Описание онтоса
(по мотивам одного рассказа Леонида Андреева)

Петров Н.М.

Онтос - конкретная реальность, состоящая из взаимодействующих элементов духовной реальности человека и элементов внешней материи. Структура и закономерности развития онтосов сколь сложны, столь и интересны; для начала же теоретической, а далее практической разработки относов, в коих пребываем все мы, следует дать его описание как самого обыденного и каждодневного явления, таящего в себе в то же время всю потенцию возможного духовного роста человека.

Дело и в том, что впервые, пожалуй, удалось найти вполне адекватное средство обнаружения той самой тончайшей духовной реальности, которая так часто не принимается обывателем как нечто практическое, реально-существующее, считаясь приблизительным, вымученным и надуманным отражением "действительной" (грубо-материальной и "подлинно-существующей") жизни. И не только найти, но и исчислить, а также определить критерии глубины духовности ситуации, критерии, по которым можно также определить т.н. "просветленность" и те ощутимые (в прямом, а не переносном смысле) результаты, которые приносит с собой эта духовность. Именно учение об онтосах точно и однозначно демонстрирует феномен "нефизического расширения бытия" с полным сохранением всех атрибутов реальности, объективности. Особенно же ценно, что в онтосе вскрывается зависимость этого расширения не столько от обстоятельств; сколько от самого человека и его саморазвития, самодвижения, и не просто самодвижения, а развития наиболее "антропоморфного", казалось бы чисто-субъективного и, как многие считают, чисто иллюзорного.

На самом деле с онтосами мы привычно имеем дело каждую минуту, попадая в те или иные ситуации. Ситуация есть некоторая законченная система событий (или даже единственное событие), которую мы как-либо выделяем, отделяем от других (одно-разновременных) событий. Событие - элемент ситуации. Я могу рассчитывать, что это вполне очевидно и не нуждается в доказательствах. Не столь очевидна типология событий, их динамика, закономерности складывания ситуаций из тех или иных событий.

Со-бытие по смыслу и есть то, из чего складывается бытие. Событие всегда объективно в том смысле, что оно возникает, фиксируется и анализируется человеком как нечто внешнее, до известных пределов от него независимое и обладающее собственной природой.

Любопытно и то, что ситуации и события очень легко изучать, буквально ничего не надо изобретать и искать, а надо просто смотреть. Очень удобно изучать ситуации по текстам (литературным и другим). Трудно найти текст, в котором бы не описывались события.

События, для их сущностного изучения, надо привести к единой мере. Все события в чем-то должны быть равноценны. Понятие ситуации четко уравнивает все события в качестве равноценных своих элементов. Если же какое-то событие тянется долго, живет дольше, чем ситуации, в которых оно первоначально участвовало, то оно (как новое) входит во все последующие (в которых оно участвует) ситуации. По текстам события также очень просто определяются. События описываются предложениями или их частями (если предложения сложносочиненные-подчиненные), в которых зафиксированы (или явно подразумеваются как в безличных, неопределенно-личных предложениях) некоторые объекты, их свойства и их действия.

Говоря языком грамматики, нужно чтобы было существительное, прилагательное, глагол (или чтобы они подразумевались). Повторю еще раз, что тексты берутся как яркая и очевидная демонстрация ситуации, не более того. Тексты изучаются не литературоведчески, а философски и я бы сказал именно онтосически.

Далее. Ниже будет очевидно, как мы не только можем изучать ситуации, но и сами, до известных пределов (но до очень больших пределов), создавать их или хотя бы участвовать в этом создании.

Предварительно следует установить, точнее изложить некоторые выводы, которые были мной получены в ходе исследований; в противном случае дальнейшее изложение материала окажется затруднительным. Выводы касаются того, какого рода события бывают в ситуациях. Удалось эксплицировать четыре таких рода.

1. Внешние общие события, происходящие с материальными объектами, по отношению к которым герой выступает наблюдателем.

2. Внутренние общие события, то есть события культуры, общественного сознания и вообще связанные с всеобщей духовной жизнью, которую воспринимает и в которой участвует герой.

3. Внешние индивидуальные события, происходящие с телесной оболочкой героя.

4. Внутренние индивидуальные события в сфере сознания, подсознания, психики героя.

Эту типологию можно проиллюстрировать такой схемой:

  СОБЫТИЯ   Внешние Внутренние
Общие 1 тип: Изменения материальных объектов 2 тип: Изменения культурной среды
Индивидуальные 3 тип: Изменения физического состояния тела человека 4 тип: Изменения духовного состояния человека

Переходим к анализу рассказа Л.Андреева "На реке" .

"А.С., машинист при Буковской мельнице, среди ночи проснулся, не то уже выспавшись, так как накануне он завалился спать с 8 часов, не то от ровного шума дождя по железной крыше, от которого он отвык за семь длинных месяцев".

Таково 1-е предложение рассказа, которое я привел полностью. Сразу ясно, что констатирующие части типа "машинист при станции" не относятся к ситуации, в которой оказался герой рассказа.

1-е событие ситуации это - "А.С. проснулся". Ясно также, что это событие 3-го типа, то есть телесное (индивидуально-внешнее). Выражение "среди ночи" без его оценки со стороны А.С. или без состояния, которое было этим вызвано - у А.С. также не относятся к ситуации, а относятся к авторской констатации событий.

Для простоты пока не будем касаться тех ситуаций, которые вызываются связями автор - текст, читатель - текст и автор - читатель. Эти ситуации потребуют дополнительного ситуационного ого анализа; у них различные герои и различные события.

Далее. Причина просыпания А.С. также не ясна (имеется индифферентный выбор между двумя разными «то ли - то ли», то есть для А.С. причины ситуации не важны, а важно само просыпание. Правда, можно указать еще на одно событие 3-го типа в прошлом ("накануне завалился спать") и на одно событие 1-го типа (подразумеваемого "шума дождя"). Глагол "отвык", как мне представляется, не характеризует к.-л. событие.

Т.о., если учесть подразумеваемые и прошлые события, как компоненты описанной предложением ситуации, то можно составить уравнение ситуации, обозначая каждое событие через его тип и используя логические связи между событиями

3 [ ((3 [ 3) V 1), где:

цифры - типы событий (см. таблицу выше);

[ - импликация событий; причинно-следственные связи между ними;

V - дизъюнкция, когда события перечисляются (в данном случае нестрогая дизъюнкция, то есть или/или) ;

Таким образом связь событий в ситуации становится понятной; ясным становится также и то, в какой мере ситуация меняется под влиянием изменяющихся внешних событий, а в какой - под влиянием личности и ее состояний.

Хорошо видно, что из 4-х событий данной (первой рассматриваемой) ситуации три относятся к телу и одно - к внешним материальным событиям. Ситуация не насыщена внутренними событиями (2-го и 4-го типа). Далее, что касается причино-следственных связей, то очевидно, что телесное порождается здесь телесным же и материальным.

Второе предложение.

"Рамы в окнах уже были выставлены, и звук приносился густой и отчетливый, точно над железом крыши опрокинули мешок с горохом, и сквозь этот шум едва пробивалось мягкое и задумчивое бульканье".

Прошлое событие - выставление рам констатируется А.С. как внешнее и незначащее, как факт, то есть событие 1 типа. Со звуком сложнее. То, что он "проносится", это также событие 1 типа, а его "густота и отчетливость" уже не относятся к самому звуку как физическому процессу; это уже нечто антропоморфное, то есть внутреннее. С другой стороны, легко предположить, что, окажись рядом с А.С. другие люди, они, конечно, тоже услышали бы эту самую "густоту и отчетливость". То есть это явление общее. Общее внутреннее - это событие 2-го типа. То есть события, связанные со звуком тут характеризуются как 1 (2).

Далее звук сравнивается с другим событием (опрокидывание мешка с горохом) 1-го типа. Сравнивается как схожее, эквивалентное.

Ситуация приобретает вид: 1(2) = 1, где

= - естественно, знак тождества.

"Сквозь этот шум" - то есть густой и отчетливый звук - повтор события - не учитывается. Без сомнения, что «пробивающееся бульканье", как и шум - событие 1-го типа, а "мягкое и "задумчивое" - в силу уже известных характеристик - 2-го типа.

Вообще относительно "мягкого и задумчивого" (бульканья) следует сказать особо. Эта мягкость и задумчивость, явления, характеризующиеся специфическими словами художественного текста, явления, которые может услышать лишь человек, приносится извне, бульканием. Внешний физический феномен, как конь всадника, приносит с собой ментальный, духовный феномен. Это - важнейшая особенность событий 2-го типа, в противоположность 4-му типу, когда событием являются мысли и спонтанные внутренние состояния человека.

Итак, событийное уравнение второго предложения рассказа:

1 Л ((1(2) = 1) Л 1 (2)), где кроме разъясненных выше символов,

Л - означает конъюнкцию, то есть рядоположенность (перечисленность) проходящих в ситуации событий, не связанных непосредственно друг с другом,

а формулы типа 1(2) и подобные ей означают сложный состав события 1 типа (в данном случае), имманентно содержащего внутри себя события иного (в данном случае 2) типа (синдром «коня со всадником»).

Появление внутренних событий 2 типа сопровождается ликвидацией причинно-следственных связей ( ] и [ ); внутренние события рядоположны со внешними и вместе они созерцаются героем А.С.

Имея ввиду, что случаи 1 (2) представляют фактически одно событие (2), уравнение упрощается.

1Л ((2 = 1) Л 2)

Далее:

"А.С. засветил огонь и, накинув пальто, выглянул наружу".

3 Л 3 Л 3

"Было так темно, что в первую минуту он не мог рассмотреть ракиты, которая стояла прямо у входа"

1 ] 3

"Грохот дождя на крыше стал глуше, но бульканье усиливалось; и А.С. понял, что капли дождя попадают в воду, и удивился, откуда она взялась у его домика, стоявшего на бугорке".

1 Л 1 Л (4 [ 1) Л (4 [ (1 Л 1))

Здесь интересным является возникновение двух событий 4-го типа: "А.С. понял…" и "А.С. удивился"; при этом импликации типа ( 4 [ 1) означают, что источником внутренних состояний духа А.С. явились внешние события (очевидные, знаемые и подразумеваемые), их отражение в сознании А.С.

"Постепенно тьма начала двигаться перед глазами и собираться в темные пятна, похожие на провалы в темно-сером полотне".

Тоже весьма интересная ситуация. Думаю, что могут возникнуть споры по поводу классификации такого события как "тьма двигается" и "тьма собирается в пятна", да еще "похожие на провалы". Я составил бы такое уравнение: 2 Л 2, ибо сама по себе тьма и ее наблюдаемое поведение не описываются физическим эквивалентом этих событий, да и ранее событие 1(2) мы интерпретировали как 2.

Итак, рассмотрено семь предложений рассказа - семь маленьких ситуаций, составляющих первую большую ситуацию рассказа Л.Андреева, в которой его герой обнаруживает, что началось наводнение. В ситуации - в общей сложности 22 события, из которых

событий 1-го типа - 9 (41%) событий 2-го типа - 4 (18%) событий 3-го типа - 7 (32%)

событий 4-го типа - 2 ( 9%)

На первом месте - т.н. "материальные события". Любой читатель рассказа без труда обнаружит здесь (в описанной Л.Андреевым ситуации) преобладание описания внешних событий. Текст носит повествовательно-описательный характер. Но его настроение, общая обстановка ситуации, точнее ту, в которую погружается читатель, можно сказать является "насыщенной", "тревожной", "жутковатой" и т.п. обстановкой, что отражает высокий % в ней событий 3-го типа, связанных с приданием значимости, смысла вовне происходящему. Ситуация небезразлична, она насыщена отношением к ней (со стороны героя). В общей сложности подавляющим образом преобладают общие (внешние и внутренние события) - 83%, акцентирован именно общий ход значащих событий. На его фоне весьма убого (что и стремился, видимо, показать автор текста), нединамично (в этой ситуации) выглядят индивидуальные события самого А.С., да и они (если смотреть по уравнениям) реактивны, являются ответом на общие события.

В целом определенная пропорция и связь событий всех типов порождает ту самую "невыразимую" определенность ситуации, которую обычно пытаются "осветить" каким-то одним специфическим термином, например, "клейкость", даже "фиолетовость" и т.п., то есть ухватить как бы интегральную суть ее. Эта суть имеет и строго-ситуационное выражение, которое я привел.

Далее. Если подвергнуть анализу дальнейшие ситуации рассказа, то в них соотношение типов событий меняется; далее нарастает процент событий 4-го типа, так как герой действует, думает, больше переживает, чем созерцает (то есть 3-ий тип все больше замещается 4-ым и 2-ым). Меняется и "специфический привкус" этих новых ситуаций, то есть мы наблюдаем ту самую динамику интимной стороны бытия, которая нас больше всего и волнует.

Художественные тексты особенно хороши именно своей интегральностью событий всех типов, по ситуационному анализу может быть подвергнут любой текст. Мы же, с точки зрения как самоанализа, грамотного самоуправления, вполне можем использовать ситуационный анализ. Для этого достаточно дать простое описаний событий , в которые погружен любой человек; причем здесь важна как раз субъективность, а необъективность описаний. Необходимо изучать свою речь (как письменную, так и устную) и по ее напыщенности типами событий и по связности между ними. Возможно также определить все наши достижения, все те самые "восприятия мира по-новому", которые часто бывают предметами споров. Каждому достаточно описывать происходящее (с ним, другими, вокруг), чтобы ситуационный анализ стал возможным, чтобы можно было измерить "духовное развитие" и степень нашей защищенности от агрессии окружающего нас в основном враждебного мира.

© Н.М. Петров

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru