раздел «Авторская страница К.Г. Фрумкина»

Эссе раздела


Управление случайностями


 

Дискуссия с Н. Петровым о времени


 

Конспект «Логических исследований» Э. Гуссерля


 

Конспект «Бытия и время» М. Хайдеггера


 

Словарь хайдеггерианских терминов


 

Свобода, детерминизм и метафизическая гипотеза В.М.Аллахвердова


 

Очарование виртуальной войны


 

Утрата человеческого облика или феноменологическая социология в эпоху Интернета


 

Тройная миссия сознания


 

Кризис художественной литературы с точки зрения ее социальных функций


 

«Поэзия труда» в начале и в конце ХХ века, Борис Стругацкий и Алистер Кроули


 

О «пружине Вселенной» и энергетическом кризисе рационализма


 

Спиноза и демиург


 

Победа писателей над Богом


 

Золотое правило иммортализма


 

О загадочном удовольствии говорить


 

Фильм жизни и его раскадровка. Проект новой философской науки


 

Клиповое мышление и судьба линейного текста


 

Жить – тяжело: Экзистенциальная герменевтика феномена жизни


 

Вечный либерализм и вечный дирижизм жизни


 

Конспект «Логических исследований» Э. Гуссерля

Фрумкин К.Г.

Введение

Существуют три основных концепции логики - психологическая, формальная и метафизическая. У психологической - численный перевес.

Необходимо пересмотреть основания логики и определить ее предмет.

Необходимо ответить на 4 главных вопроса:

Является логика теоретической или практической наукой?

Является ли логика независимой наукой или только разделом психологии или метафизики?

Имеет логика дело с формой или содержанием познания?

Является логика априорной или эмпирической наукой?

Глава первая

Логика как нормативная и, в частности, как практическая дисциплина

Ученые могут прекрасно пользоваться мышлением, однако они не способны теоретически осознать принципы и исходные положения этого мышления.

Науки о внешнем мире завершают метафизические положения о существовании времени, пространства, причинности и т.д. Однако такого рода метафизика завершает не все науки, т.к. например математика - не наука о внешнем мире. Нужно «наукоучение» - наука о всех науках, завершающая все науки.

Наука ориентирована на знание, но она не представляет собой совокупность актов знания. Наука - скорее внешняя организация, существующая главным образом в форме научной литературы. Знание - правильное суждение, правильность которого очевидна. Очевидность отличает знание от веры и мнения. В повседневной жизни знаниями называют также суждения, об очевидности которых имеются воспоминания - например, что когда-то данная теорема была доказана. Крайне редко имеются суждения, чья правильность очевидна - чаще очевидна их большая или меньшая вероятность. Наука имеет результатом не просто знания, но систематическую связь между ними. Систематизм есть в самих вещах, но для науки систематизм, и вообще методология - способы, каким факты приводятся к очевидности, т.е. к форме знания. Задача наукоучения - сравнительное изучение способов приведения фактов к очевидности.

Обоснования имеют три свойства:

Они обладают жесткой структурой, данные и ходы мысли в их составе
не могут произвольно меняться;

Формы разных обоснований однообразны; пример такой формы -
классический силлогизм.

Формы обоснований не зависят от области знаний.

Если бы обоснования не имели однообразных и немногочисленных форм, был бы невозможен их поиск, обоснование могло быть найдено только случайно, в результате бесцельного перебора предложений. Благодаря однообразию форм обоснование опыт их поиска помогает искать их в будущем, ограниченный опыт поиска обоснований имеет универсальное значение. Ограниченность числа форм обоснований делает возможными науки. Независимость форм обоснования от конкретных наук делает возможным наукоучение.

Все методические приемы, не являющиеся обоснованиями, являются либо сокращениями и суррогатами обоснований (логарифмические методы), либо вспомогательными приемами, подготавливающими будущие обоснования. Например, определения избавляют язык обоснований от двусмысленностей.

Наукоучение изучает не отдельные обоснования, но науки, как систематические единства обоснований.

Логика (наукоучение) является нормативной наукой, оценивающей науки и их методы с точки зрения соответствия цели и идеи науки - поиска истины. Там, где логика описывает правильные приемы и их применения, там из нормативной науки она превращается в техническое учение о науках.

Определение логики как технического учения о мышлении или о суждении слишком широки, ибо логика занята только наукой. Определение логики как технического учения о научном познании ближе к истине, но к нему нужно добавить, что логике также надлежит устанавливать правила построения и отграничения отдельных наук , что шире вопросов познания.

Глава вторая

Теоретические дисциплины как основы нормативных

Издавна спорят о прикладном характере логики. Вопрос однако не в том, имеет ли логика техническое применение, а в том, составляет ли практика существо и источник логики, или логика , как и математика, чисто умозрительна, а практическое применение для нее -чисто внешний момент. За теоретический характер логики ратовал Кант, за практический - Миль и Зигварт. Вопрос запутан еще и потому, что многие сторонники теоретической концепции логики («чистой логики») не отрицали за ней нормативный характер. Концепция чистой логики предполагает, что техническое логическое учение примыкает к логической теории также, как к физике - физическая технология, к химии - химическая технология, а к математике - ее прикладные аспекты. Такое учение по сути возрождает традиционную логику Аристотеля и схоластов.

Всякая нормативная дисциплина базируется на теоретической. Нормативные дисциплины исследуют то, что должно быть, должное, теоретические - то, что есть. Должное - то, что хорошее, то, что достойно положительного предиката. Понятие «хорошее» может иметь самые разные значения, и столько же значений будет в понятии должного. Норма нормативное суждение) устанавливает критерии распределения между объектами предикатов «хороший» и «дурной» в каком-либо отношении. Каждой нормативной дисциплине соответствует своя основная норма, определяющая, что в этой дисциплине хорошо, а что плохо. В теоретических дисциплинах отсутствует эта связь всех исследований с нормативной мерой ценности.

Техническое учение представляет собой особый вид нормативной дисциплины, в которой норма заключается в достижении реальной, практической цели. Для Шопенгауэра мораль - нормативная, но не техническая дисциплина (поскольку он отрицал эффективность морального воздействия).

В нормативной дисциплине содержится отличное от собственно нормирования содержание, которое относится к компетенции теоретических дисциплин. Теоретические дисциплины выясняют объективное соотношение между нормой и нормируемым. Тогда, когда критерий ценности определен, теоретическое исследование может вырабатывать оценочные суждения. Нормативное исследование требует объективных познаний, заимствуемых из теоретических наук.

Глава третья

Психологизм, его аргументы и его позиция в отношении к обычным возражениям

Если логика - техническое учение, то возникает вопрос, на какую теоретическую дисциплину она опирается. Многие считают, что на психологию. Миль и Липпс утверждают, что логика - раздел психологии.

Аргументы психологистов следующие. Как бы не определять логику, предметом практического регулирования в ней является психическая деятельность. Искусственная обработка материала требует знания его свойств, для химической технологии свойства материала изучает химия, свойства психической деятельности изучает психология. Как бы не узко не определять предмет логики, из нее нельзя устранить психологического компонента.

Противники психологизма обычно говорят, что логика не связана с психологией из-за своего нормативного характера: логика изучает мышление как оно должно быть, а не как оно есть. Психологисты на это возражают, что правильное мышление остается мышлением, и мышление как оно должно быть - частный случай мышления как оно есть. Кроме того представления о правильном мышлении тоже берется из мышления, это специфическая закономерность мышления. Противники психологизма говорят, что имея перед собой один материал, логика и психология имеют по отношению к нему разные задачи . Психологисты возражают, что свои задачу логика решает, используя общие закономерности мышления - также, как химическая технология решает свои прикладные задачи, используя общие законы химии. Противники психологизма говорят, что логика обосновывает науки, в том числе и саму психологию, значит не может быть разделом психологии. Психологисты отвечают, что науки существуют в соответствии с правилами логики - но не исходя из них, в противном случае, и сама логика была бы не возможна, вынужденная обосновывать сама себя.

Несомненно, что психология принимает участие в построении логики. Но психологисты не могут доказать, что только психология, что психология одна составляет теоретический базис логики. Логика опирается на систему теоретических истин, не относящихся к психологии, и возможно имеющих своим источником «чистую логику» на подобии кантовской

Глава четвертая

Эмпирические следствия психологизма

Законы психологии довольно приблизительны. Следовательно и опирающиеся на них законы логики должны были бы быть приблизительны. Но даже если бы психология, подобно физике, могла бы выявлять точные законы, эти законы, как всякие эмпирические обобщения, были бы не очевидны, а только вероятны. Между тем как законы логики абсолютно очевидны и опираться на законы психологии не могут.

Многие считают, что правильное мышление - мышление, соответствующе неким законам мышления, под которыми понимаются естественные законы, характеризующие дух как мыслящее начало. Но естественные законы не очевидны и вероятностны. Кроме того, нельзя было бы найти доказательств, что естественные законы мышления ведут к истине. Наконец, нельзя смешивать реальное и идеальное, сами акты мышления и правила по которым они строятся. В противном случае логические законы видятся как некие силы, вынуждающие к правильному мышлению. Даже если бы существовали идеальные существа, которые бы мыслили только логически, то естественные, каузальные законы, определяющие их мышление отличались бы от идеальных правил логики, в соответствии с которыми они мыслили.

Если бы логические законы следовали из фактов психологии. они бы формулировались для этих фактов - например, были бы законами умозаключений. Но формулировки логических законов не предполагают существования никаких фактов, в том числе не предполагают существования суждений и умозаключений. Правда, такой же вид имеют некоторые точные естественные законы, например законы теоретической механики. Однако этот их вид - лишь идеализирующая фикция. На самом деле они должны быть снабжены множеством оговорок, касающихся степени их вероятности, точности наблюдений, ограниченности нашего опыта и возможности других, еще более точных законов. В отличии от них, законы логики абсолютно вероятны и единственно точны - также, как и принципы математики.

Познание логических законов происходит на основе психологических фактов, но это не значит, что эти факты обосновывают сами законы. Не надо путать условия познания логических законов с условиями самих законов. Всякое познание начинает с опыта, но это не значит, что оно следует из опыта.

Глава пятая

Психологические толкования логических принципов

Психологизм в лице Дж. Ст. Миля утверждает, что закон противоречия вытекает из опыта, в котором есть несовместимые факты (например, свет и тьма). Однако суждения о свете и тьме - не то, что в логике называется контрадикторными суждениями, и вообще непонятно, какая связь, между несовместимыми фактами и логическими противоречиями.

Фактически, в толковании эмпиристов принцип противоречия означает, что в одном нормальном сознании в течении короткого промежутка времени не могут возникнуть два противоречивых суждения. Такая формулировка сложна, расплывчата, требует оговорок, неточна - в противоположность этому закон противоречия в логике прост, точен и очевиден.

Приложение к двум последним параграфам.

Последовательный эмпиризм также невозможен, как и последовательный скептицизм. Эмпирическая, индуктивная теория строится согласно принципам, которые сами требуют эмпирического обоснования - получается круг. Выход был бы возможен только в том случае, если бы принципы построения теории усматривались непосредственно и с очевидностью.

Психологическое толкование логических законов скрыто предполагает, что противоречивые суждения несовместимы не в мышлении вообще, но в неком нормальном, логичном, разумном мышлении. Фактическим именно соблюдение мышлением законов логики является критерием для его классификации как нормального. Нет сил, которые заставляли бы любое мышление подчиняться игу логических законов.

Некоторые логики приписывают принципу противоречия двойственную природу и как естественного закона мышления, и как формального, нормативного правила. Например Ланге пишет, что если отбросить те естественные, психологические механизмы, которые предопределяют постоянное отсечение противоречий в мышлении, то останется только сам факт этого постоянного отсечения. Из такого факта в чистом виде и исходит логика.

Зигварт также утверждал, что логические законы есть одновременно и естественные, и нормативные - это различие зависит от того, к чему их применять, к фактам или к понятиям.. Но законы для временных и для вневременных явлений - это два разных закона, а не один закон. В противном случае для обоих применений должна была бы быть одна формулировка, чего не Зигварт, ни другие не делают. Кроме того, нормативная формулировка вообще не требует эмпирического существования.

Глава шестая

Силлогистика в психологическом освещении

В еще большей мере чем для логических законов, психологическое толкование неправомерно для силлогизмов и умозаключений. Никакой психологический закон не делает безусловно обязательными только правильные умозаключения, и не создает автоматически разоблачения и опровержения для неправильных. Очевидность невозможности одновременной истинности противоречивых умозаключений смешивается инстинктивной ощущением невозможности совершать противоречивые суждения.

Гейсманс понимал психологизированную логику как «химию суждений». Он утверждал, что определенные посылки приводят к определенному результату с той же железной необходимостью, с какой комбинация водорода и кислорода образуют воду. Однако из посылок возможен и неверный вывод. И с психологической точки зрения ложный вывод делается с такой же железной необходимостью. Логические формулы, в отличие от химических, не имеют вкладываемого в них эмпирического содержания, но они истинны для идеальных объектов.

Глава седьмая

Психологизм как скептический релятивизм

Субъективным условием возможности какой либо теории является способность переживать очевидность и таким образом отличать истинные суждения (ноэтические условия). Объективным условием являются законы, вытекающие из содержания понятий, конституирующих само понятие теоретического единства - таких понятий, как «понятие», «положение», «предмет», «свойство», «отношение», «теория» (логические условия). Скептицизмом являются теории, утверждающие ложность этих ноэтических или логических условий. Эмпиризм - разновидность скептицизма.

Скептицизм часто путают с метафизикой, которая утверждает непознаваемость вещей-в-себе. Метафизический скептицизм не является настоящим скептицизмом.

Необходимо зафиксировать понятие релятивизма: теории, что истиной является то, что считает истинным человек. В зависимости от того, что понимается под человеком, различается релятивизм индивидуальный, специфический (связанный со специфическими свойствами человека) и антропологизм (связанный с человеком как видом homo).

Индивидуальный скептицизм (субъективизм) есть самый наглый из видов скептицизма, в новое время не выдвигался. Переубедить субъективиста невозможно - для него достаточно того, что он считает свое мнение правильным.

Специфическим релятивизмом и антропологизмом заражены почти все современные мыслители. Эта теория полна противоречий. В частности:

Истина едина, исходя из смысла слов «истинный и ложный» одно и тоже суждение не может быть одновременно истинным и ложным - истинным для одного вида существ и ложным для другого.

Существа, устроенные иначе чем человек (не признающие принципов противоречия), либо понимают смысл слов «истинный» и «ложный» в том же смысле, что и мы - тогда для них действительны и вытекающие из смысла этих слов логические законы; либо они понимают их иначе - тогда весь спор о словах;

Организация вида есть факт, ограниченный во времени, из фактов следуют лишь факты. Понятие истины - не факт и вневременно.

Если истина имеет единственным источником свойства человечества, то истины не будет если не будет человечества (или - если бы человечества не было). Этот тезис также противоречив, как и высказывание «истины не существует».

Если бы из организации какого либо вида вытекала истина о его несуществовании (или существовании), то получалось бы, что вид существует (или не существует) в силу того, что он существует, объяснение было бы или тождественно объясняемому, или прямо ему противоречило.

Из относительности истины вытекает относительность существования мира (есть только мир-для-нас).

Релятивизм в широком смысле - выведение логических законов из фактов. Это противоречит самому смыслу понятий «факт» (который случаен, может не быть или быть иным) и «логические принципы»- которые вевременны и вытекают из смысла некоторых понятий - «истина», «предмет», «отношение» и пр.

Релятивизмом являются все формы психологизма, а также априоризм, выводящий логические законы из свойств разума. Путаница возникает из-за того, что априористы употребляют понятие разум то в реальном, то в идеальном смысле.

Зигварт является систематическим и последовательным психологистом. Законы логики для него - законы функционирования мышления. Зигварт утверждает, что истины не существует, пока ее кто-то не мыслит. Получается, что закона тяготения не существовала, пока его не открыли. Объективность истины Зигварт спасает тем, что истина одна для всех и во все времена. Но общеодинаковость - совсем не то, что обязательность. Логическая необходимость для Зигварта существет только в реальном мыслящем субъекте, идеальная необходимость не выделена из субъективной. Факты и идеальные принципы смешиваются им потому, что они в одинаковой степени необходимы для конкретного мыслящего субъекта.

Самым последовательным из современных психологистов является Б.Эрдман.

Глава восьмая

Предрассудки психологизма

Основным аргументом психологизма является следующее положение: то, что нормирует психическое само должно иметь психическую природу. Однако, надо различать нормы и принципы, определяющие содержание этих норм. Сами логические принципы не являются нормами в смысле требованиями к мышлению, хотя их можно превратить в предписания, как должно мыслить. Но точно также в предписание как должно мыслить можно превратить истину любой науки. Логические принципы по своей природе - не нормы, а теоретические положения, хотя их часто используют в качестве норм при их практическом использовании.

В техническом учении логики в нормы превращаются те теоретические положения, которые своей всеобщностью превосходят любую из конкретных наук, а также любую человеческую специфику. Ктаким положениям относятся те, которые вытекают из свойств конститутивных частей любоц науки - из свойств таких онятий, как «поняти», «субъект», «предикат», «отношение», «свойство» и т. п.

Антипсихологисты ошибались, когда противопоставляли естественным законам психологии нормативные законы логики. Законы логики - не нормативные, а идеальные, в смысле вытекающие из идей - чистых родовых понятий. Критика антипсихологистов правильна только для той части логики, которая заключается в чисто логических положениях, относящихся только к форме.

Вторым предрассудком психологизма является утверждение, что логика ведет речь только о психических явлениях - умозаключениях и др.

Если бы второй предрассудок был верен, то математика тоже стала бы ветвью психологии: ведь складывание и вычитание - то же психические процессы.

Конечно, отдельные акты счисления - действительно психические процессы. Но счисление в арифметике - не факт, а идеальный вид, находящий в отдельных фактах свои единичные случаи. Чистая логика, как и математика имеет дело с идеальными родовыми понятиями, которые шире самых всеобщих эмпирических обобщений. Логика как техническое учение конечно имеет дело с психикой и должна считаться с ее свойствами, но первичные законы мышления она заимствует из чистой логики, и понятия, на которых они основываются не имеют эмпирического объема.

Если в логическом учении о представлениях психологическая и логическая точка зрения еще смешана, то в учении о суждениях уже отделяются суждения как психические акты и суждения как идеальные единства содержания, в учении же об умозаключениях это различие превращается в зияющую пропасть.

Нужно установить важнейшие пункты разногласий с психологизмом.

Существует неизгладимая разница между науками идеальными и реальными. Положения первых самоочевидно достоверны и основываются на родовых понятиях, положения вторых вероятностны и основываются на фактах.

Во всех науках надо различать три рода связей:

Психологическая связь между переживаниями познания - суждениями,
догадками и т.д. - в которых субъективно реализуется наука.

Связь между исследуемыми наукой вещами, образующими область
данной науки.

Логическая связь между теоретическими идеями, образующими
единство истин данной науки.

Особенность логики заключается в том, что связь третьего рода образуется в ней по законам, ею же устанавливаемым.

Третий предрассудок психологизма следующий. Истина содержится в суждениях. Суждения истинны только в случае их очевидности. Логика определяет условия, необходимые возникновения очевидности как психического явления. Логика - эта теория очевидности.

Положения логики не являются истинами об индивидуальных переживаниях, значит они не относятся к чувству очевидности. У переживания очевидности есть естественные, психологические условия, не связанные с идеальными, логическими истинами. Идеальные истины могут быть источником возможных переживаний очевидности, хотя возможны столь громоздкие истины, которые никогда не будут познаны с очевидностью.

Психологисты считают, что очевидность - это переживание, сопровождающее суждения особого рода (например, истинные суждения). Однако в данном случае нельзя разделять переживание с содержанием суждения - поэтому очевидность - это не обычный психологический акт. Очевидность - это переживание истины. Истина относится к очевидности как бытие чего-либо к его адекватному восприятию. Суждение относится к очевидному суждению как наглядное допущение чего-либо (воспоминание, представление в фантазии к его наглядному восприятию. Очевидность - это переживание совпадения мыслимого и присутствующего, мыслимого положения вещей и реального.

Глава девятая

Принцип экономии мышления и логика

Близко к психологизму стоит другое эмпирическое обоснование логики - биологическое, заключающееся в принципе наименьшей затраты сил Маха или в принципе экономии мышления Авенариуса.

Экономика мышления - телеологический подход, примыкающий к идее развития. Эта идея плодотворна для темы самосохранения человеческого вида. Это психическая антропология.

Принцип экономии мышления дает антропологические объяснения развитию наук. Он плодотворен для исследования того, как науки образуются из донаучного опыта, как развиваются науки, как в них образуются символы, замещающие различное количество применений - такие, как арифметические и алгебраические.

Несмотря на свою плодотворность для истории науки и методологии, принцип экономии мышления не имеет отношения к чистой логике и гносеологии. Принцип экономии мышления - стремление совершить как можно большую мыслительную работу, и значит его нельзя назвать законом, ибо законы имеют дело не со стремлениями, а с необходимыми закономерностями, и не с «возможно большим», а с точными количествами. Принцип экономии мышления описывает нам как возникают отдельные данные опыта, как они постепенно образуют единство опыта и веру в существование мира. Логику же интересует не возникновение опыта, а те нормы, соответствие которым делают содержание опыта объективно правильным.

Выведение логики из принципа экономии мышления происходит от смешения факта с идеалом. Мы видим идеал познания - открытия наиболее всеобщих законов, к которым сводятся остальные. Однако идеальную норму нельзя путать с реальной тенденцией. Возможно, стремление к экономии мышления приводит к выполнению логического идеала, но это не значит, что из этого стремления можно выводить сам идеал. Идеал - вовсе не сила, влияющая на мышление, и мышление далеко не всегда стремится к идеалу. Проверка реального мышления логическим идеалом позволяет говорить, что мышления иногда, в некоторых своих фрагментах ведет себя так, как будто бы руководствуется логическими идеалами.

Глава десятая

Заключение критических исследований

Мы показали, что логика независима от всякой эмпирии, в том числе и от психологии. Эта мысль отчасти продолжает традиционную, допсихологическую логику.

Мы согласны с делением логики Кантом на чистую и прикладную, но с двумя оговорками: не надо придавать большого значения таким мифическим понятиям как «разум» и «рассудок» как душевным способностям - скорее это просто отсыл к «формам мышления; мы не согласны с мнением Канта , что чистая логика - это просто сухое и краткое изложение логических правил как оно существует еще со времен Аристотеля.

Еще ближе, чем Кант, к нам стоит Гербарт, который утверждал объективность и идеальность логического понятия, не имеющего отношения к психическим актам, общего для всех их но не сводимого к ним. Недостатком Гербарта однако является то, что он не разделял «логическом понятие» содержание выражений от самих представляемых выражениями предметов, а с другой стороны считал логику нормативной «моралью мышления», и т.о. не различал платоновскую идеальность, отделенную пропастью от реальности - и нормативность.

Самою большую прозорливость в области логики из философов прошлого дал Лейбниц, который выдвинул идеи всеобщей универсальной математики, которая будет объединять логическое и математическое счисление, и в которых собственно математика как наука о количествах будет дополнена теорией о соединениях и комбинациях как наукой о качествах, применяемой везде, где имеют места отношения подобия. Лейбниц здесь явнос тоит на идее чистой логики, причем законы ее для него явно не психологичны, а априорны.

Необходимы детальные исследования для гносеологического оправдания и частичного осуществления идей чистой логики.

Приложение

Заслуга Ланге в том, что он придавал большое значению обсуждению проблем формальной логики, и считал весьма важным саам факт существования принудительных истин. Самым всеобъемлющим и лучшим в мировой литературе изложением элементарного учения формальной логики, которое ближе всего и к идее кантовской чистой логики и в лейбницевской всеобщей математики является «Наукоучение» Больцано.

Глава одиннадцатая

Идея чистой логики

Наука есть антропологическое единство актов и тенденций мышления. Объективна связь, пронизывающая все научное мышление может быть понята двояко: как связь вещей и как связь истин. Хотя два этих типа связей и неразлучны, но они не тождественны, и это сказывается в том, что истины о вещах отличаются от истин о истинах. Двоякое единство этих связей дано нам в суждении, или, точнее, в познании. Связи познаний в идеале соответствуют связям истин.

Наука есть познание из основания, что означает усмотрение связи вещей как закономерной и связи истин как необходимой. Истины бывают индивидуальные и родовые. Индивидуальные истины случайны и необходимы только при определенных условиях (условны). Родовые истины дедуктивно выводятся из родовых законов. Систематическое единство законов, покоящихся на одной систематической закономерности представляют собой теорию.

Существенное единство истин всякой науки есть единство объяснения. Разъяснение опирается на теорию и заканчивается основными законами. Науки единые с точки зрения теории , в которых все законы лежат в рамках одной закономерности называются абстрактными или номологическими науками. Науки, чье единство определяется реальным единством их предмета (география, метеорология) называются описательными науками. Абстрактные науки - суть основные науки, и конкретные науки черпают из них все, что делает их науками - все теоретическое.

Вопрос об условиях возможности науки вообще сводится к вопросу об условиях возможности теории, что в свою очередь означает возможность истины и дедуктивного единства. Таковые условия есть идеальные и реальные. К идеальным или априорным условиям относятся во-первых ноэтические условия, которые, которые вытекают из идеи познания и логические, коренящиеся в содержании познания (см.п.32). К ноэтическим условиям относится способность существ совершать все акты, из которых состоит познание. Но априорные законы, относящиеся к истине и дедукции коренятся в содержании познания. Однако формулировки этих законов могут быть видоизменены так, что они будут отнесены к субъекту познания, к его возможности познавать. Все ноэтические условия представляют собой по сути логических условий. Сюда же относится нормативное видоизменение логических законов.

Из предидущего ясно, что идеальные условия возможности теории сводятся к законам, коренящимся в категориях, составляющих содержание познания. Под теорией мы понимаем идеальное содержание возможного познания, она состоит не из актов, а из чисто идеальных элементов - истин в формах основания и следствия. Условия возможности теории определяется возможностью категорий, а возможность категории означает наличие к нее сущности (невозможная категория - бессущностна). Каждая теория является теорией постольку, поскольку она гармонирует с этими понятиями и законами. Необходима априорная теоретическая номологическая наука об идеальном существе науки как таковой, т.е. сущности теории как таковой. Это будет теория теорий, наука наук.

У этой науки будет три группы задач. Во-первых необходимо установить и научно выяснить все важнейшие первичные понятия. К таковым относятся:

понятия о понятиях - «понятие», «положени», «истина», и т.д.

элементарные формы соединения - коньюктивные, дизъюнктивные, гипотетические;

формальные предметные категории - «предмет», «соотношении», «совокупность», «единство», «множество»,
отношение», «соединение».

Вторая группа проблем чистой логики - установление коренящихся в этих понятиях законов. Эти законы конструируют теории, такие как силлогистика. В идеале
из каждого понятия должна вырасти замкнутая в себе теория, например из понятия множества - чистое учение о множестве.

На основе выполнения двух предыдущих задач должна вырасти наука о возможных формах теорий. Создание ее есть наивысшая цель теоретической науки о теории.

Чистая логика - учение о многообразии. Многообразие - термин, заимствованный из математики, и означает возможную область познания, подчиненную теории определенной формы. Многообразие состоит из объектов неизвестного содержания, но между которыми известные связи и которые подчиняются известным законам и теории известной формы. Чистая логика исследует типы возможных теорий, каждый из которых соответствует отдельному многообразию.

Часть проблем чистой логики уже обрабатывается в математике, особенно в математических теориях умозаключения. Философские исследования должны дополнять работу математиков, выявляя их сущность.

Понятие чистой логики охватывает замкнутый круг проблем, относящихся к идеи теории. Однако опытные науки не исчерпываются теориями. Эмпирическое мышление включает в себя идеальные (не эмпирические) элементы, относящиеся не к сфере очевидности и истины, а к сфере вероятности, которая составляет вторую великую основу логического технического учения, а также и чистой логики в соответственно более широком смысле.

© К.Г. Фрумкин

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru