монография «Ретроспективный портрет экономики»

Состав работы:


Предисловие и характеристика предмета


 

Замещение научного понимания экономики философским


 

Часть 1. Дорыночное хозяйство


 

Часть 2. Эпоха «простого рынка»


 

Часть 3. Формирование обязательных стандартов рынка


 

Часть 4. Хозяйственная деятельность - доминанта социальных отношений


 

Формат социально значимой коммерциализации – «национальный рынок»


 

«Технологический» принцип структурирования


 

Функциональность, помноженная на критерий ее «эффективности»


 

Дифференциация рыночного «пространства»


 

Социальный пресс налогообложения


 

Социализация «групп интересов»


 

Перепроизводство и манипулирование ценами


 

Экономический базис «свободной инициативы»


 

Практика «перехвата возмущений»


 

«Придаточные» форматы


 

Раздел массы денег


 

Кредитное базирование


 

Статус товара как отличающий его «ресурс»


 

Структурирование разнохарактерных видов деятельности


 

Ситуативная специфика востребованности продукта


 

Монетарная унификация продуцирования, «валовой национальный продукт»


 

«Обобществление» права эмиссии


 

Другой характер «источника доходности»


 

Рынок ликвидных активов


 

«Принадлежность» капитала


 

Буферизация прибыли


 

Ретроспективный портрет экономики

Часть 4. Параграф - «Придаточные» форматы

Шухов А.

Схема метацикла, стадия - (Реализация запроса)


Данный очередной этап анализа институционального прогресса экономики откроет тогда напоминание нами тезиса предыдущего параграфа, указавшего на трансформацию экономики свободного рынка в выходящую за национальные рамки «большую систему» хозяйства. Однако структура подобного хозяйственного конгломерата допускает возможность изменения и посредством приглашения участвовать в ее операциях на правах «зональных» или «специализированных» групп и рынки других обществ. Складывающемуся в результате рынку «смешанного характера», с одной стороны, сложно еще обеспечить необходимое совершенство взаимодействия с такими включенными в свободный рынок сложными интегрированными системами, что нередко и вынуждает его воспринимать их не более чем в качестве определенных «аномалий». Подобного рода интернационализацию экономики явно следует понимать источником определенных затруднений в реализации необходимой для действующей сейчас экономической модели «предсказуемой» хозяйственной активности. Именно в силу опасения подобных осложнений настоящее положение и вынуждает к такой дополнительной оценке структуры участника рынка как отождествление посредством приложения критерия «рациональности» (практическим выражением которого можно признать следующее понимание – в качестве нуждающейся в реструктуризации или, напротив, так или иначе, не предполагающей вмешательства). При этом часть хозяйственных операторов, которым явно полезна реструктуризация, но которые, тем не менее, продолжают работу в создаваемых кем-либо «тепличных» условиях, понимаются здесь принадлежащими в некотором отношении «покровительствуемым» группам. Отличительной особенностью попадающих под опеку «покровительства» участников рынка следует понимать фактическое изъятие у них права на формирование конъюнктуры собственных операций. Таковы, например, поставщики комплектующих, работу которых поддерживают исключительно заказы основного потребителя.

И одновременно структуры, способные действовать лишь в ситуации стороннего покровительства, не только зависимы от подобной ценностной поддержки, но и ограничены в возможности проявления активности, а, равно, и лишены права проявления инициативы и самостоятельности в планировании перехвата возмущений. Собственно распределение операторов свободного рынка в зависимости от занимаемой каждым рыночной позиции и порождает в совокупном «пространстве» данной формы рыночной организации эффект зональности: зоны свободной конъюнктуры перемежаются здесь зонами в известном отношении «вялой» активности. Естественно, прибыльные операции в подобной системе ведения хозяйства уходят в зону свободной конъюнктуры, когда очаги, в которых искусственно сдерживается возможность активного отслеживания конъюнктуры, в их отношении, нередко намеренно, будет устанавливаться низкий уровень доходности. Как это звучит в современной постановке вопроса: в чем состоит природа различий в производительности капитала между ее показателями в США и Китае? Естественно, в Китай из США собственники выводят преимущественно предприятия, не обеспечивающие в стране происхождения высокой производительности капитала. Отсюда и данную стадию метацикла развития экономики следует понимать отражающей положение, при котором собственно социальная организация вынуждена начать приспособление к хозяйственным реалиям, в противоположность тому исторически предшествующему положению, когда хозяйственная деятельность главным образом ориентировалась на социальные условия.

Стадия развития свободного рынка, когда уже экономика диктует свои условия политике, позволяет практике ведения хозяйственной деятельности распространить ее стратификацию на социальные отношения в целом, позволяя отождествление абсолютно любой социальной условности посредством ее конъюнктурного измерения. Теперь не столь значим аспект, насколько хороши тот или иной предмет, идея, изобретение, – существенно то, допускает ли или подобная сущность возможность ее связывания с каким-либо востребованием. Например, если спрос перемещается в сторону одноразовой одежды, то это означает свертывание производства предназначенной для длительного ношения. Здесь можно говорить о том, что при подобном положении вещей сущностная оценка в конъюнктурном смысле уже отступает в положение придаточной по отношению коммерческой. Товар отныне оценивается исключительно с позиций приносящего прибыль в возможных операциях с ним, или – понимается требующим средств на поддержание выпуска.

Но и те потенциально экономически значимые условности, что некоторое конкретное положение в экономике оставляет «за бортом конъюнктуры», одним лишь фактом такого удаления окончательно, все же, не исключаются из рыночного пространства. Нередко достаточно лишь более мощной поддержки, чтобы придать вроде бы и утратившим интересность товарным формам уже новое адресованное им востребование. Хотя, понятно, и фактор технического прогресса здесь выступает в качестве своего рода «высшего судьи». Важным же в смысле выстраиваемой нами модели результатом подобного положения следует понимать появление нового критерия оценки хозяйственно значимых сущностей, а именно, такого показателя, как «разумный предел» инициируемого востребования. Другой существенный результат воцарения в экономике конъюнктурной «доминанты» составляет и специфика сознательного способа формирования системы потребностей. Сознание любого члена общества обращается теперь как бы «вечно» ожидающим события убеждения в потенциальной интересности получения раздражения от конкретно данного внешнего влияния. В таких условиях и политические структуры, и система регулирования экономики в целом не препятствуют развитию своеобразной «потребительской идеологии»; отсюда и настоящее положение можно понимать временем иного понимания предназначения подобной «идеологии», признаваемой теперь «интересной и позитивной»; более того, и непосредственно государство нередко в настоящих обстоятельствах склонно способствовать прогрессу потребительского сознания. В определенных случаях подобное содействие вполне материально, например, в виде льгот – освобождения от налогов, введения норм ускоренной амортизации, бесплатного выделения земли, обеспечения инфраструктурой – государство, рассчитывая поддержать развитие экономики, естественно, приводит в действие необходимые подобному развитию возможности. Влияние государственного стимулирования пополняет рыночную систему очередными ее «центральными» условиями – системным выбором направленности развития – теперь лишь «избранные» тенденции допускают их признание в качестве приоритетных целей экономического развития.

Отсюда и наше понимание «экономики конъюнктурной доминанты» будет включать в себе и оценку, показывающую подобную практику ведения общественного хозяйства подчиняющейся «правилу» цикличности. То есть вслед периодам свободы здесь непременно будет приходить черед и промежутков несвободы, и формат «свободного рынка» также, в итоге способен будет обрести уже собственную форму «несвободы». Ситуация подобной несвободы и ограничит любого, чьему функционалу уже не под силу (или – искусственно не дано) действовать в качестве оператора перехвата внешнего воздействия. Деление рынка на зоны «сильной» структуры и резервации для «слабых» агентов, существующих только «по милости» активных операторов, окончательно и закрепляется посредством признания в обществе и поддержки государством.

Следующий параграф: Раздел массы денег

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru