раздел «Цели развития»

Эссе раздела


Экономика: проблема приложения к ее практике критерия «развитости»


 

Современная экономика: принцип билинейности


 

Антикапитализм


 

Мультипликативность играющая роль универсологического начала экономики


 

Феномен производства


 

Проблема «ресурса емкости» внутреннего рынка


 

Будущее экономики, предсказанное в 2009 году


 

Экономическая функция эмиссии стоимости


 

Деньги в их превращении из предмета в категорию


 

Арбитражная составляющая цены и проблема ее легитимности


 

«Сцилла и Харибда» советской экономики: между «гонялись» и «лежало»


 

«Монетарная история» советской экономики и крах CCCP


 

Четыре кита экономической динамики


 

Экономика в зеркале экономической метафоры


 

Схема и концепция «Общая схема эволюции состояний товара»


 

Сущность феномена «фирменная марка» (бренд): к онтологии маркетинга


 

Будущее экономики, предсказанное в 2009 году

Шухов А.

Содержание

Отличительной чертой хозяйственной деятельности очевидно оказывается характерное для нее "двойное" нормирование: одну сторону такой двойственности образуют ограничения, определяемые потребностью хозяйствования в использовании физического ресурса, и вторую – уровень умения, взращиваемого на почве культурного опыта. Поэтому всякий прогноз перехода тенденции экономического развития к стадии роста либо стагнации можно строить лишь посредством опоры на анализ одновременно и первого, и второго начала: ситуации обеспечения натуральными ресурсами и рождающегося в культурном опыте понимания экономической действительности как несущей социальный (и, в его соответствующем развитии, правовой) смысл. Мы здесь далее последовательно рассмотрим проблему "экономического будущего человечества", таким, каким это будущее позволяет увидеть наше пребывание "на рубеже" 2009 года, начав с анализа предмета зависимости экономики от ресурсного хищничества и, соответственно, подверженности ресурсным ограничениям, и, далее, дополнив панораму экономического пространства анализом влияния понимания общественным сознанием форматных рамок экономической деятельности, в частности, положения вещей на рынке капитала.

Огл. Рост как источник большего достатка

Но прежде, чем обратиться к анализу собственно "ситуации в сфере экономического роста", нам следует пояснить читателю некоторые аспекты непосредственно "фактуры" подобного роста. Необходимость в этом определяется той особенностью, что само понятие "экономический рост" если и располагает соответствующим ему определением, то, скорее, таким, что формулируется посредством монетарных, нежели натуральных показателей. Рост, если началом понимания подобного предмета выбрать некое "общее" определение, выражается именно в увеличении объема доступных потребителю товаров и услуг, независимо от его принадлежности к конкретной группе, - либо индивидуальных конечных потребителей или в экономическом смысле "промежуточных" индустриальных (коммерческих). Благодаря росту рыночное предложение адресует потребителю не просто более совершенный продукт, но и, в силу повышения и абсолютной, и относительной стоимости труда, обеспечивает потребителя уровнем дохода, достаточного для приобретения и большего количества потребляемой продукции. Лучшие экономические возможности обеспечивают потребителя, например, не только большим количеством продуктов питания и большим числом предметов обихода, но и, благодаря все той же хозяйственной эффективности, и возможностью их более частой сменяемости, разнообразия в питании и т.п. Далее, некоторые иные возможности потребления, например, большие мобильность или больший размер жилища либо же более мощный автомобиль (просторный холодильник) требуют привлечения и большего объема воспроизводящего подобный сервис ресурса, – например, расходуемых энергоносителей. Производство (хотя такая закономерность не носит абсолютного характера) более технически сложной машины – это и производство большего числа узлов (хотя высокая серийность производства способна значительно удешевить сложные многокомпонентные изделия). Далее следует рассмотреть такую особенность как относительная дешевизна технически сложного продукта (в частности, современного компьютера). Подобного рода относительно низкая цена сложной продукции обеспечивается высокой серийностью ее выпуска, непременно сопровождающей подобную доступность; это означает что, в известной мере, такой продукт навязывается в качестве дополнительной потребности не очень заинтересованным в нем потребителям (что и обнаруживается на примере тех же "игровых компьютеров").

Так или иначе, но наше рассуждение предполагает следующий вывод, касающийся предмета "ресурсной основы" роста: последний как прямо, так и косвенно основан на большем объеме выкачивания обеспечивающих конкретное потребление физических ресурсов; так, прямая форма зависимости от ресурсной базы имеет место в случае более комфортных и "богатых" потребностей, косвенная же определяется спецификой порождающей дешевизну массовости. Потому "рост" приходит к потребителю в виде большего уровня "достатка", выражающегося как в непосредственной доступности для него больших объемов потребляемого, так и в такого рода представительстве этого "достатка", как более высокое качество жизни (расширение собственно числа предметов потребления). Подобный "рост", хотя и не всегда, но главным образом требует использования большего объема вовлекаемых в общественное производство физических ресурсов…

Огл. Позитивный прогнозист Джон Мейнард Кейнс

Развитие современной экономики преподнесло пока не нашедшую разрешения проблему: носит ли роковой характер, а если нет, то в какой мере катастрофичен разразившийся полтора года – год назад глобальный экономический кризис (2008 года)? «Легкий ответ» на подобный вопрос заключается в использовании ради получения ответа проекции своего рода «похожей ситуации», на роль которой с достаточным основанием претендует ситуация Всемирной депрессии 1929-30 гг. Несмотря на неизмеримо более высокую степень тяжести, предшествующий коллапс мирового хозяйства никоим образом не означал наступления "конца истории", а спустя несколько лет после его начала возобновилась и тенденция экономического роста. Это возобновление, что весьма любопытно, было предсказано выдающимся теоретиком экономики Д.М. Кейнсом, мысль которого попалась нам глаза на страницах сетевого ресурса «Слон.ру»:

В 1930-м году, в тяжелейший период Великой депрессии, экономист Джон Мейнард Кейнс написал: "Сейчас мы страдаем просто от тяжелого приступа экономического пессимизма. Постоянно слышу, как люди говорят, что эра бурного экономического прогресса… подошла к концу; что рост качества жизни теперь замедлится…; что спад куда вероятней, чем экономическое процветание… Я думаю, что это распространенное заблуждение в понимании того, что с нами происходит. Мы страдаем не от старческого ревматизма, а от болезней роста, от слишком быстрых изменений… Технический прогресс происходит быстрее, чем мы успеваем приспособиться к нему…; рост качества жизни просто был слишком быстрым…"

Дальше Кейнс предсказывает, что стандарты жизни в развитых капиталистических странах вырастут в 4 – 8 раз на протяжении следующего столетия. Он оказался прав. В последующие восемьдесят лет после 1930-го ВВП на душу населения с поправкой на инфляцию вырос в шесть раз. И я уверен, потенциал существенного роста для Америки сейчас ничуть не меньше, чем в Британии времен Кейнса, восемьдесят лет назад.

Можно лишь радоваться за Д. Кейнса, чей оптимизм и по прошествии стольких лет остается заразительным для сотрудников сетевых СМИ, но конкретно нам любопытны не представленные в данном прогнозе выводы, сколько рациональный смысл его возможных оснований. Нам любопытна не конкретика высказанной Кейнсом оценки, а определяющий подобную специфику характер наличествующих экономических тенденций, а именно реальность некоего «наполнения», отражаемого экономической моделью в виде «увеличивающегося ВВП». Нам любопытен, в силу заявленного нами понимания роста как тенденции, вовлекающей в хозяйственный оборот все большие объемы физических ресурсов, предмет наполненности этого самого ВВП, если допустить его отображение посредством натуральных показателей. Прибавка, как мы уже определили, в показателе выработки общественно полезного продукта не просто означает некий факт увеличения рыночного оборота, но и большую степень изъятия из природы и больший же перевод в потребительски доступный формат обработанных и необработанных ресурсов. Отсюда нам интересен предмет, что именно в смысле наличия потребительски значимых ресурсов мог означать названный «рост ВВП», произошедший за период времени с момента составления Д. Кейнсом своего прогноза ожидаемого развития экономики до наших дней? Мы позволили себе воспользоваться следующим эскизом основных, как нам представляется, составляющих расширившегося общественного богатства, как они могут быть представлены посредством показателей, относящихся к "натуральному" формату:

- большие жилые помещения, больше количество мебели и более богатое оснащение жилища,
- более совершенные и технически сложные автомобили (и транспортные средства вообще),
- новые средства коммуникаций (включая компьютеры),
- большая мобильность и доступность более дорогих видов общественного транспорта на большие расстояния,
- более дорогостоящие и сложные медицинские услуги,
- более частая сменяемость фасонов в секторе товаров широкого потребления,
- большие расходы в институциональном секторе (от военных расходов до образования и поддержки неимущих),
- более дорогие культурные продукты (например, кинопродукция на основе более сложных сценических и технических эффектов),
- продукты питания с повышенной степенью кулинарной готовности.

Возможно, здесь следует добавить более сложное технологическое оборудование, лабораторную технику, включая гигантские экспериментальные установки и т.п. В нашем случае важна не сама пунктуальная точность выделения соответствующей конфигурации, но проблема, поскольку мы обращаемся к предмету именно натуральной измеримости хозяйственной ситуации, увеличения объема вовлекаемых в хозяйственный оборот натуральных ресурсов. Все здесь нами упомянутое, и прямо, и в том определенном нами ранее косвенном смысле, говорит обо все большей ресурсоемкости экономики, и подобный фактор можно понимать работающим против прогнозов, формулируемых по типу предложенного Д. Кейнсом. Если экономический рост будут сдерживать подобного рода «естественные» ограничения, то и непосредственно данная проблема нуждается в ее обобщенной постановке; мы здесь и попытаемся сформулировать нужные нам утверждения.

Начать мы позволим себе собственно с общего вопроса: а не исчерпаны ли те доступные ресурсы, без которых невозможно совершение ожидаемого в будущем "технологического" рывка? Предыдущий «рывок» (за вычетом нюансов) практически представлял собой рывок все большего вовлечения физических ресурсов в хозяйственную деятельность человека. Следующий рывок, если рассуждать в рамках подобной логики, тоже должен представлять собой производство еще более ресурсоемкой продукции (более комфортное жилье – оно очевидно более ресурсоемко). Не окажется ли фактическое отсечение от «тенденции роста» некоторых ранее "естественно" присущих ей вхождений ограничителем и роста в целом, и не служит ли фактор «естественного» уменьшения числа субъектов (направлений) роста условием поворота прогресса к более медленному темпу развития в силу относительно более низкой прибыльности производства, вынужденно переводимого на выпуск менее ресурсоемкой продукции?

И каким именно образом может сказаться на росте экономики неравномерность обладания хозяйственно значимыми ограниченными ресурсами, от минерального сырья до непосредственно площади земель, пригодных для получения продукции растениеводства? Как именно, далее, отразится на экономическом росте ограничение производственных программ в виде их ориентации на выпуск менее ресурсоемкой продукции? Не станет ли в таком случае ограничителем и роста и естественное в такой ситуации снижение доли прибыли? Каким образом мы могли бы ответить на поставленные перед собой вопросы? Поскольку мы в нашем рассуждении не работаем с цифрами и не погружаемся в конкретную статистику, мы можем лишь выделить факторы, определяющие конечные пределы роста, ограничивающие его потенциал с непосредственно физической точки зрения. То есть для реализации прогнозов по типу сделанного Кейнсом в условиях хозяйственной доступности лишь располагающихся на земной поверхности сырьевых ресурсов следует учитывать невозможность какой бы то ни было бесконечной продолженности, какая до сих обнаруживается в том же определении границ Вселенной. И, более того, некоторые направления роста, наподобие расширения площади квартир и домов или приобретения все более прожорливых автомобилей уже следует признать исчерпанными. Невозможно теперь обеспечить и каждого землянина одеждой из натуральных волокон. На некоторых территориях достигли своего предела запасы питьевой воды. Далее, ухудшилась ситуация и с таким ресурсом как рыбные запасы мирового океана … Строящим прогнозы, следовательно, не помешало бы понимать, что помимо присущей тренду "рост ВВП" принципиальной ограниченности по ряду направлений, он уже сейчас приостановлен в своем продолжении некоторыми непосредственно физическими ограничениями.

Огл. Мотовская акселерация

Для технических устройств известны нормативы, относящиеся к таким их характеристикам как оптимальные режимы нагрузки. К примеру, знакомые всем автодвигатели, с одной стороны, подвержены коксованию на малых оборотах, с другой, их эксплуатация в высокооборотном режиме ведет к их преждевременному износу. Для экономического роста тоже может мыслиться некая характеристика "оптимальной скорости" – а именно положение, при котором инвестиции в новые продукты не только приводят к появлению таких продуктов, но еще и обеспечивают расширенное воспроизводство капитала. Реальная же ситуация такова, что гонка за первенствующим положением на рынке обуславливает выбор производителями такого способа инвестирования в инновации, при котором реально происходит не расширение, а сжатие принадлежащего им капитала. Произведенный новый продукт либо недостаточно длительное время продается с необходимой для воспроизводства капитала маржой, либо конкуренция вынуждает к снижению реальной доходности, либо затраты на выход на рынок и организацию производства нового продукта достигают уровня, вообще не позволяющего восполнить эти затраты за период времени жизни продукта. Кроме того, производителей и инвесторов на данном пути подстерегают как непосредственно провальные проекты, так и убытки от инвестиций в малоэффективные венчурные производства. Но нас данная ситуация будет интересовать не в том отношении, как она выглядит со стороны реальной экономики, а как она может рассматриваться с позиций рынка капитала. Для последнего отсутствие эффективного воспроизводства капитала означает неспособность реального сектора служить источником инвестиционной (дивидендной) доходности, что, однако, не на столь продолжительное время может быть компенсировано за счет превращения фондовых инструментов в источник курсовой доходности.

Последний же фактор не позволяет рынку капитала существовать вне условий постоянного притока на этот рынок нового капитала. Отсюда можно вернуться в начало предпринятого нами анализа связи экономического роста и рынка капитала, и ввести понятие соотношения между, с одной стороны, характеристикой пула условий реальной экономики – скоростью роста, средним временем жизненного цикла продукта, опять же, средним периодом коммерческой эффективности технологического решения и, с другой, зависимостью фондового рынка от притока нового капитала. Поскольку все современные экономики строятся именно как посткейнсианские и инфляционные, то отсюда и фондовый рынок можно рассматривать как своего рода утилизатор избыточного капитала; в таком случае оптимальным уровнем рассматриваемого нами соотношения следует понимать некую "умеренную степень" подпитки фондового рынка внешним капиталом, чтобы фондовые активы еще как-то сохраняли свою ценность как источник прямого перераспределения доходов от реального сектора. Когда же, напротив, фондовый рынок строится по схеме поглощения "больных" структур "здоровыми" (пример – слияние здорового HP с больным Compaq), то такие экономики и будут представлять собой сферы неподъемных для них потерь, вызванных завышением скорости обновления основного капитала. Все это заставляет нас подумать как о перспективах роста в связи с фактором места инновационной сферы на общей карте потоков капитала, и, кроме этого, влияния на экономическое развитие предпринимаемых обществом мер по введению перетока капитала в некоторое "русло".

Огл. Рост и перспективы регулирования сферы обращения капитала

Как мы смогли понять, сама возможность экономического роста связана со способностью высвобождения капитала из некоторых предыдущих приложений и направление его в инновационные проекты. О каких тогда источниках высвобождения капитала можно говорить в общем случае? Это, первое, области хозяйственной деятельности с достаточно высокой долей прибыли, как и, второе, повышенная доля личных сбережений в доходах населения в целом (что, например, характерно для Японии и некоторых других азиатских стран), выделение государством средств на инвестиции и вывод капитала из оборота в неких "старых" отраслях.

Поскольку нашей целью является прогноз ситуации в сфере экономического роста, то нам не помешает рассмотреть положение вещей в тех или иных источниках высвобождения капитала так, как оно складывается на настоящий момент. Сейчас же процесс получения в экономике несвязанных финансовых ресурсов осложняет существующий "перекос" – выделение в качестве прибыльных всего лишь некоторых сфер хозяйственной деятельности. Основные доходы в настоящее время извлекаются, в частности, в сфере торговли ресурсами, финансовой сфере, некоторых областях инновационной экономики и на демпинговом рынке промышленных товаров. Традиционная же промышленная экономика в настоящий момент в большей части работает в убыток и этим теряет способность к самофинансированию (как, впрочем, и давно переведенное в разряд "дотационной отрасли" сельское хозяйство). Кроме этого, можно говорить и о тенденции "выдаивания" предприятий (хотя данная тенденция и известна еще со времен великого акционерного манипулятора Д. Гулда), когда собственник предпочитает формировать основной капитал предприятия на заемной основе, а первоначальные или какие-нибудь реальные вложения фактически выводить из основного капитала на сторону. В итоге имеет место ситуация "кусающей саму себя змеи" с порождением, кроме прочего, эффекта безответственности: собственник, выводя капитал из предприятия, размещает его в банках или инвестиционных структурах и инструментах, а последние кредитуют предприятие, уже лишенное собственного капитала. То есть потери в бизнесе как бы не уменьшают "помещенный в банк" капитал собственника, а лишь снижают покрытие банковских активов, что прямо перелагает именно на банковскую (кредитную, фондовую) систему ответственность за устойчивость экономики в целом. С одной стороны, свобода развития бизнеса только на заемной основе – прокладывает дорогу наиболее прогрессивной части инноваций, с другой – она связана с опасностью и куда большего риска дестабилизации. Что и, наряду с "неравномерной" в отраслевом смысле маржинальностью способно, в зависимости от ситуации, выступить в роли уже и ограничителя роста.

Вначале, как нам казалось, проблема влияния на экономический рост специфики обращения капитала сводится лишь к аспекту "неравномерности распределения" доходности по разным сегментам экономики, но, видимо, разумнее здесь говорить о характере складывающейся общей "схемы стоимостных потоков". Эта схема основана на некоторых ранее сформулированных нами принципах, представляющих капитал в виде своего рода ресурса "оборотной циркуляции" (1). В определяемом подобной схемой смысле развитие в существующей сейчас ситуации невозможно вне вообще обеспечения условий "расширенной подпитки" стоимостью. Более того, наблюдаемое нами воочию экономическое развитие просто не может обойтись без существования "безоглядного потребителя", готового "брать" практически любую выставленную на продажу продукцию. Возможность безотчетного потребления одновременно и поддерживается, и непосредственно порождает "бум кредитования", а фактически, как мы это и описали в упомянутой выше нашей работе, – эмиссия стоимости происходит как бы на основании "гарантии" будущего дохода заемщика. Несмотря на подобную политику максимально возможного предложения ликвидности, имеющее место избыточное изъятие маржинальной составляющей вновь заставляет прибегать к эмиссии. В то же время политика "ускоренного роста" невозможна и без образования необходимых объемов свободного капитала. Получается, скажем, ситуация еще не "замкнутого круга", но отличающегося достаточным риском цикла, всегда готового к образованию "провала" к ситуации экономической нестабильности.

Но самый важный аспект возможного ограничения экономического роста со стороны динамики рынка капитала состоит в своего рода "телеологии" инвестирования. Современная экономика тем отличается от экономики времен Адама Смита и Маркса, что фактически здесь в виде фондовых ценностей продаются не реальные источники доходности, а … надежды на появление таковых. Современная цена обращающихся на фондовой бирже продуктов представляет собой цену … их привлекательности (это, собственно говоря, уже создает особую реальность, требующую и отображения в специфическом понятии "цена привлекательности"). Мы ранее уже обращались к анализу подобного предмета, в котором подобная реальность, создаваемая спецификой "цены привлекательности" была нами определена как особая институциональность капитализации активов в формате "залоговой стоимости" (2). И потому мы будем придерживаться той точки зрения, что наиболее существенная угроза экономическому росту непосредственно со стороны функционирования финансового механизма – это именно невозможность в обстоятельствах нестабильного рынка использования механизма определения этой самой "цены привлекательности". (Утрата подобной возможности равнозначна, например, в смысле некоторого случая-аналога, той же невозможности установления "рыночной" цены товара, не выставляемого на продажу ни в одну из систем конкурсных торгов.) А подобное в существенной мере исключает кредитный механизм финансирования инноваций. Конечно, пока начавшийся сейчас кризис еще окончательно не подорвал механизм формирования фондовых стоимостей через "цену привлекательности", но не стоит спешить, в условиях определенной структуры перетока капитала подобный механизм может перестать работать уже в ближайшие 3-4 года.

Быть может, данный прогноз пессимистичен по одной простой причине склонности автора к предвидению именно пессимистического варианта развития событий. Однако … пока что развитие следует именно в обозначенном направлении, и возросшие на кредитовании экономические гиганты имеют лишь склонность переживать крах…

Огл. Реальные меры ограничения движения капитала – "план Обамы"

Буквально по прошествии двух дней по написанию автором его рассуждений на тему неизбежного появления новых форм регулирования рынков капитала … эти формы уже оказались публично представленными в виде предложенного американской администрацией "плана Обамы". Мы приведем этот замечательный проект в изложении газеты "Ведомости":

Главная идея реформы Обамы — регуляторы должны заняться постоянным мониторингом системных рисков и держать под контролем крупные компании, которые могут подорвать стабильность финансовой системы и экономики. Для этого при министерстве финансов будет создан Совет по надзору за рынком финансовых услуг, в который войдут министр, председатели ФРС, Федеральной корпорации страхования депозитов (FDIC), комиссий по ценным бумагам и биржам и по срочной биржевой торговле (SEC и CFTC) и др. Совет сможет получать информацию от любой финансовой компании. Консолидированный надзор за системообразующими компаниями, в том числе небанковскими, возлагается на ФРС: она будет иметь доступ к информации не только материнской компании, но и любой ее дочерней структуры — как в США, так и за рубежом.

Говорит Обама

«Культура безответственности пустила корни на Уолл-стрит, в Вашингтоне, среди рядовых инвесторов. Режим регулирования, созданный в основном после экономического кризиса ХХ в. – Великой депрессии, был погублен при наступлении стремительной, масштабной, изощренной глобальной экономики XXI в.».

«В США не все финансовые структуры консолидируют отчетность, и если не будет международной договоренности, то ФРС доступа к данным иностранной «дочки» не получит, так как предоставивший ее банк нарушит закон страны пребывания», — говорит вице-президент Ситибанка по связям с госорганами Наталья Николаева. Минфин США призывает унифицировать нормы регулирования.

Требования к системообразующим компаниям — по капиталу, ликвидности, риск-менеджменту — будут более жесткими, чем к прочим финансовым организациям (хотя и к ним требования будут повышены), и регулятор будет иметь возможность эти требования менять. Это, в частности, должно позволить ФРС использовать в денежной политике не только традиционные инструменты, такие как кредитные ставки. Чтобы не допустить надувания пузырей, необходимо контролировать не только денежную массу, но и доступность кредитов, считает инвестор Джордж Сорос; инструментов денежной политики для этого недостаточно, необходимы требования к уровню заемных средств и капиталу.

Надзор за инвестбанками возложен на SEC, но по факту он во время кризиса перешел к ФРС: именно она организовала продажу Bear Stearns банку JPMorgan Chase в марте 2008 г. и стала кредитовать другие инвестбанки, когда те осенью перерегистрировались в банковские холдинговые компании. Теперь этот надзор окончательно будет за ФРС.

«Если бы наш сектор мог выбрать единого регулятора, он бы выбрал ФРС, — говорит банкир с Уолл-стрит. — Они не идеальны, но лучше понимают происходящее, чем большинство регуляторов. У них лучше с кадрами, и их больше уважают».

Должен быть создан режим, чтобы власти могли получить контроль над оказавшейся на грани краха системообразующей компанией и упорядоченно ликвидировать ее. Заниматься этим будет FDIC — так же, как сейчас она ликвидирует банки.

Председатель ФРС Бен Бернанке жаловался в конгрессе: будь у ФРС такие полномочия раньше, она смогла бы спокойно разобраться с AIG, а не выдумывать на ходу чрезвычайные меры для ее спасения и тратить десятки миллиардов долларов налогоплательщиков. Систему антикризисной помощи также планируется сделать более организованной и прозрачной: для выдачи компании кредита в чрезвычайных обстоятельствах ФРС должна получить письменное разрешение министра финансов.

Рынок структурных инструментов и рынок деривативов, в том числе свопов «кредит-дефолт», должен обрести внятную и согласованную регулирующую структуру. Все стандартизированные внебиржевые сделки с деривативами должны стать регулируемыми и проходить клиринг в центральных клиринговых палатах. Эмитент секьюритизированных инструментов будет экономически участвовать в кредитных рисках своего продукта, оставляя на балансе не менее 5% выпуска. Это мало, уверен Сорос, должно быть минимум 10%. Доход от секьюритизации банки смогут вписать в отчетность не сразу после продажи инструментов, а по мере поступления платежей по обеспечению. Рейтинговые агентства должны будут ввести новую шкалу для структурных кредитных продуктов, отличную от рейтингов корпоративных и суверенных бондов.

Белый дом также намерен создать единого регулятора розничных финансовых продуктов — Агентство финансовой защиты потребителей (CFPA). Сейчас контроль осуществляют разные ведомства, в том числе ФРС, а за некоторыми сегментами этого рынка, как могут, наблюдают прокуроры штатов. В компетенции CFPA будут кредитные, сберегательные и платежные продукты. Надзор за инвестиционными инструментами останется у SEC и CFTC.

Итак, американские власти задумались о контроле над произвольностью определения стоимости активов кредитных учреждений (это они называют "контроль рисков"), как и над проблемами структурной специфики. То, что здесь называется словом "системный риск" это, собственно, риск перекредитования, на который кредитная организация часто соглашается в силу значимости для нее конкретного заемщика или по некоторым иным причинам. Контроль же деривативов – это контроль, конечно же, достаточности первичного источника доходности, например, платежеспособности ипотечного заемщика. "План Обамы" пока не запрещает кредитование "под потенциальную доходность", видимо, лишь настаивая на контроле степени обеспеченности кредитов и инвестиций. Но способен ли подобный контроль в чем-либо помочь, и не вынуждено ли будет правительство США сделать следующий шаг, введя достаточно строгие правила инвестирования, - это должно показать будущее. (Не прошло и недели после публикации плана, как оно его и показало, отразившись в рассуждениях глав центробанков о необходимости сертификации, хотя бы добровольной, финансовых инструментов.)

Во всяком случае, отсутствие прямого управления капитала со стороны его собственника и "отчетная" форма взаимодействия собственника капитала и менеджмента заставляют переходить с как бы "естественных" схем либеральной экономики на методы контроля и проверки принимаемых наемными управляющими решений. Марксов конфликт "новых производительных сил и старых производственных отношений" теперь осуществлен в противостоянии "производительных сил" в виде наемных управленческих структур и производственных отношений в виде права владения активами, выраженными в форме ликвидного капитала. Скорее всего, разрешение такого конфликта следует видеть в создании статусных форматов инвестиционных помещений капитала и ограничении как обратимости вложений, так и прав распоряжения инвестиционными ресурсами. Функцию распоряжения инвестициями следует передать самому инвестору, а не безразличному к реальным рискам управляющему чужими деньгами, такой вывод может непосредственно следовать из предложения "плана Обамы".

Огл. Собственно прогноз: плацдармы и тупики роста

Мы пришли к тому, что будущий экономический рост следует рассматривать не в качестве "роста вообще" или произвольной либо простой экстраполяции, а в качестве сегментированного тренда, привязанного к определенным "перспективным площадкам". С одной стороны, "площадки" развитых стран представляются нам в основном "исчерпанными" по причине возможности роста здесь только с учетом большего ресурсного подкрепления – большего потребления более дорогих продуктов и более дорогого жилища. В условиях все большего отстранения собственника от операций с принадлежащими ему активами и повышения роли даже в самом распоряжении средствами тех же управляющих компаний уменьшается и возможность накопления индивидуального богатства и, соответственно, расширения богатого потребления. Трудно предвидеть в ближайшем будущем и серьезной технической революции, подобной принесенной внедрением компьютеров: развитие техники будет происходить лишь за счет, как мы предполагаем, оптимизации уже существующих технико-технологических решений. Экологические программы, хотя они и вынудят к жизни производство нового оборудования, фактически, в смысле наполнения рынка новым продуктом, в существенной мере лишь вытеснят уже имеющееся предложение. Развитый мир, что отсюда следует, в целом трудно тогда понимать базой будущего роста, скорее, он либо сохранит уже достигнутый объем воспроизводства валового внутреннего продукта, либо даже снизит существующие сейчас масштабы воспроизводства.

Однако у роста следует предполагать и сохранение некоторых плацдармов, так, на наш взгляд, двумя важнейшими здесь могут быть следующие сферы: рост в тех географических зонах, где общий уровень жизни еще не соответствует уровню развитых экономик, и разного рода накопление капитала в обществах, главное национальное богатство которых составляют дефицитные природные ресурсы. Один выделенный нами "плацдарм роста" будет связан с наращиванием выпуска потребительских товаров и объемов жилищного и инфраструктурного строительства, другой плацдарм послужит источником капиталов, направляемых как на инновации, так и на другие цели для вложения в фондовый рынок. Плюс общества, находящиеся в положении "хозяев ресурсов", смогут внести существенный вклад и в повышение спроса на рынке "богатого потребления". То есть будущий рост в основном окажется "региональным" и реализующим такие возможности как "продуктовый монополизм" на рынках востребованных ресурсов. Рост же того типа, каким являлась техническая революция и новый скачок потребления в богатых странах, если исходить из существующего положения, на настоящий момент вряд ли следует предполагать.

07.2009 г.

Литература

1. Шухов, А., "Экономическая функция эмиссии стоимости", 2005
2. Шухов, А., "Рынок ликвидных активов" , (раздел работы "Ретроспективный портрет экономики"), 2008

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru