюдь не перекрывает свободу инициативы и прежним «традиционным» еще «не игровым» агентам, деятельность которых, как правило, основывается отныне на том или ином варианте сторонней ценностной подпитки. Именно подобного рода зависимая хозяйственная активность и реализуется в таких формах, как, в частности, «франшиза» или сетевая дистрибуция. Но и не только описываемая здесь «свободная» экономика, но и национальный рынок в целом предполагает порядок, в силу которого всякая стабильно осуществляемая хозяйственная деятельность спустя определенное время обращается уже относящейся к сфере «пониженной» активности деятельностью. Причину тому именно и составляет непрерывное развитие истинных или фиктивных «внешних» влияний, то есть специфический процесс диверсификации собственно запросов потребителя. Одновременно и непосредственно возможность введения в подобной практике организации хозяйства каких-либо новых операций в большей мере определяют уже своего рода «фиктивные» мотивы, подобные той же моде; не следует забывать, что и собственно «торжество» подобного порядка во многом обеспечено простотой быстрого развертывания производства, как и своевременного ухода с сокращающегося рынка. Возможность же подобного рода «лавирования» во многом обеспечивает именно существенная диверсификация рыночных операций. Именно потому естественной особенностью «свободного» рынка и следует определять характеристику соответствующего  ускорения его оборота.

В целом же та новая экономическая реальность, чью основу именно и составляет социальная консолидация группы способных исполнять функцию рыночных «игроков» индивидов, невозможна без понимания обществом и, в особенности, его политической сферой необходимости свободного выбора роли в характерной хозяйственной «игре«.

Следующий параграф: Перепроизводство и манипулирование ценами

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru