Физическое - усреднение, само не избегающее усреднения

Шухов А.

Содержание

Если физическую реальность оценить как подлежащую систематизации, то возможная схема такой систематизации - любым образом усреднение; физическим типам или не дано знать или в их числе маргинальны типы, что как типы не предполагали бы разнообразия склонений. Подкрепить такой тезис дано следующему примеру - физическая реальность знает условность «фаза состояния вещества» и одновременно тип «фаза состояния» как тип знает и пестроту экземпляров, что как экземпляры пусть не составляют прямой антитезы, но обнаруживают качество как бы «несходства характеров». В подобном отношении правомерная для физической реальности возможность наложения усреднения - равно возможность задания лишь «линии», а собственно как линии - то едва ли не «полосы» усреднения. В силу этого мы и предпримем здесь анализ предмета, в какой мере физическое усреднение дано отличать специфике релятивности или - насколько физическая схема при задании усреднения ограничивается лишь предложением ориентиров, но не определением строгой типологии. Иначе говоря, мы намерены выяснить, какого рода «контур» и дано налагать физическому усреднению, если как таковое усреднение - и само объект наложения предназначенного ему усреднения.

Тем не менее, проблеме реальности «усреднения» как проблеме характера функции усреднения не дано представлять собой проблему не более чем физического познания в его статусе отрасли естествознания, но - скорее дано проявить специфику одной из проблем отношений базисной онтологической схемы. Иными словами, предмет подобной проблемы следует характеризовать как проблематику «построения структуры» универсальной онтологии, нежели как проблему обустройства связей и отношений лишь физической реальности. Или - тот результат, что нам дано ожидать от предпринятого ниже анализа - понимание предмета, каким именно образом структурным началам дано формировать их субъекты упорядочения собственно как порядки нестрогой определенности. И одновременно мы не ожидаем от такого анализа решения проблем и собственно физического познания.

Другой существенный момент, что не помешает затронуть в предисловии - источник исходных данных предпринятого нами анализа. Или - ознакомление с неким корпусом содержания позволило нам отметить и такую особенность - проблеме «усреднения» дано составить отдельную проблему равно и потому, что во множестве сведенных в такой корпус различных описаний физической реальности дано проступать и той особенности, что физическому просто «некуда деться» от вечно преследующей его недостаточной строгости усреднения. Отсюда нечто априорную установку настоящего анализа и дано составить положению, что закономерности, позволяющие отслеживание на материалах некоей взятой нами за основу коллекции исходных данных, мы позволим себе распространить и на все без исключения связи и отношения физической реальности. Хотя, как можно допустить - некоего углубления подобной картины следует ожидать и от вполне возможного расширения массива исходных данных.

Огл. «Отдельное» - в любом случае обусловлено отдельное

Рассуждение о предмете, «что есть отдельное» не помешает открыть представлением той иллюстрации, что заключает собой показательную антитезу. Или - здесь важно напомнить о действительности таких известных явлений, как несмачиваемые капли, не смешиваемые жидкости, нерастворимые вещества и, напротив, действительности их явной антитезы - смачиваемых капель, растворимых веществ, и, в том числе, жидкостей. То есть - на уровне элементов субстрата, пусть таковым и дано предстать молекулярной организации вещества, равно вероятно как наличие, так и отсутствие возможности образования той ассоциации, чью природу дано составить и нечто построению комбинации из элементов разного субстрата. Другое дело, что как таковой природе такой возможности дано знать за собой и куда более сложное содержание, нежели дано обнаружить подобной не более чем частной картине.

Дело здесь в том, что явление несмачиваемости ничто не мешает отнести к условному типологическому ряду различного рода возможностей, собственно и означающих разобщенный порядок бытования форм физического субстрата. В том числе, в подобном ряду дано обрести свое место и формам субстрата, для которых состояние совместного пребывания есть не иначе, как нечто «естественный» порядок их разделения. Однако чему еще помимо подобного рода «естественного» сродства к разделению дано способствовать физическим конкрециям и в той же возможности пребывания в отдельности?

Да, функцию такого рода условия, позволяющего отделение одного физического образования от иного образования, дано принять на себя и нечто состоянию шероховатости поверхности твердого тела. Но здесь нам сразу следует оговориться, что мы позволим себе приведение иллюстраций, возможно и незнакомых широкому кругу читателей; в частности, далеко не всем дано иметь представление о таком явлении, как машиностроительные нормали. Машиностроительная нормаль - это не более чем металлический брусок, но помимо всего прочего особенный тем, что одной из его поверхностей не просто придана плоская форма, но - посредством шлифовки она доведена и до той степени чистоты, что ее неровность чуть ли не соответствует размеру атома. Тогда если сложить такие нормали чистыми поверхностями друг к другу, то и простой ручной силы недостаточно для их последующего отделения, для этого не избежать использования молотка. Или - идеальной геометрии и сверхнизкой шероховатости поверхности дано порождать и такой эффект, как качество ассоциативного сродства таких форм друг к другу. То есть - при наличии такой возможности образования зацепления эти поверхности и позволят отождествление как располагающие способностью утраты отдельности, или, если уточнить, как потенциально расположенные к утрате отдельности. И, в таком случае, нам дано обрести и возможность суждения, почему же в той части мира, что образована как место бытования твердой фазы вещества, уже много чего отличает и качество размещения как нечто отдельного. Такая обособленность и достигается в силу того, что некие два фактора - произвольная геометрия и значительный уровень шероховатости поверхности и исключают для таких твердофазных форм равно и как таковую возможность образования ассоциации. Но - тогда уже на потенциальном уровне подобным формам дано все же предполагать подобную возможность, хотя и как таковой способ ее воспроизводства - совершение и нечто изощренной манипуляции.

Подобному качеству - присущей твердофазным формам потенциальной возможности вступления в ассоциацию лишь в силу нахождения в контакте дано найти использование и как началу одного из технологических решений. Или - объем возможностей современной промышленности дано пополнить и такому методу обработки материалов, как метод, известный под именем «холодной пластической сварки». В классификациях и систематике предметного познания такой технологии дано характеризоваться как «соединение за счет взаимной диффузии и врастания кристаллических решеток подлежащих соединению листов металла». В том числе, предметному познанию дано указать здесь на важность и такого ограничения, как «соединение деталей изготовленных исключительно из одного и того же металла или сплава»; а как таковой данной операции дано представлять собой и нечто «способ сжатия мест сварки между пуансонами». Хотя здесь и налагается ограничение в виде условия употребления лишь одного и того же материала, но и нам, посредством проведения аналогии с поведением жидкости, дано ожидать, что здесь дано иметь место равно же нечто взаимно «смачиваемым», и «не смачиваемым» материалам. То есть - здесь нам «из общих соображений» и следует ожидать возможности, что при должном подборе пары возможно соединение и различных металлов, тем более что такое соединение можно видеть и на примере биметаллических лент. Другое дело, что технология «холодной сварки» уже не предполагает такой подготовки поверхности как в нормалях, а эффект сращивания здесь дано обеспечить разрушению поверхностного микрорельефа силой давления.

Насколько нам дано судить, явный достаток представленных примеров уже позволяет обращение к возможному обобщению. С позиций возможности выделения некоего общего принципа различные варианты состояния отдельности тех или иных потенциально расположенных к ассоциации вещественных форм и следует определять то и как позиции различных вариантов исполнения подобного состояния, что, положим, предполагает задание или самой природой или - нечто ситуативной комбинацией условий разбиения. Тем более что превосходным дополнением своего рода «профильных» физических примеров правомерно признание и бытового примера конфетки, слипающейся с фантиком при попадании на солнце. Тогда как таковая реальность данного комплекса посылок и позволяет предложение следующей типологии - условию отдельности в физической действительности дано быть или непринужденно отдельным, или, напротив - принужденно отдельным, а, равно, и дистанционно раздельным, когда возможны пространственная, временная или энергетическая дистанция, где лишь ее прохождению дано приводить к образованию ассоциации. Иными словами, физический объект таков, что его или каким-то образом невозможно принудить к образованию ассоциации, или - ему при его способности к образованию ассоциации каким-то образом можно препятствовать в этом, или - в отношении физического объекта возможно задание и тех условий удаленности, когда лишь «сближение» способно обеспечить образование ассоциации. Отсюда и как таковая реальная картина фрагментации - это преобладание одного из трех названных здесь условий, в частности, то же многообразие физических форм, представленных в земном ландшафте - все же, по большей части, порождение дистанционной формы создания препятствий в образовании ассоциации. В любом случае, то и нечто естественной спецификой физической локации и правомерно признание специфики доминирующего здесь порядка или «начала» разделения.

Огл. Две грани телесности - структура и субстратное начало

Неплохое начало анализа предмета «двух граней» телесности - представление следующего примера: особенность древесины - специфика слоистой структуры. Более того, помимо слоистой структуры древесине дано располагать и волокнистой структурой, из чего следует, что попытка разлома предметов из дерева в направлении поперек волокон - это потребность в приложении больших усилий, чем та же попытка, но вдоль волокон. Более того, идее искоренения такой особенности дано дать жизнь и такому распространенному материалу, как фанера, чьей прочности во многом дано определяться и собственно тем, что наложению слоев в фанере дано исходить из схемы, когда направление волокон в одном слое перпендикулярно направлению в следующем. Но и разнообразию конструкционных материалов, основанных на возможности использования сугубо «структурной» выгоды, дано прирастать не только фанерой, но и современными гипсокартонными панелями, где двум слоям бумаги дано придавать целостность, а слою гипса - жесткость и огнестойкость. Таким образом, специфика конструкционных материалов - ни в какой мере не только вещественность, но и структура, но, быть может, подобная «структурная зависимость» - специфика не более чем части такого рода материалов?

Конечно, это не так. Подобным же образом посредством такого способа обработки металла, что носит название «прокатки», появляется возможность получения и такого продукта, что позволяет отождествление как нечто «металл с волокнистой структурой». Теперь и металлу, подобно древесине из предыдущих примеров, дано обнаружить ту же структурно зависимую пригодность, а равно ее дано показать и различиям в результатах такой технологической операции, как гибка металла. Принцип правильного выполнения операции гибки - изгиб любым образом в направлении, перпендикулярном направлению волокон; кроме того, характерно печальным дано оказаться и результату выполнения той же операции как производимой параллельно направлению волокон, а именно - «излом материала при малых радиусах гибки». То есть сама вещественность, что для дерева, что для металла - равно не индифферентная вещь и по отношению их структурной организации.

Подобным же образом уместно напоминание и о таком важном для практики техническом решении как электрический «гибкий провод». Собственно проводу и дано обнаружить повышенную прочность на многократный изгиб, если его конструктивное исполнение уже не цельный стержень, но множество отдельных жилок, сплетенных как общая «нить».

Тем не менее, не помешает спросить, а возможны ли и какие-либо иные существенные примеры, равно же ярко иллюстрирующие влияние структурных условий на поведение физического тела? В данной связи и правомерно напоминание о таком приеме обработки металла как нормализация. Этой операции дано состоять в нагреве металлической заготовки до определенной температуры с последующим охлаждением на воздухе; здесь ввиду нашей задачи не следует углубляться в предмет параметров этого процесса, но следует обратить внимание на результат. После подобной обработки структуру металла и ожидает улучшение в том, что из крупнозернистой она обращается мелкозернистой, а вместе с тем претерпевает улучшение и в части «выравнивания структурной неоднородности». Из этого и следуют всякого рода эффекты лучшей пригодности металла для обработки резанием, повышения пластичности и вязкости и более высокой твердости. Или - отсюда и следует, что структурная специфика вещественной формации не просто возможна, но, при некоей постановке задачи ей равно дано предполагать признание в значении и нечто источника или природы ожидаемого эффекта.

Отсюда условие структурной организации и следует определять как нечто самостоятельное привходящее для как такового становления вещественных порядков. То есть - если нечто вещественное начало и определять как «непременно» существенное, то равно не избежать и выделения структурной привходящей, пусть и признаваемой «менее» существенной, но, при этом, все же признаваемой как нечто самостоятельное. Или здесь возможно задание и следующего принципа - в определенных обстоятельствах как источник эффекта возможно признание и того же вещественного начала тогда еще и в присущей ему открытости для структурного упорядочения. Само собой «чистое» наличие вещественности - никоим образом не основание для обретения неких возможных эффектов, но - лишь некая пусть и наиболее важная составляющая равно и для последующего упорядочения по условиям теперь и нечто «начала регулярности». И, в таком случае, отсюда и сама собой такая регулярность - то равно и нечто самостоятельное как формация, но - не самостоятельное как прямая реализация. А потому и нечто «сугубо» вещественное - никоим образом не «козырная карта», пригодная на то, чтобы покрывать ею и любую возможную проблему.

Огл. Экзотические формы «букета технологий»

Технологиям дано знать две свои основные задачи - сбор комбинации или, напротив, расстройство комбинации. Но в подобных пределах уже невозможно исключение и многообразия сочетаний, в частности, реальности и такого действия, когда «в одно действие» дано иметь место и расстройству некоей комбинации и образованию новой комбинации. Здесь если и объяснять такую возможность человеку из прошлого, то подобную специфику дано обнаружить манипуляции закрытия конверта посредством наложения сургучной печати. Тем не менее, проблема технологий - не проблема того, что происходит с как таковой комбинацией, но проблема того, какие нам дано знать приемы - что нарушения связей комбинации, что создания новых связей. Проблема технологий - проблема того, какие возможности дано предоставить некоему физическому субстрату для собственно точного и размеренного вторжения в его комплекс связей и, соответственно, какие ему дано открывать возможности для образования ассоциации посредством построения строго определенных, а не каких-либо беспорядочно устроенных связей. То есть технология - это и проблема определения точного места, куда следует направлять действие, и, равно, проблема выбора орудия, что наилучшим образом способно оказать воздействие. В подобном отношении технология - проблема «тактики вторжения», но не чего-либо иного.

В таком случае, в чем именно и дано состоять собственно многообразию возможностей вторжения в связи физического субстрата? Ответ на этот вопрос следует начать с предмета, что агентом вторжения равно возможно признание и той же механически стабильной формы, и - равно и механически нестабильной формы. Достаточная иллюстрация такого рода возможности - операция освобождения поверхности от частиц грязи, механически жестко закрепленных на подобной поверхности. В одном случае здесь возможно использование механически жестко организованной формы, такой, как скребок, в другом - механически вряд ли стабильной формы в виде струи песка из пескоструйного аппарата. Причем здесь невозможно исключение и различного рода комбинаций таких как бы «базисных» форм, чему и дано обуславливать ту же специфику методов и приемов напыления покрытий или методов гальванопластики и т.п.

Далее - нечто, что позволяет отождествление именем «манипуляции вторжения» - это далеко не та же самая манипуляция и даже не один и тот же тип такой манипуляции. Тогда если и обратиться к попытке построения некоей типологии таких средств, то не избежать и выделения двух «линий» - нечто агрегатной формы вторжения, и, одновременно с ней, - ресурсной и потенциальной формы вторжения. То есть в одном случае нам дано действовать посредством того, что и собственно агрегату дано представлять собой нечто особо устроенную форму для совершения воздействия, как игле для продевания в ткань или ножу, в другом случае, если лишены ножа, мы можем действовать и грубой силой, например, разламывая хлеб в руках. Конечно, в смысле технологии это непременно важно, что нам дано располагать и возможным выбором между агрегатным и потенциальным методом, - теми же гравировкой и чеканкой, но здесь в силу рациональности подхода такой выбор методов уже будет отличать и та специфика, что всякий метод предполагает определение и исходя из рациональности использования. То есть, как имеет место в наше время, точное литье идет на замену фрезеровке или - создание сварных каркасов - на смену литым каркасам. Более того, как таковому инженерному подходу и дано означать определение практичных вариантов оказания воздействия для обретения некоей итоговой формы. Но здесь же и собственно средствам воздействия дано знать и пределы их достаточности - иногда этим средствам и вовсе не дано возможности пересечения, а иногда им дано допускать и нечто слабое уподобление. Отсюда в смысле интересующего нас предмета и собственно существенно, что технологическое решение - это отнюдь не нечто самоценное, но лишь нечто характерно рациональное, задаваемое как определяемое некими условиями, вытекающими из неких актуальных обстоятельств.

Однако теперь уже куда более существенный момент в проблеме технологий в отношении интересующего нас предмета усредненного представления физического как не более чем релятивного представления - тогда уже и нечто специфика соотношения стойкости и подверженности. Как таковой возможности такой практики, как технология и дано исходить из того, что в основании технологических приемов дано лежать и такому началу, когда нечто условию стойкости дано ожидать продолжения теперь и в возможности некоей подверженности. Нам собственно потому и дана возможность изменения формы заготовки посредством обточки, что обточке дано снимать лишь часть материала, не нарушая и качества цельности объекта. Не исключение здесь и закалка и даже напыление - в одном случае термическая обработка и обеспечивает должный эффект лишь непременно при условии сохранения формы, в другом случае - то и при условии идентичности вещества основания равно и вещественному началу напыляемой субстанции. В этом смысле важно, что не всякий раз некое покрытие допускает его нанесение на некую основу, так, если тому или иному покрытию дано истончиться, то под ним нам нередко дано заметить и наличие некоего вспомогательного покрытия. Равным же образом и качество стойкости некоей форме дано проявлять то и в отношении лишь вполне определенных нагружающих условий, такова упругость, в особенности - упругость тех плоских форм, что наделены способностью упругого отклика лишь на вполне определенные виды воздействия.

На наш взгляд, рассмотренные здесь свидетельства и позволяют ту итоговую оценку, что и физическая акция, и - ее антипод физическая реакция это никак не акции само собой возможности «эксплуатации отзывчивости», но им одновременно дано покоиться и на некоей неотзывчивости, причем равно и обеих сторон. В таком отношении и не следует забывать, что если бы боксер и пытался боксировать в невесомости, то это не приносило бы должного эффекта. То есть физическая акция - это и не вектор сам собой, но - то и нечто манипуляция, «дозволенная» некими обстоятельствами; или - в итоге специфика технологий и позволяет оценку, что физическую акцию как бы «в само собой» качестве акции, по крайней мере, не каждый раз можно понимать только как акцию. То есть, как получается, усреднение физических действий невозможно и собственно как усреднение, если одновременно не усреднить и среду объектов приложения совершаемого действия.

Огл. Эффект добавки

Пожалуй, каждому известен вкус пересоленного или недосоленного блюда. При этом такому пропитанию не дано утратить и характерных питательных качеств, хотя оно уже лишено возможности порождения полезного эффекта в виде приятного вкуса. То есть - наличие соли в пище это дополнение ее основных особенностей природой все же не столь уж и «сильного» фактора, когда, напротив, миру материалов дано знакомить нас и с явно существенными формами влияния различного рода добавок, причем не только во множестве видов тканей на основе «смесовых волокон». Здесь если обратиться к предмету такой манипуляции, как легирование, то его результат - наделение металлических сплавов свойств, отсутствующими у исходных металлов. Подобный по типу эффект дано обнаружить и практике создания композиции смазочных составов, когда лишь нечто смеси компонентов и дано обеспечить образование специфической структуры пленки - или дающей эффект быстроты растяжения слоя, или - густоты насыщения или - эффект дозированного выделения смазывающего компонента. Иными словами, задание неким элементам состава или нечто «условий комфорта» или, напротив, явного дискомфорта и позволяет подобным комбинациям проявление свойств, что сложно ожидать от «уравновешенных» или «чистых» состояний их элементов состава.

В этом случае нам не помешает постановка и такого вопроса, - а каких же особенных свойств и дано ожидать их создателям от тех же легированных сталей? Здесь, в одном случае, это свойства исключения тех или иных качеств химического сродства, таковы нержавеющие стали, в другом случае - повышение жесткости образующих связей, придающее свойство пониженной пластичности стали. Еще большему повышению жесткости внутренних связей металла дано вести к образованию повышенной твердости стали, а большей энергоемкости таких связей - повышенной прочности стали. Но каким образом дано происходить теперь уже реализации подобных столь полезных возможностей?

В частности, что именно следует понимать как нечто «секрет» нержавеющей стали? На наш взгляд - это две подобного рода возможности, где одна из них - «сложное строение, препятствующее интенсивному прохождению двусторонней диффузии атомов кислорода из внешней среды вглубь металла», и другая - «однородность внутреннего строения, препятствующая возникновению начальных электродных потенциалов между различными составляющими». Кроме того, еще один возможный источник антикоррозионных свойств - образование защитной окисной пленки на поверхности металла и ее достаточная плотность, мешающая реагенту в его проникновении через ее поры к поверхности металла. Здесь нам опять дано видеть и некую ситуацию, когда не само вещество, но - присущей ему структуре уже дано оказаться и источником неких качеств данной вещественной формы.

Если же теперь дать оценку прочностным свойствам легированных металлов, то здесь дано идти речи о как таковом образовании всевозможных структур, и, более того, и нечто структурно усвояемых веществ, таких, как аустенит, мартенсит, всякого рода карбиды и т.п. Наличию таких веществ и дано приносить тот эффект, когда при выходе на поверхность «мартенсит дает слой, хорошо сопротивляющийся истиранию», тогда как «сохранившаяся аустенитная сердцевина успешно противостоит ударным нагрузкам». Хотя, напротив, здесь же и такой добавке, как вольфрам просто в силу характерной жаростойкости дано определять и такую особенность, как «общее снижение скорости всех диффузионных процессов, приводящее к большей устойчивости твердости при отпуске». Но и здесь, хотя мы не располагаем источником свойств - фиксированной структурой, мы располагаем и нечто предопределяющим некие свойства процессом. Подобным же образом и добавка молибдена в сталь - это источник нечто «процесса дисперсионного твердения».

Тогда если судить на основании представленных здесь примеров, то эффект добавки - это не просто «эффект присутствия», но, как бы то ни было, - эффект специфической реструктуризации, идущей от действия в известном отношении фактора «образования сочетания», собственно и порожденного неким присутствием. То есть добавка как вещество это, по сути, и не добавка как вещественность, но, любым образом - то и добавка как провокатор, собственно и значимая вовсе не тем, что она «в наличии», но тем, что ей удалось спровоцировать образование характерных структур. И в этом случае, как мы можем видеть, нам равно не удается усреднить вещественность в значении то и прямого источника тех или иных последствий!

Огл. Стабильность как возможность приведения к «фигуре» стабильности

Существенная проблема для техники - определение признаков стабильности формы и структуры деталей и объектов, чему дано находиться в движении или формировать или же воспринимать вибрацию. Дело в том, что самому пребыванию в подобном состоянии дано возбуждать в телесных объектах такого рода упругие реакции, по условиям которых как таковым геометрическим размерам не дано установиться в некоем определенном значении. В этих обстоятельствах неизбежен и такого рода подбор материала и геометрии тела, дабы ресурсу материального сопротивления вещества тела было бы дано обеспечить равно и поддержание минимально приемлемой жесткости. С другой стороны, в некоторых технологиях, положим в той же вибрационной резке подобной специфичной форме механических реакций вещества дано получить применение и как нечто приносящему существенный выигрыш способу воздействия на материальный субстрат. То есть опять же материальному субстрату дано обнаружить качество не как бы «лишь само собой вещи», но - равно и формы, к чему следует «уметь подойти».

Если же вернуться к проблематике прочности и надежности материальных агрегаций, используемых в системах, предполагающих несение существенных динамических нагрузок, то здесь для нас неизбежно углубление в мир теперь и характерно сложной математики. Причина подобной изощренности возможных здесь вычислительных методов оптимизации такого рода систем - не только многообразие действующих факторов, но и само разнообразие реакций, позволяющих проявление подобными агрегатами - начиная от специфики восприятия ими вращательного и поступательного движения и прилагаемых колебаний и вплоть до их резонансных характеристик. И опять, здесь нам дано наблюдать ту же невозможность оценки подобного рода тел лишь как нечто источников остро направленной реакции - одним обстоятельствам дано возбуждать в них один комплекс реакций, другим - другой, и даже каждый переход такого тела от одного динамического состояния к другому - он равно набор и специфичных реакций. Иными словами, применительно к специфике присущих ему динамических состояний тело просто невозможно «рассматривать как тело» - оно здесь любым образом уже нечто «структура связей», приводящих его вещество и форму и даже условия закрепления тогда и к нечто комплексной специфике «совокупности бытования» в данном состоянии.

Отсюда как таковому материальному телу дано утратить и едва ли не собственно реальность бытования - если в том же статическом тестировании двум, казалось бы «полностью идентичным» телам, двум одинаковым гайкам дано обнаружить некую тождественную специфику, то это не означает, что им дано ее обнаружить и в динамическом тесте. Или, другими словами, чтобы технически правильно изготовить «две одинаковых гайки», не избежать и соблюдения условий, достаточных для придания им равно, что статической, что - динамической тождественности. Отсюда и бытование по срезу не более чем неких условий бытования - это и не бытование в целом; когда уже «бытование в целом» - это бытование и любым образом по условиям среза всех должных условий бытования. Равно подобному положению дано порождать и то следствие, что в смысле должной глубины осознания к материальному объекту невозможно подойти лишь просто «с позиций бытуемости» - такой объект не иначе, как позволит оценку лишь по условиям запроса тогда и нечто требуемых качеств бытуемости. Собственно это и дано показать той реальности технологических решений, что или исходят из использования неких состояний бытуемости или - направлены на воссоздание таких состояний.

Огл. Многомерная организация «среды расширения»

Задача любого инженера, проектирующего механизм - устранение непроизводительных потерь; такому качеству механизмов в части использования подводимой энергии с возможно меньшими потерями дано обрести выражение и в задании нечто особого признака или специфики - коэффициента полезного действия. Но если это и так, то - что дано означать для той же физической реальности и само собой возможности предполагать передачу энергии лишь на условии неизбежности потерь? Одними из важнейших положений физической теории, собственно и определяющих подобную специфику и обращаются нечто «начала термодинамики», но, как нам дано понять, им не дано носить и наиболее фундаментальный характер, и чтобы исследовать подобный предмет, нам следует уделить внимание и некоей другой весьма любопытной физической схеме.

Тогда мы и позволим себе представление картины физического процесса передачи энергии как картины взаимодействия условных «атомов», наделенных спецификой абсолютной упругости, или тех элементов, что и определяют собой специфику предложенного Д’Аламбером закона лобового сопротивления. Как таковому данному физическому принципу и дано определять, что если бы некоему газу дано было обнаружить специфику «идеального газа», то есть - при соударении частиц газа не рассеивалась бы энергия, и занимаемый газом объем был бесконечен, то физике не дано было знать и какого-либо лобового сопротивления. Иными словами, если и предпринять попытку более подробного объяснения, откуда и дано исходить такого рода «идеальности» идеального газа, то это и нечто абсолютная упругость и, второе, - отсутствие пределов, определяющих эффект экранирования для движения частиц. Но данный физический закон прописан все же для газа; тогда если от картины газовой фазы перейти к картине более плотных фаз жидкости и твердого тела, то два указанных выше условия пополнят и такие привходящие, как различные формы аккумуляции энергии в упорядоченных структурных связях или - аккумуляции в движении посредством колебательных процессов. Причем и подобного рода специфика хранения и, соответственно, рассеяния энергии во всякого рода механических событиях - это «неидеальность» лишь механического мира, то есть мира, который условно еще не охватывает химические и электрические явления.

Иными словами, если мы и вознамеримся привести физическую систему в движение, то подобному событию дано совершаться и любым образом в «комплексной» среде окружения, где средообразующими факторами дано обращаться равно, что внешнему окружению, что и - как таковой механической агрегации непосредственно и приводимой в движение системы. И если каждую из таких форм реализации среды и характеризовать в значении «канала утечки» подводимой энергии, то ей дано обнаружить и далеко не одну, но - сразу несколько возможностей такой «утечки» - на те же придание импульса свободным частицам, образование и разрушение связей или возбуждение колебаний. А в силу неизбежности подобной специфики, и как таковому «коэффициенту полезного действия» фактически дано представлять собой нечто «меру возможности» исключения различного рода «каналов утечки» для подводимой к системе энергии. Но - если не исключать возможность и отстранения от этой сложной физики, то в тех случаях, когда реальным обстоятельствам и дано принимать форму нечто сложного комплекса условий, то для более простой картины всей такого рода сложности и дано представлять собой не более чем «компонент структуры». То есть физическая действительность, пусть, как нам кажется, что здесь дано идти речи лишь о представлениях познания, странным образом не исключает применения и вполне самодостаточного приема замещения всей реальной сложности на простую структурную формализацию.

Огл. Свобода «конверсии эффектов»

Техника, когда ей доводиться иметь дело с пружинами, принимает во внимание такую специфику, как деформация или деградация пружин, вероятные из условий эксплуатации; в частности, это знакомо собственникам не вполне качественных автомобилей, часто занятых и таким видом ремонта, как замена пружин подвески. Или - особенность пружин это равно и та присущая им специфика, что они характерное им качество подверженности упругой деформации или со временем или - и в силу воздействия иных обстоятельств - и обращают в способность претерпевать пластическую деформацию. Но и помимо формы конверсии протекающей «от упругой к пластической деформации» возможен и обратный вариант такой конверсии, что и дано обнаружить такой технологической операции, как гибка. Гибка - операция придания плоской заготовке изогнутой формы в принципе и возможна в силу специфики металла допускать пластические деформации, что и позволяет придание ему долговременно сохраняющейся формы. Но одновременно ту же пластическую специфику подобного рода деформации следует определять и как бы «не окончательно» пластической. Здесь как таковым прямым основанием такого вердикта и дано явиться тому известному такой технологии требованию, что предполагает принятие во внимание и «эффекта пружинения» при гибке. Ради устранения подобного рода последствий технологическому процессу и доводится предусматривать те различного рода компенсационные воздействия, что прямо исключают возможность такого рода эффектов. Ну а если такому технологическому решению дано предусматривать и возможность действий наверняка, то здесь уже неизбежно использование и метода «гибки с растяжением материала» - операции, собственно и «устраняющий эффект практического возвращения к исходной форме длинных тонких деталей которым придается большой радиус изгиба».

Далее - вполне возможно, что подобного рода анализ - равным образом и попытка «стучаться в открытую дверь», поскольку физическому познанию теперь дано знать и такие явления, как гистерезис переходных процессов или - и такие важные для современной техники формы, как те же жидкие кристаллы. Но здесь нам важно и то, что техника, как бы «более пристально» работающая с «тонкой настройкой» физических эффектов, на практике часто вынуждена принимать существенные меры, дабы избежать той же неоднозначности тех или иных состояний или преобразований. Здесь именно технике и дано показать - реальные состояния физических субстанций и реальные протекающие там процессы - это и нечто не вполне чистые формы, где на фоне доминирующего начала дано иметь место и его возможной альтернативе.

А далее существенные аргументы в подтверждение справедливости подобной оценки дано предложить и предмету нашего исходного примера - теме пружин. То есть - если теперь нам несколько глубже проникнуть в реалии технической специфики пружин, то тогда нам дано отметить и те же присущие им усталостные и нагрузочные пределы, как бы само собой отрицающие их идеальную упругость. Точно так же и характер работы пружин - динамический или статический, будет предполагать различие и в собственно выборе материала для их изготовления, как и возможность использования в процессе изготовления тех или иных технологических приемов. Собственно наиболее показательной здесь и возможно признание такой операции как «заневоливание» пружин - выдержки определенных типов пружин в сжатом состоянии на протяжении 6 - 48 часов. Как таковому подобного рода «эффекту заневоливания» дано заключаться в том, что в результате выполнения такой операции пружине дано приобрести и некую остаточную осадку. Таким образом, и собственно свойство упругости - оно же и свойство, проявляющееся лишь в неких известных пределах, когда не только выходу за эти пределы дано возбуждать в таком материале равно и свойство пластичности, но и собственно пружине обнаруживать качество пластичности тогда и в силу как такового продолжительного периода работы.

Таким образом, физический эффект и позволит отождествление в значении «само собой эффекта» то и лишь непременно в пределах способности носителя эффекта к поддержанию такого режима и - равно и в пределах нечто интенсивности воздействия, собственно и позволяющей его проявление.

Огл. Неразлучная пара - физическая детерминанта и … «оговорка»

Если взять за основу полученные здесь результаты, то любому из них дано означать возможность констатации и нечто как бы «не абсолютного» порядка задания специфики. Но в какой именно мере подобного рода «выборке примеров» и дано предполагать тот вывод, что и само собой физическим квалификациям дано знать отождествление как в известном отношении «не вполне» жесткие? Насколько некая физическая форма и позволяет признание или и само собой отдельной, или - и нечто «прямым» источником некоего качества, и - насколько этой форме дано представлять собой и нечто адресата сообщаемого воздействия, и насколько возбуждаемому в ней эффекту дано предполагать и характерную завершенность?

Собственно строгому следованию как таковым выводам предпринятого выше анализа и дано означать, что какая бы то ни было определенность - она любым образом определенность лишь нечто преобладающей реакции, но никак не нечто «полной» реакции. Или - специфику физических качеств и физических реакций и дано составить тому обстоятельству, что или же основной части состава физической формы, или, равным образом, и преобладающей форме ее организации дано порождать и некий определенный отклик притом, что некоей другой части дано порождать и некий иной отклик. Или - построение или порядок организации некоей физической агрегации и есть та форма ее обустройства, что и взаимодействию с другой агрегацией дано протекать по некоей «линии», но - будь здесь реализована и другая организация при той же самой вещественности, то и взаимодействию равно дано следовать тогда и по совершенно иной «линии».

Отсюда если некоему опыту и дано обнаружить в нечто физически данном нечто присущую ему специфику, то подобному опыту дано указывать то и не более чем на то, что не просто для пространства эксперимента, но и для характерной грубости эксперимента некий физический объект позволяет отождествление как источник характерных реакций. То есть - констатация физической специфики и есть констатация, определяемая лишь относительно условий и, что важно, - способов вызова и проявления реакции, отсылки к чему непременно следует включать то и в любое описание всякого исследования физической формы. А в этом случае и любая физическая действительность - она равно и действительность, выведенная на условиях указания и некоей неизбежной здесь оговорки.

04.2019 - 04.2020 г.

Литература

1. Справочник машиностроителя, тт. 1-6, М., "Машгиз", 1952-55

 

«18+» © 2001-2021 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.