монография «Ретроспективный портрет экономики»

Состав работы:


Предисловие и характеристика предмета


 

Замещение научного понимания экономики философским


 

Часть 1. Дорыночное хозяйство


 

Основания ценимости


 

Фактор уровня жизни («уклад»)


 

Конкретные комбинации «ритуалов и ресурсов»


 

Осознание воспроизводства ресурсов как «работы»


 

Обретение функцией «обратного» влияния формы фактора


 

«Титул» – простой инструмент закрепления неравенства


 

Поиск «социальной эффективности»


 

Переход к формату «средство обратного влияния» и зачатки накопления


 

«Персональный» формат собственности


 

Формат «оплачиваемой» деятельности


 

Рациональная концепция ситуации «достатка»


 

Инициативная форма индивидуальной активности


 

Часть 2. Эпоха «простого рынка»


 

Часть 3. Формирование обязательных стандартов рынка


 

Часть 4. Хозяйственная деятельность - доминанта социальных отношений


 

Ретроспективный портрет экономики

Часть 1. Параграф - «Титул» – простой инструмент
закрепления неравенства

Шухов А.

Схема метацикла, стадия - (Треугольник стабильности)


Настоящую стадию нашего анализа откроет момент необходимого здесь привлечения внимания к предмету рационального осознания человеком рождаемых социальным прогрессом общественных отношений, но теперь собственно тех, что только что - а именно, в предыдущем параграфе - описаны у нас под именем «фактор обратного влияния». Осознаваемый даже рудиментарным разумом феномен становления социальных отношений, посредством которых общество, поддерживая специализацию работников, подкрепляет их активность достатком ресурсов, порождает у располагающих к подобному осознанию мысль о совсем иной возможности – предоставлении жизненных благ. И здесь, если заимствование ценностей осознается именно результативной альтернативой прямому добыванию (ресурсов обратного влияния), то подобное положение и открывает перспективу для развития тенденции «охоты» уже не за дарами природы, но за таким уже кем-либо собранным богатством. Тем самым и социальное развитие, как и любая иная форма предметной действительности, обнаруживает способность составлять собой и источник собственных парадоксов. Стоит лишь закрепиться в социальной организации такой практике, как разумное регулирование жизни, поддерживаемое и соответствующими методами контроля, как в данной части общественной структуры проявляется и такое «неразумное» начало как соблазн жить не работая, или работая меньше за счет большего усердия других. Такое «хищничество», адресованное уже не дикой природе, но непосредственно собранным социумом ресурсам, подрывает те формы общественных отношений, которые, собственно, и отвечают за стабильность социальной стороны непрерывного цикла, обозначенного нами выше под именем «замкнутого треугольника» (или «кругооборота«).

Любопытным подтверждением подобной оценки следует признать свидетельства антропологии, указывающие на своеобразную отличающую архаичные племена практику выбора вождем именно «наиболее щедрого» из соплеменников. В таком случае и собственно смыслом подобного предпочтения явно оказывается известное и нашему времени отношение, когда именно «государственное» имущество и видится предметом «растрачивания». Другое дело, что доисторический вождь благодаря подобной щедрости явно завоевывал себе «моральный авторитет», дававший ему право на доступ к неким «прочим» благам, в частности, праву создания большой полигамной семьи. Но и такие рассматриваемые сейчас практики «хищничества», каким-то образом ограничивались еще и в примитивном обществе, главным образом, противопоставлявшим данным практикам табуальные нормы или остракизм. В интересующем нас отношении важен аспект, что распространяющиеся на специфическую область экономической деятельности табуальные практики следует обозначить в роли уже одного из предшественников правовой традиции. Более того, еще непосредственно «простому» обществу удается овладение и таким дополнительным средством контроля подобного рода «антиобщественных» тенденций, как сквозная регламентация поведения его членов, в части экономики важная в отношении присвоения статуса «специалиста» (например, «права» состоять титульным охотником), практически в неразвитых обществах строящаяся по системе всевозможных инициаций и посвящений. При этом нам самим в понимании реалий примитивного общества важно не переходить ту тонкую грань, когда принцип «титула» отличает там еще некое «собирательное» значение, объединяющее хозяйственные, возрастные, коммуникативные и культовые признаки. Но, тем не менее, важнейшим смыслом присвоения подобного «титула» и служит присвоение права на ведение деятельности, и по отношению рядового члена общества, главным образом, данная деятельность и выражается в праве на выделение самостоятельного (семейного) хозяйства.

Благодаря воплощению в принципах подобного «протоправа» закрепляется и идея мироустройства, что в отношении выстраиваемой нами системы абстракций обозначается понятием о существовании структуры социальных отношений «фактор обратного влияния». Возможность же «обратного перевода с языка абстракций» говорит нам о том, что в коллективном сознании простейших обществ исподволь зреет комплекс представлений об определенном балансе наполняющих их общественные отношения экономических практик. С одной стороны, подобный, фактически нарративно закрепляемый концепт обращается в некий оберегаемый интеллектуальный ресурс, с другой - для данных обществ подобный концепт представляет собой меру соответствия отождествляющего его положения «необходимому» порядку вещей. Нередко это порождает и странные ситуации дезавуирования обществом своего хозяйственного устройства по, например, совершенно не относящимся к специфике самого подобного порядка причинам все тех же природных катаклизмов. Неурожаи, эпидемии, болезни и племенные столкновения нередко их необъяснимостью для наивного разума инициируют в подобном осмыслении тот разрушительный скепсис, что и обращается примитивным обществом на собственную же традицию ведения хозяйства.

Само же собой принятие во внимание нашим рассмотрением уже и специфики непостоянства первобытного благополучия и, при этом, выживания общества как структурированной формы организации людей потребует от нас введения в данное рассуждение и условия в некотором отношении избыточности действия фактора обратного влияния. Явной спецификой фактора обратного влияния следует понимать определенные возможности «максимизации», а именно, воспроизводство ценности в превышающем необходимое востребование масштабе (не отводом ли подобного «излишка активности» и оказывалось строительство первобытных колоссов?). Но немаловажно и то, что периоды максимальной объемной и структурной стабилизации обратного влияния в целом будут позволять их выделение именно в качестве таких хронологических периодов истории конкретного общества, что по своему характеру противоположны иным периодам, а именно «обострения воздействия» внешнего влияния. Подобная неравномерность позволит даже и примитивному сознанию выразить и непосредственно хронику экономической истории как предполагающую изображение в виде последовательности моментов господства условий, насыщенных возможностями обратного влияния и, напротив, условий, несущих собой разрушительное воздействие обостряющегося внешнего «прессинга».

Следующий параграф: Поиск «социальной эффективности»

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru