монография «Ретроспективный портрет экономики»

Состав работы:


Предисловие и характеристика предмета


 

Замещение научного понимания экономики философским


 

Часть 1. Дорыночное хозяйство


 

Часть 2. Эпоха «простого рынка»


 

Часть 3. Формирование обязательных стандартов рынка


 

Часть 4. Хозяйственная деятельность - доминанта социальных отношений


 

Формат социально значимой коммерциализации – «национальный рынок»


 

«Технологический» принцип структурирования


 

Функциональность, помноженная на критерий ее «эффективности»


 

Дифференциация рыночного «пространства»


 

Социальный пресс налогообложения


 

Социализация «групп интересов»


 

Перепроизводство и манипулирование ценами


 

Экономический базис «свободной инициативы»


 

Практика «перехвата возмущений»


 

«Придаточные» форматы


 

Раздел массы денег


 

Кредитное базирование


 

Статус товара как отличающий его «ресурс»


 

Структурирование разнохарактерных видов деятельности


 

Ситуативная специфика востребованности продукта


 

Монетарная унификация продуцирования, «валовой национальный продукт»


 

«Обобществление» права эмиссии


 

Другой характер «источника доходности»


 

Рынок ликвидных активов


 

«Принадлежность» капитала


 

Буферизация прибыли


 

Ретроспективный портрет экономики

Часть 4. Параграф - Перепроизводство и манипулирование ценами

Шухов А.

Схема метацикла, стадия - (Реализация запроса)


Условная «история» свободного рынка явно предполагает такое построение изложения, что содержало бы и описание того ее начального этапа, на котором данная форма ведения общественного хозяйства еще не обретает состояния, подразумевающего вытеснение консервативных «традиционных» производств видами бизнеса, работающими по принципу «ускоренного оборота». Но важно, что непосредственно социальное развитие не знает здесь уже другого направления следования, кроме приучения потребителя к новой, основанной на ажиотаже, психологии «фиктивной» потребности – потребитель приучается к стереотипу некритического доверия навязываемому ему порядку потребления. Подобная специфическая «психология» и обращается причиной перераспределения направляемых на потребление ценностей, предпочтительно перетекающих в зоны большего подъема конъюнктуры, порождая дисбаланс в силу сдерживания притока ценностей в сферы, проигрывающие конкуренцию выбора. Осознание возможности подобного перераспределения и обусловит тогда появление на следующих стадиях развития экономической системы фактора своего рода «боязни» такой ситуации. Явно достигающее высокой степени развития экономическое сознание позволит здесь хозяйственному оператору сосредоточение на предмете защиты бизнеса от изменения вектора конкуренции выбора. И лучшим подобным решением способно оказаться тогда использование при ведении деятельности приема повышения скорости оборота, чуть ли не полный переход на «работу с колес». Совершаемый на повышенной скорости рыночный оборот провоцирует инвестиционный бум: эффективность операций, в любом случае, возможна при условии достаточных вложений в оснащение, только и обеспечивающих столь высокую эффективность. Однако подобный уровень интенсивности порождает и встречную реакцию – слишком скорое, а, следовательно, и малоприбыльное закрытие спроса не позволяет извлечения достаточного даже для возмещения инвестиций дохода. Предопределяемый подобными условиями невозврат займов лишает рынок необходимого объема оборотных денег и, в конце концов, обрушивает спрос, порождая такое явление как «истинный» кризис перепроизводства. Кризисом «перепроизводства» мы, в таком случае, предлагаем обозначать одну лишь ситуацию возникновения существенных при данном размере цен неликвидных запасов произведенной продукции. Другой формой экономического конъюнктурного кризиса - кризисом «отсутствия заказов» мы предлагаем понимать ту форму хозяйственных затруднений, что настоящим образом не вызревают до формата очевидного «перепроизводства«.

Тогда уже многообразие форм конъюнктурного кризиса будет предполагать и разные пути его разрешения. Путями разрешения кризиса недостаточности спроса можно понимать два возможных пути – накопление изымаемых из оборота денег (денег, откладываемых «в чулок»), и – привлечение стороннего спроса. Закрытие производств уменьшает предложение, меньшие по численности, но более обеспеченные потребители соглашаются с повышением цен на тот же самый товар, что увеличивает норму прибыли. Но, соответственно, подобный способ чреват расплатой в форме длительной стагнации и существования экономики «на голодном пайке». Привлечение стороннего спроса – экспорт, эмиссия первичной ценности (добыча золота), все, приводящее к увеличению объема ликвидности, – мягкий, но и более трудный способ в смысле уже нахождения источников роста. Другое дело, что переход хозяйственных отношений на модель ускоренного оборота порождает и следующую опасность – утраты структурной устойчивости, причиной чему и оказывается обязательно сопровождающее ускоренный оборот повышение функциональной нагрузки. В частности, здесь вероятен и сценарий, предполагающий сокращение числа желающих поддерживать высокую норму инвестирования в основной капитал, когда подобным хозяйственным операторам ничего не остается, кроме возвращения к модели эксплуатации предприятий в режиме замедленной амортизации. Проблема недостаточного уровня поддержки основного капитала неразрешима вне возможности дальнейшего развития формата хозяйственной практики, а исключение, пожалуй, составляет случай именно повышения государственного спроса. Последний тип стимулирования экономической активности можно назвать «рецептом модернизации капитализма «по Гитлеру»».

Риск кризиса недостаточности потребительского спроса заставляет и политическую сферу, если она обнаруживает политический же смысл конкретно той или иной тенденции экономического роста, к обращению самое себя инструментом принуждения к бесконечной «модернизации», предопределяемой требованиями обязательной реинвестиции прибыли. Власть, вынуждая хозяйственных операторов к безостановочной модернизации основного капитала, находит оправдание подобной практики, в частности, в развязывании «гонки вооружений» (аналогично – «гонки конкурентоспособности«). Сам же подобный порядок способен означать, что еще существующие здесь «консервативные» группы рыночных операторов попадают в ситуацию малой или «отрицательной» прибыли, поскольку источником основных доходов их активных конкурентов становится уже не сфера предложения продукта, но «институциональная» часть рынка, та же «продажа себя», выпускаемых ими акций и обязательств. Производитель, располагая подобного рода «субсидиарным» доходом, получает возможность игры на понижение отпускной цены, особенно если основным рынком его продукта служит фактически представляющий собой демпинг экспорт. Именно подобные условия и создают положение, когда прибыль, «пассивация ценности», попадает в зависимость от суммарного «вектора» тенденций изменения «фокуса» товародвижения. Данная ситуация и позволяет теперь оценку всякого экономического оператора принадлежащим одному из двух возможных типов игроков, – либо устанавливающих всегда приемлемую для рынка цену, либо не имеющих возможностей снижения себестоимости, и потому прибыльных лишь в обстоятельствах «перегрева» конъюнктуры. Подобная нерегулярность собственно характеристики прибыльности и обусловит тогда выдавливание всех «традиционно» построенных производств и принуждение всех действующих хозяйственных операторов к переходу на структуру «ускоренного оборота». Обрисованное нами положение фактически и завершит ликвидацию прежней корпоративной социализации экономики, позволив окончательное оформление экономической элиты именно как среды бизнес-игроков. Экономика уже полностью организованная в виде «игровой» среды, будет представлять собой экономику всегда «текущей» конфигурации интересов, что и определит специфику постоянной миграции состава и непосредственно корпуса экономической элиты. Это усложнит и собственно методы административно-политической защиты хозяйственной системы, теперь в большей мере предполагающие именно разрешение проблем ситуативной дестабилизации хозяйства. Комплекс же подобных специфик в целом так повлияет на психологию бизнес-игрока, что он явно обнаружит склонность расценивать небольшую разницу в прибыльности на положении условия существенного дисбаланса возможностей неких сопоставимых структур. Потому и руководимые подобными «игроками» хозяйственные структуры уже будут исключать иной способ их развития, кроме базирующегося на принципах «внутреннего хозрасчета». Последний, делая возможным адресное инвестирование, позволяет наладить циклы постоянного кредитного подкрепления перспективных направлений. И все тот же внутренний хозрасчет обусловит тогда и выделение формата, в котором каждая сфера хозяйственной деятельности получает свое особенное отображение в картине правового контроля – посредством ее собственной величины амортизации.

Следующий параграф: Экономический базис «свободной инициативы»

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru