АМБА

§2. СТА-НОВЛЕНИЕ

Гурский Н.М.

Содержание

1. Сообщение и Обращение
2. Предмет и Вещь
3. Народ и Нация
4. Среда и Мир
5. Добро и Благо
6. Гражданин и Государь
7. Правда и Истина
8. Свои и Чужие
9. Бог и Человек
10. Воля и Свобода
11. Жизнь и Мышление
12. Ладно и Хорошо
13. Созидание и Творчество
14. Родовитость и Знатность
15. Надежда и Вера
16. Любовь и Мудрость
17. Воспитание и Образование
18. Понимание и Разумение
19. Прощение и Крещение
20. Желание и Возможность
21. Явь и Славь
22. Причина и Намерение
23. Память и Воображение
24. Судьба и Рок
25. Нужда и Игра
26. Слово и Дело
27. Здоровье и Характер
28. Дом и Улица
29. Гордость и Смирение
30. Ведение и Знание
31. Родители и Дети
32. Музей и Театр
33. Месть и Милость
34. Закон и Правило
35. Работа и Труд
36. Сохранение и Спасение
37. Плоть и Тело
38. Нравственность и Мораль
39. Долг и Норма
40. Имя и Звание
41. Край и Граница
42. Полно и Цельно
43. Команда и Артель
44. Род и Год
45. Сейчас и Теперь
46. Спящий и Сновидящий
47. Выдержка и Великодушие
48. Желание и Хотение
49. Рождество и Воскресение
50. Перевод и Толкование
51. Старость и Юность
52. Почему и Зачем
53. Перво и Начально
54. Да и Будет
55. Повеление и Приказ
56. Движение и Действие
57. Голова и Сердце
58. Культура и Натура
59. Святой и Герой
60. Всё и Иное
61. Избавление и Забвение
62. Диалектика и Рефлектика
63. Будни и Праздники
64. Автор и Читатель
65. Идеальное и Реальное
66. Хозяин и Гость
67. Вовне и Снаружи
68. История и Религия
69. Церковь и Государство
70. Веселье и Радость
71. Время и Вечность
72. Наука и Философия
73. Стоимость и Ценность
74. Устно и Письменно
75. Честь и Верность
76. Организм и Ассоциация
77. Серьезное и Смешное
78. Дух и Материя
79. Россия и Русь
80. Значение и Смысл
81. Знак и Предложение
82. Дизайн и прекрасное
83. Уникальное и Универсальное
84. Авторитарность и Солидарность
85. Инициация и Посвящение
86. Будущее и Грядущее
87. Намерение и Решение
88. Мужчина и Женщина
89. Собственность и Обмен
90. План и Проект
91. Истинное и Действительное
92. Друг и Дружина
93. Возвышенное и Превосходное
94. Бытие и Время
95. Удивление и Восхищение
96. Семиология и Герменевтика
97. Космос и Хаос
98. Важное и Значительное
99. Поэтика и Этика
100. Язык и Речь

 

Предисловие.

o Мы представляем сто пара-графов, обосновывающих теорию АМБИ-ВАЛЕНТНОГО СМЫСЛА. В них пара-дигма действительного СО-ЗНАНИЯ. Действующего, а не просто отражающего и логизирующего Сущее. Кому это адресовано? Сенаторам, боярам, государям, пророкам Русской Земли. НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭЛИТЕ. Тому, кто способен ПРОТИВОСТОЯТЬ данности существования и друг другу. Тому, кто наделен МУЖЕСТВОМ БЫТЬ и МУДРОСТЬЮ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ. Тому, кто надеется, верит и любит. Выбирающим Драму Со-бытия вместо логической Лжи, всегда усредняющей отношения. Такая способность ищет свой особый двойной язык, в котором привычные понятия делятся, рождая необычный ДЕЛЬНЫЙ СМЫСЛ. Революция в существе своем есть ВОЗВРАЩЕНИЕ на ИСХОДНУЮ позицию. К Андро-гину. Дельный Смысл как Потенциал Возвращения. Ради Нового Действия. Верного и Надежного.

o Будучи дельным, по-делённым надвое, понятие становится ТЕРМИНОМ - оружием и орудием терминального Существа. ТЕРМИНАТОР ВТОРГАЕТСЯ в мир обезмысленного человеческого существования как СУЩЕСТВО СИЛЫ особого рода. Силы Исходного Человека. Такой Человек услышал ЗАПОВЕДНОЕ и обрел Дар Речи. Но для сознания массового человека он словно марсианин.

o Отчётливое раз-межевание в Разуме значений, привычно слипшихся в одном слове-понятии, показывает двусмысленность общепонятных человеческих антиномий - их конфликтную внутреннюю природу. Антиномии другой культуры мы извлекаем из публичного поля Синонимии. Привычные противопоставления однозначных слов выгодны только демагогам и всяческим проходимцам вырождающегося человечества. Обществу Спектакля. Как антимонии социального бреда. Как двери в ад. В разрыве "доброго" и "злого", в зоне серой посредственности поселяется инфернальное множество обреченных, неспособных ни к несомненности ДОБРА, ни к несомненности стихийного ЗЛА.

o Предлагаемый у-головный Алгоритм ставит привычные оппонирующие значения по вертикали и выражает одним Словом, в котором исчерпывается-завершается конфликт их противостояния (например "смерть-жизнь" одним словом "Жизнь", "добро-зло"---словом "Добро"). Ему противоположное слово на вертикали НЕ СНИМАЕТСЯ, но ПИТАЕТ ЕДИНСТВЕННОЕ СЛОВО, как его НЕСОЗНАТЕЛЬНАЯ и потому безмолвная сторона. Слово на миг замирает в гордом одиночестве ПРОЗРЕНИЯ. Сразу же возникает другая, ГОРИЗОНТАЛЬНАЯ оппозиция. Добру противостоит Благо. Слово "ЗЛО", здесь становится ЛУЧШИМ, ЗВУЧНЫМ определением БЛАГА, что ДЕЛЬНО, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО противостоит ДОБРУ. Как вдох и выдох. В таком определении "зло" исключительно метафизично и потому метафорично, ибо создается НА ВЫДОХЕ, в полной психологической РЕЛАКСАЦИИ. ОТ-ЛИЧНОСТЬЮ ЕДИНСТ-ВЕННОГО ДОБРА. Даром свободной РЕЧИ. Если Добро личностно, то Зло, такой избыток (зело), что не вредит добру, внедряясь в него, но выражает его от-личность всегда наружным ПРОЕКТИВНЫМ Действием. Можно сказать, что ТОЛЬКО ЗЛО БЛАГОДАТНО. ЗЛО КАК ЗЛОБОДНЕВНОСТЬ ДОБРА. То, что "злое" мы укротили в безмолвии, лишили его Слова, говорит о том, что мы ОВЛАДЕЛИ Языком несомненного и односмысленного Добра. Здесь исчезает установка "борьбы со злом", оборачивающаяся нескончаемым вздорным "противостоянием" активных начал (манихейство). Добро укрепляет себя отнюдь не в таком противостоянии, здесь добро подпорчено, но в Противостоянии Благу. Той области, где царствует Другой. Именно предчувствуя такого Противника, Добро накапливает мощь Самодержавной Воли. Злое Благо не пустой сброс напряжения, но ТВОРЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКИ СВОБОДНО-ГО Существа. Его творческое РУГАТЕЛЬСТВО. Реализация ВОЛЬ-НОГО Существа. Благо - есть такой процесс, которому необходимо Добро как напряжение сил. Каждый Акт Добра Благодатен не приложением силы, но её ОСУЩЕСТВЛЕНИЕМ. Ритм Добра-Блага формирует ЗОЛОТОЕ ТЕЛО Бога, Существа Силы.

o Противоположности черного и белого, доброго и злого всегда прибегают к услугам третьего понятия - "синтетического". Высоты "негативного" и высоты "позитивного" неустанно ДОКАЗЫВАЮТ свое превосходство. Что в этих умозаключающих "синтезах"? Задыхающийся Разум. Подлинное ПРЕВОСХОДСТВО, ДОСТИГНУТОЕ ИН-ДИВИДУАЛЬНЫМ СОЗНАНИЕМ, уже никому ничего не доказывает и не обязывает быть "хорошими", сознавая неуместность зоны ПОСРЕДСТВУЮЩЕГО промежутка. В ПРОМЕЖУТОК горизонтальной ДИАЛЕКТИКИ не поместится даже волосок с головы, никакая посредственность, никакой рассуждающий умник. Как между вдохом и выдохом нет места НИКАКОМУ духу. МИГ ПРОЗРЕНИЯ НЕ ДЫШИТ, но замечает две стороны ДУХА. ЗАТАИВ ДЫХАНИЕ. В такой МИГ и СОВЕРШАЕТСЯ ПОДЛИНАЯ РЕ-ВОЛЮЦИЯ (в строгом значении этого слова-обращение, реверс). Мы разъясняем устройство такого СО-ЗНАНИЯ, которое РЕЗКО (зло) ОТЛИЧАЕТ себя от всего ПОСРЕДСТВЕННОГО и тем НАТУРАЛИЗУЕТ ОТЛИЧНЕЙШИХ из людей - ГОСУДАРЕЙ.

o Терминальный Язык обнажает до сих пор утаиваемое Измерение. В этом измерении обнаруживается то, что способно радикально повлиять на способ человеческого бытия. Растождествляя привычные значения, и по-другому СОБИРАЯ МИР, мы в состоянии преодолеть истерию истории и безумие века, формируя ПУЛЬС НОВОЙ РАСЫ.

o Собственно, каждая ПАРА слов в ПЕРВОМ Слове выражает ПРЕДИСЛОВИЕ ВТОРОГО (а-вторского) Отсюда её ПРЕДОСТЕРЕ-ГАЮЩИЙ, ПРЕДУВЕДОМЛЯЮЩИЙ, ПРЕДЗНАМЕНУЮЩИЙ, характер ПРЕДТЕЧИ некоторых СОБЫТИЙ, которые метафорически называю ОГНЕННЫМ КРЕЩЕНИЕМ.

o Каждая пара предлагаемых значений - микропрозрение - злые, золотые блёстки, из которых лепится Существо Радуги МИРА, Тело Времени. Чтобы второе, авторское слово достучалось до разума друга-читателя, первое предисловит его неустанно сто-крат.

o Пара Антонимов, кажущихся Синонимами, выражает опорные начала АРКИ, которая может быть словно РАДУГА раскинута от края до края Неба. Собственно, до ДРУГА. Для людей Радуги Добру не противостоит никакое Зло, ибо Добро ЕДИНСТВЕНОГО, ВОИСТИНУ БЛАГОСТНО, когда обращено к Другу.

o Другая диалектика сознания есть инструмент ДЕЙСТВИЯ, в отличие от диалектики ПОНИМАНИЯ, снимающей противостояния в угоду однозначному понятию-синтезу. Понять единственное Добро, значит подойти к краю пропасти и, либо в растерянности остановится, попятится к привычным установочным понятиям посредующим доброе и злое, либо совершить ПРЫЖОК во БЛАГО, простор которого отмечается РАЗ-умом не умо-заключающим, но НАМЕРЕВАЮЩИМСЯ. Не в царство "белокурой бестии", стоящей вне добра и зла, мы открываем дверь, но в царство разумного ЗВЕРЯ. Невиданного говорящего зверя. Который ВЕРИТ и потому обращен к ДРУГОМУ. Только Вера создает общее Будущее. СЛАВУ ПРАВИ. Где живой Зверь обращается в Разумного Человека.

o Угловой Алгоритм можно выразить местоимениями. "Я" начинаю восхождение как своевольное существо (злое); в столкновении с "Ты" другого, я расту, набираюсь сил, тянусь в высоту; наконец, достигаю такое своё "Мы", в котором нахожу своё высшее понимание (мы-моё), в котором согласованы все преткновения с чужими. С этой высоты возможен радикальный поворот взгляда, - направление его к ГОРИЗОНТУ со-бытий, иду на "Вы"! Высшее по вертикали перестает быть актуальным, высшим по смыслу становится обращение к Другому, равному по высоте. Другой не используется для собственного роста, но с ним возможно установить солидарные отношения необычайного характера. Отношения, в которых создаётся Новое Время. Время Действительного События. ВЫ-СЬ СВАСТИКИ.

 

* О необходимости Текста.

o Написание текста - дело ответственное. По нему тебя узнают, по нему тебя будут отвергать либо принимать-понимать. Я буду писать только о том, что выверено моим сердцем и разумом. Обращаясь к близким и родным. О чем речь? О Мире и о Государстве. В этих двух словах нашел я Равновесие для души своей и сознания. Однако предстоит растолковать, разъяснить, что стоит за этими словами. И кто. Если Мир проясняется из некоторого созерцательного безмятежного состояния, то Государство есть проявление Воли. Я не намерен обмениваться и обманываться мнениями, предлагать мировоззренческие проекты, но непосредственно моделировать настоящее со-общество своим Разумом и Волей. Насколько он зрел -пусть читающий оценит сам. Оценив соответственно, получает приказ государственной воли. Текст призван формировать А-социацию Государей. За пределами фальшивой социальности. Государство я вижу в измерениях Личности, Семьи, Нации и Расы. Они утверждаются на фундаменте четырёх измерений Мира. Вопросы формирования Нации будут ключевыми в моём тексте. Кто-то призван сформулировать новые определения очевидных вещей. Где есть определённость, там есть сознание. Всё что неосознанно отвратительно, ибо ввергает в пучину невежества, ничем не сдерживаемой агрессивности и похоти. Что, в конечном счёте, разлагает и омертвляет человека. Узнав о смерти Личности, человек либо умирает как Существо Сознания, либо воскресает в ТЕЛЕ Живого Сознания. В деле устроения Нации необходима Сила особых существ, вполне вызревших из мирового Окоёма. Они призваны говорить и писать Сакральные тексты Родоначального Человечества.

Огл. 1. Сообщение и Обращение.

o Как много гомона-разноголосицы вокруг. Всем есть что сказать-сообщить, по делу и от безделья. Люди оглушены собственной говорливостью. Говорит ли это о присутствии Дара Речи у каждого? Отнюдь. Читателей, что хотели бы услышать Другого, почти нет совсем, поскольку все переполнены своими сообщениями. К чужому можно обернуться только за информацией, универсальной валютой эпохи. Насыщает ли информация? Выражает ли она твой непродажный Голос? Она может говорить о важности исторического наследия, современных научных технологиях, есть что сказать, много чего разного. Когда есть ЧТО сказать, часто теряется тот, КТО говорит. Пожалуй, этим только усиливается жажда, истощающая Существо Дела. И незаметно входит в сознание отрава полного неизбывного одиночества, что ведёт к шизофрении социума, выгодной людям непроизводительного труда, бюрократам и чиновникам. Ин-формированность вытесняет Мысль. Каждый включается в систему передатчик-приёмник информации, жертвуя собственной цельностью и лишаясь кон-кретного (=со-творческого) союза с Другим.

o Быть источником сообщения, не значит быть в Обращении, в котором всегда у Говорящего (пишущего) есть синхронная способность Слушания. Себя и одновременно Другого. Порода истинно говорящего амби-валентна, равновесна, терминальна, осмыслена. На фоне якобы понимающих друг друга источников Сообщения, участник Обращения выглядит непонятно, парадоксально, недемократично, словно сумасшедший. Он как-то странно конструирует свою ин-формацию, отдавая первенство символическим, метафорическим значениям. Его Сообщение вселяет странную тревогу, ибо неразрывно сопряжено с сакральным Носителем информации, за пределами всяческих обыденных определённостей. Потому и активизирует у получателя нечто давно забытое, усыпленное за ненадобностью.

o Масштаб массовой оглушенности сообщениями может отрезвить потенциального участника Обращения, восстановить его действительное миролюбие по формуле Говорящий ("Ты"- первое лицо) - Слушающий ("Я"- второе лицо) в Двуедином Лице ("ВЫ"). В обществе сообщающихся первое лицо всегда "Я". В обществе Обращённых "Я" - второе лицо, внимающее и син-хронно вторящее повелительности первого лица - "ТЫ". "Я" - поистине читатель и слушатель. Массовая коммуникация лишена всякого смысла, ибо в ней фактически отсутствует первое лицо, вместо него говорит и отстаивает свои позиции "я", переполненное мессивом сообщений. Собственно, Мыслью можно назвать действительное вы-движение - вторжение настоящего первого лица ("ТЫ") в океаническое поле внимающего ему "Я". "ТЫ" выступает словно мыс Эл (бога) в понимании "Я". Имперское "ТЫ" признаваемое а-вторским "Я" (вторым), исполняется Даром Речи обращённой к другому мыслящему существу (ВЫ).

o Великокняжеское "ИДУ НА ВЫ" обращено к вы-сшему "ТЫ" Другого спаренного с его вторым лицом (Я). Обращающийся может нести бред, не передавать никакого сообщения, вообще замереть в некоем осмысленном жесте, и при этом он никогда не теряет собственной имперской значимости и царственной снисходительности к людям, что часто просто бесит, выводит из себя мелкие души. Схемотворчество смехотворно. Князь, увязнув в собственной вещей значимости, ищет обратиться к вещему смыслу в другом. Потому предметные построения информационной сферы потусторонни его сфере бытия - инаковы ей.

o Вселенная сообщающихся миров, которую они называют "единым миром", претерпевает явный коллапс, и редкие существа удерживаются от центростремительного срыва. И вот МЫ говорим ос-мы-сленно (ось "мы" сильна) и выстраиваем Обращение пред-ставительно по другую сторону массовых пред-ложений. Мы, словно вы-мы-шленные существа для такого "единого" мира недельны, воскресны, сторонясь суетливой потребительской предприимчивости его заложников. И мы выступаем особой Расовой Волей. Наша эпоха эпична. Вот же она, совсем рядом с вашей, комично-трагической!

o Сила первого лица (ТЫ) никогда не коллективизируется, всегда индивидуальна. Социально вместительным может быть Я. Новое Я -иное. Осмысление всегда на таинственной стороне Бытия, невидимое среди разнообразия Сущего. И именно Человеку открывается СМЫСЛ, неизвестный всему природному миру, который диктует своё вымы-сливаемое время Действительного Обращения. Нотой ДО. Доминантой новой октавы. И Время говорит и Время говорить. Ибо пришел Срок, роковым случаем Избранника Речи Высокой-ясной и повелительной, но не для всех и кого попало - только лицам с врождённой понятливостью и свободолюбием. Они благородны. Остальные чернь. О чём говорит глубокая понятливость? Скорее всего, о готовности "Я" к пришествию другого "ТЫ" как Бога. В звании "ВЫ"-сшем. Либо Я загажен массой утилитарных сведений и живу умалённой ничтожной частицей мира, Бог не захочет вступить сюда, либо моё "Я" - вместилище всего Мира, упраздняющее его содержательные нужды, но выявляющее Единственного Творца, "ВЫ"-мышление.

o Непрестанное вопрошание со стороны Я: Ты кто? - сохраняет режим Обращения, по высшему счёту, воскресительный. Ты кто? Такт и тактика Речи божественного Ритма, синхронизирующего отношения обращённых Друг к Другу. Вопрос не позволяет успокоиться - впасть в себетождественность, укрепиться в социальной идентификации. Только в Роли единственного существа единственного Мира, но мне этого мало и я взываю-внимаю-приуготовляю место Твоему пришествию. Да будет воля Твоя. Я с-миряюсь ради ПООЧЕРЕДНОСТИ. И происходит чудо Встречи. Приходит МИРЪ.

o "--понятие "информации", имеющее свои корни в схоластике, мало кто вообще понимает. Святой Бонавентура и за ним Фома Аквинский определяли информацию как нечто, что формирует человека извне. Николай Кузанский различал в человеке "форму форманта" и "форму информанта". "Форма форманта" - внутренняя форма, которую создает личность, индивид. Это сложное понятие. "Форма форманта" не имеет никаких знаний, это, скорее, духовный организм, который растет сам по себе, как и почему непонятно. Зато понятно, как растет форма информанта. Ее создают внешние влияния, начиная с матери, детского сада и кончая профессорами в университетах. Здесь информация - нечто, что пытается нас научить, что давит на нас и не хочет, чтобы мы были самими собой" (С. Головин).

o Форма форманта не просто форма, однозначно определяемая внутренним состоянием автономной вещи, но одновременно СВЕРЯЮЩАЯ себя на внешней границе со всеми факторами наружных влияний, непрестанно критериально фильтрующая их. Двойной актив формы форманты обращает вещь в Существо Обращения. Существо Сообщения только показывает себя, оно встроено в мировое информационное поле и ПОТЕРЯНО в нем, став же Существом Обращения, НАХОДИТ не просто себя, но и Действительность наружного влияния, совсем не информационного. Ни один экстрасенс, считывающий пространственную информацию не в состоянии реально влиять на нашу внутреннюю жизнь, для этого он должен стать Существом Реального Обращения. Более того, ни один мастер информационных технологий не в состоянии решить собственные внутренние проблемы, даже при наличии прибыльных дивидендов от своего ин-дивидуального мастерства.

o Когда существо сообщения говорит о своей свободе, "свободно выбирает" в среде внешних обстоятельств, оно только показывает себя, но еще не выражает собой свободное существо. Попадая в ситуацию угнетающей зависимости (от родственников, работодателей, государства, физической природы) такие индивиды срочно прибегают к помощи ЗАКЛИНАТЕЛЬНЫХ технологий поля сообщений, уверяя себя и других в своей неповторимости, необычности, свободе своих намерений, по существу не являясь реально свободными, ОТВЕТСТВЕННЫМИ за своё обращение к другим, ввиду отсутствия реального Обращения. Когда в сказке мы читаем "ударился ОЗЕМЬ и превратился…", то это не просто чудесная способность сказочного героя, но способность ОБРЕТАЕМАЯ только в опыте Реального Обращения к Земле, к её индивидуальному началу за пределами её информационной "объективности". Ударяются ли "оземь" современные экологи, ведущие статистику повреждений "живой природы" и призывающие человечество к бережному обращению с ней? Когда нет реального Обращения К…, появляется призыв на сторону по поводу обращения С.

Огл. 2. Предмет и Вещь.

o Обыденное сознание не различает предмет и вещь, ибо неразумно. Разъясним это различие. Опредмеченная вещь заключена в прокрустовом ложе. С одной стороны она становится доступна отражающему вещи сознанию (пред-мет). Однако и в этом проявляется одиночество предмета, отражающее сознание отрывает вещь от единства вещего-вечного-сущего. Вместо цельного осуществления в Со-вещательности Сущего, предмет попадает в систему причинно-следственных связей, ведомых отражающим сознанием. В систему винительного падежа. Отражающее сознание сопровождает предметную волю познающего по логике "потому что". Но сознание, отражающее пассивно, не замечает Силу, Сближающую Вещи по Существу. В опыте Вещего Прозрения сознание может стать действующим, а не только отражающим. То есть, вы-ражающим Силу Мысли, проявлением воли действовать "во имя и ради того, чтобы" возрождать Вещую Вещь. НАЗЫВАЯ её по ИМЕНИ.

o Вещь весома сама по себе, нет ничего важнее Вещи. Предмет показывает свои признаки и в сгущении признаков представляется значительным и как бы понятным. Но эта понятность мешает сближению по-существу. Сам познающий боится увязнуть в вещи и потому уверяет себя в том, что "понимает вещь". Видит её в системе исторического причинного становления. Увидеть её сразу как Вещь становится невозможно. Вещь вне исторического времени - чудо-чудовище, не вписывающееся в прагматику обычной жизни, -неуместна. Предмет же привычно понятен, представителен.

o Предметность маскирует себя в понятиях субстанции, материальности. Сгущение признаков выдаёт за содержательность. Однако Вещь амбивалентна в своей действительной Содержа-тельности. Определённость вещи, отличающая её от другой, со-вершенна своей незаконченностью, семантической неопределённо-стью, позволяющей Вещи всегда быть в толковательном обращении к Другой Вещи. Вещь в непрестанном Роении словно имеет магическую Ауру Единого Сущего. Вещь призыватель Единства. Вещь приманивает другую вещь не по образу, а по Подобию. По Образу она всегда относительна, предметна, по подобию - абсолютна и неразменна. Для предметного сознания это кажется противоречием : разве амби-валентная двойственная Вещь может быть абсолютной? Но сознание, прозревающее вещее, замечает неразрывность сгущённой в вещество вещи и свет её ауры. Вещая вещь - сияющее и вещающее вещество абсолютного Сущего. В предметном восприятии вещи всегда существует опасность схлопывания, коллапса её в некую "вещь в себе", черную дыру. У многих людей мы видим поврежденность психики, её продырявленность. Черная дыра становится центром, организующим злокачественное образование в топологии вещего и вполне здорового вечного тела.

o Сияние Вещи просветляет оптику бытия, делает ясными существенные синхронные связи между вещами. Это возможно, когда всё сущее брошено в безбрежность бытия, и здесь оно действительно вымысливается и сопровождается Мыслью. Заботливость Бытия о Сущем выражается в БЫТИИ-КАК-МЫШЛЕНИИ. Вещь становится истинным местом Мысли, где она перестаёт метаться между предметами, а обретает покой и умиротворённость - осёдлость. Рассудочный разум, опирающийся на предметы восприятия и память, уступает место Сердечному Разуму Вещего Смысла.

o Поле Мысли не может регистрироваться предметностью приборов и, более того, чувственным восприятием, но легко уловляется истинной содержательностью Вещи. Любая вещь пребывает в некой Со-дрожательности с каждой из вещей, что недоступно предмету. Вещь, "проваливаясь" в бытиё как мышление, понимается. Понимание предмета отражающим сознанием всегда трёхступенчато : вещь, представление о ней, предмет. На каждом предмете лежит печать субъективного представления о вещи, клеймо раба. Такой вещью можно владеть, встраивать её в систему своих представлений, в своё сознательное схемотворчество, смехотворное для вещей вещи - вольной и предельно весомой, но нетяжелой. Предмет же когда весом, тогда же и тяжел.

o Предметы побуждают человека бодрствовать, но в качестве предмета. Вещее же угадывается сквозь сно-знание. Вещий человек спит вещим сном. Психоанализ определяет действенность вещи как "бессознательное". Но слово это может ввести в заблуждение, проявлять себя "бесом" сознания отражающего, мечущегося между вещами, увлеченного взаимозаменяемостью предметных вещей. Такое сознание постоянно будет выставлять "понятную" причину психического или нервного расстройства, тем самым полагая разрешить проблему. Можно расценить сферу психоаналитического сервиса ("помощь людям") как уловку фальшивого сознания. Но психоанализ может стать школой эксперимента ради обнаружения неразменной вещи, самого человека, выявляемого в лоне Слова.

o Предмет имеет две стороны - как предмет восприятия и как представление в памяти. Вещь также имеет две стороны : вещество мира, его волшебная субстанциальность и понимание существа вещи. Две масти в игре - черная и красная. Понимание вещи осуществляется в поле вещего Слова, оно и есть Свет Негасимый. Веществом Мира вещь женственна. Радиоактивным сиянием Слова вещь мужественна. Обнаружить вещую жизнь вещества мира можно только "уснув" наяву. Здесь нет тесноты предметов. Вещий Мир просторен и построен сно-знанием. Человек успокаивается не потому, что он овладел какими-то предметами своих потребностей - это ложное счастье обывателя и всегда недостижимое, - но прозрел Вещь как истинное место Смысла. Предметный мир обжит, но и человек в нём обжат "понятными" предсказуемыми вещами и несвободен. Свобода - это Вещий Мир, где никто не тяготится и не раздражается по поводу другого. "Кто" - это Вещь по-существу.

o Вещее Созерцание Мира не присваивает ничего кроме собственной Особенности и является основанием построения Особого Мира в опыте Солидарности между существами, Со-Вещании, Со-дрожании вещего Ритма. Вещая воля каждого не обеспечена постоянством предметного восприятия, она скорее некий прерыватель ради наделения смыслом двух Дельных сторон Со-общения. Такая воля открыта к дейст-вительному "зачем" и "ради кого". Если воля обывателя манипулирует заклеймёнными вещами, "владеет" ими, то воля Мирового Существа - ГОСУДАРЯ - направляет вещую совещательность, добровольное влечение вещей друг к другу.

o Предметы, которыми владеет современный человек, несут на себе клеймо истощённости. Слова не освежают восприятие, но словно песок пустыни окружают каждый предмет, подчёркивая его одиночество. Предмет может сильно чувствоваться биологической, предметной стороной человека, даже доводить до оргазма, но он не может со-вещаться. Именно здесь причина неудачи "любовных" союзов. Сексуальное озабочивает. Излиться хочется и злиться приходится от постоянных неудач. Однако Эротическое вещее влечение обеспечивает заботливое и бережное Сближение самостоятельных вещей. Вещь взывает и вовлекает в осуществление по существу, со-вестью Сущего. Предмет же всегда раздражителен, в раз-драе с другим и с собой и не дорожит ни собой ни другим. Предмет может быть красив - красивая женщина. Но только существо вещи Прекрасно, это лучшая из женщин, пробуждающая со-весть, Василиса-Прекрасная.

o Восстановление Человека как Вещей Вечной Вещи ныне самая актуальная задача, и не в абстрактно-предметном смысле всеобщих прав и философских определений, но в конкретно-личностном,-- Меня и Тебя, брат, радующий сердце моё, и сестра моя, возлюбленная, к кому обращаюсь.

Огл. 3. Народ и Нация.

o Различение народа и нации даёт силу не ввязываться в массовую политику, какой бы привлекательной она не казалась. Нация развивается совершенно иначе, чем народ. К народу относятся все рождённые, но Нация возникает как Существо общего дела Призванных. Как Население, народ является статистической величиной. Нация - есть особое сословие, к которому не применим статистический подход. Относительно Народа, Нация - нечто запредельное, трансцендентное, неведомое (амба). Нация включает народы в свой со-став, но народ ("единый народ России") не может включать нации в себя. Проясним особый характер национального ДЕЙСТВУЮЩЕГО сознания. Не составляет особого труда властвовать над народонаселением, держать его в подчинении - достаточно быть самоуверенным и праздным - и вот ты уже в разряде организаторов, управленцев, чиновников. Нация не подчиняет и не властвует над народом, но, являясь фактором государствообразующим, управляет и НАПРАВЛЯЕТ к цельности осуществления в Мире. Это особый, вполне творческий и производительный Труд и особая Ответственность за Людей. Нация не возвышается над народом, но стоит рядом. Как особое Дело Государей. Массовая культура препятствует Народу разглядеть своё Правительство. "Элита" СМИ и власть имущих, превозносясь над народом, по существу являются выродками, обеспечивающими свое благополучие неумеренной жаждой денег и власти.

o Идея НАЦИИ - это белое пятно в современной политике, философии, социологии. Чаще всего народ и нация понимаются как тождественные понятия. Народ закалён обстоятельствами, но и заклан на алтаре социальных установок, ведущих к нивелированию личностной самобытности и своеобразия. Как ни странно, главные установки, позволяющие властвовать и держать народ в подчинении, - "все мы люди и все мы живём в одном мире". Но и сам властитель находится внутри области народа. Нация - совсем другое дело. Она управляет, но не властвует над людьми. И управляет снаружи, правдой другого порядка жизни, - как бы из зазеркалья, с его непонятным логосом-голосом. Государь, как выразитель национального смысла, не находится внутри своего народа, в отличие от Господ, но снаружи, что делает его доступным к общению с другими народами. Национальное государство никогда не формируется лицами, выбранными народом, народными избранниками. Народное правительство - нелепость современных государств. Нация зачинается самобытной (богоносной) Волей зрелого действенного самосознания государственного мужа.

o Нация это избранное (не народом) меньшинство. Но есть Сила, безоговорочно стоящая на стороне нации и одобряющая её метаполитику - это ДЕТСТВО. Все здоровые дети ощущают и сознают магию самоценного слова, вещую энергию вещей, сказочность мира, не встроенную в систему прав и обязанностей и наёмного труда общества взрослых. Но дети не могут создать национальный язык. Народ живёт в под-дельном мире, словно в под-земном, со всем запасом пред-приимчивости своей, ибо не знает Дела, основанного на Дельном Слове, по-делённом на оппонирующие значения единого смысла. На публичной площади Синонимии совершается предательство национального Дела. Слова однозначные легко включаются в систему соподчинительного предложения и являются инструментами власти. Люди из народа рождаются, трудятся, умирают. Род живет, конкретный вид умирает. Пользуются языком, отражающим ситуацию прямой зависимости от условий существования, но не владеют. Символический знак избыточен, несуществен для обывателя. Знак, зачинающий мистерию Чело-вечности, неведом даже народной интеллигенции. Священники также под видом приобщения к святым таинствам исповедуют прямое влияние на людей, преграждая путь национальному становлению.

o Амби-валентное Слово (АМБА) с приоритетом второго значения есть ПРАВИЛЬНОЕ слово национального сознания. Слова национального языка со-чинительны, мета-форичны, категоричны, и необходимо толковательны-герменевтичны, являясь выражением Высокой Культуры. Слова народа однозначно понятны каждому из данного народа. Наиболее глубоко чувствующая душу народа народная интеллигенция - всё еще только совершенный пользователь языка, но не владеет им и потому всегда находится в опасности двусмысленной ситуации,- принимая вторичность языка, она склонна превратиться в культурного демагога, чиновника от литературы, пекущегося о деле народном. С другой же стороны, сознавая ценность языка, она в нём и застревает, культивируя свой разночинский интеллект, к нации не примкнув и из народа выйдя, - "вышли мы все из народа".

o Нация утверждает свои полномочия не в истории данного народа, но, скорее, прерывает эту историю властью совершенного языка, законом языка, ради другой Истории, не зараженной истеричностью народных настроений. Нация как бы горит холодным огнём. Понимая язык, помянув прошлое, нация открывает действительное будущее тем, что МЫСЛЕДЕЙСТВУЕТ СЛОВОМ, самобытную жизнь укрепляя, распахиваясь в щедрую безбрежность мира. Нация - есть ПРОЕКТИВНОЕ пространство Великого Символа. Потому вносить в поле Национального Проекта экономические планы и политику, заботящуюся о нуждах народа, значит совсем не понимать роль Нации, её функцию. Нация сопровождает народ, но не ввязывается в его нужды. Национальное Правительство стремится наладить дружелюбные контакты с народными избранниками, народным правительством, лучшими из народа.

o Слово национального сознания для понимания мифологично, для жизни мистериально, для интеллекта метафорично. Слово нации пророческое не в смысле предвидения грядущих событий, но в смысле действительного производства этих событий силою Слова. Нация стоит ВНЕ ЗАКОНА, созданного для упорядочивания народного плюрализма, но ставит НА КОН Единственную Личность Государя в Событии Обращения к другой Личности. Такой вот Культ Личности.

o Слово нации смещает значение доминирующего инстинкта самосохранения биологической жизни на вторую роль, выделяя доминанту Инстинкта Смерти, как меры этой жизни. Инстинкт Смерти - это не стремление покончить с жизнью, но, определив меру её, - проявление риска говорить иное, риска ИНАКОМЫСЛИЯ, вполне жизнетворного, обновляющего фактическое содержание жизни. Культура нации держится на интуиции Новорожденного, еще не знающего смерти. Именно в этой интуиции инстинкт смерти предельно конструктивен, предприимчив, радостен. Инстинкт смерти - основание жизнерадостного, неунывающего характера человека. НОВОРОЖ-ДЕННОЕ СЛОВО ищет из толщи мифических образов народной культуры свой лик и соединяется с ним. Так возникают национальные Герои, былинные Богатыри, умеющие смотреть прямо перед собой в лицо Врага и Друга, а не задирать голову вверх в поисках "высшего творца" мира или склонять её перед угнетателями либо в ложной молитве уничижения.

o Национальный союз призван к осуществлению четырёх Мистерий : Благовещения - в Слове авторском, Рождества - богоявленной Личности, Воскресительном - литургийном опыте Встреч истинных и Вознесению - в действительный Миръ. Мир в тишине своего безволия словно ожидает Дельного Человека, отнюдь не безвольного и не поддельного, но реализующего собой высшую Надежду Мира. Безволие Мира - это величайшее требование к воле Человека, а не попусти-тельство его нелепым прихотям. Он обязан быть МИРОЛЮБИВЫМ, ДРУЖЕЛЮБНЫМ. Других обязанностей нет у нацеленного на цельность мира. Парадокс : безволие мира не утяжеляет зависимостью от обстоятельств и не провоцирует волю к освобождению от бремени мира в отдыхе, нирваническом ничегонеделании, но всеобще разрешительно и тем мобилизует Волю особого рода, новорожденную, действительно обращенную к Миру, в котором не ущемляется Правда Человека. Инстинкт Смерти, поддерживаемый женственным инстинктом со-хранения, конструирует мир подлинный и выражает Волю Слова в Танцующем Существе Мира. И Мир откликается на такого танцора. И танцующий не расплющен бременем мира, но возвеличен красотою Мира. Не слова использует человек, но Слово, взирающее на мир, поющее и танцующее существо Мира. Диктат природной и социальной обусловленности - скорее иномир, пробуж-дающий всё поддельное. Предлагая "свободу выбора", многообразие способов жизни, иномир разрушает личность. Обыватель, разрешая себе многое и разное, скорее отрешается, от-дыхает от единственной мировой задачи, и тем предаёт себя. Правдой называет фактическое положение дел, культивируя нездоровую отчётность. Человек Нации всегда призван к Великой Решительности.

o Народ рождается, нация начинается и начинается с созерцательности, в которой человек способен слышать милосердную тишину мира, как ребёнок слышит дыхание своей матери. В лоне милосердия мирового человек открывает себя ГОВОРЯЩЕГО. Много я встречал авторитетно молчаливых, дзен или еще как-либо нирванически просветлённых, подменивших решение говорить отрешенностью буддийского безволия. Они не слушают мир и не обращены к миру, скорее наблюдают боязливо за ним. Созерцательность же говорлива как ручей, ясна как звёзды и распахнута в мир. Наблюдающий же молчалив, выслеживая добычу, как часть мира. Часто можно встретить людей, расплющенных гнётом "насущных задач", но упорно утверждающих необходимость нравственного, общечеловеческого закона. Их "нравственность" только тоска и паника и одиночество духа.

o Миръ единственное истинное, обу-словливающее единственным Амби-валентным Словом, Об-стоятельство. ОБА-на! Нация Правопреемница Мира. Не пора ли нам, братцы князья-бояре, со-браться на великокняжеский национальный собор, соборуя старую Россию и воскрешая-восстанавливая святую, вечно юную Русь?!

o Миф, метафора и мистерия - суть МЫСЛЬ, СЛОВО и ДЕЙСТВИЕ. Попробуем, обратив МИФ в МЕТАФОРУ, подступиться к МИСТЕРИИ осуществления Нации. Отражая внешнюю среду ("бытие"), мысль еще не мыслит, она мыслит именно в мифологическом, сказочном измерении, действительно ВЫМЫСЛИВАЮЩЕМ МИР. Метафора - это не просто эпитет, но край мысли, край, с которого Мысль функционирует уже в определенности СЛОВА. Ращением Слова мы стремимся дойти до КРАЯ, того края, который зачинает Мистерию национальной СОПРИЧАСТНОСТИ. Нация начинается со СЛОВА.

o Миф возникает как результат недоговоренности Мысли до метафорического Слова как своего предела. Слова, исчерпывающего Миф, переводящего его на план выговаривания.

o Именно в Мифе обращаются к различным мистическим энергиям и силам, доступным для Посвященных с особым тонким восприятием. Собственно, от Мысли в Мифе действенно лишь НЕДОМЫСЛИЕ. Здесь и зарождается мистика и магия "энергетических влияний".

o Исчерпаны ли энергии недомыслия гитлеровской, сталинской, маоистской, пиночетовской мифологии? Увы, они по-прежнему господствуют в умах обывателя. Почему же? Обыватель стремится расти по вертикали, не зная своего верховного сознания, и здесь ему благо-приятствуют знаки Мифа, он подчиняется живым знакам возвышенного - власть имущим. Однако возвышение во власть, с точки зрения Высшего Слова, есть падение во власть.

o Культивировать НАЦИЮ как Миф - значит строить нацизм со всеми вытекающими последствиями, прибегая к заклинательным технологиям жреца-шамана.

o Мы НАЧИНАЕМ строительство НАЦИОНАЛЬНОГО ГОСУДАР-СТВА, в котором метафорическое Слово ДЕЙСТВЕННО и действенно на путях МИСТЕРИИ, а не "научно-экономического и культурного процветания". У Мистерии есть свои ЗАЧИНЩИКИ, ВЛАДЕЮЩИЕ СЛОВОМ и имеющие дар речи.

o Мы не утверждаем отношения ПРИВЯЗАННОСТИ и ПОДЧИНЕНИЯ народа своим Правителям, в отличие от восточных деспотий, но устанавливаем ДИКТА-ТУРУ авторитарного СМЫСЛА, воплощенного в КУЛЬ-ТУРНОЙ Личности. Отличие культурной личности от личности культуры в том, что она НЕЗАМЕНИМА в силу своей САМОБЫТНОСТИ. Неразменная, не встроенная в партикулярность культуры, она не подлежит ПЕРЕПИСИ и ПРОПИСКЕ.

o Культура ВМЕЩАЕТ в себя ТРАЕКТОРИИ людей, смешивает их и замещает общим культурным ТИПОМ. ДИКТА-ТУРА ТРА-ДИЦИИ - есть ОТКРЫТОЕ ПОЛЕ, где нет господствующего культурного типа, где ТРА-ЕКТОРИИ культурных (отличных от культовых) личностей не смешиваются, не обобществляются, всегда конкретно выразительны и неповторимы.

o В отличие от западного демократизма с его пониманием "свободы" как свободного выбора, мы УСТАНАВЛИВАЕМ ДИКТАТУРУ СВОБОДНОГО,- того, кто не выбирает, но решается БЫТЬ САМОВОЛЬНЫМ и дружит только с самовольными.

o Чтобы ИСПРАВИТЬ сложившийся перекос в понимании Свободы, мы восстанавливаем самобытные значения слов, прежде всего тех, что заведомо отнесены к разряду определителей "плохого". Именно в таких словах сконцентрирован предельный заряд Смысла. С одной стороны они как бы ТАБУИРУЮТ некие процессы, утверждают "не делай так". С другой же стороны, став своеобразным ТОТЕМОМ, они аккумулируют в себе некие подсознательные мотивации, до поры сдерживаемые, но регулярно разряжающиеся в конфликтах, гражданских, мировых войнах. Именно НАПРЯЖЕНИЕ, неуместное для человека Культуры, мы намерены ввести в русло СВОБОДНОГО ВЫРАЖЕНИЯ КУЛЬТУРНОГО ЧЕЛОВЕКА, существа ТРАДИЦИИ. Такая НАТУРА-ЛИЗАЦИЯ негативных определителей НЕ ВРЕДИТ ЖИЗНИ, не вносит раздор и конфликт в отношения, не подавляет личностный рост каждого, и если провоцирует, то как побуждение ОСМЫСЛИТЬ их символическое значение, весьма невыгодное и дискомфортное для мозга человека культуры, НЕНАТУРАЛЬНОГО.

o Трудно выступить ПРОТИВ конституционного запрета на разжигание национальной розни, войн, но если мы ищем МИР, необходимо ОПРАВДАТЬ ФИГУРУ ВОЙНЫ ПЕРСОНОЙ ВОИНА. Слишком мелко полагать правомочность защищающегося и неправоту нападающей стороны. Мы говорим о вполне СПРАВЕДЛИВОЙ ВОЙНЕ, также и нападающей. Михаил Архангел ПОРАЖАЕТ Змея не потому, что защищается от него, а исходя из НЕСОМНЕННОЙ ВНУТРЕННЕЙ ПРАВДЫ, призванной поражать все виды обмана. Поражать - не значит убивать ЖИВОЙ ДУХ, но ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО РАЗЛИЧАТЬ все формы лукавства. Ради нации МИРА.

Огл. 4. Среда и Мир.

o Исток человеческого существа - в Мире. Мир ближе Отца и Матери и дальше ночных звёзд. Мир. Что же это такое? Сначала рассмотрим то, что привычно понимается как мир - среду обитания. Обстоятельства среды принуждают человека быть также только элементом среды, объективным фактором объективного "мира". Среда подминает и ломает человека, пока он не узнает себя Существом Мира, абсолютно безмятежным и Действительным. Законы среды обитания - это законы принуждения. И принуждение это двояко : со стороны внешней и внутренней. Забота об окружающей среде - форма тоскливой озабоченности человека-слуги. Среда - всегда вызов и разрушая её, переустраивая, расщепляя атом, создавая свою цивильную среду, человеку может показаться, что он властвует над средой. Однако в конечном счёте, как продукт среды, он повержен ею в болезнь, старение и физическую гибель. В разнообразных своих начинаниях человеческое существо специализируется, являясь существом Светопредставления. Среда соблазнительна. Что есть ещё кроме среды обитания? "Это и есть весь мир" - говорит обыватель. "Нет!" - говорит улыбка на лице Существа Мира. Невозможность единственно-верной общечеловеческой задачи вытекает из слепоты челоувечного существа, сращеного со средой обитания. Вместо Мира - плюрализм мнений и бессмысленных решений. Упереться взглядом в среду, словно забыть присутствие Недели Мира, словно жить одним Днём Сурка.

o Заботиться или разрушать среду обитания - не разрешение проблемы человеческого существа. Среда только видимый, доступный органам восприятия (посредственным) план Мира. Что таится за этим планом? Есть особый мировой Ра-курс. На этой стезе никаким пастухам не удаётся превратить людей в миролюбивых овец, пасущихся на лугах земли. Ибо в каждом из людей (растущих) вызревает самостояние Мира, самоволие особого языка его и абсолютная неприступность индивидуального духа. Именно Мир делает невозможной Вавилонскую Башню единопонимания. Ибо небо мира в принципе невозможно достичь средствами среды. Оно даже и не вверху, скорее - рядом. Мир утверждает каждого в его Языке. В Языке своём каждый действительно от-делён от власти среды и Дельно заявляет своё назначение в Мире, знаками своего собственного Мира. Совершенно отделяясь от власти среды, человек сопрягается с ней касательно-поцелуйно, толкова-тельно-иносказательно и тем проявляет свою мировую волю.

o Взгляд на человека, как на явление среды, всегда обвиняющий, всегда страдательный. Что есть страдание как не принуждение среды. Современная экологическая идеология, пожалуй, страшнее фашизма, ибо помещает человека на пожизненное заключение в статусе биологического существа в среду обитания - в неизбежное одиночество. Астрономы рассуждают и прогнозируют на миллионы лет вперёд течение вселенских процессов. От этих "захватывающих" перспектив веет ужасом безнадёжной, бессмысленной, лишенной человеческого присутствия, Бездны. И это не Мир. Такие учёные ужасают своей мертвенностью. Несмотря на неподдельный восторг перед пространственно-временным масштабом вселенной, они не видят Мир. Не земля и даже не физическая вселенная место человека. Человек стоит и со-стоятелен только в Мире. В мире человек наделён неограниченными полномочиями. Что есть БОГ? Горизонт Общего Бытия в Мире.

o Неприступность здорового ребёнка - залог и предвестие его действительной жизни. Среда "реального мира" сминает его, превращает в покорную малость, он становится "вполне человеком". Но в любой момент в нём может пробудиться Ангел Смерти, Ангел Воскресения, Ангел Вечного Сражения. Не от "мира сего", то есть от Действительного Мира. Стоит только вспомнить в недрах своей неприступности себя, как существа вполне Самостоятельного и вечно живого, разумного и потому со-общительного. Раньше, чем своим родителям, ребёнок принадлежит Миру. Он, скорее, Существо Зачатия, чем Существо Рождения. Родившийся становится заложником среды, но в тайне зачатия, он-Существо Мира. И он - зачинщик мировых событий. Только в ребёнке, память которого не помята угнетающим влиянием среды, мир находит своего провозвестника. Он привязывается к магическим вещам и легко проходит мимо предметов, лишенных магической ауры. Все вещие вещи ведут невинную душу в направлении встречи со своим волшебным Двойником, действующим с той стороны среды обитания. И Двойник, словно ангел, направляет своего биологического собрата к обители Мира.

o Человек и есть философский камень в своей "не от мира сего" неприступности. Среда называет его дураком, потому что он не "целенаправлен". Существо мира целостно и нелепо дополнять его специфической "целенаправленностью". Не участвуя в прагматике привычного хода времени, дурак, словно не у дел. Но в срок он совершает сказочное эпическое Действие, выверив его в измерениях Мифа, Метафоры и Мистерии. Собственно, в единстве Мысли, Слова и Дела эпический Человек всегда у истоков другого Времени, всегда настоящего будущего. Прошлое - это не время. У Времени только два измерения. Тогда это эпическое время мира, высвободившееся из трагикомического драматизма исторического времени.

o Русь - странная нация, сохранившая верность Религии Мира и упорно исповедующая Мировой уклад жизни, Мировой язык, не покорившийся монотеистическому христианству, не говоря уже о других монизмах и логизмах духовной среды. Сейчас можно заметить много агрессивных "православных" проповедников, призывающих обратиться к церкви, к истинному православию, они вновь пытаются ввести в школы государства "закон божий". Но МЫ, Русские, никогда не склоняли головы перед "высшей" силой и никогда не стремились поставить кого-то ниже себя. МЫ всегда обращаемся к другому Существу Врага-Друга по ГОР-и-Зонт-али. Мы признаём только единственного Бога Равновесия, а это и есть МИРЪ. Бог, который "любит Троицу", не наш Бог. Это чуждая нам установка веры, неверная-суеверная. Бог - это существо у-с-троения. Мы обращены к Существу Дела, а не абстрактному "творцу", который только проекция нашей подсознательной боязни "всемогущей" среды. Человек глушит в себе огненную силу Творца, покорно помещая себя в разряд творения и апеллируя к вымышленному чудовищу по имени "Бог".

o Христианство в прошлом победило религию Митры (Мира) и, в конце концов, пришло к своему неизбежному завершению. Пытаться реанимировать его могут только утомлённые слабые души, боящиеся самих себя. Мир не ищет кого-то победить, он всегда только проигрывает прошедшее в истории и ожидает Человека как Меры Мира, свою действующую Квинтэссенцию. По-бедители так и остаются заложниками и жертвами Среды Обитания. Бедовые ребята, ничего не скажешь.

o Только в Мире Человек равен самому себе. Только в Мире он пребывает в совершенно неприступной крепости и окружающая среда не может потеснить его или сломить. Только в Мире возможно неконфликтное со-гласие суверенных миров. Только Высокие Договаривающиеся Стороны, действительно участники Мира как Договора. То, что обыватель называет договором, всего лишь обязательство более слабой стороны перед более сильной (работодателем). Сильная снисходительно делает вид, что она также принимает на себя обязательства ради усыпления бдительности слабой стороны. В Мире Человек обретает сакральное тождество с собой и потому он способен устоять перед лицом смерти, он становится странником по мирам. По-мирание не грустный опыт физической гибели и потери личного сознания, но встреча с другим миром. "Не мир я пришел принести, но меч" - предательский перевод слов мирового парня Иисуса: "мир я пришел принести как меч". Мир всегда символизировался мечом, топором, ибо прозрение Мира неизбежно было своеобразным "врубанием" в существо Мира, не пониманием, но различающим Разумением. Различением и Повторением. Понимание вводит всё в поле восприятия и свидетельствует о нём. Разум прозревает Деятеля за пределами воспринимаемой и понимаемой "реальности". И ему говорит "да будет воля твоя".

o Среда обитания всегда маркирует Действительный Мир как вымышленный, не разумея, что такое мысль. Мысль всегда недоступна для среды, и именно мысль вносит в жизнь человека ВО ИМЯ чего он живёт. Мы, равные Ми-ры, рыскучие, текучие, влекущие друг друга магией своего Мифа. Мир способен легко вмещать другой вещий мир и так же легко отпускать, потому он связывает существ мира самой прочной связью. Найти себя человек может только в Мире, будучи сам МИРОМ. Второе Пришествие, по существу, есть Пришествие Мира знамением Человека МИРА, зовущего к Содружеству миров.

o Единству Мира ближе политеизм Элохимов, переосмысленный разумом как Человечная Множественность. Но бесконечно чужд монотеизм, яхвизм, обрекающий каждого на одиночество.

o Не узнающие себя существами мира, люди специализируются в своих навыках и умениях, но отчуждаются друг от друга. Мир отверженых - вавилонское столпотворение. Человечность как вавилонский проект не удаётся. Все институты контроля и власти над людьми не в состоянии справиться с непокорной человеческой породой, которая даже сломленная и униженная, всё же не оставлена миром и потому сохраняет свою неприступность. Человечность может быть только Проектом Мира. За пределами заклинательных технологий "мира". С точки зрения Проекта, Мир не может означаться как наличная реальность, так заявляет себя лишь среда.

o Каждого ожидает Открытие Мира как особое Откровение. Но Каждый не кто попало, но ДОЛГОЖДАННЫЙ, ибо его дожидается вполне кон-кретное существо Мира. Не узнавая огненного, яростного бытия в мире, люди каменеют в косности мирских специализаций, в одиночестве изгоев. Межличностные отношения всегда складываются неудачно, ибо переполнены взаимной требовательностью. Вкус к общению, по существу всегда сакральному, литургийно-воскресительному, незнаком социализированному существу. Друг для друга люди, выпавшие из мира, только некие обстоятельства среды обитания.

o Мир ищет в человеке не аскета-монаха и не существо вожделения, но существо, способное ВОЗДЕЛЫВАТЬ новую землю и новое небо. Мир эротичен, но эросом неслиянности. Эрос как разрыв Мира, его артикуляция, секс же как рассечение среды и её воспроизведение. Пол и есть такой исключительный разрыв мира, который невозможно опосредовать, усреднить. Разрыв Мира освобождает миры и миры невыносимо привлекательны, беспредельно интригующи.

o Ни один предмет среды не может на целую жизнь захватить всё внимание, только Мир. Разрушить Мир невозможно в принципе, ибо он и есть абсолютный разрыв, прерыватель любого дления. Одновременно он Совершенный Целитель-Панацея от болезненных разрывов среды. Жиль Делёз в своей работе "Различие и Повторение" проясняет именно формулу Мира.

o Тело Мира миф-мысль, и только в со-мыслии находят Друг Друга миры. Разве в "Мы" мы не предчувствуем бездну мира? Разве в "Я" я не чувствую решимости обратиться к этой бездне? Разве ты не вхож в мистерию "МЫ", когда бездна взывает бездну? Нет ровни человеку на Земле и потому так отчаянно взывает он к другому. А другой обездвижен. Брат мой Авель, что с тобой, где ты сейчас? И неподвижное тело тоже знак мира. А есть ли жизнь на Земле? Вот иду среди людей, а они обездвижены.

o Пишущий сакральный текст, разве не Авель, показывающий знаки брату своему Каину, знаки возвращения в Мир? Умиротворяя беспокойство Каина. Экологическая идеология более коварна, чем фашизм. Она исподволь подтачивает души, обращая человека в пожизненного заложника среды, в жертву. Ей выгодно "нет ни эллина, ни иудея", можно продолжить, - нет и человека в конкретной особенности его. Знание Авеля не нужно экологии. У обывателя хватает разных дел, чтобы ещё искать потустороннее.

o Нет старого или нового, прошлого или будущего, земного или небесного Мира. Мир всегда многоразличен в Единственном Смысле, в Единственном Слове, в Единственной Мистерии, которая называется Вечная Жизнь. Он одновременно и ясный Образ и магическая неопределённая туманность, побуждающая рисковать тайное сердце мира, откликающееся на тайный призыв. Среда может обуздать этот призыв, но не может отменить его.

o Добавления : Мир-Митра-Майтрея-Махди-Михаил. Митра и Варуна - близнецы братья как Мир и Война. Бог Договора и Дружбы в паре с Богом Клятвы и обязательств. Огонь и Вода. Огонь гонит, Вода ведёт. Языкознание Митры огненное с его двузначной диалектикой (рефлектикой) и Языковедение с его трёхзначной диалектикой сводничества. Вода Войны ведёт, обуславливает, соподчиняет и властвует. Огонь Мира разрешает все обуславливания, сжигает сводное содержание известных вещей и трансформирует его в новое, над которым не властно время. Известная история людей, непрекращаю-щиеся войны. Однако МИР ещё ближе - там, где война завершена.

o Крещение Водой и крещение Огнём, древние ордалии Варуны и Митры. Михаил Архангел, поражающий Змея. Змей и Мир - две предельно значимые стороны нашего существа.

o Человек, как фактор среды обитания, проживает опыт НЕРА-ВЕНСТВА. Это непрестанная ВОЙНА. Но и РАЩЕНИЕ себя по ВЕРТИКАЛИ. До ГОЛОВЫ. ГОЛОВЫ как УГЛА, разворачивающего основную МОТИВАЦИЮ Жизни по ГОРИЗОНТАЛИ. Головы СУЩЕСТВА МИРА. Здесь обнаруживается МИР КАК ДОГОВОР РАВНЫХ.

o Среда довлеет над человеком весьма ОБСТОЯТЕЛЬНО. Как извне, так и изнутри его Существа. Мир является опытом ТРАНСЦЕНДИРОВАНИЯ всего обусловленного, фактически данного. Мир пре-дельно СМИРЯЕТ. Он есть действительное УТЕШЕНИЕ мечущемуся в объективной реальности среды обитания человеку. Кто УТЕШИТЕЛЬ? МИРОВОЙ ЧЕЛОВЕК. Сердце Мира. Среда, сфокусированная в Человеке есть Сердце, брошенное в Мир.

o "…Хочу уснуть я сном того ребенка, что все хотел забросить сердце в море"(Ф. Г. Лорка).

Огл. 5. Добро и Благо.

o Пришла пора поставить точки над i в одном вопросе. В вопросе, чрезвычайно запутанном. Он уходит корнями своими к райскому выбору. Предполагаем, что и разрешение его возвращает в Рай, к Древу Вечной Жизни. Речь идёт о Добре и… Благе, как действительно АНТИНОМИЧНОЙ паре. Для массового сознания вполне понятна другая пара, отчетливая как белое и черное, добро и зло. Двойственность, элементы которой лишены двойственности, тупое противостояние друг другу и никакое усреднение не рождает гармонии, равновесия, счастья. Такое противостояние несёт раздражение, слабость, утомление, не жизнь, а агонию выживания. Добро и Зло на первый взгляд кажутся фигурами очевидного противостояния и даже получают онтологическое обоснование. Религия Заратуштры говорила о попеременности правления Доброго и Злого Божества. Христианство, несмотря на свой монотеизм, культивирует манихейскую дихотомию, без которой рухнет всё здание церковной иерархии.

o Зло не противостоит Добру. Оно - скорее искажение и сбойка, аритмия на путях Добра. По существу же ЗЛО - ЕСТЬ ИЗБЫТОК ДО ВРЕМЕНИ НЕ УСВОЕННЫЙ, НЕ АССИМИЛИРОВАННЫЙ АБСО-ЛЮТНЫМ РИТМОМ ДОБРА. Но невозможно прозреть природу Добра, не уяснив знаки Ритмической Силы его. Добро сопрягается с Благом как Вдох и Выдох, напряжение и разряжение. И более того, Благость Добра, располагая предыдущим и последующим моментами, всегда стоит у истока Времени синхронностью Бытия.

o "Жить-поживать, добра наживать". Собрать много чего можно и заблудиться-озаботиться в дебрях добра. Но есть слово звонкое, золотое - "зло". Если мы нашли антоним, что делать с "плохими" словами? Когда "злой" язык метафоричен, тогда он проводник Блага. В поле метафорического языка нет принуждающего влияния, прямого воздействия на Другого. Такой язык апеллирует к завершенности Другого и побуждает промыслить ситуацию до конца. Воля Другого неприкосновенна. Добродушие позволяет внимать языку метафор, потустороннему. Ругаться, браниться, настаивать на чем-либо уместно, если язык добродушен и иносказателен. Такая настойчивость не принуждает другого, но побуждает его промыслить своё дело, ради самостоятельного законченного решения.

o Добродушие человека говорит о завершенности доброго в человеке, и тогда оно вполне стыкуется с совершенством Благодушия. Добро -это человеческая выдержка и высокое напряжение духа, культура осмысленного труда. Благо же есть удовольствие и блаженство чистого мышления (брошенность в бытие), психологическая релаксация, вплоть до полного забвения ориентиров, наработанных в опыте добродеяния. Добро действенно, когда окончательно, подобно фаллосу. Когда он не состоятельный "конец", получается не акт, а вымучи-вание. Но став состоятельным, он перестает маркировать сексуальное, открывая дверь в эп(б)ическое измерение жизни.

o До-бро со-бирает, до-бирает. Пока не добралось до своего конца, в его процесс вторгается избыток чуждых сил, не ассимилируемый системой охранительных оперативных установок "положительного" добра. Это вторжение может способствовать формированию установки о самостоятельности Зла. Собственно, такой установкой является понятие "греха". Греховность исчезает, аннулируется только тогда, когда Добро оформляется в единственном смысле своём, когда оно - не мнение, эмоциональный настрой, моральное предписание, но утвердительность самой осмысленной жизни. Происходит Отпущение Грехов. Тогда открывается изобильное поле благодати.

o Благо есть пребывание в трате, дарении. Формы благо-дарения роскошны, избыточны ("злы"), бескорыстны. Незавершенное добро следует логике "даю, чтобы ты дал". Благодарению не присуща такая логика юридического равенства. Дарю, ибо сила моя переполняет меня. Равенство здесь в том, что акт дарения находится за пределами любого добродеяния, является Прозрением Блага, равноценного Добру, и потому не ищет никакой награды. Необратимый улёт. Формы Благо-дати эстетичны, всегда иносказательны, всегда "сражаются", "противостоят", "противоборствуют", но действуют всегда заодно, солидарно-односмысленно. На стороне Блага возможно минимальное высказывание о Недвойственном (адвайта), и оно необходимо, амбивалентно, двузначно. Благой определяет Добро цельно и тем включает его в себя, ибо существует снаружи. Благо не определяется, не улавливается Добрым, скорее предчувствуется им, является его Надеждой, Ожиданием. Если Добро - Воля, Благо - есть Вольность, "в человеках благоволение".

o Сократ называл злом невежество, тем сохраняя сознательную утвердительность Добра. Требовалось только ОБРАЗОВЫВАТЬ ДОБРОЕ диа-лектическим вопрошанием, различением значений, собственной смертью обозначив краевое-моральное значение Добра, что позже повторил другой человек, завершенного в себе и потому абсолютного утвердительного Добра, - Иисус. Однако Аристотель уже полагал зло самостоятельной сущностью, что раскололо мир, сделало людей сомнительными существами, способными только обмениваться мнениями и усреднёнными умозаключениями. Аристотель открыл двери в ад. Невежество может властвовать над частностями мира, но не в силах одолеть существо мира - квинтэссенцию Добра. Мировозрение Аристотеля на многие века перекрыло путь сократовой диалектике. Ее исповедовал Августин, но "преодолел" Фома Аквинский ради кафолического "царства" изгоев.

o Искушение Христа в пустыне. Искушение народа со стороны своей интеллигенции, к которой можно отнести и духовенство. Пустыня есть последний момент, с которого начинается утвердительное слово в Богочеловеке. Слово, не имеющее отвергаемого Противника, Слово Откровения. Сатане Иисус говорит "следуй за мной" как Истинный Учитель. Обыватель же прочитывает "отойди от меня, сатана", ибо несёт в себе страх, сомнения, неуверенность. Так появляются две библии, совсем "немножко" отличающихся друг от друга.

o Отсутствие Сомнения - АБСОЛЮТНО новое качество человеческого существа. Здесь весь смысл Евангелия. Не такое простое качество. Видимая несомненность фанатиков, убеждённых в своих частных установках, легко обнаруживает свою несостоятельность при более внимательном взгляде. Показывает себя как механизм маскировки, самосохранения, замкнутый на себя, обиженного, одинокого, неуверенного в себе существа.

o Сомнение, даже ничтожное, делает человека подвластным сатане. Но несомненному Добру, Сатана открывается в великолепии своего внешнего блеска, ярким одеянием мира, поводом чистой радости, изобильностью среды обитания. И несомненное Слово управляет средой обитания, не допуская никакой двойной бухгалтерии, двусмысленности мнений. Слово это "от мира сего", поскольку Мир многолик, но в слове утверждается одном. Слова "не от мира сего" провоцируют суицидные наклонности, словно скрытая психическая зараза. Такие слова кажутся предельно соответствующими "реальности", они понятны и доступны обывателю, не нуждаются в толковании, однозначны. Сам Мир настолько чудовищно близок человеку, что он в ужасе и испуге отшатывается от его непостижимой безмятежности, вперяясь взглядом в Среду обитания и ошибочно называя её "миром". Здесь он тешит себя иллюзией Действующего Лица. Слова обывателя описывают некий коллективный гипноз, заземляющий смысл мирового Добра. Они похожи на обломки крушения Великого Человека и по инерции сохраняют внешнюю грамматическую связность в предложении. Утеряв Со-стоятельность Первобытного Слова, предложения множатся, как и спросы, цели, средства. Забот больше, сомнения усиливаются, деньги же не предлагают мир, но только комфортное расположение в среде обитания. Человечность разносит. Слово, перестав выражать Существо Дела говорящего, отчуждаясь от него, становится инструментом умерщвления Человечности. Слово как фактор статистики.

o Добро человека заботится только о верном, вверенном человеку знании, то есть о знании знания, и так культивирует Действительность, Существом Слова, количеством со-общающихся во вверенном русле (ru-слово-li) единомышленников и качеством единст-венного Дела ликующих по-дельников (li). Добро как Слово и есть существо осмысленного Человека Мира.

Огл. 6. Гражданин и Государь.

o Предполагается, что "гражданин" вполне понятное слово. Говорят о гражданском сознании, гражданской ответственности, гражданском долге. Но понимают ли, о чем говорят? Получают гражданство, дающее гражданские права, словно кота в мешке. При том вокруг целая армия легальных толкователей гражданского Закона. Один только Государь лишен "права" голоса. Однако только Государь и может внести ясность в тёмную тему "гражданина".

o Иисус в пустыне окончательно отстранился от уловок сомнительного "мира" и вспомнил, вос-принял себя Государём Мира. И невежество, как зло мира, тогда обнаруживается не темнотой скрытых намерений желающего власти, но сияющим покровом мира, открытым для отражающего мир сознания. Пустыня делает Иисуса Спасителем и он говорит любому Соблазнителю "следуй за мной". Иисус продолжил дело Сократа, показав добровольной смертью своё право на несомненное Утверждение единственной Правды, единственного Добра, цельного сознавания Мира. Став Мечом Мира.

o Восприятие Слова по существу и понимание его вполне тотчас оборачивается Делом Слова. Что не происходит с недопонятыми словами. Понимание слова "Гражданин" - основание гражданского дела. Именно Слово становится верным УДОСТОВЕРЕНИЕМ гражданина. Современные государства устроены по-другому. Мы засвидетельствуем правильную аксиоматику гражданского мира, которая не искажает, не калечит сознание и намерения людей, но восстанавливает. Силою Слова мы намечаем А-реал гражданского общества, его контуры. И Благо у-разумевшим.

o Гражданин ограждён ли от сомнительных ценностей сомнительного мира? Оставленный на произвол судьбы, он становится не существом Роста, но существом Упадка. Маловероятно надеяться, что он подвигнется на переосмысление своего "гражданского" положения. Конституцией, законами страны ему положены как факты вполне "рациональные", вполне "естественные" обязанности. Трудно заметить их затаённый изъян по Смыслу. Здесь необходимо Слово Государственного Мужа-ГОСУДАРЯ, его аргументация, его Обращение, его Тексты и Прямая Речь.

o Писание Текста как Делание Слова - высокое действие и вполне ответственное. Своеобразный опыт Увещевания, Управления и Спасе-ния гражданского сознания (С.П.А.С. - Система Понятийного Аппарата Сознания). Гражданское повиновение, основание действительной государственности, начинается сосредоточением ВНИМАНИЯ к тому, кто вновь и вновь проясняет смысл "гражданина" за пределами фактических ярлыков и неочевидных определений, выгодных невежеству с его властолюбием. Представленный текст, кон-текст Конституции Государя, промысливаемой на соборно-индивидуальном Бо-Ярском Со-вете. От этой Конституции невозможно уклониться, она идёт торжествуя, уверенно, несомненно, поскольку обращена к индивидуальной Силе и Правде каждого, игнорируя мишуру ложных предписаний неуверенного в себе Закона. Поле неустойчивых иденти-фикаций. Конституцией Годного Ярла и его окружения-Бо-яр.

o Мы исходим из сокровенной Смелости, способной рисковать по крупному, потому обнажены и нежны в сердце своём. И обращаемся к подобному же в другом. Самая большая смелость - рискнуть мыслить по-другому. Здесь основание новой жизни. Где Человек не унижен Предписаниями и Государством как машиной насилия. Не отменяя инстинкт самосохранения, мы не превращаем его в механизм самосохранения и потому с удивлением наблюдаем уродливый механизм "государства", якобы заботящегося о людях. Делая "НЕ", мы удивляемся реалиям данности. Мы представляем собой ОПАСНУЮ и ужасно интересную Жизнь. Где о-пасность, там и с-пасение. Но тем, кто заворожён бутафорией фальшивой жизни, её тусовками, мы кажемся непонятными, абсолютно скучными и неинтересными людьми. Обращаясь к индивидуальной правде каждого, мы не ищем взять от мира как можно больше удовольствий, своё "добро", и не пытаемся использовать людей как лохов-овечек, пасущихся в загоне (законе), ибо нашли изобилие Мира в сердце своём.

o Пока человек-ребёнок не попал в зону упадочных "взрослых" понятий и ещё не подвержен деградации, он еще не привык следовать путём рассуждений и умо-заключений, его влечёт непонятное и его наивная Сила ищет сказочный мир, действительно открытый его мысленному взору. Силу такого человека можно сориентировать в правильном на-правлении. Не заглушая её логикой машины самосохранения, убивающей жизнь. Какого рода Направитель мы исполь-зуем? ЧИСЛО. Что чистит избыточное. Что восстанавливает Чин Человека. Его со-стоятельность. Не статистическое, но в котором Дух Времени.

o Привычные базарные статистические числа уводят в дурную бесконечность "научно обоснованной" вселенной. Эти числа - споры раздражительной жизни, им неведом мир. Я скажу о действительном и Единственном Числе и силою этого Числа. Оно не размножается само, но и не препятствует размножению и развитию многообразных форм. Оно умножает непрестанно потенциал жизни, а не снимает его умозаключающими "синтезами". Оно маркирует RU-СЛО ВО-LI вполне волшебной, вымысливающей МИРЪ. Это Число ДВА. Единственное Правильное Число. Какова же правда этого пара-доксального числа? Правда с-мысла парного с-лова и по-ступи чело-вечной, легко-ногой, крылатой, бес-предельной.

o Два слова образуют странное суждение, никогда не становящееся умозаключением, не подвластное привычной силлогистике. Одна сторона этого суждения - хранительница сокровенного Тождества Покоящейся в мире Вещи, а вторая - обеспечивает Действие как непрестанный опыт Растождествления. Вторая сторона делает суждение абсолютно не способным искать другое (третий элемент) суждение, чтобы прийти к умозаключению, ибо выражает Другое по существу (существительно) окончательно. Каждая сторона такого суждения двухфункциональна : Тождество-Покой, Различение-Дейст-вие. Если мы направим внимание на каждую функцию, она откроется аналогично в своей четырёхзначности. Сущность Единственного Числа - Действительное Время. Оно не рас-троено на "прошлое-настоящее-будущее", но всегда НАСТОЯЩЕЕ БУДУЩЕЕ. Вспомнить Настоящее, Забыть Прошлое, творить Будущее. Мысль - Слово - Дело. И Слово-Амбивалентность Мысле-Действия. Как прерыватель инертных процессов мёртвой памяти, инструментом забвения. Отсюда действительно артикулируемая речь. Будущее это настоящее, но настоящее не будущее, а Слово настоящего Воспоминания. Будущее же - это Настоящее. Государь на стороне Будущего и потому он Гражданин. Но гражданин это не Государь, но существо воспоминания. И вопрос, насколько он настоящий. Мир это среда обитания, но среда обитания не есть мир. Жизнь это жизнь, но Мышление - это Вечная Жизнь. Правда это Правда, но Истина - это единственная Правда. Такое вот удивительное Суждение. Последнего Дня и Последней Ночи. Сердцем Мира. Откровением Времени. Число "два" отменяет все ложные установки рационализирующего интеллекта. Либидо, архетипы, права и обязанности, "законы".

o Два плюс два равняется четырём только в совершенно утомлённом мозгу обывателя. В СЕМИОЛОГИИ Государя "Два" плюс "Два", всегда будет "Два". Поскольку кон-кретное "Два", складываясь (лад) с вымышленным "Два", как своей теневой стороной, остаётся как "Два". Законом Настоящей Любви. Такая логика строже привычно понятной, ибо её содержанием является "абсолютно непонятное", то есть Желание. Ищущее Формы Блаженной Жизни. Фантастической. Не соглашающееся утешаться множеством частных доступных удовольствий. Устремлённое к невозможному. Лад Числа Жизни освобождает от Соблазна Различения добра и зла, с которого начинается Время упадка, истерической истории человечества и приобщает к Древу Жизни На Ветви которого( Y ) нет греховного плода, оно даже может показаться бесплодным любителям добиваться привычных плодов. Два Есть и Тем Будет. Два жди Два.

o Проясним порядок частей речи по существу Двоицы. ЧИСЛО ЭТО (ЕСТЬ) ДЕЙСТВУЮЩЕЕ СУЩЕСТВО. Здесь четыре главных частей речи Государя. Бытийный глагол-связка ЕСТЬ выражает квинтэссенцию ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО СУЩЕСТВА, как Иисус в центре креста. В этом глаголе сопрягаются все значимые элементы Представительного Предложения. Не усложняем рассмотрение ключевой схемы различением видов каждой части речи, это будет прояснено в другом месте. Будем здесь говорить о единственном Числительном, единственном местоимении, единственном глаголе, единственном существительном. Глагол-связка выражает Y-функцию с которой, собственно, и начинается родо-начальное (а не просто родовое) разумное человечество. Где-то на генетическом уровне можно предполагать предрасположенность некоторых представителей человеческого племени к актуализации этой функции. Но её актив находится за пределами биологической природы человека, его чувственного восприятия. Число-местоимение-глагол-существи-тельное, соответственно модулируются союзом-предлогом-наречием-прилагательным. Глагол-связка также двузначен, "есть" существующего модулирует "есть" существование. Такой вот ДЕКА-МЕРОН.

o Гражданин ограждён знаками личного достоинства и внутренним состоянием Гордости. Тот, кто извне навязывает гражданину стандарт социальной нормы, всегда тиран и к нему можно относиться как к особого рода животному, которое необходимо учиться дрессировать, уклоняясь от его грубой силы и фальшивых обязываний. Государь как правитель не навязывает норму, но проявляет её как форму ДОБРОВОЛЬНОСТИ. Он всегда Со-вещателен. И в этом великодушно-царственнен, высокомерен, благодушен, как бы отстранён от озабоченной деятельности людей.

o Я родился и рос в Рос-сии, в России со-зревал. И вот Россия - моя пустыня. Но на РУСИ я Государь, владеющий языком Руси. Не искусят меня смутные томления души и тела, ибо прозреваю Русь несомненную, отчетливую, ясную, за пределами российского у-божества. Не обманет меня обвинительная убеждающая "правда" нуждающихся. Я на Руси не заступник кому бы то ни было, но Держатель Слова. Дверь Слова Открыта.

o НАРОДА ВОЛЯ В ТОМ, ЧТОБ ВОЛЕН БЫЛ ЕДИНСТВЕННЫЙ КОРОЛЬ. Речь не идёт о централизации Власти. Речь идёт о том, чтобы вернуть каждому слову Единственный Смысл, вернуть "Народу" его гражданскую состоятельность, определяя её со стороны Единственного Существа Дела. Не народные избранники определяют ход всех гражданских процессов, но Само-державный Государь определяет гражданское качество своего народа. Государь знает настоящую ценность Слова, ибо он и есть Существо Слова.

o Референция на букву Г. Логика прямого угла. Выделим её смысловые значения. Их пять: В самом низу МАССА. То на чем стоит наше "Г" Её предельно точно характеризовал Ж. Бодрийар-"В тени молчаливого большинства или конец социального". Наверху НАРОД. Где каждый имеет собственную голову на плечах. Народ в состоянии выявить конкретную личность из неопределенной материальности=массовости только в измерении ИНДИВИДУАЛЬНОГО влечения. Любые социализированные мотивы, предполагающие общий смысл, при господстве масс проваливаются в бездну их неопределенности. Когда масса начинает господствовать? Именно в эпоху масс-медиа. Mass (age) is message. В эпоху информационных технологий, когда существо человека превращается в информационный шаблон. "Социальное" всего лишь симуляция индивидуального мотива. Народ не однозначен, он различается, с одной стороны, как множество конкретных людей связанных общностью происхождения, с другой же стороны это ГРАЖДАНСКАЯ общность. Гражданин это тот, кто огражден, огорожен системой личной особенности-собственности, а с другой стороны открыт для такого общения, в котором обе стороны являются гражданами, то есть не размытыми в массе и не встроенными в социальную систему. Казалось бы, противоречие: именно граждан нам показывают как предельно социализированных существ. Здесь нет противоречия. Социальность есть только симуляция реальной гражданской политики и потому её язык всегда лжет. У масс же своего языка вообще нет. Гражданин есть завершение любой социальной политики, и от него открывается путь к со-вершенной общности ГОСУДАРЕЙ, совершенно а-социальной. Но такая а-социальность предельно отличает себя от ассоциальности масс, от любых форм социализации, от народа с его родовыми формами общности и от гражданского населения. Четыре раза необходимо от-личить себя, чтобы на пятый раз обратиться к единственности Государя в другом.

Огл. 7. Правда и Истина.

o Правду утверждают, Истину ищут. Правдой утверждают, Истиной ищут. Правда - матка, истина - батька. Какое последнее слово Правды? ДА. Какое последнее слово Истины? НЕТ. Чему говорит Истина НЕТ? Тому, что найдено, определилось вполне, осуществилось с несомненностью Правды. Такое НЕТ не враждует с ДА, но является его Откровением. Правда, как система правильных понятий, оправляет и направляет жизнь. Правда - молчание, Истина - разговор.

o Когда вместо Правды пользуются массой каких попало целевых установок, появляется её антипод - Обман. Правда уплощается до свидетельства о фактическом положении дел и превращается в основание всяческих обязываний, отчётности, произвола субъективных интересов, фальшивой "объективности". Правда Истинная не разменивается до каких попало мотивов. Являясь Сводной Пра-Вестью, ПРА-ВДА итожит высшие устремления человеческого духа и, таким образом, выражает Значение Единственного Приоритета. Право же славного.

o Правда и Истина есть, собственно, живой Ритм Правды. В Истине Правда со-вершенна, никогда не замкнута на себе, но обращена к Другому, присвоить которого невозможно. Истина, утешающаяся самодовольством индивидуального понимания, тотчас оборачивается ложью по-ложительных, позитивных установочных определений, тиранией значимого. ИСТИНА всегда не-истовость воли, пре-вос-ходящей собственное содержание. Истина благостна, ибо снимает установочную подозрительность насчет Другого и тем высветляет Существо Другого. Истинная Правда действительно Представительна, а значит доступна к Оценке и недоступна для Осуждения.

o Правда по Истине Дышит, но это дыхание не выгодно рассудочному в человеке. Мозг стремится вытеснить родоначальное неконтролируемое дыхание своими подвластными ему ритмами самосохранения. В социальной жизни это проявляется обилием разного рода "власть имущих" - надзирателей, экспертов, контролёров - чиновников разных мастей, не занятых в ПРОИЗВОДСТВЕ Человечности по-Правде. Чиновник не Воспитывает людей, не приобщает к Бытию, но стремится закрепить каждого в устойчивых определениях-идентификациях, для удобства Власти. Внешне Власть показывает себя заботящейся о безопасности, экономическом благосостоянии народа, но на деле преследует только свои властолюбивые интересы.

o Вопрос о Истине для любой власти всегда скандальный, она стремится представить его разрешенным, либо не актуальным, мета-физическим, отвлекающим от "реальных" дел. Скандальность незаметна при поверхностном взгляде, просто непонятна. Но стоит сосредоточить внимание, и "закипают мозги". Словно от близкого присутствия чего-то пугающего, тревожного бездонного, непонятного, невозможного, нелогичного и одновременно предельно настойчивого, заразительного, безудержного. Страх зашоривает, разум вырождается в рассудочную диалектику обмана, измышляющую всегда Третье, синтетическое значение при малейших признаках оппозиции. И Большое Дело утекает в песок разнопланового делячества. До срока относительный комфорт. Становление полагается как непрестанное Снятие Противоположностей. В конце снимается жизнь существа, не успевшего стать бессмертной личностью, то есть МОРАЛЬНОЙ (mores-смерть). Нарываясь на противостоящие преграды, Нрав жизненной силы угасает. И нет ничего хуже сознательного намерения уйти в "нирвану", как то видим у буддистов и подобных им "примирителей".

o Правде Жизни бесконечно далека такая диалектика умаления, она ищет сражения, борьбы, про-метеевой рефлексии - Мирового Форума всех самостоятельных форм жизни. И в с-ражении непрестанно совершенствует форму абсолютно СОЛИДАРНЫХ друг с другом со-участников. С-частливых именно в со-стоятельности Противостояния. Пред-ставленный Текст побуждает в Читающем "Основной Инстинкт", в котором человек НЕСОМНЕННО УТВЕРДИТЕЛЕН и только потому ОТКРЫТ к ДРУГОМУ по существу и в том великодушен. Другой тогда Ре-анимирует Правду ОДНОГО. РЕ-гулярностью истинного Со-бытия. Если назвать основной инстинкт ЭРОСОМ, то он отличен от фактического родового сексуального влечения. Здесь влечение к ОТ-ЛИЧНОСТИ ДРУГОГО, то есть, к его СКАЗОЧНОСТИ, которую можно разгадывать целую Вечную Жизнь.

o Правда всегда индивидуальна. Но заявлять, что "у каждого своя правда" - уловка трусливого сознания. Правда ничего не может сказать о "каждом", она утверждение Единственного. Правда тогда истинна, когда встречается с предполагаемой Правдой другого, верит в эту Правду. Истина как Ре-зонанс правильного Со-бытия. Понтий Пилат, спрашивая "что есть истина?", разрывает истинную связь, тем обрекая Иисуса на смерть. Более точно, указательное местоимение "каждый" означает единственного, долго-жданного" (каждый=годный) , совсем не "разных" и "каких попало". Блуд ума заявлять о правде другого. Другой всегда Искание. Истина не в совокупности-совокуплении разных правд, но в Инициации Одной, единственной Правдой.

o ИСТИНА - в СПОСОБНОСТИ СЛЫШАТЬ ДАННОСТЬ И ВОЗВРАЩАТЬ ЕЁ В БЫТИЁ ПРЕОБРАЖЕННОЙ. Истина есть Инстинкт Смерти, инстинкт радикального обновления сущего, онтологический инстинкт. Нигилизм Истины не отвергает Жизнь, но перепрограммирует её, вводит в русло нетленной телесности. Истовое искание истины - не блажь оторванных от жизни мечтателей, но, воистину, человечное стремление всегда быть в Истоке Всемирного Согласия. Не нарушает Закон Правды Истина, но ИСПОЛНЯЕТ.

o "И случилось, (что) когда Пистис София пропела Тринадцатое покаяние, тогда, более того, завет исполнен был всеми Печатями, которыми была опечатана Пистис София, и завершением Первой Тайны, которая была от Начала. И пришло время, когда она могла быть спасена от Хаоса и вознесена изо всех (видов) Тьмы. Ибо Покаяние её было услышано Первой Тайной. И эта Тайна ниспослала мне из Вышины Великую Силу Света, чтобы я смог помочь Пистис Софии и вознести её из Хаоса. Однако взглянул я на Эоны Вышины, и увидел я Силу Света, которую Первая Тайна ниспослала мне, чтобы я мог спасти Софию из Хаоса. Тотчас же случилось, что когда я увидел её, изошедшую из Эонов, и она направилась навстречу мне, - хотя я и был над Хаосом, - другая Сила Света также изошла из меня для того, чтобы помочь Пистис Софии. И Сила Света, которая изошла из Вышины через Первую Тайну, снизошла на ту Силу Света, которая выделилась из меня. И они встретились друг с другом и стали Великим Излиянием Света".

o Тотчас же, когда Иисус сказал всё это своим ученикам, он молвил: "Понимаете ли вы тот способ, которым я говорю с вами?"

o Вскочила Мария, она сказала: "Мой Господь, я понимаю, о чём глаголешь ты. Что же касается истолкования этих слов, то твоя сила света однажды пророчествовала через Давида в Восемьдесят Четвёртом Псалме, говоря:

o "11. Милость и истина встретятся, правда и мир облобызаются;

o 12. истина прорастёт из земли, и правда приникнет с небес…" (а)

o Ныне же милость - Сила Света, которая изошла через Первую Тайну, ибо Первая Тайна услышала Пистис Софию и ниспослала ей милость во всех страданиях её. Истина же, с другой стороны, - Сила, изошедшая из тебя, ибо ты наполнил истину и ты должен был спасти её (Пистис Софию) из Хаоса. И, более того, праведность - та Сила, которая изошла через Первую Тайну, которая направит Пистис Софию. И, опять же, покой - Сила, изошедшая из тебя, ибо он войдёт в Эманации Аутадеса (Дерзкого) и отберёт у них Света, которые они взяли у Пистис Софии. То есть, ты объединяешь их внутри Софии и заставляешь их жить в мире с её Силой. Истина же, с другой стороны, - Сила, изошедшая из тебя, когда ты находился в Нижних Местах Хаоса. Согласно этому, Сила твоя говорила через Давида так: Истина прорастёт из земли, ибо ты находился в Нижних Местах Хаоса. Праведность же, в свою очередь, взглянувшая с Небес, - Сила, которая снизошла из Вышины через Первую Тайну, и которая вошла в Софию".

o Тотчас же случилось, (что) когда услышал Иисус эти слова, он молвил: "Отлично, Мария, блаженна ты, наследующая всё Царствие Света".

o После всего этого Мария, мать Иисуса, также вышла вперёд и сказала: "Мой Господь и мой Спаситель, вели мне также, чтобы я истолковала объяснение сие".

o Иисус же сказал: "Я не стану мешать тому, чей дух сделался понимающим, однако я сподвигнул бы его к большему, чтобы высказать мысль, которая посетила его. Ныне же, Мария, мать моя согласно тому веществу, которому я был вверен, я велю тебе, чтобы ты тоже высказала мысль этого объяснения".

o Мария, однако, ответствовала и сказала: "Мой Господь, согласно слову, которое Сила твоя прорицала через Давида:

o "11. Милость и истина встретятся, правда и мир облобызаются;

o 12. истина прорастёт из земли, и правда приникнет с небес…".

o Твоя Сила также прорицала в этих словах и о тебе. Когда ты был маленьким, до того, как Дух снизошёл на тебя, пока ты был в виноградном саду с Иосифом, из Вышины снизошёл Дух, он вошёл ко мне, он был похож на тебя. И я не узнала его, и я подумала, что он был тобою. И Дух сказал мне: "Где же Иисус, брат мой, чтобы мне встретить его?" И когда сказал он мне эти слова, я была смущена, и я подумала, что он был призраком, чтобы искусить меня. Но я взяла его, я привязала его к ножке кровати в доме моём на то время, пока я выходила к тебе в поле, к тебе и к Иосифу, и я нашла тебя в виноградном саду, так как Иосиф огораживал виноградный сад тростником. Тотчас же случилось, когда услышал ты меня, молвившую слово Иосифу, ты понял это слово и обрадовался. И ты сказал: "Где же он, чтобы я мог его увидеть? Иначе я жду его в этом месте". Однако случилось, когда Иосиф услышал тебя, произносящего эти слова, (что мы) уговорили его и мы взошли в то же самое время, мы вошли в дом. Мы нашли Дух привязанным к кровати. И мы взглянули на тебя и на него, мы сочли тебя похожим на него. И он, привязанный к кровати, был освобождён, он обнял тебя, он поцеловал тебя. И ты тоже, ты поцеловал его, и вы стали одним.

o Вот это и есть объяснение и истолкование его. Милость - Дух, который изошёл из Вышины через Первую Тайну, ибо она (Первая Тайна) оказала милость Расе Людей. Она послала Дух свой, чтобы мог он простить грехи целого мира, чтобы они (люди) могли стяжать Тайны и унаследовать Царство Света. Истина, с другой стороны, - Сила, которая была вверена мне; когда она выделилась из Барбело, она стала для тебя вещественным телом. И она проповедовала о Месте Истины. Праведность же - Дух твой, который выделил Тайны из Вышины, чтобы наделить ими Расу Человечества. Покой, в свою очередь, - та Сила, которая была возложена на твоё материальное тело согласно тому покою, который крестил Расу Человечества до тех пор, пока она не стала дрейфовать ко греху. И она создала их для того, чтобы быть в мире с Духом твоим, и они пришли, чтобы быть в мире с Эманациями Света. Так что, Праведность и Покой облобызались. И, как было сказано: "Истина прорастёт из земли". Истина, однако, - твоё физическое тело, которое изошло из меня, согласно Земле Человечества, и которое проповедовало о Месте Истины. И так же, как было сказано: "Правда (Праведность) приникнет с Небес". Праведность - Сила, которая взглянула (или приникла) из Вышины, которая воздаст все Тайны Света Расе Человечества. И станут они праведными и добрыми и унаследуют Царство Света".

o Тотчас же случилось, (что) когда Иисус услышал эти слова, которые произнесла Мария, мать его, он сказал: "Отлично, славно сказано, Мария".

o Другая же Мария вышла вперёд и сказала: "Мой Господь, стерпи же меня и не гневайся на меня, ибо с тех пор, как твоя мать говорила с тобой об истолковании этих слов, Сила моя убеждала меня, чтобы я вышла вперёд, а также дать истолкование этих слов". Иисус же сказал ей: "Я велю истолковать их". Мария сказала: "Мой Господь, "Милость и Истина встретятся". Ныне же Милость - Дух, который снизошёл на тебя, когда ты получил крещение от Иоанна. То есть, Милость - Дух Божественности, который снизошёл на тебя, который ниспослал благодать на Расу Человечества. Он снизошёл, он встретил Силу Саваофа, Доброго, которая есть в тебе и которая проповедовала о Местах Истины. Но ведь, более того, сказано: "Правда и мир облобызаются". Ныне же Праведность (Правда) - Дух Света, который снизошёл на тебя, неся Тайны Вышины для того, чтобы отдать их Расе Человечества. Покой же (Мир), с другой стороны, - Сила Саваофа, Доброго, которая пребывает внутри тебя. Именно он крестил и прощал Расу Человечества и создал их, чтобы пребывать в покое с Сыновьями Света. И, более того, как сказала Сила твоя через Давида: "Истина прорастёт из земли", то есть Сила Саваофа, Доброго [как сказано: она "прорастёт из земли"], она - та, которая произросла из Марии, матери твоей, жительницы земли. В свою очередь, Праведность, взглянувшая с Небес, - Дух, который в Вышине, который принёс все Тайны из Вышины. Она воздала их Расе Человечества, и они стали праведными и добрыми, и они унаследовали Царство Света".

o Случилось, однако, (что) когда Иисус закончил слушать эти слова, которые сказала Мария, он сказал: "Блестяще, Мария, ты - наследница Света".

o Мария же, мать Иисуса, снова вышла вперёд. Она припала к стопе его, она облобызала ее, и она сказала: "Мой Господь, и мой сын, и мой Спаситель, не гневайся на меня, но прости меня, чтобы я дала истолкование этих слов: "Милость и истина встретятся". Я - Мария, твоя мать, и Елизавета, мать Иоанна, которого я встретила. Ныне же Милость - Сила Саваофа во мне, которая изошла из меня, которая суть ты. Ты ниспослал Милость на целую Расу Человечества. С другой же стороны, Истина - та Сила, которая была в Елизавете и которая суть Иоанн, который пришёл и наставлял на путь истинный, - который (в свою очередь) суть ты, - (наставлял) того, кому он проповедовал. И, более того, "Милость и истина встретятся", то есть (это) ты, мой Господь, встретивший Иоанна в тот день, когда ты принял крещение. Но, более того, ты и Иоанн - праведность и покой, облобызавшие друг друга. "Истина прорастёт из земли, и правда приникнет с Небес", то есть (в то) время, когда ты служил сам (по) себе. Ты принял Тип Гавриила, ты взглянул на меня вниз, с Небес, ты говорил со мной, ты прорастал из меня. Ты - истина, которая является Силой Саваофа, Благого, которая пребывает в твоём физическом теле, то есть истина, которая проросла из земли".

o Тотчас же случилось, когда Иисус услышал эти слова, которые произнесла Мария, его мать, он сказал: "Блестяще и славно сказано. Это и есть истолкование всех тех слов, о которых моя Сила Света однажды пророчествовала через пророка Давида.

o Они, однако, суть Имена, которые я буду давать из Бесконечного. Запиши же их знаком, чтобы отсюда проявились Сыновья Божьи. Вот Имя Бессмертного ? ? ?: ? ? ? ; и вот Имя Голоса, которым движим Совершенный Человек: … ? ? ? (Пистис София).

Огл. 8. Свои и Чужие.

o Разве "чужое" - это тёмное пятно на территории освоенного-своего-всего светлого? Темнотой угрожающей, побуждающей от-чуждаться от чужого. Однако чужое - есть нечто вполне отчетливое, располагающее СВОЕЙ-ЧУЖОЙ мудростью, смыслом, алгоритмом. Какова же эта мудрость?

o Сам-Себе-Свой и вот - Свет, Сво-бода, как своё бытиё, бытиё со своими. Весь Свет-Своё. Чужое для своего Взгляда черно и тем мобилизует внимание-чуткость к неприсвояемому, непонятному чужо-му. Взор же открывает Сиятельность Чужого как Чудесного. Взор, в отличие от Взгляда, не присваивает в Восприятии. Чужое облачается в символические, мета-форические значения, оно мета-физично. Мета-форическое Слово чуждо обыденному-обвиденному-обиженному созна-нию, каким бы умным оно не казалось. Но, по-существу, Метафора только явно указывает на разрыв планов Восприятия. Если своё в свете, то чужое не во тьме (поскольку "тьма" ещё остаётся на плане световосприятия), но в звучании. "Огонь" как метафора не есть известный всему своему опыту огонь, но то, что звучит из запределья всей способности восприятия, Он ВЫМЫСЛИВАЕТСЯ чем-то чужим и реально вступает в игру.

o Гимны Риг-Веды, выраженные символическим языком, совершенно недоступны человеку, желающему расположиться только в своём понятном измерении и совершенствовать-"развивать" его. Никакая система безопасности не защитит "свободного" в своём мире. В срок Чужое приходит как Прозрение. И Сан-скрытый обнажается в Чудотворчестве давно забытого и вовремя ВСПОМНЕННОГО Слова. Риг-Веды не историческое наследие, но Чудотворчество ВЫСОКОЙ РЕЧИ.

o Своё - это проблема собственности. До срока человек накапливает собственность, помогающую ему выжить, пока не обратит внимание на исключительную собственность - собственную ОСОБЕННОСТЬ. Это не так просто, как кажется. Пользоваться заклинательными утвержде-ниями, что якобы каждый уникален, каждый индивидуален, неповто-рим, убаюкивая себя, - совсем не то же, что действительно Вс-помнить (=всё помнить). Это возможно на пределе мобилизации внимания силой Чужого. Чужой подступается как НОЧНОЕ НЕБО, чтобы действи-тельно вспыхнула единственная звезда.

o Особь узнаёт единственную Цель формировать СО-дружество, в котором каждого разделяет Ночь и тем сопричащает неразлучно. Со-звездие звучит Ак-кордом достоверного Слова. Открывший свою звезду целостен как своё-чужое в созвездии.

o Каким чудовищным представляется обиходное выражение : "мы живём в одном мире, нужно учиться жить дружно". Здесь неизбывное конфликтное противоречие, из которого выявляются мировой терроризм, различные неврозы и психозы, распад и измельчание человеческого достоинства, цельности человеческого бытия. Попытка присвоить, окультурить, цивилизовать Чужое наталкивается на абсолютную неуступчивость, неприступность Чужого, о которой знает любой ребенок, но, "повзрослев", забывает. Вы-ход в прозрении, что "МЫ" - моё, а "ВЫ" - твоё Мы. Цельность Мира в "иду на Вы", где сопрягается своё Мы с чужим твоим Вы.

o Все-ли-мы-люди? - мели мельница языка выманивай-вымаливай непревзойдённый опыт ЧЕЛО-ВЕЧНОЙ ВСТРЕЧИ. Из муки и горестей - к Муке ради хлеба Насущного. Словно муравьи люди отчаянно накапливают крохи добра собственнического, крохо-борствуют в специализации "демократического" (=фашистского) общества, и что? Счастливы ли? Свои Деньги соблазняют как единственное условие для счастья и свободы. Триумвират Денег-Информации и "Законных" норм торжественно властвует над сознанием обывателя, но осознав их чужеродность, человек обретает откровение, вполне мета-физическое, о БОГЕ-МИРЕ-ЧЕЛОВЕКЕ (=отец, святой дух, сын).

o В лоне "своей" троицы как в чреве чудовища перевариваются-перевираются основные ценности и мотивы человеческого сущест-вования. До Срока. Рокового. Риг-Вед. Пока же всяк заражен вирусом отчуждения и смерти, которая уничтожает. Но есть "чужое" - смерть, что ВОСКРЕШАЕТ. Не самость и гордость - угроза душе человеческой, как нам внушают "религиозные" проходимцы, но их отсутствие, неотчётливость конкретной человеческой личности. И нет ЛИКО-ВАНИЯ, сплошное уныние и ложная предприимчивость беспокойства и страха перед завтрашним днём. Громоздят-строят сверкающие церкви, и кто в них кроме утомлённых душ?.

o Если отношения муж-чины и женщины раскрываются как отношения чужого-своего, можно говорить о Сва-дьбе, общей Судьбе, ибо неприступно-свой-Чужой непрестанно интересен, интригующ своим Вдруг. Другой здесь неразменное Знание, неразменный "рубль", никогда не тождественный ин(валидной) формации о нём. Знание чуже-родно информации, но оно же обеспечивает исключительную стерео-фоническую точность информационного сообщения. Мы так привыкли присваивать-осваивать-понимать других, что совершенно потеряли вкус к совершенно неприступному, чужому как "вещи-в-себе", оставшись в одиночестве и только заклиная о дружбе. Другой дорог неизбывной своей чуждостью. Приятны только приятели, но цена их невелика.

o Совершенство Своего двояко: моё своё и твоё своё. Чудесное, из-умляющее здесь в ГРАНИЦЕ МЕЖДУ абсолютно своими. Собственно, Чужое - и есть живое танцующее СОЗНАНИЕ, живое, поскольку действенно, не философско-теоретически, а всей полнотой жизненной индивидуальной мотивации. Только силой САМОСОЗНАНИЯ всё-Своё способно к само-отверженности, формирующей действительную общность. А-социальную ассоциальность. Её Ритм и Фактуру.

o Недоделанное "своё" всегда вампирично, ему всегда не хватает СВОЕЙ КРОВИ, стремясь дополнить себя посюсторонним, такое "своё" формирует вампирическую цивилизацию, маскируя её под "человечность". "Любовь" в таком "человеческом" общедоступном понимании ловит (lave) и пожирает Другого, обращая его в своё при-лагательное. Заманивает на свои гастрономические пиршества. Разве не знаком чудовищного варварства выступает гуманизм, обобщающий всех в "человеческом роде"? Свои-чужие маргиналы на границе такой "человечности". Их воспитывает РЕКА ВЕЧНОСТИ - РАСА. Расовое существо выявляется как существо Беседы.

o Россия - Своя. Русь - Чужая, восхитительная. Го-су-дарь на Руси самый-чужой, но именно он обеспечивает Целостность Руси (своеобразный скрытый имам), несмотря на то, что её исключительный народ так безнадёжно устремлён в чужие страны, открыт чуже-странцам, исчезает в Чужом. Русское Слово и есть Слово РАСЫ БОГОВ. Оно удерживает народ русский в настоящем (В)МЕСТЕ. Каждое слово в его языке необходимо, сопряжено с антиномичным ему чужим-русским словом, о чем и говорит представленный Текст. В языке России слова однозначно понятны, им не нужен парадокс значений, толкование, перевод с русского на русский. Антиномичность есть, но она расположена на общем (третьем) основании, которого нет в Русской Анти-номии. Потому Россия ищет централизацию, "единую Россию". Русь же СОБОРНА. И ЧУЖЕ-РОДНА. Так говорим МЫ - Риши Расы Риг-Вед.

o САМ СЕБЕ СВОЙ - СВОБОДНАЯ ОСОБЬ. ЧУЖОЙ САМ СЕБЕ СВОЙ - ЧУДЕСНАЯ ОСОБЬ.

Огл. 9. Бог и Человек.

o Божественная тема. Не для философского разъяснения её, но ради инициации прозрения в Числе, Мере и Вести, ведущей в МИРЪ. Инициации со стороны Говорящего, знающего КТО говорит в нём. Ожественнаяо Своё двояко

o Бог и Человек единородны как Отец и Сын. Где же Святой Дух? В МИРЕ. Религия "Бога" полагает Единство в Боге, людей же видит во множественности. Религия "Сына" словно шок для людей, привыкших полагать каждую человеческую душу одной из многих. Сын Единственнен. Он Искупитель, Спаситель, непосредственный Исполни-тель Закона. Где же он как Воскрешённый? Религия МИРА полагает Бога как множество Имен Языка, (М), Человека же провидит единст-венным Деятелем (Р), ис-купленным из исторического мира. Человек есть тот, кто говорит по существу, то-есть вполне сознательно. Только сознательность всегда и везде уместна. Второе пришествие Единственного, пришествие существа МИРА. Сын Бога только указание на Сына Человеческого как Существа Мира.

o От "еретического" Имясловия, прозрения афонских старцев, до религии Мира один шаг. Бог как Имя Его. "Сказал безумец в сердце своём : нет Бога". В этих словах говорится о том, что Бог - есть у-пакованное (мир-пакс) в единственный смысл имя языка. Сказать "нет Бога", значит утверждать безумие безязычия. В Боге Имя, в Человеке Звание. Мир как союзное слово соединяющее множество имён в единственном звании Человека.

o Звание превосходит Понимание. Понимание полное неизбежно свидетельствует о Боге. Понимание как завершённое по-именование мира. Утверждать атеизм - значит отрекаться от понимания мира, стать на сторону иррациональной механической деятельности, с её механи-ческой диалектикой и "прогрессом". Понять - значит осмыслить всеединство. В атеистическом взгляде на мир отсутствует познание Единого, то есть того, что неизбежно проблематизирует любой частный результат человеческой деятельности, того Единого, которое останавливает "бесконечное познание мира", с-миряет Деятеля. Что отмечаем у "всё видавшего" Гильгамеша, Экклесиаста.

o Русское "Я" совпадает с первой буквой Яхве (Десятый Аркан, в котором полнота метафизических принципов, "колесо фортуны", десять Сефирот, цифр Каббалы, утерянное русское i в слове Мiр). Говоря "Я", человек персонально свидетельствует полноту понимания, то есть Бога. От человека исходит Религия Я-зыка, становящаяся язычеством, если замыкается в священных именах-тотемах, лишённых При-зыва. Религия Языка - есть Речь МИРА, речь, что РАВНЯЕТ (но не отождествляет) Бога и Человека как Действительного Призывателя. Силою Божественных Имён. Но Сила их обнаруживается только в Антитезах Языка. Наш Текст вы-являет силу языка ради обращения её в Государственность Человека.

o Каждое Имя всесмысленно и сразу инаково в своих контекстах, отсюда - значимость, которую человек может толковать. Имена Бога толковательны в религии Человека Мира. Толковое Понятие совершен-но и со-вершается в толковом обращении, оно толково только в обращении. Тотемное понятие не нуждается в толковании. Такими понятиями очерчивается контур пещеры циклопа одноглазого, царство "подземных алхимиков" сакральной хтонической власти.

o Если Бог - есть Имя, Понимание, а Человек - Звание, Призыв, то Мир - Со-вершенное Знание. Совершенное Знание в силу своей двусто-ронности-амбивалентности не может быть замутнено никакой сложно-стью интеллектуального блуда. Оно всегда РАВНОВЕСНО, безмятежно-покойно-милостиво-при-сутственно. Равновесие освобо-ждает от вла-столюбия, раз-веивает невротические напряжения.

o "Я сказал: вы - Боги, и сыны Всевышнего - все вы"(пс.81:6). Как долго нужно было преклоняться пред величием Бога, как долго озвучивать в себе Человека, чтобы в конце концов обрести МИРЪ. Войти в Эпоху Святого Духа. Если БОГ В МИРЕ, А МИР В ЧЕЛОВЕКЕ, ТО МИР ЗДЕСЬ И ЕСТЬ СВЯТОЙ ДУХ. И всё прощается, кроме кощунства на Мир. Мир - последний Мститель и Мера Бог-А Человек-У. Все трудные места религиозных конфес-сиональных споров легко разрешаются, когда узнаётся Мир.

o "Бог имеет голову ястреба. Он самый первый, нетленный, вечный, нерожденный, неразделённый, совсем не имеющий подобия, управи-тель всякого блага, самый неподкупный, добрейший из добрых, премуд-рейший из премудрых, отец законности и справедливости, сам себя выучивший, естественный, совершенный, мудрый, и он один изобретатель святой естественной силы".

o Б-О-Г-- "Бытие Определяет Гнозис" (сознание), здесь бытие понимается как всё существующее и его отражающее сознание. "Бытие определяется гнозисом", здесь бытие сознается как не-сущее. БОГ уравновешивает Бытие как Сущее и Бытие как Существование. Одного крупного БЕСа "Бытие Есть Сущее" другим БЕСом отсутствия-"Бытие Есть Существование". В одном центростремительная позиция всего существующего. В другом-брошенность его в Бытие.

o Вот Всевышнего Имя---ИАО. И толкованье просто. А Активное различающее себя НАЧАЛО. Различающее всяческую данность от возможного, сущее от существования. О ОКОНЧАНИЕ чего бы то ни было. Способность оканчивать организует всё что угодно. О-конченн-о, не значит конец, но самовыявленность. Альфа и Омега Бога Вседержителя, которого называем Смысловолением. А может нести значение Отрицания, ибо отстраняется от всего вторичного, а-бстрагируется от него. Может нести значение Откровения возникшего нечаянно в череде привычных событий. А может означать бесконечную щедрость и расточительность начального Акта Пра-явления и его А-втора. А может начать всё с начала. А Активный заказчик. О Организатор. И Исполнитель. И говорит о пути Человеческом. Исполнением Истинного. Поиском И находками, И непрестанным действием Силы АО. АО Автономная Область самоорганизующейся системы. Ал-гО-рИтм АОИ есть РИТМ законного (законченного) Начала с Началом другого рода. И искрой прометеевой искренности-истинности. Более точно всевышнее Имя звучит ИИИ ААА ООО. Каждый звук трехзначен.

o Срединное звучание обнаруживает основания согласия---первичные согласные: Й-Х-V.

o Вот Имя Служителя ИАО-ИЕУ. Если А начинает-то Е-непрестанным длением начального выступает основанием времени Начал. Е есть соотнесенность и равновесие Начал. Е есть взаимообращенность начал друг к другу. Если О оканчивает-то У-суммирует-соединяет концы с концами-умением О связывать уникальные концы в универсум Существенного. У дополняет создавая у-добств-о О. У укрепляет О каузальным полем отношений следования. ЭЙ!-близкодействие. АУ!-дальнодействие. Начальное вольно-У. Оконченное свободно-Е. ИЕУ-истина свободной воли.

Разве Бог не Личность?

o "Мы полагаем, что кроме объединяющего начала под личностью следует понимать и направляющее начало, которое руководит мыслями, действиями и поступками человека.

o Таким образом, кроме внутреннего объединения и координации личность, как понятие, содержит в себе и активное отношение к окружающему миру, основанное на индивидуальной переработке внешних воздействий…. ни оригинальность ума, ни творческие способности, ни то, что известно под названием воли, в отдельности ничто не составляет личности, но общая совокупность психических явлений со всеми их особенностями, выделяющая данное лицо от других и обусловливающая ее самодеятельность, характеризует личность с объективной ее стороны.

o Умственный кругозор представляется неодинаковым между лицами различно образованными, но ни один из них не теряет права на признание в нем личности, если только он проявляет в той или другой мере свое индивидуальное отношение к окружающим условиям, представляясь самодеятельным существом. Только утрата этой самодеятельности делает человека вполне безличным; при слабом же проявлении самодеятельности мы можем говорить о слабо развитой или пассивной личности.

o Итак, личность с объективной точки зрения есть не что иное, как самодеятельная особь со своим психическим укладом и с индивидуальным отношением к окружающему миру."(Бехтерев)

Огл. 10. Воля и Свобода.

o ВОЛЯ В ПОЛЕ. ВНЕ ПОЛА НЕТ ВОЛИ. КАК ЗАГАДКА. Всё нижеследующее - её угадывание. ПОЛ: половинчатость единственной воли, неудержимо устремлённой-увлеченной-удивлённой-восхищенной другой половинкой, ПОЧТИ несуществующей. ПРИСУТСТВЕННОЙ. И СВОБОДА как эстетическая категория, говорящая о странном общем СОЮЗЕ-ПОКРОВЕ-ФОРМЕ ВОЛЬНЫХ ВЕЩЕЙ.

o Разве есть слово более волнующее душу, нежели ВОЛЯ? Разрешив-уяснив смысл его, мы сможем узнать СВОБОДУ как со-вершенство воли. Иначе Свобода искажена недопониманием. "Свобода выбора" этот изъян. Мы показываем единственный исключительный выбор СВОБОДНУЮ ВОЛЮ - высшее и единственное в своём роде желание. Воля - предел всех наших упований и надежд. ВОЛЯ ВОЛЬНАЯ. Её приказы совершенны, её проявление не ущемляет ни одно живое сознание, её призыв слышит только равновеликая душа.

o Воля превосходит любые желания нрава, выдающие себя за последнюю, и тем превосходит систему отношений, основанную на неравенстве людей. Однако вопрос о Воле обнаруживает и последнее крайнее РАЗЛИЧИЕ между сознаниями рода человеческого. Для одних Воля дороже всего, без неё и Любовь невозможна; для других важным представляется приспособление к существующему порядку вещей. Парадоксально, но те, кто способны размежеваться от массы, и высту-пают с инициативой Равенства. Но избранных-вольных и вполне разумных существ. Воля не заражена Терпимостью общества "равных прав", она наделена ИМПЕРСКОЙ повелительностью Личности в СЛОВЕ. И ЧУТКИМ вниманием-пониманием к Другому.

o Воля не участвует в формировании институтов прямой власти : законодательной, судебной, исполнительной. Её Власть осуществляется исключительно в поле ИСПОВЕДАЛЬНО-СОВЕЩАТЕЛЬНОГО СО-БРАНИЯ равноценных Индивидуальностей (воля элохимов-богов). Другие её голос не слышут и не разумеют. Воля - это не сила самодовольного своенравия, у каждого существа разная. Здесь нрав животных и нрав людей принципиально не отличаются. Речь идёт о ВОЛЕ ЧЕЛОВЕКА, пра-воле НАЧАЛА и КОНЦА. ПРАВИЛЬНОЙ ВОЛЕ.

o Когда оправляется кошка, загребая лапами свои испражнения, можно предполагать в ней задатки, то ли забываемой, то ли развивающейся воли, функция которой в эстетическом оформлении своих выделений. Для Человека Воля есть НЕОБХОДИМОСТЬ побуждать САМОБЫТНОЕ ВЕЩЕЕ вещей ОФОРМЛЯТЬ его как СВОБОДНОЕ существо. Свобода - есть эстетическая категория. Пре-красное есть то, что облекает МНОГОЕ в ЕДИНЫЙ Покров.

o Свободный Выбор оправдан только как побуждение ОПРАВИТЬ разновидные проявления вещей в ЦЕЛОМУДРЕННЫЙ покров СУЩЕГО--Сущностного, единственной нетленной материи (плеромы). Именно эта материя способна откликаться на мыслеволение и является основанием фантастического настоящего МИРА.

o Человеческая общность, единственная в своём роде, которая возможна только как ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВЫМЫШЛЕННАЯ. К Вольному Слову пора бы прислушаться, ибо оно спасительно.

o Воля созидает вещи только в значении вещем и вечном. Вещи вне вещего смысла ЗЛОВЕЩИ. Они склонны разлагаться. ПРА-ВОЛЯ преодолевает Распад и Тлен, выявляясь как ВОСКРЕСИТЕЛЬНОЕ начало. Животным такая Воля неведома.

o Когда мы различаем Сущее и Бытиё и Числим отношение их как ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ, то Воля есть действенность Бытия в отношении Сущего. Сущее-для-себя не волит, но ПРИЧИНЯЕТ, подчиняет, обуславливает последующее предыдущим, НЕВОЛИТ. Сущее, посмевшее открыть себя к Бытию, выступает как сво-бодная форма само-бытного сущего. Действительная Самодеятельность не искажает при-роду вещей, но пробуждает её ОСОБЫМ языком ПРАВИЛЬНОЙ власти, с его ресурсом проективного влияния. Содеятельное Дление отлично от временного дления сущего-в-себе-и-для-себя, и преодолевает Тление.

o Когда Сущее схватывается свободным ПОНИМАНИЕМ себя, оно начинает смеяться, ибо ОКАЗЫВАЕТСЯ. То есть видит себя снаружи и растерявшим своё дление себя. Это СМЕХ смелости быть. Бытиё, до срока скрытое вниманием к предметной череде, в этот момент обнаруживает себя как Действующую силу. Миролюбивую-мир-волящую-милостивую. Единство Сущего скрывало МИР, пока не было понято окончательно, и тогда, укрепившись в со-вершенном Знаке своего Значения, узнало МИР как волю множества самостоятельных существ. Желаемое единство Сущего, выдаваемое за действительное, функционирует как система ВЛАСТИ над многими. Но Реальное Единство, достигнутое индивидуальным пониманием, функционирует в Режиме Разума. И знаком ему служит Улыбка Благожелательности, обращенная к Другому. И СЛОВО ВОЛЬНОЕ.

o Свободная ОСОБОСТЬ конкретной понятливой Личности выбрасывает её за пределы "общих прав", "человечности", "демократии", но открывая тем перспективу подлинного СБЛИЖЕНИЯ с СЕБЕ-ПОДОБНЫМИ. СВО-БОДА есть БЫТИЁ-СО-СВОИМИ. Кто же чужие? Внешние Кругу Со-Бытия, но вовлекаемые, интригуемые этим Волшебным Кругом, где ИЗОБРЕТАЕТСЯ РАСА БЕССМЕРТНЫХ. Блаженных. Отстранённость от "дальних" - не пренебрежение ими, но устойчивый знак ПРЕВОСХОДСТВА ДРЕВ-НЕЙ ЗНАТИ над простолюдинами, теми, кто легко соглашаются быть "общечеловеками". ВОЛЯ - Достояние Князей. Удовлетворение множества желаний это привилегия "просто-людей". Единственная Воля Князьям. Множество волений Простолюдину. Так сочетаются единственное и множественное число.

o Нарциссизм СЕБЯ-ПОНИМАНИЯ следует прояснить. Нарцисс не просто любуется своим отражением в озёрной глади. Он видит себя Другим. Вот что бесконечно интригует. Это волшебное Зеркало, как открытая дверь к другому Другому. Здесь отношение с Другим лишено конфликтно-раздражительно-обвинительных оснований. Однако вой-дя-увязнув в толще вод, взор нарцисса видит не-себепонятного другого, отсюда и отчуждённость. И всегда неудачная попытка снять её.

o Воля утверждает Словом МОРАЛЬНЫЙ ИМПЕРАТИВ, за гранью любых плюралистических настроев Сущего и этим невыносима всем "свободно" выбирающим. Утверждая Сущее в едином существе дела, Воля тем самым говорит о своей способности из-обретать Другого и позволять Его Волю. Отстранившись от плюральности Сущего, узнаём плюральность Бытия, в котором Со-Существование Равных есть Величайшее Чудо. Свобода морально оправдана, когда она "слушает и повинуется" Воле. Свобода как мудрость Бытия.

o Воля вольна в удивительном опыте РАЗМЫКАНИЯ Сущего. Здесь она заявляет себя как Совершенный Нрав - пляшущий, девственный, верховодящий.

o Свобода Слова не есть ли Слово Свободного? Не есть ли Слово, подлинное Тело Свободного. Тело как предел Значимости. И разве Существо Дела не в Теле? Разве Воля как единство сущего, не основание настоящей Решительности, Перво-Бытной и несравненной? ТРИ-ВИАЛЬНОЙ.

o Забавно избавленье от власти видимого света и вызреванье в новом свете своей особенности свежей, подобной утренней заре.

o Различим три понимания Свободы : "liberty", "freedom" и, собственно, "свобода". Они точно соответствуют гегелевской триаде единичного, особенного и всеобщего. Первое, либеральное, выражает "свободу от". Это понимание весьма выгодно властям, всячески культивирующим такого рода "независимость" друг от друга вся-ческих единичных субъектов (от-четливая единичность каждого= не с-частливость), "независимость" позволяющая Власти легко манипулировать разрозненными субъектами. Власть при этом просто подменяет собой сущностные связи людей друг с другом, всячески препятствует их возникновению, отвлекая внимание на свои "законосообразности". Слово "идиот" точно соответствует слову "индивидуальность".

o Второе понимание выражает скорее "свободу для". Казалось бы, в такой "свободе" человек действительно может напитать себя внешним планом, свободой как "осознанной необходимостью" и стать свободным, совершить прыжок из царства необходимости в царство свободы, однако, укомплектовывая свой быт внешними предметами, люди скорее теряют себя, нежели находят. Особенные специализации на путях freedom, удовлетворяя поверхностным нуждам, отвлекают от формирования подлинной особенности-особи. Еденичное и особенное гегелевской диалектики, на поверку, темные лошадки, маскирующие подлинную силу Всеобщего, составленную из ОДНОГО единично-особенного и ДРУГОГО единично-особенного. В таком ракурсе Всеобщее теряет свой отвлеченный, абстрактный характер и выявляет СВОБОДУ, как предельно конкретную особенную единичность высветленную (представительную) перед другими особями. Свобода означает "свобода ради", когда еденичное становится особенным. Особенное светится и тем разрушает власть того всеобщего, что на протяжении веков скрывало "волю Бога" или властей, что одно и то же. Настоящий Бог - это и есть единично-особенный человек, сопричастный подобному же. Такая РАДИ-о-активность русского слова "свобода" превосходит любую "волю к власти" и зачинает ВОЛЮ К МУДРОСТИ в отношениях действительных равных ОСОБЕЙ. "Всеобщее" по существу своему есть ОБЩЕ-ЧАСТНОЕ. То есть слово "все" есть частное дело особи, её о-соб-ый с-по-соб представлять, репрезентировать себя другому. "Всё"= часть. Понимание СВОБОДЫ как мудрости СОПРИЧАСТНОСТИ открывает нам обоженого Чело-века, обожженного радиоактивностью собственного света.

o "Римляне вступали в брак liberorum procreandorum causa. Отпрыски назывались liberi, а по-гречески - eleutheros, т.е., буквально, членами подрастающего поколения. Таким образом, свобода и брак взаимосвязаны. Почему дети, рожденные в браке, являются свободными, а вне брака - обычно нет? Это снова тот вопрос, который был затемнен натурализмом Руссо и его пристрастием к найденышам. Единственным основанием является то, что быть "свободным" означает загодя считаться принадлежащим к грядущему поколению, быть ожидаемым и желанным в качестве "подходящего" преемника. Родители действовали как предки, не как слепые производители, а как верующие податели жизни. Пелена была сброшена с глаз, и они знали, что делают, когда они зачинали этих детей. Брак раскрывает слепую мимолетную страсть навстречу близящемуся незримому будущему Аборты и средства предохранения от беременности неестественны потому, что любовь - это безграничная преданность, или она - не любовь. Ограниченная преданность разрушает любовь" (Розеншток Хюсси).

Огл. 11. Жизнь и Мышление.

o Если угодно, ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ. Вернее, инстинкт жизни и инстинкт смерти. Так вот, это покажется странным, но именно инстинкт смерти и проявляется как творческое МЫШЛЕНИЕ, способное пробрасывать жизнь в ПО-СМЕРТНОЕ. Интеллектуальные рассуждения, приспосабливающие человеческое существо к среде обитания не выражают никакого смысла, просто по-разному "загружают" известные предметы значениями и по-разному комбинируют эти значения. Выражая механизм самосохранения жизни.

o Необходимо настолько быть уверенным в своей жизненной цельности, чтобы РИСКНУТЬ ВЫМЫСЛИВАТЬ её продолжение в абсолютно не освоенном измерении ПО-СМЕРТНОГО бытия. Это отнюдь не суицидное желание, говорящее о внутренней поломке механизма самосохранения, но УЗНАВАНИЕ Параллельного мира, в котором мысль действительно творящая, свободно волящая.

o Если предложить обычному среднему человеку необычный тест: расположить точку своей жизненной позиции в интервале между позитивным и негативным определением жизни, - он поставит точку посередине, полагая здесь некое устойчивое равновесие. Между Добром и Злом, между Правдой и Ложью, между Жизнью и Смертью. Такова власть привычной оппозиции, всегда ищущая компромисса-"синтеза" -общего основания, однако "совершенно" посредственного. "Понимающий" механизм сознания (которое только "отражает бытиё", не выражая своего) таков, что ему удобнее признавать противостоящую сторону, когда она расположена на том же плане-основании. По инерции. Допустим, Свету противостоит Тьма. Посередине, конечно, Серость. План Степеней освещённости. Такие наглядные и общепонятные "противостояния" только и разрешаются в серую усреднённость. Золото в другом. Плану освещённости действительно противостоит и со-прягается с ним план звучности. Плану звучности противостоит и со-прягается с ним осязательная восприимчивость. Плану Воспринимаемой Реальности противостоит Сознательная Реальность, не вписывающаяся в экономику воспринимаемого. Другими словами, действительное противостояние, качественное, - есть неразлучность действительно разных и полноценных начал. Когда я "злоупотребляю" словом Противостояние, вместо того чтобы заменить его Смежностью Согласием Единством, то делаю это РАДИ восстановления конструктивного значения именно ПРОТИВО-СТЯЩИХ сторон. Только утвердившись всем существом своим на стороне Правды Жизни, можно узреть, что реально противостоит ей Истинная жизнь Мысли. Уже при жизни её "посмертная" со-ставляющая - мысль - может радикально преобразить Образ и Существо Жизни. Своеобразное открытие Y-координаты. Убить другого МЫСЛЕННО - не значит нанести ему убыток-урон-вред, но остановить инертное движение его содержательного чувствования и понимания ради инициации собственной "двужильной" силой. Он УБЫВАЕТ в измерение действительно СОЛИДАРНЫХ отношений, в случае удачной инициации ("убийства"). Инструмент такого "убывства" есть Слово. Правильное Слово, исходящее от абсолютно уверенной в Существе Дела Мысли, не может вызвать конфликт и раздор, ибо обращено к Существенному в Другом. Однако трудно такому Слову пробиться сквозь охранительные механизмы Другого. Люди по привычке переводят Суть Обращения в план эмоциональных или интеллектуальных реакций, где господствуют механизмы самосохранения.

o Хочешь порадовать другого - не бойся решительно обрушиться на его посюстороннюю содержательность. И какой ишак сможет выдержать пинок Дракона.

o Мысль подступается к человеку как дракон к ишаку. Человеческое Я, лучшее, что может сделать, подготовить себя к такой встрече. И мысль снисходительна и "безучастна" к физической жизни человека. Она просто видит как он горит "ясным пламенем" Смерти. Мысль, избрав человека, в состоянии превратить его в Феникса, которого огонь не сжигает. Но не все избранники ее.

o Мышление можно назвать сознательным чувствованием мира. Вот ПАРОЛЬ АМБИВАЛЕНТНОЙ МЫСЛИ -- МИР КАК РИМ. Фонетически симметричная конструкция, однако, по смысловому содержанию говорит о необратимой направленности сознательной жизни. Мир пребывает как совершенно ИНОЕ в тишине и безмятежности. РИМ - говорит, является языком МИРА, сознательной Волей МИРА, МИРОВЫМ ГОСУДАРСТВОМ.

o Только МЫСЛЬ способна ПРЕРВАТЬ дление инстинкта жизни, полового по существу. Отсюда-членораздельная РЕЧЬ, где Другой, по существу Другой, а не приложение к собственной нечленораздельности. Только Мысль обнаруживает друг в друге Двуполых, то есть цельных существ, а не однополых самцов и самок. Каждое значимое Слово предстоит Другому в "ОПРАВЕ СМЕРТИ", то есть образом Мысли. В нём понимание как некое ПОМИНОВЕНИЕ прошлого опыта становления. Мысль в подлинном Слове ПРОЩАЛЬНА. И она прощается с говорящей стороной и улетает жар-птицей на территорию Другого. Метафизическим ВТОРЖЕНИЕМ.

o Разъясняя Y-координату Мысли, я может быть непонятен сознанию, привыкшему принимать только прямые сигнальные значения привычной координаты-X, однако только мета-форическая -иносказательная функция мысли - разрешает все болезненные проблемы жизни. Антижизненное, античеловеческое не вредит, но исцеляет. Мысль о жизни - забавное забвение, где ничто не забыто. Горб памяти о прошлом тяжелит, но в срок он превращается в крылья существования. И снова звучит Слово Свободное.

o Истова Жизнь, но Неистова Мыслящая Жизнь - "Жизнесмерть". Когда достигнуто согласие с Жизнью и она способна ре-флексировать о себе, ре-альна, тогда может она открыть себя в голосе Мысли. Согласная да гласная - вечное Слово как Слог. Падежные окончания позволяют уяснить особый характер мыслеволения. Кто действительно ЖИВЕТ, может позволить себе падение-отпускание в "смертельное" и обретает ГОЛОС. Жизнь - вера смертного, Смерть - мера живого, опасая, спасает, жизнь охраняет. И ГОЛОС ищет Другого.

o Люди живут, словно они бессмертны, не трепеща, не замирая от ужаса перед смертью, увлеченные ничтожными удовольствиями. С кем говорить, кто примет знаки СМИРЕНИЯ моего?

o "И увидел я одного ангела, стоящего на Солнце; и он воскликнул громким голосом, говоря всем птицам, летающим на середине неба: летите, собирайтесь на великую вечерю Божию. Чтобы пожрать трупы царей, трупы сильных, трупы тысяченачальников, трупы коней и всадников, трупы всех свободных и рабов, и малых и великих!" (Апокалипсис).

o Мысль Амбивалентна. Мысль - суть Существования. Мысль есть Возможность чего угодно. Мысль-первое определение Мира. Мысль есть Абсолютное Намерение. Мысль Абсолютно Решительна. Мысль есть Исполнение. Мысль - Существо Свободы. Сознание - Огранка Мысли. Абсолютное - значит Совершенное. Совершенное - значит Совершенствование. Мысль Бис-сознательна. В Индивидуальном Намерении Мысль есть Тайна. В Решении Мысль определена как Значение Слова и тем Откровенна. Слово - Совершенство Мысли. Мысль Исполняется в Вымысливании Другого. Отсюда её Сознательность и Время как С-мысл. Материя есть пассивная множественная Мысль, обналиченная в Сущем. Направление Развития Материи исключительно к появлению Существа Мысли. Единственный Дружелюбен. Один из Многих Миролюбив. Существо безмыслия, Бес, над ним довлеют стихийные порывы Материи, истинность развития которой в разнонаправ-ленности. Существо Мысли - Действительное Существо Жизни. Мыслящий Сознательно Абсолютно Категоричен поскольку цельно-смыслен. Мыслящий Ответствен за других по Существу, то есть как за Друзей. Свободная Воля есть Сознательное Мышление. АМ-БА - Биение Смысла.

* АМБИ. КНИГА ЗДРАВОГО СМЫСЛА. Книга Изменений, а не Книга Перемен. Незаметные изменения рождают заметные перемены. В начале Мысль, затем основание заметности, Слово. И перемена как Действие. Что нас волнует? Никому не заметно. И среди волн волнительности Мысль, как мыс-нос корабля. Он причаливает в Портал Слова. Книга Князя-Конунга заметное явление и по Праву в ней Славен Князь.

* Где основание Свободной Воли? В индивидуальном мышлении, куда закрыт доступ любому наблюдателю извне. Где Воля свободна, то есть, не обусловлена внешней мотивацией, там я решителен и повелителен. Обычно «свободой» называют возможность выбирать из большого количества внешних вариантов, слишком уж невероятна необусловленная Свобода как исконная и искомая Особенность существа свободы.

* Я волен как особь. В особи Я волен в особенной винительности (=причинности) и повелительности своей. Свободная душа не выбирает, светит, звучит, действует собой. Вина моя ни перед кем, но в умении слышать свою волю. Вольный из всех мотиваций выбирает свободную. Свободный в глазах тех, кто обусловлен, «ничего не делает» или делает всегда что-то «не то».

* Именно Воля ответственна за последний выбор. Там где необходимо стать заметным, где необходимо осуществить перемены, где жизнь замечательна.

* Воля реализует мышление в Мире. И это есть дело государственной важности. Действительное государство реализует смышленую личность, смышленую общность, расу разумных существ. Вкусив от древа познания, и став как боги, мы или выбираем историю и исчезаем в дурную бесконечность технического прогресса умаленными убогими существами, или выбираем здравый Смысл, вкушая с древа жизни, воссоздавая Государство Мира. Анархию где каждый в законе.

* Тем, кто внутренне установочно (set) запрограммирован, необходим спектакль, театр, тусовка, чтобы сбросить установочные напряжения, распрограмироваться. Тому же, кто внутренне свободен (гор), необходима дисциплина мышления. Саму жизнь он проигрывает как театральное действие, а здесь то и необходимы осмысленные правила игры. Древние правила свободных граждан, огражденных гордостью. Эти правила необходимы тем, кто несет в себе закон.

* Однако дискомфорт внешних условий побуждает к созданию не внутренней дисциплины мышления, оформляющей жизнь по Правде, а установок на создание комфортного («счастливого») бытия-жития. Пробный камень свободы. Вместо правил увеличивается количество внешних «законов», сковывающих жизнь. Счастье становится недостижимым.

* Счастье и Свобода не опыт распрягания, а скорее запрягания (иго) внутреннего понимания формами артикулированного сознавания.

* Если Музыка выражает движение корабля мысли среди волн бессознательного с его сновидными миражами, то артикулированное Слово показывает устроение самого корабля мысли, его надежность или убожество.

* На прошлое невозможно влиять, но его Настоящее есть Память и её необходимо осмыслить. Почему же необходимо? Потому что Необходимость и есть законченность Мысли. До-думать понятное, обеспеченное памятью, значит прийти к необходимости Слова. Слова заметного, значительного, знатного Существа Слова.

* Законная-закон-ченная мысль не позволяет человеку иметь право на свои «телеги», «заморочки», но побуждает быть значительным существом осмысленного Слова и Дела. Слова Славы Мира и Дела Государева. К чему кривляние и ложное оригинальничание. Каждая обезьяна обязана быть без изъяна.

* История человеческого общества (приматов) не ведет к увеличению смысла, он всегда качественно (как) формируется исключительно в поле индивидуального понимания. Значимые моменты, разбросанные в миллионах разных книг, написанные в разные времена, с точки зрения смысла ни в чем не превосходят одну книгу, написанную смышленым Человеком. Смысл любого коллективного прогресса вполне укладывается в смысл существования единственного в своем роде существа. Если это не удается, возникают «колпаки» социального, организующего веления, заинтересованного подавлять любую самобытность в угоду социализированному типажу.

* Единственное на что способен «прогресс», - построить усложненную иерархию властей, усложненную инфраструктуру внешнего бытия и, соответственно, информационную. Но Личность, воплощающая Смысл Жизни, не зависит от такого прогресса, не обусловлена им, но обусловлена становлением Слова в недрах индивидуальной памяти и понимания.

* С точки зрения такого обу-словливания, все множество разных людей и необходимость демократического разделения Смысла между всеми, во имя будущего общего дела, проистекают из множества помещенного в объем внутреннего понимания, памятного. То есть, снаружи нет никакого множества людей. Есть только вы-мышляемый Собеседник.

* Пока «человечество» разбирается с множеством, (медицина спасает от смерти, контрацептивы от жизни) Человек сотворяет Человечность Силою Слова. Чело-вечное множество умножается различием по Роду. Чело-веческое, различаясь по Полу и принадлежа к одному Роду, только размножается и слабеет.

* Любой предмет, попадая в субъективное поле мышления через воспринимающие органы, тотчас «исчезает», продолжая своё существование, как мыслимая вещь. Если исчезновение не удается, предметное получает «довесок», знак его оценки мыслью. И знак может начать жить самостоятельной жизнью, маскируя неудачу осмысления мира.

* Если в Мысли как в Солярисе исчезает предмет, то зачем бояться Смерти. Смерть становится тем, что необходимо осмыслить как реальное исчезновение, как крайний предел мыслимого в мыслящем. Предел как граница воспринимаемого и сознаваемого.

* С точки зрения Мысли, Смерть есть самое легкое, невыносимо легкое, в нас пребывающее и делающее нас забавными Животными, сверхчеловеческой породы, забывающими веления животных потребностей, переосмысляющими их.

* Как же меняется политика отношений, когда здесь появляется существо мысли? Назовем другую политику метаполитикой. Используем для пояснения два примера. Мы знаем, что современным компьютерам предшествовали аналоговые, "Аналоговая", или "непрерывная", система управления - это такая система, где различные ее состояния задаются различными значениями некоей единой величины, например, напряжения. В дискретных системах напряжение может принимать только два значения: высокое и низкое, ноль и единица, а состояния элементов управляемой системы задаются последовательностью нулей и единиц. Ноль и единица становятся начальным числом (чет) в новой метасистеме. Другой пример: глаз лягушки и глаз человека. Лягушка видит только подвижную мишень. Человек же в состоянии видеть и неподвижные предметы, поскольку сфокусировал дление статического внимания в точку и эту точку активизировал. Человеческий глаз видит, поскольку сам совершает саккадическое, вполне хаотическое движение, сканирующее неподвижный мир. Также существо Слова как бы «приседает» перед объективированным миром, для того чтобы «прыгнуть» на высоту осмысленных отношений. Вбирая в своё Мы все многообразие внешней предметности.

* Мышление, настроенное на потребление, не способно к такому прыжку и представляет упорядочивание материи как её усложнение. Усложнение, в котором не действует метасистемный скачок, чревато неизбежными катастрофами. Человеческое физическое тело, не есть ли тот предел, где происходит скачок? Либо же оно становится деградирующей системой, телом заряженным распадом, телом конфликта и раздражения.

* Метасистемный переход не отменяет предшествующий опыт, но отстоит от него. Внешне как бы отстает, но по существу опережает. «Любите друг друга ради Счастья другой жизни, по ту сторону этого света».

* О сложном и простом. Когда мы полагаем простыми известные вещи, например куча песка, мы не задумываемся о совокупной сложности всех составляющих простого явления. Достаточно простой кажется такая «куча песка» как человеческий мозг,---продукт высокоорганизованной материи, или простое предложение языка. Не такое уж оно и простое. Простое нам в виде данности даётся даром и мы склонны думать, что принимать простые вещи и есть простая мудрость, больше которой только усложненное избыточное «хитромудрствование от лукавого». Но такая простота хуже воровства.

* Зачем какой-то метауровень с его метафизическими значениями, когда хватает задач посюсторонних, очевидных, простых, насущных. Может быть это какой-то обходной маневр, скрывающий простые нужды конкретной личности? Человек не может полноценно реализоваться в этом мире, слабак, одним словом, вот он и придумывает какую-то метафизику, чтобы объехать по кривой всех удачливых, цель же имея простую, как у всех---получить вполне понятные дивиденды от жизни.

* Отсюда недалеко до формулы «я такой же, как все, со своими заморочками, но с простыми потребностями, как у всех».

* То Общее, где мы солидарны по существу дела, превращается при этом в одну из «заморочек», а в «действительности» все объединяются по каким то частным интересам, игнорируя всеобщую Соборную Действительность. Когда общее только Происхождение, принадлежность к Роду Человеческому, тогда Предназначение оборачивается Рознью, Расхождением, индивидуализацией. Всеобщее как Проект, Вымысел, за-мысел представляется всегда недостоверным с точки зрения ресурсов посюстороннего понимания и всяческих частных умений. Вот тут и появляется чиновник, отвечающий за однозначность призвания, тождественного логике происхождения. «Общечеловеческое» как историческая данность, оказывается на руку чиновнику, тому кто душою мертв, кто не в состоянии быть участником Проекта «Человечность».

* «Метапереход упрощает систему, после чего она в соответствии со вторым началом начинает разрастаться на новом уровне, то есть опять самопроизвольно усложняться, пока не произойдет следующий метапереход. В результате мир непрерывно пульсирует. Он разрастается и усложняется, потом включается некий механизм упорядочения, сильно упрощает вещи, и потом опять начинает разрастание. Разумеется, этот процесс идет параллельно и независимо по мириадам цепочек событий, из которых состоит наш мир» (А. Лельчук).

* ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ, древний смысл, смысл деревенской жизни, смысл дерева, что вольно распахнуто к небу, небу других значений. Не смылся ли смысл из нашей жизни? В угоду нужде, выгоде, сиюминутным потребностям. Есть ли на земле Человек в собственном смысле? Да, когда он Один из Двух. Другой наделяет С-мыслом Одного. «З-дравый» значит «вместе-с-другим». Обоюдность обеспечивает ветвление Древа Жизни. Небо проективных значений обеспечивает сходимость ветвей и укоренение на не-бесной Земле.

* Не являются ли все идеи произведением одного Мыслителя? Не является ли пространство становления Материи первичным материалом мысли. Мысль всегда мысль, всегда «кто» причастное материи, однако материя может быть не причастна мысли и тогда она деградирует, законы термодинамики. Материя всегда материя, всегда «что». Материя может показывать себя мысли, но не влиять на неё. Мысль модулирует, управляет материей. Мысль не материальная, но материя мысленная, осмысляемая. Мысль есть такое Одно, которое в первичной материальности, тотчас превращается в множественность миров. Пространство мысли пузырится сингулярностью. Одна Субъективность становится множеством субъектов только в облачении материи. Единый Бог и Множество Богов не противоречивые положения. Множество богов лицезрят друг друга только в материальности облачения, где нет материи, там само множество вымышлено и бог есть Всё как Одно, множество же возможно. Мысль моно-литна и тем является фактором исполнения Желания, но не какого попало, но осмысленного. В сказках про золотую рыбку, все-таки, предлагается подумать о своих трех желаниях. Или одном. Но Одно Желание называется Воля к Жизни.

* Уметь быть счастливым, веселым, довольным можно, однако учиться быть в отчаянии, унынии, тоске, печали, душевной боли необходимо. Для-ради чего же? Для-ради сознательной жизни. Чем же она лучше несознательной? Только одним: вызывает непреходящий интерес, превосходящий желание физической близости, превосходящий любые страдания и саму смерть. Мысль, превосходящая план любого воплощения (от слова плоское, плохое) ищет осуществления другого рода сближения, вполне осмысленного, рельефного.

* Материальный мир создает ментального двойника Мысли, способного рассуждать, выстраивать умозаключения, планировать жизнь, но в отличие от Мысли, не способного со-знавать абсолютное различие монолита мысли, всегда тождественной себе, неисповедимой, управляющей любыми материальными проявлениями и материи с ее относительными и неустойчивыми порядками. Как часто ментальность просто является оправданием деградации более высоких порядков материальной культуры и даже пристраивается к ней как некая «духовная надстройка». Ментальный двойник, даже в облачении разных «духовных» практик, все таки есть нечто призрачное, как блуждающие токи оторвавшиеся от родовой основы Абсолюта. Масс-культура, порождаемая им, совершенно бесплодна, абсолютно неинтересна Существо со-знательной жизни более всего страдает от недостачи общения с сознательными существами другого рода. Страдание двойное: настройка на сознательность преграждает развитие отношений только биологических (а как хочется!) и вытекающих из них социальных (речь о сексе и общественных нормах и обязательствах), а также чрезвычайная редкость со-знавательных встреч, со-бытий, со-жительства. Жизнь в разреженном пространстве со-бытия похожа на печальную судьбину Робинзона, который видит множество людей как призрачные недомысленные формы материального развития, как формы своего воображения. Он в вечном ожидании реальных (реал-роял=король) со-бытий, заброшенный на далеком пустынном берегу. Сродни аутизму, но это не аутизм, но авторитарность мысли, обставленная ката-строфическим контекстом материального проявления.

* Чем же слово Мысль привлекательнее слова Бог? Тем что легче подступается к любым вещам, от самых сложных до самых простых, позволяет проблематизировать их существование, более ставит вопрос, нежели утверждает что-либо. Относительно любого действия всегда уместно спросить каков его смысл. Такой вопрос неуместен только среди у-богих, тех что свыклись с набором утвердительных установок и не замечают их убожества. Ставь всегда и везде вопрос о Смысле и очень скоро узнаешь цену своего абсолютного одиночества, собственно уже и не одиночества, но Единственности. Неистощимость в постановке Вопроса, вот твоя действительная Утвердительность.

* С чего начинается Язык и Речь человечная? С Различения в Мысли. В материальном существе мысли это выглядит как мутация, Y-мутация первочеловека Протея, Персея, Прометея. Мысль в материальном мире за-являет себя всегда иносказательно, её же дубликат в материи пользуется прямосмысленными значениями и именно тем лукав и соблазняющ, своей понятной «прямизной», которая разворачивается как луч объективного времени. Тем заслоняется подлинное время как Предприимчивость Мыслящего. Эта предприимчивость кажется недеятельной, непрактичной, ненужной, никакой. Устная и письменная Речь, в которой мысль никогда не теряет из поля зрения Существо Мысли, для убогих кажется чем-то несущественным, мелким дополнением к основной работе. Мыслящий с необходимостью различает в любом однозначном утверждении его иное значение и тем проблематизирует его радикально, отстраняясь от привычных выводов. Есть ли человечество на Земле? Есть, но чело-вечное и челоувечное. Есть ли жизнь на Земле? Есть, но как жизнемышление, если вне мышления, то жизни нет, а есть имитирующее её умирание. Есть ли Земля? Есть, если есть, тот, кто сотворяет её неустанно, иначе вместо Земли земля как навоз, как природные ресурсы, как среда обитания весьма убогая, падшая.

* Когда мысль, завершив модулирование материи одного уровня, начинает модулировать высший (дни творения), то время предыдущего уровня как бы останавливается, превратившись в полнографию пространственной выразительности. Такая порнография (=обнаженность) вызывает только эстетический восторг, но не мотивирует основную деятельность. Волевая, этическая составляющая перемещается на высший уровень. По вертикали наивысший уровень представлен человечным существом ставящим вопрос о смерти и бессмертии, в котором и находит себя Мыслящий-Иерарх (пятый день творения). Именно на Вершине мысль побуждает развернуть идею роста по вертикали в гор-и-зонтальном направлении к другому существу мысли (шестой день творения). Если не удается такой разворот, личность застревает в мотивациях Инквизитора (ин-квинта=расследование по пяти измерениям). Большинство людей завязли в мотивах третьего животного уровня, нервно-биологической обусловленности. На четвертом уровне мы видим расу изобретателей, ученых, человека в высочайшем смысле этого слова, расу бесконечно восхищающую нас, но мы не из их числа. Ибо Мы это Я, на пределе своего восприятия-понимания. И-МЫ сотворяем Единство в Личности, направляем к этому единству Именем Единственного. Какое бы единственное слово не похитил я от расы человеческой, оно сразу же превращается в Имя Единственной Мысли. Многие слова человеческие направляем Мы к единственному Призванному, даже если кажется, что обращаемся ко многим. Многое это не разномножественность, размноженность, но одномножество интегральное в Существе его.

* Если бы гармоники разных частот не были раз навсегда отделены друг от друга, нашего мира не существовало бы в его неиссякаемом великолепии. Последующий «день творения» не отвергает предыдущий, он им вос-торжен, видя его закон-ченность, законность. Если колебание это время, то на метауровне предыдущее колебание, его гармоники, как бы («как бы» вполне уместное слово, указывающее на две стороны качествования бытия) застывают, становятся скалой для набегающих волн нового времени.

* Смысл кажется по привычке чем-то, чрезвычайно серьезным, в силу привычной обязанности думать, осмыслять, напрягаться ментально. Праздничное состояние про-метея-про-мыслителя оказывается в заложниках у навязчивых форм рассудка; Прометей прикован к скале и печень (орган ассимиляции, приспособления) клюёт орел. Однако Смышленый=Смешливый, праздничный и радостный за пределами всех видов психобиологических страданий, он не подвластен им, хотя и страдает не менее других людей, а пожалуй вдвойне, но поскольку двужильный (=амби), выдерживает и не сдается. Прежде всего, в Языке своем смышленый определяется как существо Радости, даже если по факту страдает неимоверно. И здесь нет лукавства заклинателей изображающих хорошую мину при плохой игре.

* Когда Ум (умения) наполняется мыслью он точен, отточен, источен, медоточив в сотворении самого Умельца (ум на лице). Такой ум назовем От-личным. Только как мыслящее существо человек неповторим, самобытен, свободен, отличен от других по-существу. Отличник. Когда нет ума, но есть точность мы видим Зануду, его точность не ис-точечна. Когда видим разные умения, замечаем Ученых которым не достает точности в состыковывании с монолитом Мысли. Неточность порождает огромное количество внешних специализаций. Если в жизни человека хотя бы раз произошла «состыковка» с Мыслью, он обретает абсолютную уверенность в себе и становится совершенно великодушным существом, перестает искать внешнюю новизну, экзотику, скорее непрестанно восхищается привычными фактами (=сделанное) за их устойчивость во времени, мирность. Когда я принимаю себя как факт и верю, что по факту я неизменная величина, независимая от времени, только тогда Я в Вы начинаю действительно моделировать материю на метауровне. Вера превосходит внешние изменения биологического носителя моего Я.

* Мысль представляется настолько общим, абстрактным планом для людей озабоченных посюсторонними проблемами, что её абсолютная логика остается невостребованной, подменяется силлогистикой вполне практичной, планирующей множество целей, априори полагающей цельного субъекта. Но цельный субъект не продуцирует внешние частные цели, но идет «туда, не знаю куда», именно сознавая цельность в Себе.

* Я только Мысль, что призрачна и тонка, я только Памяти изящнейший сосуд.

* Под общим Развитием я понимаю вовсе не "просвещение". Множество людей сейчас как раз слишком просвещены. Для них развитием было бы прекращение просвещения и стимулирование любви, доверия, достоинства и чести. Узкого, а не широкого «просвещенного» смысла. Смысл не Свет (исходная материальность), но скорее Ночь и темнота, но здесь и таится Правитель Мира.

* Существо метауровня (амби) посылает людям (=растущие) приказ, задачу особого рода, но чтобы услышать и озадачить-ся, необходимо, как минимум располагать внутренним ком-пасом, направлением внимания, верным и устойчивым.

* "Какой-то евпаторийский раввин, к которому многие ходили судиться, всегда говорил (грустно и нежно) и спорщикам и свидетелям: И ты неправ, и он неправ, и они неправы. Идите с Богом". Это у Бунина. Лучшее изображение острия правящей мысли, где нет управляющего фактора ни слева, ни справа, ни спереди, ни сзади, ни вверху, ни внизу, ни внутри, ни снаружи; но в точке пустоты, про-точивающей проход в материальность и уравновешивающей её.

* Пять управляющих импульсов точной мысли создают целостный живой организм. В человечестве можно выделить пять мировых религий, пять ключевых обязанностей человека. Квинтэссенцию существа дела.

* Все можно определять с точки зрения Живое или умирающее (мертвое).

* «…наше время - женское по ценностям и структуре. Материальное благополучие, спокойствие, мир, семейные ценности, порядок - это все женские цели и радости. Женщина - это материя, а современный мир полностью сфокусирован на материи. Мужское - это духовные искания, идеи, новые вещи, война, общение и борьба с соседями. Нынче все это поставлено в подчиненное положение. Если и разрешается, то только в той мере, в какой это не разрушает или способствует материальному благополучию. Это - женское. А мужское - взял меч и пошел на войну. Убьют - хорошо, не убьют - тоже неплохо… Если у мужчины отобрать меч, то с этого и начнется его вырождение (А. Лельчук). Мысль как меч это меч-та о бессмертии, превосходящая механизмы самосохранения. Мечта вполне деятельная, рисковая.

* Если Мысль Различает и сознает себя и свое отличие от материи, то именно она основа Порядка, в отличие от материальных систем, всегда распадающихся при отсутствии связи с мыслью или длящих себя в дурную бесконечность родового воспроизводства индивидов. Материя не различает себя с мыслью, для неё мысль это вид материи. Материя одноглаза.

* Вопрос о смысле раскрывается трояко: количественно-Кто и Кому, качественно-Как. Всяческие Что, Где, Когда относятся к объективным обстоятельствам смысла. Когда мы получаем какую-либо информацию, она становится осмысленной только при уточнении: кто её произвел, кому же она адресована и каким образом оформлена, проартикулирована. Вопрос Кто не может быть выражением коллективного сознания, он всегда остро (как нос корабля) индивидуален. Также не может быть множественного Кому, любое множество возникает только в области немысленного, бессознательного, материального. Кто и Кому единственное действительное Число С-мысла, все остальные «количества» только статистика материи, её бесконечная делимость. Когда мы говорим о множестве миров, о множестве людей, апеллируем к ним, это выражает только не смысловую сторону дела, также значимую, но не имеющую собственного смысла.

* Внутренняя структура Числа смысла складывается двойной квинтэссенцией (10) значимых моментов. Кто-в-себе это прежде всего: А.- Различение, абстрагирование от любой материальности, абсолютизация собственного актуального начала, внутренняя артикуляция, отрицание своей материальности; У.-Способность Повторять себя, быть причиной себя (виной) и последним следствием (волей); О.-Тождество с собой, полнота определенности, организованности, односмысленности; Э.-Эволюционный потенциал вследствие эквивалентности, соотнесенности собственных полярных моментов; Ы.-Высший смысл Кто в его вечном Возвращении к Себе через открытость, выход к Кому, парадоксальное самоотверженное Возвращение, способность Вымысливать Другого.

* Мысль в этих измерениях складывается как Разум, Чувство, Память, Воображение и Воля.

Огл. 12. Ладно и Хорошо.

o Любимейшие слова мои "ладно" да "хорошо". ЛАДНО - и ты владеешь собой. ХОРОШО - и горизонт событий распахнут пред тобой. ИДИ. Ладное, да складное не просто упорядоченное, систематизированное, но нашедшее свою подлинную оболочку, льнущую к начинке своей. В ладности-складности совершенный вкус Данного, исполнение его в силе своей. Ни одна часть не выступает противоречием ЛАДУ. Высшая настройка Лада - в безоговорочной взаимной признательности мужского и женского, в цельности Гермафродита. Называю это слово как загадку, тайну Лада. Не стоит спешить понять её в контексте привычных представлений. Ладна любая Данность, слаженная единой силой, которая не подчиняет разные части свои, но сводит их, исходя из вещего призвания каждой, в единое целое.

o Если ладно сделанная мебель говорит о характере в-ладельца её, где особый объективный план дерева принесён в жертву удобству владельца, то тем (тотем) заявлен верховный план В-Ладеющего, его конкретное право ладить объективность дерева. Несуразица начинается, когда пытаются владеть теми, кто "по образу и подобию" сходен. Разрешить возникающие проблемы может, с одной стороны, - ВЛАДЫЧНЫЙ авторитарный стиль Личности, вполне при том благодушной, с другой стороны - способность легко улавливать Существенное и соглашаться с ним. Не может быть лада между людьми, если каждый будет настаивать на своих важных, но несущественных, несмысленных обстоятельствах.

o Извне ЛАД округл-хорош, колосист-лучист. Хорсом называли славяне Солнце. Хор человеко-бог древних египтян. Лад Одного для Другого Хорош. Только Лад, остальное плохо-плоско-нескладно. Пока глаза человека глядят голодные на мир, он словно нищий всё тянется-мается приобрести что-то хорошее извне, деньги, власть, любовь. Но вот - прозрение. И открываются очи сияющие-хорошие-солнечные. Ибо человек нашел Лад и обращает его к Другому. Как в Детстве. Никуда не деться от детства.

o В-ласть только манит Ладом, но сама неладна своим властолюбием, притязанием организовывать Других. Нехорошо это. Не светятся глаза властолюбцев. И сердца их закрыты. Хоровод ладных да пригожих недоступен для них. Единственное Дело дельное человека на земле - нести Идеал соборного Лада. Организация уместна, только в случае управления своими обстоятельствами жизни. Люди лада больше чем просто обстоятельство. Они Носители Мирового Согласия. Хорошее это подвижность Прекрасного, Ликование, что спасает Мир. Если природа красива своим ладом, то человек пре-красен слаженностью лика, его осмысленным выражением.

o Плохое всегда страдательно, затёрто-затеряно в разнообразии обстоятельств, к которым нужно приспосабливаться. Естественное отвращение к больным, немощным, мёртвым подменяется искусственной моралью (плохой), фальшивыми христианскими установками. Обращенность Ладом, подменяется искаженной, плохой, обременительной сострадательностью, с контекстом огромного коли-чества социальных табу. Неладно жить в таком мире. Мы культивируем аристократию Лада, собирая в ХОРОВОД людей ПРИЗЫВА, односмысленного, по существу, используя единственное Табу - не смешиваться в Речи с нескладными сознаниями "черни", не идти на компромисс с плохим сознанием. Так мы неуязвимы и ладим мировое согласие.

o Сословная Аристократия Лада отлична от различных духовных и политических партий-сект, ибо просветляет с-лаженность ХОРОШЕГО СОЮЗА, в котором разные стороны РАВНЫ в силу слаженности каждой. Здесь нет места никаким " измам". Счастье - в равенстве Ладных. Плохое сознание даёт метастазы многопартийности, ложного плюрализма, идиотического по смыслу. Уродливая педагогика усиленно пытается убедить плохих стать хорошими, не замечая, что сама плоха. Плохи все гуманистические установки, в которых отсутствует конкрет-ная личность лада. Можно объективно жить инвалидом, но быть в ладу с собой, а значит-быть сильным. Если человек не в ладу с собой, ему ничто и никто не поможет.

o Присмотревшись к общечеловеческим правам и обязанностям, можно заметить, что они замутняют существо ЛАДА, хотя внешне представляются естественными и очевидными в своей определённости. Лад вызревает в недрах неопределённого ПРЕДЧУВСТВИЯ.

o Лад между СУПРУГАМИ возможен только при условии самостоятельной Слаженности каждого. И не иначе. Нет сильного и слабого пола. Есть СИЛА только в Ладных-про-хладных отношениях. Как в раю. Давно забытом.

Огл. 13. Созидание и Творчество.

o Разные виды деятельности называют творчеством. Но Слово одно и только один смысл у творчества - производить Жизнь вечную. И то, что сила Творчества РАЗРУШИТЕЛЬНА для множества относительно устойчивых консервативных конструкций, "защищающих" жизнь, указывает скорее на РАЗРЕШИТЕЛЬНЫЙ характер творчества. Кто решится разрушать защиту, если она блокирует процесс вольного саморазвития, зацикливает жизнь в смертные виды жизни; кроме того, кто не нуждается в защите, абсолютно неразрушим. Кто же это? ТВОРЕЦ. Чтобы приблизиться к пониманию Действия Творца, откроем другую сторону - СОЗИДАНИЕ.

o Созидание имеет два аспекта. Данного и За-даного. Высказывание никогда не является только отражением или выражением Данного, уже существующего, готового. Оно создаёт нечто абсолютно Новое, разворачивающееся в измерении Ценности. Изучать Данное совсем не то же самое, что Созданное (со-за-данное). В созданном всегда актуально Настоящее Действие Создателя. Анализ Данного, даже научный, ничего не создаёт, он кружится в замкнутом контуре языка. В созданном всегда присутствует За-дание, проблематизирующее любую данность. В Соз-данном слышится Голос и он неповторим. Даже в бытовых репликах. Иметь Голос - значит быть способным к диалогу, иначе это ещё не Голос. Созидательное ПОНИМАНИЕ ДИАЛОГИЧНО, иначе это не понимание, а представление по памяти, данность.

o Создание есть действенность Сознания. Тогда диалог может быть со-стоятельным. Понимание оборачивается бесконечным доверием к чужому Слову. Отсюда усиление Смысла через НАСЛАИВАНИЕ (не отождествление) смысла слов, за-дающих перспективу к Другому. Диалог с ним не драматический спор, но СОГЛАСИЕ по существу. Быть сознательным, значит быть созидательным.

o Созидательное РАВНОВЕСИЕ - основание авторитарности говоря-щего, абсолютно уверенной в себе Силы говорить. Но вот Слово. Оно не принадлежит никому. Оно никого ни в чем не обнадёживает, однако выверяет каждого пред каждым. Слово мечется-промётывается (прометей) между со-общающимися. И оно действительно говорит. Говорить значит творить, пребывая в глубине творения.

o Число Творчества - не Диалектика данного и за-данного, но скорее эпическое ТРИО, где Слово как "Святой Дух" равновесит со-з-данное. Одно означающее, другое означаемое. Слово творит новый смысл. Если мы не ожидаем от Слова НОВОГО, оно тотчас включается в контекст данного, становится предметным отражением-выражением чего-то. И Диалог исчезает. Речь, как Творчество, раскрывается исключительно в обращении-т (в)орении пути друг к другу как СОЗДАНИЯМ. Создание больше, чем объект восприятия и субъект намерения. Создание вмещает в сознающем ресурсы его восприятия. Кому из Созданий открыты бесконечные возможности творческого роста? Тому, кто действительно со-знателен.

o ТРИО ТВОРЦА его ЦЕЛЬНОСТЬ. Здесь третий фактор не имеет "своего" значения, но выявляет то, к которому приближается (энергия бессознательного). Дуальность Создания, его ЧЕТНОСТЬ, ритм говорящего-слушающего. Данное всегда драматично противостоит другой данности. Эта драма превращается в Согласие, только если Сознание достигает с-частливой четности всему воспринимаемому.

o (Когда я использую Пару Слов в этом Тексте, указывающем на СИЛУ СО-ЗНАНИЯ, то первое Слово несёт напряжение того, что уже сложилось как Автор-Создатель-Сознатель ищущий подобного себе. Контуры двух существ отчетливо противостоят друг другу. Второе же Слово выделяет ТРОИЦУ (вернее 5) как особую топологию Целого, где третье - ничьё и тем таинственно, оно и есть начальное ОДНО. Если Создатель уравновешивает, то Творец действует.

o Формула Творца состоит из пяти значимых моментов (квинтэссенции) : два аспекта данности--теза и антитеза, вкупе с проективной за-данностью их. "Пятый элемент" искра Прометеева огня не имеет собственной (весомой) значимости, это значимость-как-таковая, она как "ничто" которое РАЗМЫКАЕТ ТЕТРАДУ (Тетра-грамматон), преобразует её СОЗИДАТЕЛЬНУЮ СЛАЖЕННОСТЬ в МОДУЛЁР ТВОРЦА.

o Искра мечется в квадратуре вполне утвердительных функций, усиливает каждую, обращая её к Другой и тем осуществляет ЕДИНСТВО. Метание вполне "бессознательно", как во сне (сейсмическое сновидение, не знающее привычного ритма дня и ночи, непрестанно сопровождающее жизнь человека), однако оно тотчас осознаётся стороной СО-зи-дателя. Как вершина Пирамиды соединяет четыре угла основания. Любая попытка сознания "приручить" безумное метание бессознательного ведет только к утяжелению какой-то из четырёх функций, вплоть до полного подавления ею других. Она начинает своё утверждать как абсолютное единство. Называется, соответственно, Богом, материей, объективностью, субъективностью. Отсюда несуразицы.

o Попытка выстроить Вавилонскую Башню до Неба обречена на неуспех, ибо Небо не встраивается в систему весомых значений Земли. Оно всегда ускользает, и оно всегда здесь как Чистое Присутствие. Ближе близкого. Нет! И вот Оно. Да! И нет его. Такая вот вон-то-логия. Арифметика Создателя и Творца : четыре и один в четырёх. И Один ничем не обусловлен. Он то и творит жизнь. Не принадлежа жизни.

o Что есть Тварь и Творение? Если с Творцом мы слегка прояснили. Тварь есть Создание, на котором сохраняется знак Творца. Как Откровение. Притом Тварь укреплена в собственной самобытной природе, создана. Тварь способна враждовать с другой тварью, пока не зазвучит в унисон с Лучом Откровения. Единственной Волей своей. "Бессознательность" Творца милосердна и милостива. Любая Тварь может быть Избранной, свидетельствующей Откровение Творца. Тогда она Чудотворна. И МИР МИР-аж , по воле Единственного Творца.

o Пробуждение Твари есть преображение её в Личность. Творение же

o не просто материальность мира, но неиссякаемый ресурс Ращения Личности в её непрестанном обращении к Творению. Творение есть то, что не покинуто Творцом и всегда выявляет Тварь.

o Как ни странно звучит, Творчество ничего и никого не рождает, ничего не создаёт. Оно исключительно ГОВОРИТ, оперируя ОЗНАЧАЮЩИМ. И так ЖИВОТВОРИТ. Для Творца все части Речи Создания при-лагательны, они солидарно прилагаются друг к другу, формируя СВОБОДНОЕ ВЫСКАЗЫВАНИЕ. Творец со-чиняет, а не со-подчиняет. Всё созданное в энергиях Творца Смешливо, показывая тем разомкнутость своих функций жизнедеятельности.

o В Созидании человеку важно психически выстоять-выдержать. В Творении же, чистая незамутнённая Радость, психологический релакс. Здесь уже не "труд делает из обезъяны человека", но Человек-Творец выводит людей из озверения праздничностью и одновременно торжественностью своих значащих. "Будьте как птицы небесные" Человек ГОВОРИТ.

o Только культура созидательных напряжений желаний и воли ПРИУГОТОВЛЯЕТ человека к творческой ПРАЗДНОСТИ. Душевная и физическая лень внешне может походить на Праздничность Творчества. Но легко вычисляется. "По плодам их узнаете". К ленивой утомленности и скуке ведут искусственные релаксанты : алкоголь, наркотики, музыка, секс. Праздничность истинная условие со-общничества, по существу. Но не праздность. Творчество там, где каждый, наконец-то, заговорил на своём языке, над которым достаточно потрудился. И вместо Вавилонской Башни глобального человечества - СТОЛПА-ТВОРЕНИЕ. Высокой Соборной Культуры.

Огл. 14. Родовитость и Знатность.

o Род и Вид родовит в Индивиде, что исполняет Надежду Рода. Родовое начало бессмертно, виды смертны, преходящи. Индивидуальность есть сопряжение родовой воли и видовой определённости. Всего видимого индивидом. Род человека отличен от рода животных, тем, что он за пределами биологии. Он в Сознании. Всё психобиологическое в нём представлено как видовые подуровни. Вне сознания нелепо утверждать бессмертие на биологическом уровне: протобелковой, генной, нервной, психической организации жизни. Воля человеческого Рода выявляется исключительно из Сознательности. Осознание родовой воли Каждым делает Равными их. Воля эта выражается в дискурсе (промётывании) от психобиологической содержательности Одного к сознательной "пустоте" Другого, и от сознательной содержательности Одного(воля императора) к психологически релаксированному состоянию Другого. Здесь не может быть конфликта, поскольку разные уровни. Как свет и звук.

o Индивидуальность Родовита определённостью Родового единственного Смысла. Абсолютно приоритетного во всех жизненных намерениях. Так Родовитый становится центральной фигурой Соборного Общества, радикально отличного от централизованных на основе общности психобиологических потребностей. Родовитая Личность совсем не та, что богата роднёй, но та, что выделяется как носительница родовой сознательной воли. Она не просто листок на древе Родства, но плод и семя доброе, способное открыть новую Землю и новое Небо.

o Родовитый воспитан культурным наследием своего Народа и является голосом его сознательности. Отсюда, особое Великодушие, веселье души его. Он меньше всего стремится к власти над людьми, ибо всевластен в сознании и заражает цельностью сознательного все-властия только подобного себе. В сознании Родовитый содержит весь Мiр, а большее возможно только в сознательном проективном Обращении к Другому, где МИР. Захват здесь неуместен, к нему склонны недоделанные, что располагают сознательную и психическую волю на одной панели.

o Истина Родовитого в его взыскании Сродников. Кровное родство хоть и оценивается как важное, дорогое, но только в его проявлениях усиливающих величие индивидуальной воли, а не клана родственников. Взыскание Сродников в координате МИРА делает родовитого Знатным. Знать знает необходимость Обращения сознательного и умеет отличать, когда знаки сигнальное проявление психо-био-логической среды обитания, а когда метафоричны, самоценны.

o Быть ВЕЛИКОРОССОМ - значит иметь силу индивидуально отвечать за свой народ и активно изыскивать родовитых, а не тусоваться среди кого попало. Присутственная Знать превосходит обналиченный план простолюдинов. И конечно она формирует свою Метаполитику создавая фильтры, критерии, КПП всем жаждущим войти в поле абсолютного Доверия, где значится Знать. Позволяя входить и оставаться в Круге действительно Равных тем, кто просто имеет "благие намерения" и преизрядный запас эмоций и разных "положительных" установок, значит увязнуть в таком болоте… Круг наш отнюдь не Кольцо "любви", где закольцованы простолюдины со всем своим фактическим достоянием. Они не знают Любви ВЫМЫСЛИВАЕМОЙ в Поле Доверия Равных Сознаний, любви проективной. Великий Труд, а не дешевое стремление к стандартным удовольствиям. И благо тому из людей, кто настроен на Поиск Образцовой Знати, Былинных Героев Нового Времени.

o Когда человек не утяжелел (желал-желал и у-тя-желел в со-жалениях несбывшихся желаний), не заматерел в посюсторонней физической реальности, он наверняка приблизится к особому аристократическому сообществу, которое внешне может выглядеть маргинальной группой. Войдёт ли в него как в храм или останется профаном, решается как способность его сознания, насколько оно действенно, а не просто отражающее или выражающее.

o Именно Знать, призывает различать низшие и высшие приоритеты. Низший и высший МИФ (мысль), миф как форму недомыслия и миф как сверхмысль. Два вида ПОИСКА. Чудность Слова Другого привлекает РУ-ДО-ЗНАТЦА. Знать не в восторге от красот природы, ибо в восхищении от Другой Земли и Другого Неба. Конфигурация знатного-эллипс с двумя центрами-реальным и виртуальным, в отличие от окольцованного простолюдина. Знать гранитное основание Чело-Вечной культуры. Никакой демократии, как формы растления сознания, не приемлют ИМЕНИТЫЕ-ЗНАТНЫЕ-ЗВАННЫЕ. Быдлу - быть-для себя. Бодрым -- быть-в-риме, быть-ради-мира, быть-равным. Родовитые видны Днём, как Солнце и Луна (муж и жена), но знать светит в ночи-из-ночи изначально. Родовитые заряжены самородной самовитой силой. Знатные знают как РАС-ХОДОВАТЬ её. ХОДОМ РАСОВОЙ КУЛЬТУРЫ. Простолюдинов отделяет от Солнца огромное расстояние. Знать живет на поверхности Солнца.

o Родовитые способны противостоять любой машине власти, научаясь управлять ею силою бодрого и вольного Слова. Знатные не противостоят никому и ничему, ибо абсолютно солидарны с МИРОМ, миром воплощающем собой ПРОТИВОСТОЯНИЕ договаривающихся сторон, противостояние-предстояние. Противостояние обращается в ПРАВЛЕНИЕ. Богата земля русская родовитыми-самобытными личностями (примеры в русской литературе). И они призываемы на Новую Землю.

o Когда Земля родная удаляется-умаляется во взгляде улетающего в открытый космос, это не значит уменьшение любви к ней, но любовь становится пронзительной-глубокой звуком исчезающего образа, и врастает в сознание земнородного обеспечивая в нём появление любви как звезды сияющей своим светом.

o Слово Знатных - не отвлеченные представления рассудочного интеллекта, но Действие Прозрения, дверь в иной мир. Знать -искупление горестного невежества своего народа крёстной мукой своего Знания. И Благом Воскресения.

Огл. 15. Надежда и Вера.

o НАДЕЖДА и ВЕРА. Словно две ветви круговорота ГОДА. От Рождения к зениту жизни (лето) и от зенита снова, уже к Рождеству. Имеется в виду Год Жизни. Отсюда БЫТЬ ГОДНЫМ, готовым к жизненному круговращению. Можно Надежду и Веру соотнести с ТОКОМ Крови артериальной центробежной, уходящей от Сердца, насыщенной кислородом и венозной, центростремительной, возвращающейся к сердцу, ре-лигиозной. Знания человеческие сопряжены с надеждами на завтрашний день. Надежда прогрессивна, в её арсенале обилие опорных образов, по мерке которых выстраивается ЗАВТРАШНИЙ ДЕНЬ. Называется - связь с Историей. Совсем не то с ВЕРОЙ, которая направлена из настоящего Завтра назад, и не к образам прошлого, но, скорее, ВСПОМИНАЯ что-то давно забытое. Чтобы верить, необходимо настолько надёжно УТВЕРДИТЬЯ в НАСТОЯ-ЩЕМ, чтобы ток надежд и ожиданий не соблазнял в дурную бесконечность, дурной прогресс бесконечного "познания". Здесь то и видим различие двух родов ВОЛИ - Надёжной и Верной. Для Сердца они Равноценны, но функционально совершенно противоположны. Одна энергична, насыщена посюсторонним инстинктом жизни, другая всегда отталкивается от каких-то мета-физических оснований, идёт словно вестник из будущего.

o Надежда ожидает. По высшему счёту она ожидает достигнуть не тленные богатства, но то, что вернёт её к себе, ПРЕОБРАЗИТ, РЕ-АНИМИРУЕТ исходный посыл на путях своих нарастивший организм самосохранения, с его механикой, которую непрестанно необходимо налаживать. Это не удаётся из-за огромной сложности "дополни-тельных поправок" - и организм болеет, утомляется, старится и умирает, так и не достигнув ФАКТОРА РЕ-АНИМАЦИИ. Что же возвратит Надеющемуся Новое, свежее, всегда ЮННОЕ начало? Образы научно-технического прогресса только соблазнительны, но не могут вполне насытить надеющегося, по-прежнему остающегося весьма слабым существом, над которым возвышается махина "человеческой надстройки". Вот истощились запасы волящей силы, деятельно готовящей комфорт завтрашнего дня, и что? Можно помирать от потери надежд, от разочарования во всех надеждах? "Надежда умирает последней". Красоты природы - слабое утешение.

o Так обычно и происходит с массой людей. Однако есть другая ВОЛЯ. На путях Веры. Воля к Возвращению (вера=вер-нуться). Её знаки неизбежно метафоричны, символичны, ибо знаки прямого влияния (сигнальные) ей "не по силам". К этой воле пробивался Шопенгауэр, тот философ, которого упрекают в избытке пессимизма. Верная воля идёт путями Верного Знания, по сути ре-лигиозного.

o Вера отталкивается от НАДЁЖНЫХ (домысленных, конечных, завершенных, идеальных) значений. Кровь не может развернуться, не дойдя до конца. И в конце - конечные знаки, конечного знания. Знаки эти не побуждают что-либо делать ради завтрашнего дня, но только промысливать до конца всяческие значимые ситуации ради того, чтобы ПРИЙТИ В СЕБЯ. На путях Веры формируется особая авторитарность, ищущая Сердечного Согласия. Идущая от Многого к Одному.

o Кто ДЕЙСТВИТЕЛЬНО возвращает познающего к собственному истоку, где рождается новая надежда? Природа? Бог? Нет, Только другое существо - подобное. На краю наших надежд стоит Другой, долгожданный, зеркалом в котором мы действительно преображаемся.

o С каким захватывающим интересом взирал я в детстве на безбрежные просторы Земли и Космоса, замирал в восхищении от рассыпанных в ночи звёзд, пока не дошел до края вселенной. Этот край - другое разумное существо. Надежда видит мир предметно, Вера слепа и лепит то, чего нет, эпическое со-бытиё. Другой, каким бы объективно привычным он ни виделся, по вере, нечто неописуемое. Вера начинается с до-верия к этой неописуемости и выискивания неописуемого Другого. Я возвратился на Землю, дойдя до края вселенной, но люди не желают признать и принять меня, ибо я "не человек", а существо иного разума, ищущее заразить людей. Я - это Другой.

o Большинство, называющее себя верующими, желали бы верить, но не могут, ибо боятся себя, своего ТЫ (Отца). Все священники таковы, не говоря о "верующих", обременённых своими неврозами. Потому от страха решили счёт времени вести не от сотворения мира, а от "рождества Христова", полагая, что Дух Святой исходит не только от Отца, но и от Сына. Так появилось основание для штамповки сознания множества оригинальных людей (=растущих) одной Общечеловеческой печатью - "нет ни эллина, ни иудея". Любое число (вещь), помноженное на ноль, будет нолём (в лоне Отца), но когда оно умножается на единицу (Сын) - остаётся только собой, но имеющим знак типажа, знак, который заслоняет от Другого. Отсюда - "всеобщие права человека", произведение глубинного страха, а не любви.

Огл. 16. Любовь и Мудрость.

o Любовь, что ты делаешь со мною, любовь, как справиться с тобою, любовь, стирающая знаки препинания и вот, пожалуйста, любить нельзя нелюбитьболетьлюбовью. Слово, в котором соединилось самое низменное сексуальное чувство и высшее устремление человеческого духа взыскующего вечности. ЛЮБОВЬ.

o Когда Любовь совершенна? Когда она в согласии с противостоящей и тем охраняющей-ограняющей и возвеличивающей её МУДРОСТЬЮ. МУЖЕСТВО МУДРОСТИ в пресечении--остановлении Любви как самой захватывающей из ДЛИТЕЛЬНОСТЕЙ, в которой словно в яме рождаются и умирают живые существа. Есть тупое рассечение и пресечение жизни, и оно налицо пред каждым живущим. Но Мудрость - есть особого рода прерывание животного влечения, ради придания всеобъемлющему смыслу ЛЮБВИ поразительного значения ВЕЧНОЙ. Такое значение постоянно обновляет, ре-анимирует любящих, побуждает быть больше, чем дление Жизни, переосмыслять факт чрезвычайно сильного биологического влечения к другому и ВОЗРОЖДАТЬ это влечение на другом УРОВНЕ.

o Любовь так важна, что даже сверхпонятие "Бог" вынуждено составить с ней синтаксическую пару БОГ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ. И Любовь соглашается с Любыми языковыми конструкциями, будь они выражением тождества или соподчинения. СОВЕРШЕНСТВО ЛЮБВИ вольной основывается на при-знании РАВНОЗНАЧНОСТИ Любого Слова её означающего. Опасный поворот событий для замкнутого контура языка, грамматика которого основана на различии содержания значений. Мудрость обращает Любовь в диалогическое высказывание, значения которого выражают ТОЛЬКО ЛЮБОВЬ и в силу этого равноценны, но не цепки как у глупой любви, а радостно ас-социативны по прихоти любящего. Такая Речь Любви избавлена от мании навязчивых состояний, выделяющей "важную" идею и все остальные значения подчиняющую ей.

o Самое ВАЖНОЕ остаётся в молчании существа Любви. И мудрость этого молчания, в абсолютной благожелательности к ИГРЕ значимого и не какого попало, но того, что обусловлено этой благожелательностью. Иначе это будет игра чело-увечной тоски и скуки. Пока Любовь остаётся в языке определением важного значения (денотатом), она перекрывает ВОЛЮ ЛЮБВИ НАСТОЯЩЕЙ, оформленную исключительно конотативно, контекстуально. Недаром мудрые из лингвистов приходят к выводу, что Денотат есть только хитро замаскированный Конотат (Р.Барт). Когда говорят "король то голый", полагают обнаженность чего-то содержательного, но истина здесь в открытости чистой формы, последней маски, которая на удивление никогда не лжет.

o Любовь, определившаяся в своих руслах Надежды и Веры, обретает софийный характер Премудрости. Только в Премудрости Любви Человек действительно открыт-обращен к Другому, которого не использует, но ЗАРАЖАЕТ Пляской значений ЕДИНСТВЕННОГО СУЩЕСТВА ЛЮБВИ. В Премудрости человек не слиян с другим, сознавая невозможность этого, несмотря на у-бедительные аргументы оргазмических слияний. В завершенном Понимании у Любви, по существу нет других вариантов, кроме обращенности единственного мужчины к единственной женщине. Сила, сочетающая невесомые, ВИР-туальные, мужественные значения (Иисус как смысловой ФОТОН света-истоком жизни вечной), собственно, сила Божья. Женщина же есть единственное-существо-любви. Когда это Существо при-знаёт игру значений виртуальных (действительных, мужественных), она может быть с-частлива, БОГОТВОРЯ существо ИГРЫ, МУЖЧИНУ.

o Биологическое существо мужчины - это тоже женщина, что совсем не значит вовлечение его для любовного удовольствия в связь с каким угодно полом. Отнюдь. Тело мужчины равнозначно телу женщины, но НЕОБРАТИМО направлено на женское, как и женское - в ПРАВИЛЬНОМ ОБРАЩЕНИИ, где складываются ДВЕ НЕОБРА-ТИМОСТИ. Расстройство слаженности двух необратимостей есть разлад культуры любви, уместный для природы, как компенсаторный механизм её, но совершенно неуместный в человечной культуре. Необратимость влечения свидетельствует о необходимой связи значимого и непроизносимого, молчаливого, Единственно Важного (таинство). ОБРАЩЕНИЕ же обеспечивается ясностью и невесомостью Значимого. В стороне от занудства механического повторения.

o Мужество Любви во множестве её значимых. Женственность в Единственности существа Любви. Таинство БРАКА в том, что каждый является языком любви, но обращаются друг к другу с высказыванием ИГРЫ (РЕЧИ). Священник здесь тот, кто не позволяет, табуирует высказывания языка, которые включают Другого в свой замкнутый контур общего понятия. Удачный Брак - не брак, но Великодержавное Со-бытие.

o Царские РЕГАЛИИ выражают сущность состоятельного Брака. Держава - важность единственного существа любви, неразменное основание её. Жезл - необратимость и направленность мужского на женское. Корона - мудрость равнозначности знаков любви. Знаки, которые не выражают, не указывают, не проявляют Любовь, несе-рьезны несу-разны, порчены. Только сознательное существо любви с-по-собно к диалогичным отношениям СВОБОДНЫХ, способно отпускать от себя невесомые, неважные знаки и в них находить свою настоящую АВТОРИТАРНОСТЬ. Такими не цепкими знаками мы приманиваем только действительно СВОЁ, свою Судьбу-Свадьбу.

o Мудрость человека укрепляется опытом болезненных Разлук. Стоит всю жизнь терять и страдать при этом, чтобы в конце жизни встретить своего Другого, и тогда с лёгким сердцем можно сказать "да будет воля Твоя". И жизнь возродится вновь. Найдя на границе наших надежд образ нетленного Лика, мы вверяем его своему сердцу. И открываем Мир волшебный. И прорастаем в нём.

o Билингва Любви недоступна незрелым сознаниям, заложникам тоскующей любви. Любовь призывает вернуться, но совсем не в прошлое, а в НАСТОЯЩЕЕ, с открытой и безмятежной перспективой Будущего. И знаком Будущего - Другой. Таинство Настоящего в том, что его никогда не было. Сияющее в точке пустоты - Настоящее. Предчувствие сияния побуждает многих боязливых "кротов" зарывать-ся еще глубже в подземелия человеческих важных понятий и со-подчиняющих конструкций языка, не замечая их малости. Но смелые готовы пройти сквозь ад, только чтобы выйти в слепящее Сияние. Мастер-класс, сама Любовь, лепит здесь особую породу избранников своих, зараженных ликующей силой РАЯ.

Огл. 17. Воспитание и Образование.

o Воспитывает Речь-Голос. Образовывает знак Света и поведение Тела. Тело как осмысленный образ Света. До срока человек говорит не своим голосом, но программой, выгодной обществу, в котором живёт. До срока образование делится на теоретическую часть "усвоенных знаний" и практику исполнения этих знаний. Мы будем говорить о Вос-питании Существенным, что возвращает Сущее в Существование к Бытийному Истоку. Вс-помнить и воз-родить Питание Существенным значит вос-становить Самобытность Существа Воспитанного, которое и есть Воспитывающее Личным примером. Современное образование несёт раскол между образом поведения (жест, мимика) и суммой предметного мёртвого знания, заключенного в буквах и мозгах. То есть сам человек не является Буквой сознательной жизни. Предметное знание упускает из вида Ключевой Образ самого человека. И, конечно, люди, как заложники специфических систем образования, не складываются Друг с Другом в Слово Мира. Их всегда разделяет мёртвое знание. Похожи на биороботов, каждый со своей программой.

o Воспитание стоящее учит ПРОТИВОСТОЯНИЮ любому фактическому положению дел ("я такая пылинка праха, что посмел восстать против звёзд, против солнца, против Аллаха") ради Со-стоятельности с себе подобными. Подобные бис-подобны. За кажущейся противо-речивой фразой стоит формула Воспитания. По существу здесь размыкается любая идентификация. И узнаётся Воля. Я не есть Я. Я это Ты. "Это" не отождествляет, но делит-обращает бесподобного к Другому значением абсолютного различия Равных. Здесь то и Являет себя Воспитывающий Голос. Только такой Голос при-зван к подлинному Просветительству, отличному от зомбирующего програм-мирования.

o Как тебя звать-величать? Вот вопрос Воспитания и Образования. Заменяя Воспитание навязыванием этики воспитанного человека, то есть уместного и пристроенного, подконтрольного, человек отдаёт себя под власть профессиональных тиранов-педагогов, политиков, священников. Их "воспитывающее" влияние унижает здоровое естество человека, его дух и сознание. Сословие профессиональных про-светителей на свои знамёна поместив "великих" убийственно для маленького человека. Культ образов циничен и подл, ибо уводит всегда в сторону от необходимости каждому БЫТЬ-В-ФОРМЕ. Образ у каждого величественен-Человека --даже у последнего бомжа. Форма не формальна, когда напитана Высокой Волей, ВОСПИТАНА. Быть-в-Форме, вот пароль настоящего Образования. Быть Знаком осмысленного Существа - Иероглифом Высокого Смысла. Тогда ты отчётливо виден другим, похож на дельфина, всем своим поведением показывающего своё состояние. Но люди от страха нагнетают в свою память такое количество избыточного "знания", полагая это нормой и даже отличием от животных, что напрочь теряют связь со ВРЕМЕНЕМ, в котором живут существа от вечности. Становятся несовременны и, парадокс, чем более пытаются говорить и утверждать "современное", тем дальше от СВОЕГО ВРЕМЕНИ, до-потопны. Но ПОТОП информационный, вот он. Справиться с информацией, обильной и разноплановой, можно только в Ковчеге Новом.

o Шизофрения существующей системы образования налицо. Рознь между людьми достигла предела. Коллегиальные связи или связи отдыхающих настолько пусты и бессодержательны, что мне, Говорящему, впору завыть. Призыв по существу глас вопиющего в пустыне. Люди уворачиваются от Настоятельного Голоса призывающего опомниться.

o Вот одна история, услышанная от мусульман. Когда Нух (Ной) строил ковчег на высокой горе, получив повеление от Бога, люди смеялись, оскорбляли его, принимая за сумасшедшего. Ведь всё вокруг складывалось "естественно", каждый занимался делом вполне понятным, один только безумец морочил им головы. Когда над самодовольным городом разразилась чума (психозы, неврозы, онкология, СПИД, терроризм), перед каждым встала угроза гибели. Некоторые настолько обмелели душой, что и гибель огромного количества людей воспринимали как нечто вполне "естественное и закономерное". Конечно, были те, кто искали причину ЧУМЫ. И не находили. Случайно один из смертельно больных выздоровел. Когда выяснили, оказалось, в пищу к нему попала щепочка с корабля Нуха. Но дело было не в щепочке, а в говне, что налипло к ней. (Люди в насмешку и со злобы превратили корабль Нуха в общественный туалет). Дальше всё было просто. Все бросились за "лекарством". Чума прекратилась, когда ковчег был вылизан до блеска. Что в этой истории? Проблема СВЕРХЗАДАЧИ и проблема того "добра", что наделало человечество. Проблема высшего смысла и проблема отходов жизнедеятельности.

o Свой Текст я заявляю как маленькую щепочку с контекстом понятных слов, но ТРУДНО понимаемых. Что же они мотивируют? Я чужд образования как обрезания, приручающего человеческое существо к власти тиранов, в режиме "демократической" анархии. Не от множества написанных слов спасение, а от непосредственного ПОСЫЛА Автора и индивидуального труда по "перевариванию" необычной формы послания. Вредна всяческая информация ("говно"), если не увязана с интересами ЦЕЛОГО. Существа Дела.

o Мать образовывает плод. Материнское начало приучает жить "по понятиям". Но есть МАТЬ, как СОФИЯ-премудрость. Воспитывает Отец, он по существу ДОЛЖЕН передать Сыну "y-знание" разумного существа, иначе он не ОТЕЦ, от-це-лого, а прислужник материнских механизмов самосохранения, "тыловая крыса". Что делать, если родной отец только слабая тень НАСТОЯЩЕГО ОТЦА? ВСПОМНИТЬ. Либо неизбежно вырождение по логике "свободного выбора", когда "лебедь рвётся к облакам, рак пятится назад, а щука тянет в воду".

o "Мужественный" образ человека с автоматом, защитника Родины, воина, в наибольшей степени удалён от Формы образованного Мужчины, Пляшущего в Мировом танце.

o Специалисты-ученые придумывают атомную бомбу, специалисты-дипломаты придумывают механизмы сдерживания. Но атомная бомба рано или поздно взрывается, она никому не служит. Механизмы сдерживания ломаются, и жизнь уходит в бездну. Но вот НАИВНОЕ -Младенец. Он таращит глазёнки навстречу миру. Простодушное образование. Мать питает его своей грудью. Бытиё приказывает Отцу вос-питывать дитя, говорить с ним по существу. Не может быть профессионального "воспитания", кроме отеческого Наставления.

o Специалисты готовят крупномасштабное наступление на готовое ОБРАЗОВАНИЕ - Младенца. Стараясь не допустить ему прийти в себя, в свою Форму. Замешательство и тревога перед простодушием невин-ного. Это недопустимо, и начинается "просвещение". Ребёнок робок и доверчив. И уступчив. Сиротой. Безотцовщиной.

o Самые послушные своему бытию кажутся самыми непослушными для взрослых "воспитателей". Среди "непослушных" и зарождаются упорные противленцы всему укладу "нормальной" жизни. Вплоть до открытого терроризма. А дальше, последний шаг "воспитания и образования" - "мочить в туалете".

o Когда образцы человеческого величия не предложены как Хлеб Насущный с Солью сущностного интереса, воспринимающего их, это мертвые образцы никак не ведущие к СОЛИ-ДАРНОСТИ "образо-ванных". Не говоря уже о техническом образовании специалистов, где нет Человека вообще. Если к возрасту совершеннолетия человек продолжает задавать вопросы о смысле жизни, его уже определяют как психически больного. В угоду специализированному сообществу, в котором нет Человека.

o Чередование Смесей ПИТАЮЩИХ и ВОС-ПИТЫВАЮЩИХ есть подлинное курирование Жизни. Вос-питание позволяет изгонять чуждое наполнение, что выгодно при ращении самобытности. Изгоняемое несет на себе печать изгнания и может как СМОЛА быть целительным при внешних ранениях. Когда питающая среда настойчива, мы загрубляем её на себя своей добродушной насмешливостью, пусть разберется с собой и завершится, чтобы свершится в опыте СОВМЕСТИТЕЛЬНОСТИ со-весть-питательном.

Огл. 18. Понимание и Разумение.

o Что такое ПОНИМАТЬ? Совершенно ли понятно слово или его подменяет МНЕНИЕ по поводу понимаемой вещи? Легко ли жить "по понятиям"? Цивилизованный мир живёт по своим понятиям, но и заключенные на зоне по своим. Понимание явно предполагает норму поведения. Когда понимается разное, то и нормы разные. Попробуем вопрос о понимании чего-либо заменить окончательным вопросом о ПОНИМАНИИ ПОНИМАНИЯ, и ответ на него будет основанием для сознательного РАЗУМЕНИЯ чего угодно, для разумного поведения того существа, которое, наконец то, ПОНИМАЕТ.

o Взываний-завываний по поводу "взаимопонимания" пред-оста-точно, за ними скрывается неистребимая потребность человеческого рода (вернее от-родья) ПОИМЕТЬ Другого в замкнутый контур своих понятий, чтобы легче было использовать его для себя. Пока существует система коллективного понимания, коллективизирующая индивидуальные влечения, она препятствует любому взаимодействию с Другим как Равноценным и неприсвояемым существом. Понять Другого как СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ, а не как ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ, можно только уяснив ВПОЛНЕ природу собственного понимания, тогда ПОНИМА-НИЕ ис-полняется в разумном обращении к Другому.

o Когда я обращаюсь к Другому на языке взаимно понятных определений, я показываю ему виртуальную область ВЛАСТИ моего Языка. Подступаюсь как РЫБА-КИТ, только ради того, чтобы, показав свою способность ПЕРЕВАРИВАТЬ общезначимые понятия и обратить-ся к ЯЗЫКУ Другого. Всевластие моего языка только начало РАЗУМ-НОГО общения. Общий язык, который направлял людей к одной всем понятной цели, с этого момента становится НАСЛЕДИЕМ ПАМЯТИ, и уступает дорогу индивидуальному, вполне императивному Языку. Зачинающему другое Взаимопонимание. По Гори-зонтали. Такой Язык со-стоятелен.

o "Свободный мир" утверждая понятность "равных прав", "свободный выбор", даже на манер ОШО, однако не переступает границу общепонятного. ЧУЖОМУ не место в цивилизованном мире. Он изгоняем. "Освобождающая" динамическая медитация - всего лишь умение манипулировать тоскующим людским сознанием. Здесь вместо ЦАРСТВА люди обретают нирваническую расслабленность живых покойников, абсолютно не заинтересованных в трудном ОБРАЩЕНИИ к Другому. Обожествляется только собственное понимание. Что называется, ноу проблем-м-с. Развитие "свободного мира" как развеивание божественной силы в человеке.

o Осознанность в условиях ущербного понимания подменяется ИН-ФОРМИРОВАННОСТЬЮ о каких угодно вещах. Проинформированный говорит : "на самом деле", но сам не участвует в этом деле. Неосознанная жизнь горестна и отвратительна, хотя временно может заманивать непонятливых своими дозами удовольствий. Вполне наркотическими.

o Так что же такое Понимать Понимание? Это ОСОЗНАНИЕ ВСЕГО ВОС-ПРИНИМАЕМОГО КАК СВОЕГО. Сознание различает понима-ние (глагол) от понимаемого (существительное) и тем говорит как ПОНИМАЮЩЕЕ. Располагая всем Пониманием как своим, понимающий не ищет "взаимопонимания" с другим, но ВНИМАЕТ ему и соотносит увиденное и услышанное со своим Завершенным пониманием. Внимание это исключительное, оно как бы слепо в отношении к общепонятным сигнальным знакам, но чрезвычайно остро, про-зрительно к знакам особого рода, чуждым всему своему пониманию. Такое внимание настраивает человека (единственного) на чудесный контакт с чужестранцем, не ради его использования согласно своему пониманию, но ради ДИАЛОГА несравненных существ, чреватого какими угодно "дарами святого духа". "Чужой" это твердый камушек, он не переваривается пониманием. Система Понятийного Аппарата Сознания (С.П.А.С.) спасительна и она проста как бис-умие РАЗ-ума. Ум здесь заходит за Разум. Завершенное Понимание Со-вершенно в Со-знательном обращении к Другому. И только. Понимание чужого может восприниматься на первых порах как бред, но если в нём заметны знаки ОСОБОГО внимания (улыбка), это говорит о Чуде Встречи.

o Среди людей легче встретить живого мамонта, чем существо Ясного Понимания. Слишком велик ГНЁТ забот, именно он то всех и объединяет. Но такая "социальность" ныне умирает.

o Существующие "понятия" отличны от перво-бытных понятий, в которых выражена АБСОЛЮТНАЯ чуткость к магическому чужому. Они выражали только ДИ-станцию с чужим. Привычные же понятия, которые в привычной грамматике кажутся элементарными, при внимательном взгляде оказываются микро-умо-заключениями. Знаками охранительной Ин-станции, а не Ди-станции ДИАЛОГА. Конечно, в охранительном статусе "понятия" блюдут "понятную" грамматику, синтаксис, лексику, в стороне от РАЗРЕШИТЕЛЬНОЙ Царственной Диалогичности. Оппозиция непереносима для таких понятий, они тотчас порождают большую и малую посылку силлогизма, чтобы выразить умо-заключительный "вывод", но не ВЫХОД к Другому. И так каждый сам с собою ведёт беседу, при полной иллюзии взаимопонимания. Действительность которого подменяется этической вежливостью в отношении к тому, кто говорит на "том же самом" языке.

o СУЖДЕНИЕ настоящее, выражающее отношение разных Понятий, совсем не ищет превратиться в умозаключение по "диалектической" форме понятия-суждения-умозаключения, но выражает СОЮЗ с действ-вительным другим Понятием, относительно которого исходное остаётся всегда мета-форичным. Настоящие понятия не нуждаются в понятности общего основания. Ката-хрезою уникального Смысла. За фигурами явных противостояний в языке таится надзирающее общее основание, фигурой умолчания. Выявить и аннулировать его - значит выйти к чуду действительного разумения. Когда, например, суждение "вода это огонь" кажется не ищущим общего основания в силу явного хоть и бредового противостояния, словечко "это" исподволь помещает оба слова на одну панель. Подлинное Противостояние в Суждении - есть всего лишь удавшаяся ассоциация значений одобренная БЕЗДНОЙ собственного Понимания и говорящая о творческой способности ас-социировать значимое. С такой способностью можно РЕШИТЬСЯ подсту-питься к Другому. Который совсем не Чудище, отличное от видимого человека, но чужестранец мирно ожидающий Встречи в облачении вполне человеческом. Простое-перво-бытное Внимание легко уловит то, что неуловимо, но вполне радикально отличает Чужого от обще-человека. "Я это Ты" значит "Я жду Тебя", "Я доверяю Тебе". Я=эт, то=Ты. Так среднее, третейское исчезает, выполнив свою миссию.

o Понимающий подобно Уллису прячется в овечью шкуру перед циклопом одноглазых-однозначных определений, и потому невидим для надзирающей охранительной системы понимания. Наш человеческий мозг - этот Циклоп. Но фигура умолчания "третейского судьи" похожа на волка в овечьей шкуре, жаждущего всякого сожрать-опосредовать своим "пониманием". Когда я раздвигаю дефисом привычное однозначно понимаемое слово, тем указываю на него как на особого рода суждение, а не понятие. Понятие становится терминальным и совершенно недоступным массовому сознанию, завороженному завываниями о "взаимопонимании".

o Форма совершенного Понимания выглядит тавтологией. Масло Маслянное. Но эта тав-то-логия сов-сем, не тавтология. В ней завершается опыт "бесконечного познания" и познание открывается как уникальное творческое ПО-ЗНАВАНИЕ СЕБЯ-С-ДРУГИМ, Внутренне моего Я с моим Ты и внешне своего Я со своим другим Ты. 4+4 формулой ДИАЛОГА. Я - понимает, внимает, воспринимает. Ты -творит, говорит, сознаёт.

o Когда говорю "Бог его ведает", говорю о Бездне индивидуального Понимания, о своём Я. И этот "Бог" побуждает меня говорить силой моего Ты. Говорит Сын, побуждает Отец. Саморазвитие Абсолютного духа, по существу, модель своего Я, в которой еще нет места Другому. Логика такого развития насколько понятна, настолько НЕРАЗУМНА. Ибо Разум и есть раскрытая Дверь к Другому. Четвёртый момент открытости отсутствует в троице, которую "любит Бог". Становление, кажущееся диалектическим, только "уловка змея", заманивающая каждого в своё одиночество. Горек плод его. Заключенный в одино-чество напрочь лишен вдохновения жизни, ибо не усматривает в ней Другого, ИКОНОЙ которого может быть ближайшее человеческое существо. Рефлексивные отношения разумных и равных существ усиливают потенциал понимания каждого, восстанавливают индивидуальную жизненную МОЩЬ, которая напрямую подступается к вопросу о бессмертии человеческой особи, в контексте общения с себе подобными - всегда жизнерадостными. Страх же перед бездной собственного Я побуждает в место понимающей "пустоты" помещать активных и содержательных Я-кающих. ТЫ же молчит до срока.

o Сила действенной Теории в её Последовательности-Логосе. Где нет Логоса, нет и Теории, нет и силы способной различить Добро от Зла и утверждающей Благое. Всё заваливается в усреднения. Усреднения показывают себя фигурой безмолвного "понимания". Логос начинает себя причинно-следственным отношением и завершает себя в качестве последнего следствия-самоопределившегося субъекта, появившегося в конце Истории. Такое Следствие за-чинает другой Логос на основе с-ходства прошедшего Логоса и Настоящего, всегда действующего в со-пряжении конкретного субъекта и Логоса прошлой истории. Без такого сопряжения первологос уводит в дурную бесконечность УПАДКА, называемого "развитием", а-второй не у дел. Автор не у дел. Мышца Теории как бы отрезана от своего второго закрепления и беспомощно дергается, агонизирует, производя при этом огромное количество "человеческих" мотивов поведения и "познания". Сердце Теории необходимо состоит из четырех секций: два "черной" масти, два-"красной". Два первых оформляют объективно воспринимаемое, два вторых всегда обуславливают данное своим субъективным состоянием и действованием. Так на фоне "объективного" закономерного мира появляются "демоны" и "ангелы", плоды субъективной активности, вплоть до их доступности объективным органам восприятия.

o Уточняя значения причинного со-четания, мы осмысляем объем завершенного понимания, его логическую оправданность. РАДИ того, чтобы подступится к драматическому Логосу иного рода. Ясно видя, что поставлено на КОН, можно открыть За-кон, как Откровение основ иной жизни. Причина становится вольным Намерением, а последовательность-движением к Цели.

o Пока мышца разума безвольна, мы не можем замечать существо друг друга и взаимодействовать по существу. На месте Другого виртуального объекта, помещается и воспринимается "реальный" объект, поскольку сами не до-зрели до пробуждения субъективного в себе. Свято место пусто не бывает, потому виртуальность разрастается, как компьютерная. Ценно здесь то, что человек, предчувствуя Другого, мечется в значениях "сухого русла" бога пустыни "Сета", во всемирной Сети. Значения компьютерной реальности, при этом, есть приуготовление ложа, в котором Другой призван быть "многозначительным" существом, превосходящим узкий круг природных сил и способностей исторического человека. В этом смысле компьютерный мир чудесен.

o В недрах виртуальной реальности вызревает подлинное Существо Человека, перед которым исторический человек, всего лишь, его произвол, производное, хотя и предшествует ему во времени. Речь не о роботе превзошедшем человека, но о Действительном существе Человека, подступившемуся к тому, кто только назвал себя "человеком". Назвал, значит позвал. Назвавший себя еще не Человек, скорее его предчувствие. Люди, не готовые быть определяемыми со стороны виртуального Существа и смиряющиеся со своей личной незначительностью, частичностью, обречены на уничтожение. Мир абсолютно безжалостен к незначительному.

o Осознать каждого, кто подступается, кто противостоит тебе, как существо виртуального измерения, даже если оно предельно понятно и воспринимается как физический человек, значит становиться разумным, значит быть у истоков мироздания.

o Как закончить старую мысль? Только получив разрешение ПРЕДСТАВЛЯТЬ собой Человека, а не получить это звание по наследству. Разрешение возможно только со стороны "сверхчеловеческой". Она же всегда в Настоящем. Но представляющий и дарующий речь стоит, как бы сзади того кому он предоставляет Слово, он возлагает руки ему на плечи и тем побуждает быть Первенцем.

o Понимающий человек еще "есть", но получивший Слово уже "есть-есть-веннен" и раз-умен. Кто НАДЕЛЯЕТСЯ Разумом? Тот кто снисходителен, высокомерен, равнодушен, превосходен в своей завершенности. Ни одна природная сила не в состоянии его повести за собой. И "бог" и "дьявол" уже не властны над ним. И знаком разумности, улыбка. Всем и ни для кого. Для кого Слово. Для кого Слово? Вполне серьезное. Но эту серьезность еще предстоит разгадать тем, кому она направлена. Она в одеянии Улыбки и Символического значения. Скорее вопросом, чем утверждением.

o Вы настолько "самодовольны" (=символ полной неудовлетворенности собой как фактом), что даже не ждете и не желаете никакого дара, и он Даром приходит, никак не вписываясь в прагматику привычных натяжений и удовлетворений. И всё ЗРЯ. Ради зрячести разумного существования. Всегда НЕПОДКУПНОГО.

o Вы настолько "сомнительны", что в обращении, абсолютно и безоговорочно РЕШИТЕЛЬНЫ. Все мнения схвачены во внутреннем объеме понимания их природы. А наружу-раж непреклонной свободной авторитарной воли и, не менее непреклонного вслушивания в Другого. Не умея схватить Другого своим ненасытным Вниманием (как крокодил), невозможно быть также и в несомненности собственного авторитарного начала. Не Я, но Ты превращаешь меня во всемогущее существо Разума. Без Тебя моя воля, скорее, форма обвинения меня же. А часто и убиения.

o Понятийный Аппарат Сознания (ПАС),совокупность знаковых систем общения, позволяющая социальной норме большинства этноса устойчиво кодировать, расшифровывать и воспроизводить в деятельности её элементы или связи между этими элементами. (О. Ю. Петрова)

o Разработка Системы Понятийного Аппарата Сознания (СПАС) как системы Самоорганизации, совершенно не выгодна власть имущим, подменяющих её механизмом обусловливания, подчинения, безопасности. Так люди удерживаются в поле семиотической розни с её иллюзорным "свободным выбором". Власть фрагментирует общее СОФИЙНОЕ поле, исключая из него Вектор Соборности, подменяя его централизацией властных полномочий.

o Вместо расхожего понятия "противоречие", можно научиться понимать "противозначность", как необходимое условие собранного-соборного Понятия. Противозначность формулирует содержательное значение тезы и антитезы, то есть Смысл.

o "Отчаявшись после многолетних попыток установить причину шизофрении, психиатры передали эстафету биологам. Те получили плазму из крови шизофреников и выкормили на ней мух. Мух скормили паукам. Пауки, вместо того, чтобы ткать свою симметричную паутину, сплели нечто висячее и бесформенное. Пауки, получившие с кормом плазму больных другими видами умственных расстройств, сохранили способность создавать свои ажурные шедевры.

o Подобные эксперименты убедили биологов в том, что шизофрения, в отличие от других душевных заболеваний, связана с нарушением химического обмена. Какое-то чужеродное вещество, попадая в кровь, разрушает разум, а с ним и личность. Человек больше не в состоянии упорядоченно сплетать свои мысли, как тот несчастный зараженный паук - плести свою паутину.

o Что это за вещество? Выделить и определить его не удалось. Известно только его воздействие на пауков и на другие подопытные существа. Обозначим его буквой Х.

o Как оно попадает в кровь шизофреника? Видимо, его вырабатывает сам организм. Одни биологи считают, что вещество Х появляется при нарушении работы надпочечников. Другие полагают, что нарушение может быть врожденным и обостряется при стрессе. Опыты, указывающие на физическое происхождение шизофрении, являются настоящим прорывом в науке, достаточно надежной платформой для дальнейших исследований в этом направлении.

o Но сама платформа вызывает массу вопросов. Что же вообще происходит с человечеством, если так быстро увеличивается число людей, в крови которых появляется неизвестное вещество и разрушает их разум? Соотношение шизофреников и нормальных людей с каждым годом вызывает все большую тревогу" (Барбара О* Брайен).

o "Рассудок порабощен пространством. Он видит то, что есть. Но подразумевать, удерживать в памяти нечто такое, чего в данный момент нет, т.е. в Рождество - самые долгие дни лета, в новое время - древность, может только разум. Ибо он собирает и накапливает то, что исключено из пространства. 2 плюс 2 для рассудка равно 4. Для него А равняется А. Первое, что должен выучить ребенок для того, чтобы стать разумным, - это то, что оба эти суждения справедливы только относительно мертвых вещей в пространстве, поскольку они окружают нас одновременно. Тогда эти суждения самоочевидны. Для живых времен и для живых существ оба эти триумфальные достижения логики являются глупыми и вредными. В политике возникает невообразимая путаница всякий раз, как идеалисты осмеливаются перенести оба эти суждения о вещах на живые души. Письменность фараона начинается с победы разума: ничто не является лишь тем, чем оно представляется в данное мгновение"(О. Р. Хюсси).

o Концепция разумности самая "заумная", но и легковесная, недеятельная, поверхностная, зряшная среди огромного множества концепций значимого "человека" с его важными целеполаганиями. Но именно она приближает к первооснове бытия и цельности существования.

Огл. 19. Прощение и Крещение.

o Прощая себя и другого, мы исцеляемся. Прощение - единственная ПАНАЦЕЯ. Прощение-прощание - совсем не расставание. А что же? Ясен ли нам функциональный смысл Прощения? Так ли ПРОСТО прощать и прощаться? Скажем отчётливое определение и будем его уточнять. Уточняя, мы перестаем утверждать одиозное и, собственно, вопрошаем, взыскуем истинного. ПРОЩЕНИЕ - ЕСТЬ ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОЗАБО-ЧЕННОГО СОДЕРЖАНИЯ СОЗНАНИЯ. Простить=опростаться. Прощение для желудка, избавление от лишнего содержания. Прощение для памяти аналитика сознания, к-анализирующая отходы ума, угнетающие его УМЕние.

o Каково ПРОСТОЕ УМЕНИЕ? Быть УМЕРЕННЫМ. Иначе - разнесёт от потребляемого. В потре-блядстве и его дешевых удовольствиях. Покаяние (ПОКА-Я-НИ-Я) с греческого "метаноя" - значит "перемена сознания". Какое на какое сознание меняется? Покаяние по- русски - точнее будет ПОКАЗАНИЕ. То есть, сознание, показывающее, что оно определяет как лихо-лишнее-избыточное мерами своими ясными, будет сознанием действительно покаянным, прощающим. В отличие от фальшивого, не способного растождествиться с привычной ментальностью, которая общим определением "всепрощения" препятствует к-ра-пытливому, к-ра-мольному процессу ПРАВИЛЬНОГО ПОКАЗА, подменяет его тупой однозначностью чувственно-эмоцио-анального "прощения". Прощение это трудный процесс трансформации сознания, результат которого умение не осуждать, но и не попустительствовать "всепрощением", ибо на месте осуждений отчётливое ОЦЕНИВАНИЕ. Оценка ЗАБОТЛИВА, но не озабочена. ОЦЕНКА ОПРАВОЙ ПРОЩАЮЩЕГО. Оценка НА-КАЗАНИЕМ и Оценка С-КАЗАНИЕМ ПРАВДЫ.

o Благо тому, кто необходимость верной Оценки утверждает как Правило Прощения. Иное ведет к утаиванию гнетущего содержания, и оно рано или поздно обязательно болезненно вылазит. Нежелание оценивать все трудные места жизни говорит о ментальной охрани-тельной блокировке. И она отводит внимание, заклинает о чувственном, душевном "прощении". Даже рядится в священнические одежды.

o Я скажу, где коренится непрощение в языке. В слове ПРО-ТИВОСТОЯНИЕ, вобравшем в себя всё "противное", вызывающее отвращение, брезгливость, ненависть, весь комплекс, гнетущий душу и тело. От государственной системы до пищи неприятной нам. "Проти-востояние", как функция дьявола, сатаны. Однако, не всё, что неприятно для нас, действительно противостоит нам, преимущественно же только указывает на какое-то неразрешенное противоречие внутри. Неумение осознать ЦЕННОСТЬ противостояния порождает различные системы "согласования", "порядка", от грамматического до государственного. Скажу неуместное для таких порядков : ЗАВЕРШЕННОЕ ПРОЩЕНИЕ ОТКРЫВАЕТ ПРОТИВО-СТОЯНИЕ КАК СОГЛАСИЕ. И не с чем или кем попало, но Прощенного с себе ПОДОБНЫМ. Противостояние, в котором противная сторона выступает как само-стоятельная сущность, породило химеры манихейской "диалектики". Аристотель в философии закрепил "понятно" это противостояние, похоронив сократический метод ПЕРЕМЕНЫ СОЗНАНИЯ. Кажущийся плебейским для аристократии понятия.

o Прощение не так просто. Иное у-прощение скрывает иерархическую сложность жизненного Ращения. Проявленное часто подменяет Явление. Каждому хочется жить проще, но простота иная хуже воровства. Прощение же возможно только как опыт РАЩЕНИЯ, вполне Самобытного. Уровни Прощения есть архи-тектоника Живого, пред-ставленные вовне, они отражают опыт Покаяния.

o Слаб Прощённый, но не покаянный=не показанный Другому, исповедующему. Только Другой вполне признаёт и подтверждает опыт прощения и силу даёт, приглашая к с-ражению с названием Жизнь, Крещению как Кресанию равных и неутомимых. СЛАБЫМ -ПРОЩЕНИЕ, СИЛЬНЫМ - КРЕЩЕНИЕ.

o У Прощенного Решение одно, к-рещение вершить самозабвенно, воз-вращая ВОС-крешенье. Только Другой вдохновляет, вдыхает Силу в Прощенного, почти ни на что непригодного, ибо на славу потрудился он в опыте Прощения и выдохся-и только Словом Одним вопиёт неустанно - единственным ОТ МИРА СЕГО СЛОВОМ, окликая. Да подхватит Слово это Другой. Так начинает Крещение толковать-танцевать-хороводить, в стороне от показных, проявленных ритмов фальшивой социальности и рифмы её лукавой. С Другим начинается с-паринг необычайный, право Славного МИРА.

o М.И.Р. можно выразить как Модель Исполнения Решений в опыте Крещения Равных Индивидуальностей, Огненном.

o Прощение - есть Вертикаль Иерархического Взращивания. Здесь путь критического осознания всех проявлений иерархии природы и выявление функционального начала каждого уровня, нахождение Сознания как единственной Управляющей Силы. И силой сознания, из Праха Восстановление, а не у-прощение, умаление себя до ничтожного праха, - вот что такое Прощение. Крещение тогда открывается как дорога по ГОР-и-Зонт-али к дорогому Другому и среде обитания его необычайной. Оттого то манит Первопроходцев Кромка Горизонта, предчувствием Другого. Оттого-то взор их не склоняется и не превозносится, и живут они на бесконечной Равнине Земли обетованной.

o Прощенный не противостоит Нужде Дня, озабоченному плану существования, для этого у него нет сил, но только Равной Душе, пред которой показывает он себя во всём блеске королевского Знания со-вещательного, быстрого, гордого, неподкупного, недоступного для осуждений черни. Соколом парит он над нуждою пресмыкающихся. Прощенный слаб пока одинок, он почти ни на что не пригоден, всего себя отдавая великой работе Прощения.

o И НАРОДА ВОЛЯ В ТОМ, ЧТОБ ВОЛЕН БЫЛ ЕДИНСТВЕННЫЙ КОРОЛЬ.

o Прощённый - это Ангел, насколько способен он силою индиви-дуального сознания изгонять поползновения озабоченных существ вовлекающих его в "помощь ближнему" или в эгоцентризм своеволия; насколько способен разряжать и размывать обстоятельства существования и внутреннюю тоску; отстраняться от несущественного. Где встречает он ВОЗ-РАЖЕНИЕ ПО СУЩЕСТВУ, там БРЕЗЖИТ Воз-рождение, Вос-крешение и Воз-несение на Новую Землю и Новое Небо.

o В опыте Покаяния Прощенный обнаруживает всё множество болезненных проявлений как единственное вполне здоровое Явление Болезни, как некой особой силы своей (болеть=набухать внутренней силой, быть большим, баловать себя, сила же необходимо имеет раздельность своих полюсов-боли-знание). Покаяние обнаруживает Человека как конкретное Явление, а не как сумму частных проявлений. Любовь между прощенными свободна от разного рода взаимных требований-терзаний, как внутренних так и внешних, вместо них, вос-торженность, милостивость, благожелательность.

o Обрекая прощенного на одиночество, ложное-сложное общество пытается побудить его к последнему шагу - самоубийству. Сократ, Иисус показывают предельную смиренность свою, но самоубийцы ли они или вознесённые, знают только они. И рассуждения здесь неуместны. Прощенные - словно павшие воины среди "живых", и смерть их отнюдь не смерть. Они несут Откровение Воскресения, неведомое невежественному сознанию. Фальшива Упрощенность, если лишена ДАРА РЕЧИ ВЫСОКОЙ. Речи побеждающей Смерть.

o Всем знакомы техники психологического "прощения", механика вытеснения. Это сродни таблеткам, никак не связанными с Естеством Болезни, а только с массой её клинических проявлений. Прощение необходимо требует умеренности как отстранённости от лекарств (лек=остаток, лишнее), искушающих своими эффектами, и иссушающими душу и тело.

o Неустанно культивируя греховность, "Господи, прости меня, грешного", - церковь держит человека в каббале, преграждая путь к действительному свершившемуся прощению и обращению Прощения в Крещение Встреч . Зайдите в церковь, видят ли люди там друг друга? Нет, там тьма. Каждый озабочен собой, и так "связан с Богом".

o В чем же грех наш? Грех это груз памяти. Но так его и сознавай и изгоняй, разряжай, прощайся, забывай, в забавное простодушие вступая как в Храм свой основной. Возьми свой крест и в храм войди такой, и крыльями он обернётся Невинности. Жить просто, не умея прощаться с привычным, нахоженным путём, невозможно в принципе. Глубокий колодец необходимо выкопать сквозь БЫТ, чтобы, наконец- то БЫТЬ. Индульгенциями здесь не купишь освобождение души.

o Память наша не знает прощения, она всё имеет в виду и понимает. Дело только В Силе Сознания, В Разуме верном. Память "знает" смерть как гибель, сознание же говорит о какой-то другой смерти, не гибельной, но глубинной-голубинной-блаженной. Такое знание делает человека недоступным для горестей и страданий обусловленного существования, независимым от Бога и людей. Бог-создатель, конечно же, есть, но я совсем не верю ему, ибо прощен.

o Не по силам аннулировать Нужду тем, кто её понимает и помнит и мнительно "верит" наивности чувств, они не так уж и наивны. Только со стороны Управляющего Сознавания Высоко-мерного грядет о-сво-бож-денье Высокого Существа Человека, поставившего точку над i.

o Оставь надежды всяк входящий в физическую смерть как в Освобождение. Память тянется за человеком и в посмертное, насилуя его. Однако, когда Память отпечатывается в Сознании ("бытиё отражает сознание") цельно, как Явление Видимости, она перестаёт задевать Существо Человека, и это существо обнаруживает новую Волю, вполне сознательную. Образность, свободная от связности понимания, как ОТРАЖАЮЩЕЕ СОЗНАНИЕ определяет Бис-связный опыт Крещения. В такой Образности Язык Являет себя Существом Конкретного Человека, а не сводом предписаний и обязательств. В таком языке нет плохих и хороших значений, ибо все ХОРОШИ в стилистике Обращения к Другому. Образ же загруженный важным содержанием гнетёт душу и утомляет тело. Как дамоклов меч нависает "должное" над каждым. Тиранозаврируя его.

o Навь и Явь - Сила Прощения. Правь и Славь - Сила Крещения. Таков наш Крест. Огненного Мира. И БОЛЬ уже НЕ БОЛИТ. Болезненное припоминается как полузабытый сон и развеивается в ажурном МИРаже Мира настоящего и радостного. А-морфность мирового сознания - не в отсутствии формы, но в нахождении её как действующего формующего фактора - предприимчивой мысли. Амба-Амёба Сознания "не тормозит" при ре-агировании, быстра в эр-регировании, и сотворяет эпическое Бытиё. Прекрасное творит множество столкновений Крещения. Если Прощение есть завершенность индивидуального испытания, то Крещение совершенно в своей вечной действенности-девственности, жизнетворении.

o "Слушай же, более того, и я скажу тебе истинное слово, в каком Типе Тайна Крещения прощает грехи. Ныне же, во время сие, когда души согрешают, пока они еще в мире сем, Литурги Эринайои (Литурги Возмездия), несомненно, приходят, и они свидетельствуют обо всех грехах, которые совершают души, если они выходят из Мест Хаоса, чтобы судить их в Судах, которые вне Хаоса. А Дух Обманчивый свидетельствует обо всех грехах, совершаемых душою, чтобы также судить ее в Судах, которые вне Хаоса. Он не только свидетельствует о них, - (обо) всех грехах душ - но он опечатывает грехи и закрепляет их в душе, чтобы все Архонты Судов (над) грешниками опознали, что она суть грешная душа, и чтобы они узнали число совершенных ею грехов. Вот так воздастся всем грешным душам.

o Ныне же, во время сие, тот, кто стяжает Тайны Крещений, (для того) Тайна всех этих (Крещений) суть великий и мудрый Огнь, очень сильный и грехи поядающий. И он тайно идет в душу сию и поглощает все грехи, закрепленные в ней (в душе) Духом Обманчивым. А когда он заканчивает очищение всех грехов, закрепленных в ней Духом Обманчивым, он (Огнь) также тайно идет в тело и тайно преследует всех преследователей. И он разделяет их, (унося) в одну сторону части тела. Ибо он преследует Дух Обманчивый и Судьбу (Мойру) и отделяет их от Силы и от души, и ставит их по одну сторону тела, чтобы отделить Дух Обманчивый, и Судьбу (Мойру), и тело, (отправив их) в одну часть (тела). Душу же, в свою очередь, и Силу, он отделяет, (чтобы отправить) в другую часть. Тайна же Крещения остается посреди этих двух (частей) и продолжает отделять их друг от друга, чтобы очистить их, и очищает их, чтобы они не осквернились материей. Ныне же, во время сие, Мария, таков способ, которым Тайны Крещений прощают грехи и все прегрешения." (Пистис София )

Огл. 20. Желание и Возможность.

o Язык, как Бог, любит Троицу : вера-надежда-любовь, свобода-равенство-братство, истина-добро-красота, хочу-могу-должен, прошлое-настоящее-будущее и т.д. Такие Троицы Слов проистекают из троичного устроения языка в его грамматических категориях (склонение, спряжение, род, число, время). Троичность обеспечивает Мощь Языка, но скрывает его Силу. Дух ищет обратить Язык в Речь силой его внутренних оппозиций. Речь это всегда Двоица.

o В случае с ХОЧУ-МОГУ-ДОЛЖЕН просматривается следующее ОТКРОВЕНИЕ языка : функциональная пара, формирующая Ритм Актив и Пассив. Нейтральное же сопровождает и ровняет Ритм, является нейтральным Ресурсом ритмического роста. Такая Троица безусловно понятна, прозрачна. Однако труднее уяснить Дух Нейтрального, его двузначность, в которой Сила. Примерно так же сложно, как поймать нейтрино. На стороне нейтральной возникают различные тождества-- "синтезы" и "единства", в них ритм чистой оппозиции актив-пассив не удаётся. Такие синтезы берут на себя "должную" активность надзирающей, контролирующей, обязывающей, принуждающей инстанции. Происходит РАЗЛАД. Каков выход? Вглядеться в конкретику Содержания Духа (двоицы Ритма). В нашем случае, в ХОЧУ и МОГУ. Возможность для человека явлена всем фактическим контекстом его существования. Полагать его полную пассивность может только актив Сознания, превосходящий любую динамику фактического окружения. На стороне Возможного - Изъявительное наклонение языка. Чтобы действительно оппонировать желанию, необходимо быть сознательным, иначе оно, активно заявляя себя, не сознаёт своей вовлеченности-пристрастности к тому, что изъявлено и относится к потенциалу Возможного. Само желание чего-либо на стороне данного уже гасит желание, в своём чистом активе.

o Пассив в таком случае не пасует активное начало Желания к нему же, тем РЕАНИМИРУЯ, усиливая до Я-Рости, но УДОВЛЕТВОРЯЕТ, по сути, гасит-снимает и тем ввергает существо желания в скуку, пресыщение, уныние. Как ни странно, но неприступность-недо-ступность Возможного, как всего изъявленого плана существующего, позволяет Желанию удовлетворяться только собой, но другим. Собой другим. Желание Желать вместо желания получить что-то раскрывается как двойственная природа желания. Данность (Даная), побуждая желающего обратиться к себе, в результате показывает свою абсолютную неуступчивость, отвергает и не даёт овладеть собой. Желание злится, ему бы из-литься и получить своё, и раз за разом, оно получает своё, Данность уступчива, пассивна, но Сознаёт потерю себя, впадая в уныние как нежелание. Вот таинственный момент : Желание УЗНАЁТ себя как желающего желать и расщепляется на актив ЖЕЛАНИЯ, направленный к данному, и актив ХОТЕНИЯ, направленный к за-данному, мечте, проекту, обращённый к знамениям явленного, а не к нему самому. Начинается тихая ОХОТА Хотения в поле Блаженства, отличного от частных удовольствий пристрастного желания. И поле это потусторонне полю потребностей и нужды, среди которых раскрывается Желание обладать. Желание двустороннее и возможность, двусторонняя в своей уступчивости-неприступности.

o Так раскрыв Силу(2), двужильность Желания и Силу фактически Данного, как существующего во множестве частностей и ПОНЯТОГО (помянутого) как ЦЕЛОЕ, мы подступаемся к Двужильности Нейтрального. Когда ВОЗМОЖНОСТЬ УЗНАЁТСЯ КАК ТАБУ на путях желания, возникает Членораздельная Речь. Другой, тот кто находится за пределами ритма и мелодии языка, узнаётся как знак НЕ-ПРИ-СТУПНОСТИ Данного, знаком Табу. Неоднозначность-неопределённость Нейтрального обращается в отчётливый ЗНАК РАВЕНСТВА с ЗА-ДАННЫМ ДРУГИМ. Нейтраль указывает на двух. Она есть исходное Число (=чет, честь, читать, с-частье, чутко, чтить, чаять). Активное "единство", выросшее на месте нейтрального как следствие бессильных отношений желания с предметами желания, теряет свою активную составляющую и становится СПАСИТЕЛЬНО охраняющим со-чини-тельные отношения Желания и Возможности. Чем становится Долг здесь? ДОЛГОТОЮ яркой императивно-великодушной Речи, с-ты-кующей самостоятельных существ желания, абсолютно неприсвояемых друг для друга. Камни есть нельзя. Особенно философские. В их Раздельности заявляет себя не множественность Сущего, всегда обусловленного Единым, но плюрализм Бытия Сознательного, множество суверенных миров.

o Сослагательное и изъявительное наклонение в языке - его сила и Ре-сурс. В субъективном измерении изъявляется Желание, а данность сослагательна, в объективном, наоборот, данность - изъявительна. Язык позволяет такую ОБРАТИМОСТЬ. В обращении же к Другому существу желания имеем ОБРАЩЕНИЕ другого рода. Даром Речи. Долженствование здесь неуместно, вместо него ИМПЕРАТИВНОЕ, ГРОМКО-ТИХОЕ (желание-хотение) ПО-БУЖДЕНИЕ Другого к Общению ДОЛГОМУ и с-ладкому и ненасытному, ритмически со-чинительному. Другой - это не субъект и не объект, а СУЩЕСТВО ЖЕЛАНИЯ. За-данное, пре-дстоящее, Волшебное. Существо Желания -ЗВЕРЬ. Существо Хотения - ОХОТНИК. Долг не повелительное накло-нение языка, но повелительность Слова Речи Высокой и ДОЛГО-ЖДАННОСТЬ ДРУГОГО.

o Долженствование, знающее своё Место (нейтраль), - и есть ТИШИНА МИРА, в которой никто никому ничего не должен, но каждый каждому долгожданен. ХОЧУ не ищет использовать для себя представленные ВОЗМОЖНОСТИ, но касательно, тихо шествует среди моря людского, с сетью иносказательных значений. Другой вылавли-вается С-ловом как ЗОЛОТАЯ РЫБКА.

o ДОЛЖНО БЫТЬ ДРУГОЕ - вот что говорит Нейтраль-нейтрино. Результат : Я это не Я, когда обращен к Другому. Нейтраль перестаёт быть неопределённым основанием для "диалектических" противо-борств и питательной почвой различных установочных "синтезов", чудовищ, выросших из попустительства неопределённой нейтрали; но становится ярким знаком РАВЕНСТВА Существ Обращения. Знаком ЧИСТЫМ-численным, Счёта Высокого.

o Современная "социология" отменяет Другого, делает его прилага-тельным к известным существительным, в угоду социальному порядку и тем оставляет каждого в одиночестве и в отчуждении друг от друга. Такой психологии выгоден "нормальный" общий язык, даже если он выглядит революционным, освободительным. Лишь бы не вырвались индивидуальные мотивы из контролирующей лексики и синтаксиса его. Такой "освободитель" как Раджнеш (Ошо) - всего лишь один из проводников насилия Языка, миллионы он поймал в свою ловушку, но упускает золотую рыбку,--Другого. Другой дороже миллиона типажей, завороженных НЕОПРЕДЕЛЁННОСТЬЮ нирванического "освобожде-ния". Другой также и вне статистики, выражая ЧЕТ и пребывая в отношении С-ЧЁТА, он не считаем, а только СО-ЧЕТАЕМ с другим Существом ЧЕТА. Весьма странный Счет.

o Типаж удобен для планирующей, прогнозирующей деятельности органов безопасности, но совершенно не интересен тому, КТО ЧТИТ СЕБЯ И СОЧЕТАТЬСЯ ГОТОВ. Интеллект стремится к безопасности, РАЗУМ же РИСКУЕТ.

o ДОЛГ, как естественная ГРАНИЦА Друг Друга, ОБЛАГОРА-ЖИВАЕТ меня ПРИ-СУТСТВИЕМ ДРУГОГО. Другой гранит, ограня-ет мою самородную алмазность, обращает в Драго-ценный бриллиант. Мой Дух (хочу-могу) неукротим, его не сбивают с мысли никакие установочные формы этикета, но при этом он взыскует РЕЗОНИ-РУЮЩЕЙ с ним неукротимости Духа в Другом. Подчинять и власт-вовать над другим у меня нет резона, ибо тогда я встречаюсь вновь с собственной Тоской, а она не лучшее наследство.

o У меня одно Право-Долженствование : БЫТЬ СОБОЮ и БЫТЬ С ТОБОЮ. На равных Различия. Право как ОКОЁМ-ОПРАВА должного-ДЛЯ-меня. Вместо "хочу-могу-должен" как Откровение : "хочу-могу-должен-вправе". Духовное Существо есть Крестоносец разумных значений. Крест-янин же консервативен, поскольку его Право есть оправа его Могу. Право, хорошо знать крестьянину границу своих возможностей и, право же, хорошо крестоносцу-рыцарю знать границу своего долга, уметь определять его РАДИ Другого. Вот Два СОСЛОВИЯ, Право Славных. Наше ПРАВО всегда со-вещательно, артельно, проективно и ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНО. Я не встраиваю Другого в свой Я-зык, но окликаю его, улыбаясь. Обозначая улыбкой предстояние Равных Разных.

Огл. 21. Явь и Славь.

o Сильная позиция НАВИ-ЯВЛЕННОЙ и ПРАВИ-СЛАВНОЙ в какой-то убогий момент была подменена Троицей НАВЬ-ЯВЬ-ПРАВЬ, выгодной власть имущим, будь то власть светская или духовная. С этого момента СЛАВА СЛАВЯН и СЛОВА их закатились за горизонт. Ныне новое Утро. Когда Явь Правит в Славе своей.

o Сущностное, скрывающееся за словом НАВЬ, обнаруживается как Явление. Явление всегда уникально, волшебно, неповторимо, именно своим навьим-новым-воз-об-новленным содержанием, иначе это просто одно из ПРОЯВЛЕНИЙ, вполне повторяющихся и друг друга обуславливающих. Объективные законы имеют дело с Проявлениями. Явление, по существу, вне закона, и оно В-ПРАВЕ быть таким, когда проявленное сущее ОПРАВЛЕНО, завершено.

o Феноменология проявлений существует как система отражений одного от другого. Феноменологическое сознание, сохраняя свою наблюдающую "чистоту", отражает "бытиё" (а по существу, Сущее), но само еще не есть ЯВЛЕНИЕ. Явление есть то, что не отсылает к другому, но ввязывает-вовлекает в своё сакральное тождество с собой. Сознание, увязая в Явлении, находит собственную Явленность, становится живой-подвижной формой этого Явления. Явление находит себя в Сознательной Форме, то есть вполне раз-личимой от множества несознательных проявлений физического мира. ЯВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ необходимо заряжено ВОСПИТАНИЕМ НАВИИМ. Навь невозможно просто припомнить, она скорее вызывает эффект дежавю, на путях ЗАБВЕНИЯ проявлений и запечатлений их в памяти.

o Нави НЕТ, но это не привычные "нет" лишения-отсутствия-потерь-небытия среды проявлений, а сама Наивность-Невинность Явления. Нигилизм Нави особого рода, он сохраняет всякое Проявление от "понимания", использующего проявленную реальность и взращивает-воспитывает его до ЯВНОЙ ПРАВИЛЬНОСТИ-ОПРАВЛЕННОСТИ. Можно сказать, что только Сознанию доступно Явление, оно являет себя сознанию. Отсюда можно сделать странное высказывание, мы до тех пор живём в навьем (духи мёртвых) мире, пока подменяем Явь Проявлениями доступными проявленным органам восприятия.

o Явь, как Завершенность Нави со-вершается ПРА-ЯВЛЕНИЕМ ПРАВИ. Проявления могут быть законными, но Пра-Явление правильным и направляющим течение физических проявлений. Явление необычно магией ведущей к Единству всего Сущего. Правь, же способна осуществлять Единство как ПРОЕКТ РАЯ, править явь в направлении СЛАВЫ ЕГО ЯВНОЙ. Правь уже действует.

o Цену Яви мы узнаём на пределе отчаяния и безнадёжности найти что-либо существенное в среде проявленного. Но ОТЧАЯ-НИ ЯВНОСТЬ способна вполне утешить Явленность Единственного Сына. На путях веры, которая правит и, ПРАВЯ, СЛАВИТ.

o Когда оппозиция Нави и Яви снимается "синтетической" правью, такая "правь" властвует и контролирует и она неправильна ибо не ввязываясь в вещую глубь Явления, она разделяется в себе и в "борьбе суверенитетов" подрывает своё же основание объединяющего начала и теряется-затирается в Современности. Своим временем постоянно запаздывая в отношении Времени Со-бытия.

o НЕТ для существа проявленного знак НЕнависти, ибо в себе НЕ-сёт всю массу нашего НЕудовольствия по поводу лишенности в чем-то желательном. НЕТ мы выставляем, не замечая того, в обычной беседе знаком упреждающего отторжения от всего, что может вызвать НЕ удовольствие. НЕТ-знаком нашей НЕПРИСТУПНОСТИ, и, в конечном счёте-пробуждением Явного Личного Сознания. И СО-ВЕРШЕНСТВО НЕТ обнаруживается как система ПРАВИ в которой есть ВЕРТИКАЛЬ РАЩЕНИЯ-иерархия Проявленного и ГОРИЗОНТАЛЬ ЯВЛЕННОГО, множественность которого отнюдь не разрывает Единство Сущего, но ПРОСЛАВЛЯЕТ его ДИАЛОГОМ РАВНЫХ по СОЗНАНИЮ ЯВНЫХ-ЯВЛЕННЫХ Существ. Такой Крест Прави отличен от креста конфессионального христианства, фетишем вознесённого над человеком, заклинающим его оставаться пожизненно на вертикали проявлений с неизбывной властью верховного начала. Не гордым и никуда не годным.

o Слава Прави в Слове, ибо Слово есть Сверхъявное. Как Правь-Сверхновое. Слово не Явление, но его ПРЕВОСХОДНОСТЬ. "Ваше ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО" уместно только в отношении Слова-в-существе-человека. Не иначе. Функция же Слова в прославлении Прави. Оно не участвует в "законных" разборках. Слово совещательно-увещевательно вовлекает всех сознательных существ к Славе немеркнущей, МИРОВОЙ.

o ПРАВИЛО в отличие от ЗАКОНА исходит от явного сознательного воления конкретного человека, столкнувшегося с волением другого, закон же проистекает из независимых от человека "объективных" закономерностей, а по существу рисует индивидуальные притязания человека. Не замечать этого различия, значит поддерживать власть, которая всегда приносит в жертву человеческую самостоятельность, природным законам, законам общества. Закон только кажется более строгим, объективным, на поверку же, он всегда абстрактен и оторван от человеческой конкретной ЯВИ. Его сигнальные значения, воплощенные в конкретных проявленных носителях, игнорируют как собственную судьбу носителей, так и тех, кто принимает прямое влияние сигнала, живет по его "понятиям".

o Слова, привычного словоупотребления, сигнальны и обуславливают закономерную "норму" человеческих мотивов. Открыть Славу каждого Слова, значит прозреть его мета-форическую функцию, кажущуюся абстрактной, но по существу, направляющую явь к Славе Действительного Мира. Сознание, воспитанное Тайной, при этом, отнюдь не культивирует утаивание от кого-то чего-то, просто за-являет себя другим языком. Языком Правила. Здесь никогда не игнорируется существо высказывания. И Существо Высказывания в облачении символических значений.

o Пример: "если ударят по левой щеке, подставь правую". Совершенно абсурдно, если его понимать в прямом смысле. Нелепость усугубляется когда ударяющий, просто походя, ударил по щеке, и некогда подставлять правую щеку… Подставление правой щеки здесь включается в последовательность закономерного течения времени. Правильно понять это высказывание можно только уяснив "ПРАВУЮ щеку", как действие ПРАВИ, сверхъявления за пределами левых==временных проявлений. ПРАВИЛЬНО будет, тотчас, без промедления отреагировать на любой удар, исходя из полной собранности-оправленности всего своего существа. Тогда легко распознать, где МЕСТЬ-МЕРА ИСТИНЫ, а где затаивание своей слабости, убожество "христианского смирения".

o Навь-бытиё Яви, Правь-бытиё Слави. И Бытиё действует, когда Сознание различает его АМБИ-валентность. Четырёхзначность Славы Мира есть необходимое У-Словие полноценной мотивации человеческого существа.

o Уяснив функции Нави, Яви, Прави и Слави можно вылечить четыре болезни языка, а вместе и Человека. Эти четыре болезни проявляются как? Война, когда мы не слышим аргументы противной стороны, Кризисы, когда внимательно не прислушиваемся к своим людям, Революция, когда готовы "до основания разрушить старый мир" и с шумом и криками начинать "новый", Деградация, когда не слыщим голосов действительно создающих будущее, когда культивируются образы прошлого, умершего.

o Навь это мера Самовыражения, Явь это мера понимания Сообщения, Правь это мера Обращения, когда Другой возвращает тебя к себе, и, наконец, Славь это мера Повелительности того кто выверил себя в опыте Обращения.

Огл. 22. Причина и Намерение.

o Нужду в причинном обосновании мы испытываем до тех пор пока заинтересованы в СЛЕЖЕНИИ-Следовании за тем, что происходит, в расследовании обстоятельств. Причина есть то, что оставляет след-следствие. Ретроспективный взгляд в поиске причины приходит к более или менее отдалённому Следствию, которое обозначается как Причина. В славянских языках Причинность есть Винительность. Виноватым оказывается любое по-следующее. Что же является Предыдущим, антиномичным Следствию? Исток Невинный становящийся Источником-истечением Следствий условно называется При-чиной. Если вникнуть в это слово, можно различить в нём "чин", не причиняющий, но чинящий. По-чин, который не отодвигается в прошлое, к причине, но заявляет себя как причину саму по себе(causa sui).Чин как существо Причины, её настоящее.

o Если При-чина вмещает в себя по-следовательность со-под-чинённых следствий, то Чин говорит о НАЧАЛЕ, которое вне последовательности привычного времени. Здесь то и воз-никает, на-ЧИНается НАМЕРЕНИЕ. При-чина размежеванная на полюса Чина:Начала и Конца, обращается в СИЛУ НАМЕРЕНИЯ Существа чинного.Сообразим, что чинность человека характеризует его стилистическую завершенность, а не повадки чиновника. Что значит чинить? Восстановить функциональность в интервале начального и конечного. Тогда предмет может со-чиняться, со-четаться с другим починенным предметом. Начальная сторона Чина Учиняющий, он же На-чинающий, Начальствующий. Конечная, стилистическая, предмет-но-представительная, которая сочетается с конечностью другого. Повиновение чинному человеку, по идее, чиновнику, уместно когда начальствующий вполне стилистически завершен-в Форме.

o Причина, нашедшая себя в Последнем Следствии, обращается в Намерение, которое не создаёт порядок следствий, но ЦЕЛЕПОЛАГАЕТ. По-существу, исцеляет мир причинный. Теологический подход сменяется Телеологическим. Это можно проиллюстрировать образом Реки, причина которой Ледник или Родник, Океан-последнее следствие. Намерение сродни вос-парению над океаном, облака-наши целеполагания, которые обновляют течение реки, проливаясь дождём или снегом.

o Причинно-следственные связи можно обозначить "черной мастью" нашей жизни, существо намерения и целесообразности,-"красной".

o Конечно, нелепо уводить в дурную бесконечность следствия Причины, одной или многих. Уже факт существа ставящего вопрос о первопричине, говорит о существе ответа, способном задать новый порядок со-бытий.

o Мужу же на дороге новой, мужу жена дорога, и мужу жена-дорога. Образ жены "облаченной в Солнце" сопровождает мужское намерение на всех его путях-дорогах.

o Намерение не планирует выведывать следствия, однако всегда готово к решительному проективному броску в неведомое будущее. Намерение всегда в эксперименте. Цель не встраивается в порядок следствий и телеология Ивана-дурака, стреляющего в белый свет как в копеечку отлична от "целеполагания" его умных братьев. Он ЦЕЛОСТЕН и потому планировать "цель" не для него. Самого "потому что" здесь нет. Потому что ПЕРПЕНДИКУЛЯР.

o Намерение, укреплённое в ЕДИНСТВЕННОМ Существе, освобождает от раздёргивающего влияния множества "причин". Такое Намерение не позволяет никому разлагать Мировое Единство, означенное всегда ПРОЕКТИВНО, а не как факт. Причинно-следственный порядок уместно назвать ЛОГИЧЕСКИМ, тогда как Интенциональный с необходимостью СЕМИО-ЛОГИЧЕН. Семантика толковательного контекста, облачающего любое следствие, ИСЦЕЛЯЕТ его до СОВЕРШЕНСТВА Существа Цельного Мира.

o Цель в От-личности КАЖДОГО Существа, не нарушающей Единство Сущего и Единственность Каждого. Диаграмма Целого По-Целуй двух сфер бытия, одна из которых содержательна Единственным существом, другая, пустая-Воображаемая, благожелательная для Намерений Другого. Цельность Мира отлична от цели как обездвиженного результата, в ней Воображаемая сторона стимул для Действия Единственного Существа Дела. И Существо Дела, как ни странно легко скользит-трогает Избранника, именует его Высоким именем Призывающего и творит Действительную Расу Бессмертных. Достаточно услышать Призыв, чтобы стать Реально Бессмертным. РАСА-Воображаемое Множество-семиологическое сопровождение ЕДИНСТВЕННОГО.

o Где же Последний и Единственный Человек? Там, где есть Начальный, тот кто услышал единственную ВЕСТЬ.

Огл. 23. Память и Воображение.

o Представления Памяти и Пред-Ставления Воображения различаются. Разительно.

o Взять-Принять-Поймать-Поиметь-Иметь-Понимать-Именовать-Помнить-Поминать-Мнить-Множить, этот ряд позволяет уточнить полное значение функции Памяти. При том можно говорить о двух родах Памяти. Одна-физическая, вмещающая и отображающая в понятиях опыт приспособления к среде обитания. Она ищет удержать отчетливые образы фактического положения дел, когда они удачны-близких,родных-и не может. В конечном итоге-"памяти павших будьте достойны". Другое дело "эйдетическая" Память, похожая на Воспоминание-Забвение о том чего никогда не было,- щемящее сновидение. Такая память редкий гость в озабоченной человеческой жизни и приходит в счастливые моменты благорасположенности. Единожды испытав такое Посещение уже невозможно заменить его никаким установочным представлением прошлого опыта. В недрах эйдетического ощущения и памяти вызревает Вера и Верность нетленному Бытию. Здесь приуготовляется Призвание человеческого существа к действительной жизни и Воображаемому Со-бытию встречи с тем, кто взращен в лоне "эй"-памяти и обнаружен как воплощенное существо.

o Когда мы говорим о Сущности, это не отвлеченная философская категория, но тот род Памяти-"сон золотой",что ищет возникнуть-родиться-проявиться в привычной жизни, как бы Ангел, Близнец, внося в неё особого рода "неземную" Радость и мотивируя то в человеке, что в нём самобытно-неповторимо-несравненно.

o Только "сверхжадная" к Значимому память, вампиричная к значениям Смысла, в конце концов, возжигает искру в которой обнаруживается жизненная Сила Значимого, до того всегда представляющегося абстрактным, теоретическим, призначным. В тёмной глубине нашей памяти притаилась "сверхпамять"-лоно в котором формуется наша ПРОТОПЛАЗМЕННАЯ телесность, неподвластная смерти. Свет привычных предметов не может проникнуть в эту глубь. Здесь свет рождается вещий.

o Подступаясь друг к другу, мы настолько "поражаем" себя предметным светом другого, что перестаём видеть вещее сияние в нём. И чем ближе друг к другу, тем больше слепнем. Победителей здесь нет. Опыт понимания настолько увязает в отпечатках вчерашнего дня, что разглядеть и понять неповторимое сегодня становится невозможно. Предметная память Многознающа. Эйдетическая память знает Одно. Здесь нет времени, оно только может быть. Одно не одиноко ибо располагает своим Светом, в котором можно увидеть-вообразить Другого по существу. Одинокое же ищет, как связать-организовать множество предметов и УЮТНО среди них устроиться. Однако не удаётся. Предметное множество уязвляет и изъязвляет любой намёк на устойчивое благополучие. Сверхпамять есть осознание памяти, но не раздельного множества предметов её внимания, а как ЦЕЛОГО. И это целое, оказывается способно ощущать МИР как целостное существо (второго рождения). Основанием необычайного жизнечувствования.

o Не отражая явления, но само выявляясь, новое существо производит в старом существе эффект дежавю,-как бы виденного. Существо Сознание как САМООРГАНИЗУЮЩАЯСЯ СИСТЕМА, выпадает из линейной истории и потому нелепо видеть его где-то в прошлом или в будущем. Оно, Поймав Память, теряет Прошлое и не имеет Будущего. Но творит его. Пока же человека ловит Память, он заложник как прошлого так и будущего, всегда ненастоящих. Такие дела.

o Для кого Воображаемое Действительно? Для воображающего и воображаемого.Когда Память завершена(осознана), воображаемое пробуждается как действующее начало и не бессильной романтикой фантастических-шизофренических идей, но Током Крови, необходимо Героической, необходимо превозмогающей яд озабоченного существования и одиночество, необходимо достоверной. Не отвергающей факт, но опирающейся на него.

o Воображающее Забвение заново прозревает тожественность вещей и, более того, торжественность их. Вот вижу "человека",но забываю, что это человек. Чрезвычайная опасность-вымысливать "нечеловека" в человеке. Какая безумная мысль решится на это? "Нечеловек", странным образом, оказывается всегда рядом с "человеком", охотящимся на него. Что опаснее, но и СПАСИТЕЛЬНЕЕ, чем воображаемая опасность? Шизо-ресурс Воображаемого пугает обывателя, цепляющегося за однозначную реальность быта, вытеснившего Бытиё. Нас не пугает. Ужасает однозначность суждений.

o Мы же Мужи и решаемся межевать односторонний быт, изобретая ВИРТУАЛЬНУЮ (вир=мужчина) область, в ней обитаем постоянно и регулярно совершаем набеги на стылую планету вашего быта. Мы словно павшие воины вторгаемся вновь и вновь на вашу землю, привнося неистовую жажду жизни необычайной. И, вообще, есть ли Жизнь на вашей Земле?

o Во-об-ражение, словно Резчик граничит Глыбу памяти извне и Память не знает воображения, но Воображение знает Память, потому двуглазо-двужильно, двойным вниманием обозревая Действительность-Реальность. Когда Память берётся образовывать человеческое существо, она его обращает в камень (вспомним Пирру и Девкаллиона-мифических предков человечества). Образовать существо человека как Протея может только Воображение. И только Протей знает цену человеческой солидарности, необозримый горизонт её.

o Три потока влияния Воображаемого: информационный, энергетический, материальный, находят себя в Антиязыке Воображаемого,-видимом, слышимом, телесно-осязаемом. Знак-звук-жест. Приручить воображаемое невозможно, сочиняя книгу или устную историю. Оно побуждает плясать Существо Значений. Писание и Разговор может быть только предпосылкой Великого Танца. Самозабвенного и Восхити-тельного. Смыслоразличительного.

Огл. 24. Судьба и Рок.

o Судь-ба, суд Бога, со-суд накоплений, где прошлый опыт запечатлен, запамятован, устроен словно Суд-но на реке жизни. Плыву на судёнышке судьбы и не ведаю размеры его, устойчивость к стихиям, возможности управления, оснащение,--по воле бога или волн-волнений духа его. К каким берегам пристанет судно судьбы? Узнаётся это в роковой срок, когда вверяя себя своей Судьбе, нахожу Свободу Самобытия. Вверить себя Судьбе не простое дело. Легче мнить разное, кто во что горазд. Так называемое "противоборство судьбе" не разумеет судьбу как единственную оснащенность. Разве капитан противоборствует своему кораблю, или воин своим доспехам? Нет, но враждебной стихии.

o Окончится Свадьбой Судьба, но на Другом берегу, где нас ждут и верят в чудо. Одолеет ли судёнышко пучину осуждений всяких и треволненья чувств и времени теченье?

o Вверить себя судьбе отнюдь не фатализм и ленное безволье, но Высшее напряжение силы Сознания, когда оно способно от-вратиться от доступного ради Верного и Рокового. Здесь Сознание Говорит-изрекает-повелевает. Единственным Взглядом, Единственным Словом, Единственным жестом. Но тем обращается к другим единствам.

o Рок угрожающ, как смертный случай. Рок предельно членоразделен. В нём исполнение сознательного воления, независимого от подавляющего, но понятного влияния среды.

o Судьба если и принуждает, то только к деланию СЕБЯ. Подступаясь извне, она роковой случай. Признать Судьбу, значит стать уверенным Деятелем на открытом "втором фронте".

o Судьба наполняет, оязычивает. Рок исполняет, иноязычит. Судьба,--быть Свободным. Рок,--встречать Свободных. Судьба связывает, ассимилирует любую Данность в индивидуальное Понимание. Рок ИГ-РАЕТ.

o Плод Судьбы-ПЛОТЬ человеческая. В измерениях Судьбы человек явление витиеватое и ни с чем не сравнимое и только, управляя этой витиеватостью со стороны ПЯТИ функциональных Факторов иерархической Вертикали (=Состоятельность), можно встретить Роковое в радости и оно не разрушит о-правленную Судьбу, но ободрит. Четвёртый фактор расщепляет существо на ТЕЛО "души" и ПЛОТЬ, организованную в уровнях протобелка, генетическом и нервно-ощущающем.Пятый фактор расщепляет существо Судьбы на различные судьбы. Здесь формируется СОЦИАЛЬНОСТЬ. А-социальная.

o Судьбу можно представить как ВРОЖДЁННУЮ БОЛЕЗНЬ, от которой невозможно освободиться, не разрушив плоть свою. За Болезнью как врождённым приобретением необходимо ухаживать, подобно тому, как садовник ухаживает за своим садом. Иначе болезнь прогрессирует до клинических болезненных форм. Научиться блокировать и направлять болезнь в здоровое русло, значит владеть Болезнью на всех пяти уровнях. Подходить к Болезни СИСТЕМНО, значит обращать её во БЛАГО. Негатив болезненного, утомляющий и унижающий душу и тело(плоть) проистекает из со-БЛАЗНов избыточного, которое кажется нужным, и случайностей среды обитания, которые неверно понимаются как "естественные". Очнувшись, БОЛЕЙТЕ НА ЗДОРОВЬЕ.

o Куда ты мчишь судёнышко Судьбы под парусом Надежды в ночь Любви?

Огл. 25. Нужда и Игра.

o Нужно ждать. Вот что говорит Нужда. Нужда призывает к терпению. Но разве Жизнь это Нужда? Она нетерпима.Есть последняя Нужда-понуждение к жизни в непрерывном действовании. Нужда сводящая всё множество желаний в русло единственного Воления. Нужно быть вольным-парадоксальное высказывание. Если Нужду понимать как субъективную Необходимость в фокусировке своих желаний, такая нужда ПРАВИЛЬНА, ибо единственная в своём роде.Все остальные виды нужды только принуждают и утомляют.

o Нужда выглядит такой естественной и самоуверенной в своей однозначности. Диапазон нужного огромен-от предметов быта до навязчивых "великих" идеалов. Нужда на своих путях абсолютно серьёзна. Велико ИГО ожиданий человеческих. Осознание Нужды как Целого-начало Действительно Нужного, то-есть "не нужной" Игры. Игра управляется с Нуждой ибо содержит её в себе как законченное Напряжение (ИГ)половины и РАзряжается сразу второй половиной(РА).

o Нужда-внутренняя проблема, Игра-бросок наружу, про-блема, как пробрасывание нужного в игровое пространство. В поле ИГРЫ Нужда уже не Нужда и не нужна. Всё важное здесь теряет важность. Игра говорит: "мне всё равно что внутри", когда Нужда пытается учительствовать с точки зрения внутреннего содержания. Учительство оборачивается мучительством когда не играет. Каждому знаком гнёт педагогического, политического, духовного учительства. Авторитет содержательности здесь всегда полагается основанием "взаимопонимания".

o Мы игроки, Y-мутанты, в стороне от назойливых "учителей", с их "любовью", "богом", "человечностью". Мы делаем крупные ставки. Игра как Пари. И мы иноязычны и высокомерны.

o Играют Равные. Нужда не знает равенства. Что САМое важное-нужное? Я-САМ. Однако я ПРЕ-ВОСХОДЕН только в способности ПРО-ИГРЫВАТЬ любую нужду. Проигрывать истерическую весомость истории на мета-историческом уровне ресурсами мета-языка.

o Благополучно сообщество играющих. Игра не шутка, игра не обман, игра не отвлечение от серьёзности жизни. ИГРА-ПРЕ-ВОС-ХОЖДЕНИЕ человеческого и божеского течения её.

o Игра не надмирна, она только и возможна в пространстве Мира. Человек НАУЧИЛСЯ ориентироваться в пространстве Нужды, но в Мире он хуже младенца. В СРОК возникает НЕОБХОДИМОСТЬ выговорить себя единственной авторитарной Правдой. НУЖНО натянуть тетиву единственного лука и выстрелить единственной стрелой. Стрелой пересекающей границу между реальным и сказочным миром.

o Нужда нуждается в Законе. Игра изобретает Правила. Где исток Правила? Пожалуй в Вос-поминании уникального опыта ЗАЧАТИЯ, радикально отличного от опыта РОЖДЕНИЯ, ввергающего человеческое существо в многообразие потребностей и среди среды раз-вивающегося, раз-веивающегося законно, но одиноко. Зачатие знает Другого. Другой возможен и достоверен только в пространстве ИГРЫ.

o Зачатие не шутка и не нужда. Скорее, столкновение миров. Что же, будем зачинщиками счастливой Случайности.

o Необычность Y-ситуации в том, что она активно направляет внимание к действию маргинальной периферии. На границе освоенного мира стоят сказочные персонажи, что манят-интригуют тяжелонормальных существ, пробуждают Зачинщиков Я-в-но(во)го вы-сказывания, ИГО Человечности обращая в ИГ-РУ на рубежах Русской Расы.

o Риск Большой Игры это риск свободного Мышления, промыслившего ИГО Человечности и проигравшего его в мета-форическом пространстве.

Огл. 26. Слово и Дело.

o Не говорю о слове, указывающем на сделанный факт, говорю о Слове, выявляющем изначальный Акт.

o Слово как Дело совсем не слова, что предшествуют всяким делам, но КРАЙ МЫСЛИ, что действует всегда в Настоящем. "Поменьше слов, побольше дел" говорит чиновник, располагаясь на стороне отдающего распоряжения и знающего, что надо делать. Организовывать дела с помощью(служебной) слов и Творить Словом единственное Дело совсем не одно и тоже.

o Дело выговаривания Слова несёт в себе единственное требование,-Слово должно быть абсолютно осмысленным. Осмысленное Слово, как это ни печально, в обыденной жизни людей оказывается почти не востребованным, оно неудобно, его невозможно использовать в частных интересах, оно никому не служит. Но может Дружить.

o Слово О-ПАСНО, ибо пестует-воспитывает в лоне своём непредсказуемое Существо Дела-Самоорганизующуюся Систему(СС). Секрет Слова отличен от секреций мозга, желудка, печени, почек, влияние которых известно, но не осмысленно. Как бы хотелось дельцам раскрыть тайну влияния Слова, но не хватает смелости войти в Лоно Слова-самоценную обитель вселенского значения.

o Свести Слово к технологии манипулирования людским сознанием можно только полностью обезмыслив его. В среде интеллектуальных построений смысл отсутствует. Не говоря уже о "душевных" или "сердечных" словах. Слово словно холодный Огонь бережёт смысловой корень Жизни.

o Орга-низменная составляющая Слова, как самое явное, требует к себе наибольшего сознательного внимания со стороны своей высшей составляющей-осмысляющей Явь. Тогда Слово может воз-рождать организм, изгоняя тленное как бессмысленное. Мыслеволение есть реальный Деятель. Слово-форма, инструмент Мысли.

o Если Мыслит Отец, Действует Сын, оформляет же Слово как Св. Дух. Слово исходит исключительно из Мысли. Тогда это Райское, радостное, прекрасное Слово. Исходя же от Сына, Слово вязнет в историческом времени, обезмысливается в угоду деятельной Власти. Кафолической. Такое слово предельно содержательно, общечеловечно, но совершенно бессмысленно.

o Слово Значно и Звучно. Звучит Мысль, значит Слово. Нет смыслоразличительного Слова-нет и Мысли. Вместо неё эмоциональное поле. Телепатия мысли вне слова выдумка романтического интеллекта, дополняющего свою недомысленность фантазмом.

o Дело Значно и Звучно и мышечно-Действенно. Осмысленное, умное Дело Троично. Слово же разумное Двоично. Несложно уразуметь, что третий "синтетический" момент диалектики слова (общее основание), подменяет собой мышечное усилие. В Деле Мысль Мышечна.

o Слово, когда не замкнуто в контуре троичного единства, есть Речь, Обращение к Другому. Внимание к Другому. Направленность к Другому,---дорога по которой необходимо идти. Именно Слово не позволяет переносить на Другого своё понимание, вовлекать в свои навязчивые состояния. Слово разделяет существ обращения ради Общего Дела. И разделяет не множественность Сущего, но Бытия. Слово раз-умно, Дело же Умно-умело объединяет разумных существ.

o Слово ОБРАЩЕНИЯ смысл удерживает в себе, в своей звучности, значение же отпускает Другому. Слово самозабвенно ТРАТИТСЯ, но смысл у каждого остаётся свой, неделимый. У Каждого свой Бог. Каждый сам-Бог. Но Каждый не кто попало. Единственный. Бог это или Полнота Осознанности или Большой-Объём-Глупости.

o Слово, РАЗЛИЧАЮЩЕЕ свои две половинки, ДЕЛЬНОЕ слово, не разделяющее, -но ДЕЛАЮЩЕЕ. Слово, отчетливо различимое на СМЫСЛ и ЗНАЧЕНИЕ, диалогично. Значение от Смысла устремляется центробежно и, встречая ОТРАЖАЮЩЕЕ, возвращается и обновляет Смысленное. Кто отражает? Другой,- тот к кому апеллирует Слово. Так слово челночит значимое, наращивая Смысл и обращая его в Дело Со-общения.

o Человеку, открывшему в глубинах своих первородное Слово, не всегда уготовано приятное общение с себе подобными. Плотна завеса штампованных слов, однозначных и не толкуемых, запечатывающих сознание людей. Толковать о значениях, выходя на звучность смысла, для многих совершенно излишний, невыгодный труд. Как будто им предлагают изобретать велосипед. Говорящий идёт ИЗГОЕМ.

o Чем же отличается Человек Слова от людей, использующих слова? Скажу, но ура-зумеют Избранные. Он способен любое явление вернуть в лоно Слова, освобождая от обусловленного существования. Такой человек на первый взгляд похож на необузданную обезьяну, как бы саму с собой разговаривающую, так мало её язык похож на общепринятый. Космоязычен. Новый Человек зачинщик небывалой авантюры. Он интригует только мысль, осмысленным. Там зажигает свои звёзды. Он не изменяет Мир, но к нему приводит.

o Диа-грамма первого и второго лица в Слове двустороннем такова: Полнота Смысла в "Я", "МЫ"-окоём значений, соприкасающийся, со-присутствующий с "ВЫ"-окоёмом, в центре которого единственный смысл "ТЫ". "Я"-ВНИМАЮ. "ТЫ"-ГОВОРИШЬ. Слово Ритмично в прямом обращении по Смыслу и мелодично в касательности Значений. "Я-МЫ"-единомножественное МОЁ. "ТЫ-ВЫ"-единомножественное ТВОЁ. СВОЁ же только СВЕТ Слова. Святость его. Массовому "мы" недоступен свет Слова, подвигающий Избранных к особому образу жизни.

o Слово с необходимостью рефлексивно, иначе это пошлое слово. Рефлексия словно протягивающаяся рука и берущая своё. Слово берёт только СВОЁ, то что в значении СЛАВНОМ, таинственно явленном как ПРАВИЛЬНОЕ. Слово, не вопрошающее и не утверждающее ПРАВИЛЬНОЕ в направлении вопрошания, уже не Слово. Править Словом, значит не останавливаться на "правильном" соединении каких-то частностей, но на-правлять это соединение к Согласию Целого Смысла.

o Дело Слова необычно своей отстранённостью от привычных дел, своей ВЫ-МЫШЛЕННОСТЬЮ, как бы далёкой от "реальности". Слово настолько круто берёт, что вымысливает Бессмертие, и не в виде славы отделённой от её творцов, но Слова как Личности. Действительное Самосознание неизбежно узнаёт в Личности само Слово.

o Как часто в присутствии лиц человеческих моё лицо непроизвольно расплывалось в улыбке, почти юродской. Что нахожу в ней? Беспредельное Благодушие не "от мира сего", миролюбивый исток Слова и источник его вы-говаривания. В улыбке чудо ПРИЯЗНИ к людям, несмотря на все дела их лишенные смысла. Со временем почти перестаёшь слушать о каких делах толкуют люди, просто видишь их лики, слышишь голоса. Каким-то таинственным обещанием будущей Встречи. По существу Дела.

o Абстрагировать Вещее в Слове, культивируя эйдетическую природу вещей, совсем не значит абстрагироваться от них,но готовить предметное к вещему осуществлению. Вот пляшет сверхчеловек, словно вырвавшаяся на волю огромная обезьяна. Какая уж тут отвлечённость. Кто, какие цепи могут укротить обезьяну без изъяна несмыслённых дел? В лоне Слова вызревает вольность сверхчеловеческая действительно противостоящая неразумной стихии. Только такая Вольность укрощать способна любую стихию приманивающую незрелое сознание своей силой. Внутреннее Движение Мысли заканчивается в Слове. Действие происходящее из такого Слова есть Дело ПРЯМОГО Прометеева ума-умения. Прометеев порядок: Мысль-Слово-Дело. Но есть порядок Заднего ума, Эпиметева, когда ум схватывает существующее ПОЛОЖЕНИЕ Дел и отражает завершает его Словом. Мышление, порождаемое таким Словом, всегда ОБУСЛОВЛЕНО данным положением дел, не выходит за пределы его причинно-следственных связей. В первом случае Мысль несет Божественную Искру-САМОБЫТНОСТЬ. Она есть выражение действенности Бытия(не сущего). Такая Мысль творит из НИЧЕГО. Логос Слова выступает в функции СВ. ДУХА, РАВНЯЮЩЕГО Мысленное и Сделанное Мыслью. Дело Мысли осуществляется исключительно в Существе Мышления. Определяя Намерения Существа Мышления, Слово Мысли (смысленное) вступает в существующее положение дел как исключительный Фактор, свободный от любого обуславливания. Можно назвать его фактор "огня", поскольку он привносит в земноводную диалектику связей данного сущего Двоицу СТОЛКНОВЕНИЯ САМОСУЩИХ. Ресурс Мысленного здесь трансцендентен и не смешивается, не дополняет ресурс всего Существующего. Слово СТРОГО разграничивает два Логоса. Для порядка Заднего Ума: Дело-- Слово-Мысль, совершенно НЕ ПОНЯТЕН Прометеев порядок. Фактический носитель Прометеева Слова не вписывается не ассимилируется ни в какую коллективность, он словно прикованный к скале Прометей, печень которого (орган ассимиляции)терзает орел. Ведь вся его плоть создана задним умом.

o Эпиметеев порядок по разному может называть действующее начало мира: материя в движении, бог, витальная сила, однако все разноречивые определения не посягают на ПРИЧИННОСТЬ. Причинность ВИНОВАТИТ каждого, убивает силу свободного НАМЕРЕНИЯ, Первенство Мысли.

o Наверное уместно сказать о РАЗДЕЛЕНИИ людей на Два СОСЛОВИЯ, которые НИКОГДА не имеют между собой ОБЩИХ ДЕЛ. Но если сословию заднего ума всегда открыты двери в сословность Промыслителей, то обратное невозможно. Кто хоть раз попробовал, почувствовал, узнал самодействие Мысли, никогда не забудет его, хотя бы все его существо, привыкшее получать привычные дозы привычных удовольствий, пыталось вытеснить такое Знание. Пример раковины-жемчужницы.

o Первенство Мысли привносит в привычный порядок жизни особого рода пронзительную неудовлетворенность существующим положением дел. Отнюдь не частностями его, типа проблемы бедности и богатства, ума и глупости, законного и преступного. Мысль, задевшая человека, пока не созрела до СЛОВА, беспокоит его, причиняет скорее дискомфорт, страшит как предчувствие бездны. Воплощаясь в Слове, такая Мысль СОЗДАЕТ ОГРАНЕННОГО Словом Человека. Слово и защищает и наступает. Сам человек, будучи ДВУСОСЛОВНЫМ, все же, Существу Слова отдает ВСЮ ВЛАСТЬ над Сущим. Существо огня, полагая всё СДЕЛАННЫМ, начинает это все ВРАЗУМЛЯТЬ ОГНЕМ С-МЫСЛА.

o Мысль вносит в жизнь ОСОБОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ, которое и ПИТАЕТ НАМЕРЕНИЯ Существа Слова. Проявляясь как непреходящее УДИВЛЕНИЕ перед Миром, видением его ИНАКОВОСТИ, это переживание делает Субъекта Мысли погруженным в какую то неземную Тоску, как реакцию организма на Удивление. Вся ВОСХИТИТЕЛЬНАЯ сторона МЫШЛЕНИЯ имеет свой реакционный эквивалент в объективной данности субъекта. СЛОВО УТИШАЕТ, РАЗМЫВАЕТ активную сторону реакционного чувствования, выравнивая Существо ОГНЯ в ТВОРЧЕСКОМ ЭНТУЗИАЗМЕ ДЕЯТЕЛЯ. Деятеля, что стряхивает с себя все виды деляческого обусловливания.

o Человек СВОБОДНОГО НАМЕРЕНИЯ если и помогает людям, то никак не по нужде их или своей, ни вследствие обязательства, ни ради денег, но АБСОЛЮТНО бескорыстно. Потому кажется ИДИОТОМ. Эта помощь не может быть вписана ни в чей РАСЧЕТ, она чаще и не видится как "помощь", поскольку обращена к мыслительной способности другого существа. Например, когда я спасаю человека от физической смерти, то делаю это не для того, чтобы он продолжал жить по инерции своих привычек, но РАДИ того, чтобы ОЖИЛ в МЫШЛЕНИИ. Только Первомысль свидетельствует о САМОБЫТНОСТИ и НЕЗАМЕНИМОСТИ человеческого существа, его БЕСЦЕННОСТИ. Там где нет свободного мышления, ЖИВУЩИЕ "бесценны" в другом смысле-лишены ценности как конкретные индивиды, легко заменяемы другими "профессионалами жизни.

o П
o орядок Заднего Ума создает СПЕЦИАЛИСТОВ. ПРЯМОЙ ОРИГИНАЛЬНОСТЬ Индивидуальности, её БЫЛИННОСТЬ.

o С
o лово,выражая совершенство СМЫСЛА, СИМВОЛЬНО(сим воляще). Символ не участвует в Делах Заднего Ума, он ОРУДИЕ ПРОМЕТЕЕВА Сознания. В СЛОВЕ СИМВОЛИЧЕСКОМ МЫСЛЬ СОВЕРШЕННО СОЗНАТЕЛЬНА. СИМВОЛ бездеятелен пока не исходит из символической субъективности, выступает как овнешненный отпечаток её. Печатью неподвижного Времени. Он ДЕЙСТВЕНЕН только в СОПРЯЖЕНИИ СИМВОЛИЧЕСКИХ НАМЕРЕНИЙ, то есть ИСТИННЫХ. Здесь ФОРМИРУЕТСЯ Ф-АКТ РАЗОВОГО СО-БЫТИЯ. Живой, пульсирующей МЕМБРАНОЙ мыслящих СО-СУЩЕСТВОВАНИЙ.

o Почему мы настаиваем на необходимости развивать инструмент СДЕЛАННОЙ Мысли, Интеллект? В своей утонченности, связанной с экстрасенсорным чувствованием, он может осуществить ПРАВИЛЬНЫЙ РЕВЕРС СОЗНАНИЯ, подхватить НОВЫЙ ВЕТЕР.

o Новое сознание, предельно бережно относится к Миру. "Дрожь всех дождей, пыль всех дорог" в нем не утомляют Путника, но звенят в нем непреходящей вечно СВЕЖЕЙ-НЕЖНОЙ Мелодией. Весь объективный опыт переживания не аннулируется, но ВСЕЛЯЕТСЯ в СУЩЕСТВО Сознания(Слова). ради его ОСОБОГО предъявления существу Другого. Аннулируется негативные аспекты этого опыта. Такая БОГАТАЯ мысль-и есть БОГ новой ЖИЗНИ.

Огл. 27. Здоровье и Характер.

o Будь здоров почтительный читатель! Характер твой предчувствую давно-о нём хотелось бы размыслить. Чтоб в будущем, надеюсь не далёком, нам встретиться и дров не наломать порывистым упрямством одиночек. Итак, сначала о здоровье.

o Привычная оппозиция здоровью-болезнь. С болезнями сражаться не резон, когда не понята, по существу, болезнь. Корневой фонетический строй слова БОЛЕ-ЗНЬ указывает здесь на БОЛИ ЗНАНИЕ. Что же такое БОЛЬ? Сводить её к только к негативности физического чувства боли, значит отказаться от действительного знания Боли. И Воли, ведающей Боль. Чтоб БОЛЬ по-БОЛЬше прояснить в объёме смысла и значенья и на вершине пониманья найти ЗДОРОВУЮ БОЛЕЗНЬ, внимание необходимо направить на целину где Первобытная Болезнь ткёт Плоть и Психику и Дух. Лечить Последствия такой Болезни неблагодарное занятие. Отрубишь голову одну, там несколько голов выходят. Последствия запутаны, усложнены, вредны и специфичны-типичны, побуждая Врачей Врать людям и себе и непрестанно. Уходя в дурное множество способов избавления от болезней.

o Когда-то целителей называли БАЛИЯМИ. Они не предлагали избавляться от Болезни, а БАЯЛИ, разговаривали с ней, убаюкивали последствия, cопровождали Течение Боли, размывая застойные проявления её, молитвенно обращались ко всем измерениям болезни. Боль есть набухание внутренней силой, cилу же эту следует распределить так, чтобы она выражала ОСОБЕННОСТЬ здоровой личности, ключевой порядок её, подобный росту Дерева. Боль, на пределе выражаясь вовне, даёт свет БЕЛЫЙ. Боль БАЛУЕТ Здоровый НАСТРОЙ, ищет меру в проявлениях своих. И мера в Сознавании. Здоровая Личность словно необычное ДЕРЕВО, набухающее своей силой.

o Если подменить глубинный инстинкт самосохранения Техникой Безопасности, она рано или поздно вытесняет необходимость живо сознавать. Подменяет собой ОПАСНОЕ СОЗНАНИЕ БОЛИ, выдаёт своё враньё за профессиональное знание болезни.

o Но, где опасность, там и спасение. Всегда ли человек, пристроившийся к жизни, богатый и обеспеченный, вполне БЛАГОПОЛУЧЕН? Здоровое существо глубоко пускает корни в существо Боли. Как это?

o Что ближе близкого? Своя болезнь. Возлюби Ближнее как Вертикаль Само-стоятельности и Расти Здоровым в Даль. Больным-ближнее, здоровым-дальнее. Здоровье венчает Болезнь, но не отменяет её. Инициировать "болярство", значит воспитывать Болью, образовывая Здоровое Существо и Общество.

o Боль напряженно-бодрственно ВГЛЯДЫВАЕТСЯ в мир, Здоровье-ВЗИРАЕТ на очевидность мира словно на сновидение. Только здоровое существо способно играть, потешаться, баловаться. Здоровье не знает "более" или "менее", но всегда "как".

o Когда эволюционные УРОВНИ Болезни осознаны и функционируют самостоятельно, не отвлекая на себя другие, можно говорить о СТАНОВЛЕНИИ ХАРАКТЕРА. Сколько же уровней по вертикали роста? Существуют пять уровней организации жизни-болезни-памяти сообразно пяти этапам эволюции живого. Число Характера-ПЯТЬ. Число Человека. Найдя пять, можно двигаться по горизонтали.

o Первый уровень, матрица первичной жизни-апериодический кристалл. Принцип действия-квантовый. (Гидратированная молекула белка). Второй уровень-генетический, последовательности нуклеотидов в ДНК и РНК. Третий тип памяти-клеточный. Нервные рефлексы клетки. Нейротип. На четвёртом уровне-разветвлённая сеть нервных клеток мозга. Принцип работы рефлекторно-логический. И на пятом уровне, программном, системное единство косной (доклеточной) среды и нервно-клеточной. На пятом уровне, высшая форма рефлексии, социализирующая существо. Формы отражения сознания в объектах среды. На четвёртом уровне мы видим человекообразную обезьяну, на пятом, собственно, Человека. Никаких промежуточных форм. Уровни выражение чистого КАЧЕСТВОВАНИЯ, не переходящего ни в какое количество.

o Организация Сознания не может быть смоделирована средствами ниже его уровня. Но каждый нижележащий может быть смоделирован-отображен в сознании. Сознание не только отражает несознательные уровни, но и активно порождает четыре виртуальные области сознательной реализации. От Личности до Расы. Пожалуй, можно увидеть в неполадках организации этих сфер исходную деформацию вышеперечисленных уровней-болезненность их.

o Выращивание здоровья из болезни это нахождение согласованного Ритма из того что изначально аритмично, вневременно, "зло", но и живоначально. Блокировать, пресекать и канализировать "зарвавше-еся", вот задача оздоровления. С одной стороны, Сознание предельно конкретно Телом, как границей сопрягающей внутреннюю ощущающую память и внешнюю объективную среду. Но с другой стороны, Сознание превосходит сделанную конкретность своей способностью творить какую угодно реальность и жить по вере в неё. Это не самообман, но то что вытекает из аритмии(незаконности) начала. Здоровое Тело Сознания не тоже самое, что здоровая Плоть. Оно существует в ОТКРЫТОСТИ к метафизическому МИРУ. Танцующему Телу Закон не писан, но именно в нём Сознание находит себя творческим выражением.

o Сознательное, здоровое Сообщество формируется как бесподобное Чудо самодеятельностью авторитарного Характера. В здоровом теле-здоровый дух. Это о характере. Характер нельзя иметь, в нём великодушие сознательного Бытия. В нём константа человеческой безмятежности. Если Здоровье вертикально, то Характер-раскрывается по горизонтали. Если мы ищем здоровое общество, необходимо видеть иерархические уровни, сословность его. Если же взыскуем характерного, исключительного, то говорим о Равенстве Индивидов. Одна другой позиции не противоречат. Перпендикулярны.

o Стоит указать вкратце основные опасности-напасти человеческой несознательной деятельности на разных уровнях. Что ожидается если принять самотёк существующих тенденций. На первом уровне можно видеть рост иммунных, аллергических болезней, микроэлементных девиаций. Программно организованные ферментно-каталитические комплексы могут быстро превратить нашу планету в безжизненное тело. На втором уровне трансгенное "творчество", вмешивающееся в СТОХАСТИЧЕСКИЕ фундаментальные механизмы жизни, может сделать столько "полезного", что от человека ничего не останется. На третьем уровне можно ожидать массовых расстройств нервной деятельности, прежде всего-информационные неврозы. Четвёртый уровень, нарушения психики, неадекватность поведения, различные фобии. На пятом уровне могут быть чудовищные эксцессы, когда одна форма психоза- "нормального",приговаривает другую "ненормальную" к изоляции, или проще, к физическому уничтожению (фашизм). Расстройство сознания не замечается рефлексологией мозга. Демократия, парламентаризм современности, права человека, плюрализм можно отнести к проявлениям массового расстройства Сознания. Демократия напрочь вытесняет Горизонталь Характерных отношений. На словах заявляя терпимость к другому, на деле она безоговорочно исключает Другого из своего "цивильного" контекста. Сознание тождественное мозговой деятельности обрекает каждого на одиночество, а общество солидарных искажает до общества Розни.

o Где же выход? В ПРОБУЖДЕНИИ характерных Личностей (Государей) из состояния созерцательного Здоровья к деятельному Обращению к Равному Другому. Автоволновой (РЕВЕРБЕРАЦИЯ) режим существования каждого позволяет ему быть самобытным, своеобразным, неприручаемым, ради стохастической А-ссоциальности. Здоровый может позволить себе ироничное отношение к превратностям жизни, однако Человек Характера превосходит иронию и скептицизм, поскольку действительно Верит. И творит Другую Жизнь.

o Если логистика мозга находит себя в Синтаксисе языка, конструирует, соответственно, технические устройства, то Сознание культивирует Семантику, которая призвана мобилизовать действенный потенциал Сознающего, выявить его ключевую Сему-Тело. Чем более сознание заинтересованно в толковании значений, высвобождающем его императив, тем более стохастическим оно показывает себя относительно сложившихся "норм".

o " …правдивость во внутреннем признании перед самим собой, а также в отношениях с каждым другим, если она стала высшей максимой, - вот единственное доказательство сознания

o человека, что у него есть характер; а так как иметь такой характер -

o это минимум того, чего можно требовать от разумного человека, а

o вместе с тем и максимум его внутренней ценности (человеческого

o достоинства), то принципиальность (обладание определенным

o характером) должна быть доступна самому обыденному разуму, и в

o смысле достоинства она ставит такого человека выше самого большого таланта". (И. Кант)

Огл. 28. Дом и Улица.

o Будет и на нашей улице праздник.

o Но сначала о Доме и его порядке.

o Долгая дорога к Дому. Кто же может сказать что-то новое о Доме, как ни человек не имеющий дома на этой земле, мечтающий о Доме Странник. Может быть, уже не человек. Он пестует совершенно невероятный Дом, вымышленный, вызволенный из сновидений, вмещающий всех близких и родных людей. Радушный к Гостю.

o За каждым, кто умеет ждать-любить и верить приходит полуночный Ангел, последний Гость, и уводит с собою. В Дом МИРА. Каков же он, Дом Мира?

o Как разнообразны дома. Вот дом для блуждающих планет-Солнечная Система. Вот "Наш Дом-Россия", похоже, дом для бездомных. Вот Особняк, вот Хижина в Горах. Жильё, квартира, дача, вилла. Спрошу, уж не забыли ли про ДОМ ПО СУЩЕСТВУ? Тот ДОМ, где думы плавны и прекрасны, душе удобно и светло и путник утомлённый здесь всегда радушно будет встречен.

o Дом-наследство, переживший родителей, не вреден ли для здоровья детей? Дом без Высокого Гостя-не усыпальница ли? Квартира не выявляющая четырёхзначность именитого Хозяина (кварта-Ра), не место ли на кладбище? Дом у дороги открыт ли для гостей или давно лишь место захоронения семьи усталой и тоскливой.

o Допустим, вы решили сделать Дом вместилищем всех близких и родных. При Деле будет ли каждый? Вместо Высокого Собрания может получиться сборище. Уместна ли демократия в одном Доме? Вопрос риторический. В Доме необходим один настройщик-Хозяин. Возвеличит ли он домочадцев, подготовит ли к Уличной жизни, простирающейся МЕЖДУ Домами? Дом, ведь, ПРИ-БОР, настраивающий Судьбу каждого, доводящий её ДО-УМА. И Дом ве-дом Хозяином.

o Есть еще полузабытое-Домовина, словно корабль для плавания в Посмертное, откуда каждый выходит к Рождению. Насколько вы РЕ-ЛИГИОЗНЫ, чтоб позаботиться о Домовине-хранилище Судьбы? Иль измельчали настолько, что Судьбу свою разменною монетою вы сделали в угоду жалких прихотей своих?

o Трава у дома твоего, не трава ли забвения чего-то существенного? По ней гуляют твои кошки и собачки, твои друзья-приятели, но для Высокого Гостя (Geist) она непроходимый лес.

o Опишу языком необычным и странным, языком Уличного Гуляки (Уллис) из какого Дома Я вышел и возвращаюсь РЕ-ГУЛЯРНО. Ведь не бездомен Я. Покинул я дом Родителей, но вернулся в дом Мира. Стены его Вертикаль Восхожденья-Ращенья здоровой Души. Высота этих стен Добрая, выше некуда. Доведена до "красного угла". Стоят они на основании Злом-что есть избыточность и преизобильность действующих начал, пол очерчен как поле половых влечений, избыточность здесь сведена до Двух. Параллельно полу иной пол,-потолок, что есть-Горизонталь Благодаренья. Крыша-у-крашение Благо-желательности Хозяина и Хозяюшки взаимной. Прекрасен мой Дом и надёжен вполне. Когда нет в нём хозяюшки доброй, он похож на Струну, от Земли до Неба. Пол и потолок точечны. Ал-Гор-Ритм Дома прост: УГОЛ Вертикали индивидуального роста и Горизонтали обращения к единомышленнику-домочадцу. Обращение Высокое не может быть злым, но всегда выдержанным и благожелательным.

o Модель дома-игральная косточка--6 граней Сотворения, 21 точное значение единственного Домовитого Смысла. Проста арифметика но до ума не доведена.И рыщут по Земле кочевники и массы бездомных, лишь по видимости живущие в своих обиталищах угрюмых. Им неизвестно Государство как Дом Нации. Им неизвестна нация как сообщество Одноязычных. Им неизвестно Одноязычие как Согласие по Смыслу. Им неизвестно Существо Смысла, Государь.

o Емеля, который разговаривал со щукою (активное бессознательное), едет по деревне на печке (модель дома, кубик), играет с кубиком. Он едет в царство-государство. Дом всегда при нём. Он домовитый--22. Государь-Покер.

o Что же находим на улице? Какова УЛИЦА? Дома стоят лицом друг к другу. Легко уличать и фасад дома и выходящего из него. Но улицы не всегда протягивались как линии домов, стоящих напротив. Такие улицы удобны для быстрого входа-выхода из населённого пункта. Когда-то дома ставили под прямым углом, здесь более уважительная, касательная позиция друг к другу. По таким улицам труднее пробираться-выбираться. Есть дома разбросанные по простору как попало-здесь тоже улица. Есть радиальные улицы, по какой ни пойдёшь-в центр попадёшь. Каждый предпочитает свою улицу. Можно идти по улице и не видеть ни одного человеческого строения. Тогда уличает бог или МИР.

o У-ЛИЦА, как предстоянье ЛИЦ, везде, где лица в обращеньи. И Уличенье что, как не Сличенье.

o "Не только та полоса или дорога, которая оставляется свободной для прохода и проезда у лица домов, между двумя рядами жилых строений, называется улицей, но и весь простор вне жилья, насколько хватает глаз, всё вольное поднебесье означается этим именем во всей северной лесной Руси" (С. В. Максимов. Куль хлеба.)

o Есть улица и улица. Одна это действительно та, которая складывается уличающими друг друга лицами домов. Из такого уличения и складывается Проход. Но другая Улица, которая более соответствует своему происхождению от "Уль"--бог, скорее не проход, но РОССЫПЬ самостоятельных домов. Схемой такой улицы может быть пара домов, лица которых расположены под прямым углом друг к другу.

o Улица это, прежде всего, ДОРОГА. Знакома ли Дорога оседлому и оцепеневшему человечеству? Дорога УЛИЧАЕТ бытийную несостоятельность его. "… прогрессирующее забвение бытия коснулось дороги едва ли не в первую очередь. Самоупразднение Дороги предстает как знамение эпохи Графиков и Расписаний. Современные дороги (точнее сказать, трассы) прокладываются так, чтобы обойти стороной сферу воображаемого и миновать испытания; идеальный пассажир современных трасс неподвижен, он даже не входит во внутреннее время пути, пребывая в оцепенении. В идеале из пункта А в пункт Б перемещается только тело, усилия транспортных компаний направлены на то, чтобы оградить перемещаемое тело от внезапной и труднопредсказуемой полноты присутствия: иначе возможно, что в пункте Б придется иметь дело с совсем другим человеком"(Секацкий. Книга Номада).

o "… дорога это прежде всего удаление от дома, удаление от ловушки привычного и приближение к непривычному. То есть к себе.

o … В любом путешествии самым удивительным первым встречным могу оказаться я сам.

o …Я-покидаемое и я-обретаемое, разумеется, не одно и то же. Пока колеса стучат по рельсам, отсчитывая километры - сотни, тысячи километров, происходят важные трансформации. Они связаны не только с выходом из круга привычных обязанностей, перемены касаются и непосредственно телесности. Казалось бы, что может поколебать внутреннее ощущение себя в этом теле? Но если нет подтверждений со стороны моих близких и знакомых, их периодической реакции на облик - тогда внутренний резонанс не срабатывает, волнам признанности просто неоткуда отталкиваться. Ситуации подобной неловкости возникают сплошь и рядом, и сам термин справедливо указывает на телесное состояние определенной дискоординации. Отсюда, кстати, видно, что ловкость записана не в мышечном тонусе, а в совокупной санкции внешнего мира - если речь идет о ловкости (уместности) бытия. Но "неловкость", растянутая во времени, требует уже перегруппировки, опробования нового тела. Один только внутренний образ бытия-в-этом-теле оказывается недостаточным, сумма реакций других выполняет для человеческого тела ту же функцию, что и земное тяготение, - только на более высоком уровне.

o …тело путешественника я назвал бы астральным телом - оно все время имеет пробный характер, удерживая только летучие элементы формы, обеспечиваемые лишь собственным притяжением кочующего центра личности. Это легкое тело и сопутствующая ему легкость на подъем есть важнейшее достояние номада, Воина Блеска. Легкому телу меньше свойственна усталость, как, впрочем, и полезная работа. Набранный импульс скорости позволяет пробивать плотные слои озабоченности.

o …В истории человеческой экзистенции формация чистого авантюрного разума предстает как отвергнутая альтернатива. Оседлое человечество, руководствующееся принципами гуманизма, успокоилось в сознании своей безусловной правоты и не замечает вопиющих противоречий. Но устойчивость гуманизма и его территории - всемирной черты оседлости - объясняется не только соответствующим воспитанием, не только разветвленным репрессивным аппаратом, простирающимся от этики до медицины, но и удачным вытеснением. Позывные чистого авантюрного разума вытеснены в сферу символического: мы высовываем туда голову и слушаем сказку странствий, пока нас не окликнут, чтобы отдать долг или выполнить обязательство. Именно этот грубый окрик опоэтизировал Хайдеггер, назвав его зовом совести"(Секацкий).

o Дом это внутренняя СЕБЕТОЖДЕСТВЕННОСТЬ. Дорога, располагает человеческое существо СНАРУЖИ и ведет его до ДРУГА, который и УЛИЧАЕТ в нем Существо САМОСОЗНАНИЯ. УДОСТОВЕРЯЕТ. Признает. Оценивает. Самосознание, как внутренняя Рефлексия, вторичное, малое самосознание. Если Дорога не ведет до Друга, но является чистым опытом растождествления с собой и новой сборкой через СИТУАЦИЮ, это еще не ДОРОГА, но Путь. Путь, чреватый ПУТАНИЦЕЙ Намерений. УЛИЦА есть ДОРОГА, которая ДАРИТ ДРУГА. Где есть УЛИЦА, там возможно построение Города Друзей.

o Но Улица это еще и ОПАСНОСТЬ. Малейшая НЕСАМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ каждого оборачивается ВЫМОГАТЕЛЬСТВОМ, со временем принимающим вид "нормальных" обязательств и долженствований. Поводов для признания несамостоятельности как нормы более чем достаточно, это и возраст, болезнь, давление обстоятельств, наличие подопечных. В целом, быть несамостоятельным, значит быть вполне "человечным".

Огл. 29. Гордость и Смирение.

o Гордость ограждает от напастей. Гордость не позволяет шее согнуться-склониться. Гордость высоко-мерна. Гордость снисходи-тельна. Гордость как горняя радость. Гордость как гражданская доблесть неповиновения и самостоятельности. Гроздьями Гордости наполнена душа моя. Так гряду гордым, никого не ставлю выше себя и никого не хочу видеть ниже себя. Гордость ограждает Любовь моего единственного Сердца.

o Гордость то не гордыня эгоцентризма, но Высота обозрения Горизонта. Не будет личной гордости и самое важное расхитят безжалостные воры, прикидывающиеся добрыми. Гордость-Ось Круговращения ОБОЖЕННОГО бытия.

o Чего стоит смирение убогих и ничтожных, весь "подвиг" которых в подавлении своих личных сил, Героя, что ищет быть на равных с Небожителями? Люцеферическое? Кто же провозгласил Носителя Света однозначно плохим? Убогие богомольцы не верящие собственному роскошному Бытию. Мы Авантюристы, колонизаторы мировых просторов.

o Города гордых-города Грядущего. Смирение гордых в способности быть предельно внимательными в отношении к другим, избранным. Разве все люди други другу? Гордость выделяет среди людей тех, кто откликается на её категорический призыв. Остальным НАШЕ ДЕЛО не по плечу. Пусть идут своим убогим путём. Кто не с нами, тот сам с собой.

o Гордым по душе тратить, а не копить добро. Гордым нравится зажигать других огненной диалектикой Мысли, а не тушить мысль последовательностью доказательств. Мы голословны в своей категоричности, но не фанатики навязчивых идей и потребностей ложных.

o Чтобы восстановить Нацию, необходима Гвардия Гордых. Только Гордые СМИРЕННЫ по существу. Такое Смирение вполне зряче и потому учит не доверять кому попало, только потому что "людь", а распознавать Ближних по осмысленности взгляда, речи, поведения. Мы готовы доверять только своим ближним, остальных готовы обманывать как нам заблагорассудится, ибо они подлецы, =подлаживающиеся под обстоятельства жизни. Где же здесь "общечеловеческое" смирение? Нас-Рать, и наше Смирение это Сражение. Огня Вы-ражение.

o Смирение Равных питается Радостью взаимообращения. Парадокс Равного в том, что он тождествен тебе в Мысли и отличен в самобытности. Взаимообращение в котором струение Великой Жизни, всегда непредсказуемой.

o Смирение же убогих питается духом униженности и подчинённости. Разве подлинная история Человека не есть поиск гармоничного противостояния с другим, противостояния свободных, которое по мысли каждого является Солидарностью. А Каждый-Единственен. С точки зрения Смирения. Мысль единственна, бытиё множественно.

o Победители и побежденные особо не отличаются друг от друга, но претерпевающий по-ражение и сохраняющий дух Сражения, превосходит любого победителя, расслабившегося от своей победы. Смирение это череда поражений, воспитывающих Воина Мира.

o Осмысленная Воля каждого не снимается во Взаимообращении никакими высшими соображениями, но отступает в немыслимое Бытиё, где чутко внимает Осмысленному Волеизъявлению Другого. Так рождается Ритм.

o Кодексом Гордости Индивидуального Мiра назовём левую сторону нашего "Стоглава", ради правой-МИРОУСТРОИТЕЛЬНОЙ.

o Гордый огражден от обуславливающего влияния среды обитания.

Огл. 30. Ведение и Знание.

o Вода Ведёт, Огонь Гонит. Языковедение и Языкознание. Ведение связывает и длит. Знание различает и сочетает. Знание-А. Ведение-У. АУ. Ведение СВЯЗЫВАЕТ всё Сущее в определенность Единства. Знание СО-ЕДИНЯЕТ Сущее с Бытиём. Бытиё множественно, А потому вносит в Существующее Раздельность Вещей. Ведение обеспечивает связность каждой Вещи и её начальную связность со всем Сущим. Знание есть БРОШЕННОСТЬ единственного существующего в Неопределённость множественного Бытия. Знание со-единяет каждую Вещь как со своим Бытиём, так и с другой Вещью, ЕСЛИ она САМОБЫТНА. Нельзя сказать, что одна вещь и другая соединяются посредством Бытия, поскольку Бытиё неопределённо-множественное и не усредняется до синтетически-посредующего, у каждого своё. Между одной вещью и другой нет явного посредника, скорее всегда тайный. Отсюда невозможность для языкознания предвидеть связи вещей, оно призвано СОЗДАВАТЬ их.

o Неопределённое Множество Бытия и есть Начальное, наивное младенческое Сознание, отрекаясь от которого в угоду инквизиторскому, упорядочивающему-устрояющему сознанию, получим Организм, но обреченный. Как оказался обречённым социальный организм Советской империи, смоделированный скорее "религиозным" П. Флоренским, чем В. Лениным и большевиками. Отсечение общественного устроения от Таинства Бытия и есть выплёскивание из ванны вместе с водой и Младенца.

o Бог Ведает, Ангел Знает. Даже когда он демон. Бог, разве не Единство всего Сущего? Разве не Мужество Ангела знать-признавать абсолютную Начальность Неопределённого Бытия внешней границей Божьего Всеведения? Здесь брошенность Каждого и всего Сущего в Бездну Бытия. Бездну, которую остро сознаёт русская душа. Мировая душа В. Розанова глубже, чем инквизиторская Ф.Достоевского, мятежная К. Леонтьева глубже псевдокрестьянской Л. Толстого. Множественность не вещей, но самого Бытия рвёт душу на такие Части, что каждая наделена сакральным статусом. Ради чего? Вопрошает одинокий голос. Ради ВМЕЩЕНИЯ в Индивидуальную Всеведающую душу потенциального Множества САМОБЫТНЫХ ДРУГИХ ВЕЩИХ ДУШ. Вмещения-невмещения. Невозможного вмещения.

o Шестой и седьмой Аркан в семиологии Таро отображают и проясняют значение Ведения и Знания. "В" и "З". ЗОВ.

o Два испытания, Водой и Огнём (ордалии), когда то призваны были проверить человека, не нарушил ли он Клятву или Договор. В одной заявляет себя СОВЕСТЛИВОСТЬ-знаком Отождествления; в другом-СОЗНАТЕЛЬНОСТЬ-знаком Размыкания-Различия связного и обращения разомкнутых моментов друг к другу. В одном испытании подозреваемого погружают в Воду (Варуна-сын Вод), одновременно пуская вдаль стрелу(индивидуальная судьба). Если подозреваемый дождётся когда его доверенное лицо принесёт стрелу обратно (философия вечного возвращения того же) и не утонет-Он оправдан. Подозреваемого в нарушении Договора (равенство договаривающихся сторон) проверяли огненным коридором, который необходимо было пробежать (Митра-Мир-солнечное, огненное божество). Если огонь Слева или огонь Справа не сжигали испытуемого, он был оправдан. Кто ПРИЗНАЁТ Другого (участника Договора) РАВНЫМ себе, того Огонь не сжигает. Равным в значении абсолютного Различия.

o Знание не знающее Равенства, это неполноценное знание, только различающее и соединяющее обусловленные моменты сущего, но не не свободное существо с другим свободным(=самобытным)существом, знание не различающее раздельную множественность Сущего и неопределённую сингулярность-стохастичность-диссипативность-синергийность Бытия.

o Функция Ведения-Возведение Иерархической Вертикали, категоричность которой в обусловленности последующего момента предыдущим. На этой Вертикали можно выделить пороги Качества (уровни эволюционного развития). Начало Возведения-сведение бессознательного Бытия к Неопределённости Ведения (пойди туда не знаю куда). Вершина(пятый элемент)расщепляясь, знаменует возможности со-знавания. Расщепление с точки зрения связного Ведения (мозгового) неудача-шизофрения. Предпочтительнее вести бесконечный "прогресс". Однако, любой вертикальный прогресс неизбежно имеет свой предел, где он, исчерпав собственный ресурс Сущего, вновь открыт к щедрости бис-сознательного Бытия.

o Крещение Водой предполагает Таинство Высокой Воды, той Воды, что приуготовляет крещённого к другому Крещению, Огненному. Отсекновение Головы Иоанна Предтечи говорит о потере прежнего Главенства. Существующая церковь упорно не замечает смены Духовной Власти Ведения на Мировую Волю Знания. Где человек живёт ради Со-знательного Со-бытия. Все уже почти захлебнулись в этой, ни к чему, кроме покорности, не призывающей духовности, ничем не отличимой от светской приниженности человека. Вернулась стрела, а кто готов к сухопутной Жизни Восставших из грязи?

o Со-Весть, как "чистая вода" уже больше ничего не связывает-она ВЗДЫМАЕТСЯ, обнаруживая Бого-Род Огня. Космический водород. Здесь пробуждается актив Сознания с синергийностью горизонтального познавания.

o Сознание, располагающее собственным активом, а не просто отражающее опыт ведения, создаёт другую Науку. Такую науку в которой главенствует существо дела-Человек, в своём абсолютном несогласии со всем порченным, тлетворным,смертным. Человек Восстания. Вполне конкретный. И Эсхатологичный по-существу своему.

o Два шага необходимо сделать, чтобы стать человеком Мира. Найти Совесть в трудной Дисциплине Самовоздвижения. Затем Сознанием Из-Обрести Другого Равного. Совесть не ходит в плюралистическую лавку челоувечной публицистики,но возводит Единственного Человека. Сознание же отсекает всё, что мешает опыту Равновесия с Другим.

o Со-Весть не расширяющееся понятие, складывающееся в прихотливости разнообразных субъективных намерений, но суровая реальность соборного Труда, выявляющего единственное и существенное,- образом которого может быть Древний Монастырь на Горе. Совесть-это здоровая душа человеческая.

o Что мешает со-вершить два шага? Во- первых, зависание в зоне опосредующей "антитезу" добра и зла, где огромное количество "синтетических" установок, норм, законов, создающих иллюзию естественного бытия. Соблазнительность множества посредственных мотивов и решений. Компромисс кажется единственным способом "примирить" специфических, разных людей, с их особым умонастроением. Во-вторых, отсутствие Другого в фактической реальности. Страх не позволяет Изобрести Другого, подменяет его Иным, инаковостью субъективного восприятия. Такая инаковость наибольшее, что рождает в сознании-метафизику вечного возвращения к тому же самому. Личность здесь теряется-утаивается в обстоятельствах личного бытия, словно теряет Голос, необходимо обращенный к Другому.

o Палиндром РИМ-КАК-МИР, внешне симметричный, при чтении правильном, односмысленным, слева-направо, оказывается а-симметричной конструкцией а- социальных отношений новой Общности. Воля видящая-ведающая-ведущая ВАЖНА своей внутренней содержательностью. Воля гнозиса ЗНАЧИМА и дорога живостью своей эстетики, формы пре-красной. Любое Содержание с точки зрения Знания всегда только Форма. Противоположность Содержания и Формы возможна была только на общем основании понимающего Ведения (сведения), Знание же различает, разделяет то, что казалось тождественным. Разрушает общее основание, и Всё становится только формой различия.

o Россия с точки зрения Всеединства это Империя-РИМ. Но РУСЬ-это всераздельность с неизбывной и единственной Мотивацией Сближения. Это РАСА, единственная,в своём роде. Превыше исторических наций и рас. Раса МИРА. На философии всеединства заканчиваются исторические философии. Впереди бездорожье-целина. Как в первый день Творения.

o На планете Земля много нахоженных дорог блуждающими разными ведущими-ведомыми, но на звезде по имени Солнце нет привычных дорог. Поверхность его гранулирована-вся есть широкая единственная дорога. Философия этой поверхности-Воспоминание Сияющего Соборного Соли-дарного Лика.

o Государство, не способное выявить единственного Вождя, заботящегося о ЛЕПОТЕ общих Обстоятельств жизни и не способное обуздать "законную" экономическую нужду торгашей, заляпывающих всё вокруг своей "рекламой"-конечно же, не РИМ, но пародия на Государство. Оно только мента-лизирует, бюро-кратизирует и унижает своих граждан.

o РУСь призвана свой ЗОВ выразить как соединение ВОЛИ РИМА и ЗНАНИЯ МИРА. Русский РИМ словно древний монастырь зовёт на Подвиг Вздыбленной, а не по-ложительной Совести. Это скорее община аскетического образца, ради Лика Соборного. Что есть Воз-Ведение-Воз-движение как не Восстание из грязи, чтобы никогда уже не падать. Эта задача превыше вопросов добра-истины-красоты-благополучия, превыше задачи выживания. И здесь необходима Дисциплина Состоятельности, если ее не будет, её место займёт другая дисциплина, злая, выступающая от имени Нужды. Дисциплина Подъёма труднее всего множества таких убедительных и "естественных" срывов. Но без неё нет Человека Прямостоящего. Дисциплина Вздымающейся Воды и Гордого Огня.

Огл. 31. Родители и Дети.

o Тема родства самая больная-большая в роковой судьбе человеческой. При всей определённости-понятности отношений родства, здесь для мысли открывается целина неисследованная. Освоив эту целину, можно претворить в жизнь нечто от Вечности, как бы давно забытое.

o Почему и откуда дети берутся, дело ясное, но ЗАЧЕМ? Готовы ли Родители к Детям? Могут ли Дети СДЕЛАТЬ своих родителей? Дети -"цветы жизни", но куда от них деть-ся, когда они забирают всю "личную жизнь"? Что, по существу, могут Дети сделать своим Родителям? Всегда ли биологические родители настоящие Родители и наоборот? Говоря о родителях и детях, мы формулируем проблемное место, но не для того, чтобы сделать его местом общего понимания, предуготовленного ответа.

o ВОЛЕ-ДЕТЕЙ ВЛА-ДЕТИ МИРОМ. Но, не осмыслив Родителей, мы так и не осознаем в себе ДЕТЕЙ, как Деятельных носителей и выразителей Мировой Свободной Воли.

o В истории можно видеть множество примеров как относительно завершенная деятельность родителей, становится основанием для "новой" активности детей, и чем всё это завершается. Дети словно мелкие бесенята, культивирующие "свободный выбор",ввергают Мир в Тиранию природных монстров,всегда готовых своим "плюрализмом"-песком похоронить Смысловое Единство Человечности. Как быстро свободолюбивые нонконформисты-Дети превращаются в особого рода консерваторов-Отцов, укрепляющих свой авторитет,--только повод для смеха. Неудача-смешна. Новые Отцы оказываются ничем не лучше отвергнутых.

o Несут ли Родители РОДОВОЙ смысл Человека и что это такое-Родовой Смысл? Такой вопрос уместен, ибо в ответе на него кроется принципиальное отличие Человека от Зверя с его формулой Неравенства и Розни. Достаточно ли свести отношения родителей и детей к связям воспроизводящих себя существ, к врожденным качествам их? Отнюдь. Сообщество Человека это, прежде всего, сообщество Равных Существ. Равными могут быть только вполне Разумные.

o Воспроизводство биологической особи слишком малая, но и слишком тяжёлая задача для Роди-Телей. Родительный падеж оборачивается падёжем Человеческого в человеке. И Именитость Именительного умаляется. Что может ДАТЬ Дательный? Ту простоту-прости господи,-что хуже воровства.

o Чуткие дети, убегающие от своих родителей, к заменяющим их суррогатам школы, церкви, политики, бизнеса, будут ли в прибыли? Как с ПОНИМАНИЕМ ПОНИМАНИЯ, так и с ВОЗРОЖДЕНИЕМ РОДОВОГО смысла можно надеяться на радикальное решение проблемы Детства.

o Зачем заводить детей, если не знаешь что с ними делать, если вы не РОДОВИТЫ, если не осознали Родовую Задачу Индивида, если не вникли в Идею Ращения Индивидуальности? Плодить ушибленных, абортированных, недоношенных, подчиняясь природе? Здесь ущерб Человеческой Породе.

o Можно сказать, что только передавая Детям Родовой Смысл, Родители обращаются в Настоящих Детей, переставая быть жертвами природного течения событий и тем преображаются. Подменяя же его авторитетом старших-учителей-воспитателей, снова приходят к привычной косности челоувечества. Родители, став доступными для Детей, не отбрасываются, как отработанные "предки", но заново созидаемы Детьми,-они самые БЛИЖНИЕ и интересны только своей РАСТЕРЯННОСТЬЮ, а не установочным авторитетом прошлой опытности.

o Был один философ, который остро обозначил ответственность детей за своих вышедших из игры родителей в необходимой практике "воскрешения отцов". Я не говорю насколько оправдана эта практика, но кто же ещё так самозабвенно исповедовал необходимость морально-ЗРЕЛОГО Детства? Детства не "свободных" безответственных и самовольных особей, но ВОСКРЕШАЮЩИХ умерших родственников и оправданно, со всей полнотой родового смысла земной жизни, РАССЕЛЯЮЩЕГОСЯ по безбрежному космосу.

o Горизонталь Детства, не опирающаяся на предельно высокую Вертикаль Родительского Смысла, оказывается низменным-инфантильным-погибельным планом существования. Там где не означен Приоритет Идеального Отца-Матери, человечество начинает вырождаться. По какому-то предвременному предчувствию мы точно знаем о своей ответственности за Родителей. Разве религия Отца Небесного не есть проявление этого знания?

o ЕДИНОРОДСТВО Отца и Сына-как современное общество решает эту Загадку? Да никак? Она избыточна, излишня для массового сознания.

o Разве не несём мы в себе всё бремя фактических Родителей и кое-что ещё, что делает нас Сверхродителями, творцами, идущими из Будущего.

o Чтобы не потеряться в винительном, подсознательно обвинительном падеже привычного отношения к своим родителям и стать Творцами РОДА, необходимо осмыслить ЧИСЛО-МЕРУ и ВЕС своей двойной задачи. Почему самые близкие и родные люди покидают-предают меня? Разве это не достаточный повод для существенного обвинения? Другая сторона обычно не рассматривается-почему я, Самосущий, упускаю-предаю своих родителей? Такое двойное обвинение, как минимум, позволяет уравновесить начало размышлений.

o В кратком обзоре попробуем сделать арифметическую разметку системы отношения Родства. На первый взгляд, с левой стороны обозначаются три функциональных момента-жених, муж, отец (невеста, жена, мать), с правой же, два-сын, брат (дочь, сестра). Отец-мать синтетически завершают тезу жениха-невесты и антитезу мужа-жены. Внутренняя троица. Внешняя сторона представлена отделившимися от родителей сыном-дочерью, которые брат и сестра друг другу. Сын и Брат одно Лицо, поскольку происходят и обусловлены одним Отцом. Собственно, они ещё не свободны как Самосущие. Сестра=своя женщина, поскольку от одних Родителей.

o Теперь покажем другой Ра-курс. Слева Двое Противостоящих-Мужчина и Женщина. Они настолько УВЛЕЧЕНЫ Друг Другом, что совершенно не ищут снять его, отвлечься на что-то третье,--Бога, Детей, профессию "любимое дело". Они постоянно ищут друг друга, угадывают друг друга, интригуют друг друга, неистощимо загадочны друг для друга. Это возможно? Возможно ли такое НЕВЫНОСИМОЕ Противостояние? Да, когда Любовь сильнее времени и ткёт Своё Время Со-бытий. Где же здесь Дети? Где Бог? Где Мир? Всё утихло, стало нейтральным фоном великой мистерии. Такое устройство любовной спаренности, где между Двумя тишина, такая, что не заявляет себя третьей, может обернуться Устройством небывалого Детства, в котором Двух Любящих соединяет-равняет Дух МИРА. Каждый Миролюбив. Мир вносит в отношения ту касательность-кохательность-иносказательность, что превращает невыносимое отношение лоб в лоб в ладно-мелодийное, радетельное. В новой формуле третье значение (мира) озвучивается на правой половине её. Формула Квинтэссенции 3+2 именами родства присутствует в формуле новой 2+3, но значения Имён Совершенно Меняются, говоря тем о радикальном изменении сознания каждого участника.

o Отец-Мать говорит о взаимной самоотверженности любящих. Они Верят Друг Другу. Муж-Жена говорит о ненасытном влечении друг к другу. Жених-Невеста говорит о Начале, где нет времени, но есть Со-бытиё, в котором жаждущему жить противостоит невесть что, абсолютно-иное-бытиё. Невеста смотрит на Жениха из ветвей деревьев, из нагромождения камней, лицом цветка, созвездия на небе, глазами зверей и людей. Внутренняя Троица становится индивидуальной тишиной мира в Двоице, что Слева. В именах же Детей, Мир говорит, утверждает Родителей-любящих в социальном Множестве(дочернее),как Хранителей единственного Смысла(Сын). Брат и Сестра здесь являются именами и званиями Литургийного Воскресительного Призыва. СОБРАТЬСЯ БЫ НАМ БРАТЦЫ. Здесь, наоборот, мужское включает в себя Проект Многих (Государство, Гвардия, Собор, Дружина, Нация, Раса), женское же Сестринское заботится о Едином Пространстве в котором не все и кто попало, но избранные в это конкретное Множество. Сестра здесь родна не по Происхождению, а по ПРИЗВАНИЮ, и призываема она своими Братьями родными только внутри Проекта Родового Преображения-Воскресения,по происхождению же она только родственница, пусть и ближайшая. Здесь же речь о Высоком Родстве в Другом Пространстве Сознательного Призыва. Мир(как Третье)здесь явно звучит устами Брата и Сестры. Если отношения Сына-Дочери выявляют Единственного Богочеловека в контексте Родной Девы-Богородицы (Дочь),представленном ВСЕМ Множеством Людей(никто не лишен покровительства святой Девы), то отношение Брата-Сестры созидают Богочеловечество Равных-Избранных. Различать функцию Дочери и Сестры в Культуре Призыва есть необходимость строго различать Всечеловечество по факту и Сословную Элиту Призванных. И смешение здесь, в лучшем случае, просто смешно.

o "Титул свободных людей, принадлежащих грядущему покоќлению, не мог быть присвоен тем, чье будущее не было открыто благоќдаря свободному воздержанию старшего поколения и его подготовке к приходу молодых. Будущее и свобода, свобода и "приход" - это два асќпекта одного и того же явления. Без предшествующей веры нет никакой свободы. Вера моего отца - это моя свобода, она дает мне свободу (19). Мое собственное будущее стало возможным благодаря любви предшеќствующего поколения. Дети и появляются тогда, когда есть самозабвенќная любовь. Я не понимаю, как наше время хочет отменить это, не отќменяя самого себя.

o Римская брачная формула "liberorum procreandum causa", "ради рожќдения свободных", в моей молодости представлялась мне ужасно прозаќичной. Ведь теперь мы можем вступать в брак по любви, поскольку в наќшем распоряжении имеется множество общественных институтов - от детских садов до страхования на случай болезни, - на которые и возложены обязанности заботиться о наших отпрысках. Между тем, я не могу не видеть того факта, что первоначально все эти институты, включая даже и медицинскую помощь, были частью семьи. Поэтому всякое заключение брака означало создание небольшой общины вместе с присущим ей уважением свободы своих будущих членов, свободных и законных детей. Родители жертвовали временем своей жизни и посвящали все свое существование этому учреждающему акту. Неудивительно, что они получали титул, знаменующий собой переход в новое состояние, - титул мужа и жены; основой заключения брака было публичное право, а не частный договор. А защита должна была иметь религиозную природу, если родители не хотели, чтобы их дети подпали под власть рождающего распри, тиранического деспотизма" (О. Р. Хюсси).

o Пока довольно на эту весьма непростую тему.

Огл. 32. Музей и Театр.

o Музей и Театр два отличных места. Однако отличность эту можно ясно различить только додумав Назначение Музея и Театра. Додумать, довести до ума каждое понятие, значит, возможно, прийти к неожиданным вещам. Весьма далёким от привычных музеев для утлых предметов и театров развлекающих публику.

o Музей не Место ли Мужей? Театр не Место ли Миротворения?

o Противостояние Музея и Театра это противостояние места, где мы вызреваем-восстаём в лоне своей Памяти и места где творим Грядущее. Музей, Место где Музы сопровождают того, кто возрастает от Происхождения своего до Осознания Предназначения. Не пройдя Школы Музея, рано говорить о Театре Мира. Как много театров, на любой вкус. Где же и каков Театр Мира? Но сначала о Музее.

o Как унылы музеи где похоронены артефакты Истории, где инвентаризировано Наследие, в стороне от inventio Поэта. Музеи лишенные музыки. Кунсткамеры. Свалки мёртвых предметов. Места захоронения Человека. Памяти павших будьте достойны. Музеи, как забегаловки культпросвета, вовсе не Музей о котором говорю.

o Реанимируем понятие Музея как места где конкретная Личность обретает Мужество личной Силы, Вдохновение Жизнеутверди-тельности. Место где Сын инициируется Отцом, так что никогда не теряет Отца, но претворяет Его в Герметическую Завершенность Мужества своего. Податливого только к Музе, но абсолютно неуступчивого к любому авторитету, подходу сзади.

o Не пройдя Школы Музея, человек вовлекается в разнообразные тусовки Безотцовщины, теряя всяческое понимание своего Происхождения и Предназначения. В угоду мелким удовольствиям, теряя себя. Бесприютны такие. Дети, оставляющие как музейную рухлядь своих родителей, обречены они на безделье, проявляющееся суетливой предприимчивостью разного рода. Такие сироты вынуждены постоянно иронизировать, маскируя своё одиночество.

o Музей-Храм, где мы Прощаем и Прощены Первопредком, где наша душа настраивается в унисон с Заветом Предков, скорее Проект, чем факт. Много Выдержки и трудолюбия необходимо для Реализации этого Проекта. Церковь упорно пытается быть подобным Храмом. Но своей Духовностью напрочь вытесняет из него Мир. Любые Софиологические проекты от Мира отвергаются здесь как еретические. Не разрешена проблема духовной и светской власти. Не находится связь с Богом Живых, но только умерших (смертобожничество). Триединство заслоняет более тонкие планы Обо-юдности Сущностного и Софийного. Изгнание из Сознания Греха невозможно ввиду постоянного заклинания-обвинения себя в порче-спаси меня недостойного. Право не Славное православие.

o Весомость Человека найденная в Музее расходуется, благодатно разрешается в мистерии Театра Мира. Здесь ПРОИГРЫВАЮТСЯ все грехи прошлого. Проигрывается Смертная Плоть и высветляется Нетленное Тело Свободного Существа Дела. Музей еще не смеет обозревать просторы Посмертного существования, но Театр Изобретает там Другую Жизнь. Театр Мира это театр Про-Тея. Здесь проигрывается смертный удел человека. Театры, где смерть не подступается к его Актёрам, есть пустоцветное лицедейство скучающих. Театры, избегающие Боли, не узнают и Бо-Ярской ВЕЛЬ-МОЖНОСТИ Актёра. Заигрывать с болью и смертью пытаются многие, в виде "культурных мероприятий". Однако мы говорим о Реальном Воскресении. О Жестоком Театре Воскресения. Благо здесь не отстранённое благодушие игроков резвящихся на сцене, но Чрез-мерность основного Мотива, мотива которому сценой становится всё фактическое поле жизни. Такая С-цена Ценна своей Единственностью.

o Предельно погружаясь в БОЛЯЩЕЕ существо своё и одновременно Со-знанием отвлекаясь от Боли, открываем СИЛУ ОБОЖЕННОСТИ. В Театре Мира способны играть только ОБОЖЕНнЫЕ АКТЁРЫ. Такой Актёр-неразменная монета, он не оприходуется никакими отчетными ведомостями, не вписывается в хроники публичного понимания. Такой Актёр не участвует в показе смертей, любовей на конвеере привычной "культуры",не пережевывает психологию взаимоотношений, ибо де-монстрирует-де-монтирует Единственную Смерть, открывая Единственную Любовь. Подлинный Театр-из ряда вон выходящее Событие. Символьное означивание Игры Актёра(символ-сумма боли, сумма воли)не отход от Реальности, но безвредное Приближение к ней. Взгляд на Медузу-Горгону в зеркало. Серьёзность Символа в том,что он Действительно ПРЕОДОЛЕВАЕТ Повторяемость привычных исторических событий. В зеркальном скафандре Символа можно обыграть Смерть и тогда она распахивается как ДВЕРЬ(=до-верие) МИРА. ГИБЕЛЬ в Глуби Символа есть БЛАГО.

o Драма комичного и трагичного в человеческой жизни разрешается на Большой Сцене Воскресительной Литургийной Мистерией. Чтобы подступиться к такой Игре, необходимо, как минимум, обрести Дар Ангела Смерти, Дар Членораздельной Осмысленной Речи.

Огл. 33. Месть и Милость.

o МЕСТЬ- МЕРА ИСТИНЫ. МИЛОСТЬ-ВЕРА В ИСТИНОЕ. Месть-Закон Мужчины. Милость-Правление Мужчины.

o Когда Государство является не Союзом Зрелых Мужей, но инертной бюрократической конструкцией с обилием бумажных инструкций, тогда Дело Мести берут на себя те из Мужей,кто Состоятельны. Государи. Месть ничтожных отнюдь не мера истины, но ошибка сдабоумия.

o Насколько нужно измельчать личным сознанием,чтобы упорно отстаивать гражданскую позицию, передоверяюющую дело мести только легитимным органам. Такая гражданская законопослушность не хочет вообще признавать инициативу Мужей снизу и гражданскую состоятельность Свободного. Свободные,воздавая за покушение на жизнь и достоинство личности по мере своего Сознания, также в состоянии пресекать мелочную мстительность черни, не дожидаясь исполнительных органов Закона. Такая Гражданская Инициатива благоприятна для нахождения Истинных Мужей, готовых войти в ПРАВЯЩЕЕ СОСЛОВИЕ.

o Месть обычно понимается только как наказание-возмещение чему-то дурному. Однако МЕСТЬ шире и глубже обиходного значения. Месть говорит о новой Возможности. Вместить-поместить-переместить-местоимённость, здесь корневое значение одно. Вместить Существенное в Понимание, значит навести Мосты к тому, что граничит с полнотой понимания. Месть может быть опытом Благодарения-Милости, когда возмещает опыт биологической-смертной жизни вымышленным, метафизическим. Месть предполагает соответствие своему Месту в Жизни и,если кто-либо извне пытается нарушить такую СО-стоятельность, тотчас попадает под РЕАКЦИЮ Мести. Месть, как Реакция, ре-дактирует прямое течение жизни. Если быть внимательным, то можно заметить, что месть занимает умы каждого, по преимуществу. Сама Память это безжалостный Мститель. Но есть месть и Месть.

o Кому же НЕОБХОДИМО отомстить по высшему счету? Какому убийце и насильнику? Тому, кто непрестанно, с момента зачатия убивает тело носителя Сознания. На такую Месть может сподвигнуться только зрелое активное Сознание.

o Путей человеческих так много и каждый норовит(нравится)стать доминирующим по стилю и по содержанию. Результат-каша. Бедный мозг безуспешно пытается со всем этим управиться,в конце концов сдаваясь перед непосредственной звероидной силой мстительности огневлённой. Это когда наружу выступают когти и зубы. Однако есть ГНЕВ без огневления, огонь, который не унижает-сжитает душу и тело, но тихий-холодный ОГОНЬ МИРА. Пробуждается этот огонь когда человек заряжен величайщей презрительностью-брезгливостью ко всем путям челоувечным,только маскирующим зверинное романтикой "человека". Ибо все пути человека заканчиваются тленом-гниением. Ибо человек по факту есть падаль. Но не падаль душа человечная, ясным гневом пробужденная из дремлющей мерзости человеческого существования. И она намечает ПУТЬ ПТИЦЫ ПОЮЩЕЙ. Вот высокая месть. Что способна распахнуть крыла.

o Разве вы не прозреваете перед собою глядящий на вас в упор глаз ПТИЦЫ. У неё презрительный-холодный-неподвижный взгляд. Это ваш настоящий взгляд на самих себя-незамутнённый.

o МСТ-Я, МИ-ЛО-СТИ-ВА Птица-Царица. Язык Милости-Язык Гор и зонтального парения Дущи обновлённой. С непостижимым Ритмом, в стороне от Рифмы человеческой и человеческих Законов. Правит Птица На Север Суверенной Музыки Смысла Другого.

o Милостивость не человеческое понятие, но Право Мира влиять на человека, творить в нём свою Музыку.

o "Но однажды на тропинке на пути, ведущему к судному мосту, появился новый персонаж. Это был загадочный персонаж, словно составленный из непрерывно меняющейся последовательности аспектов и ролей. Иногда он именовался Утешителем, иногда Заступником. Иногда Помощником. Иногда Укрепителем. Иногда Советчиком. Иногда Адвокатом. Никто не знал, откуда он пришел. Тысячи лет его не было, а потом он вдруг появился. Он стоял у обочины оживленной дороги, и когда души поспешали к судному мосту, этот сложный персонаж - который порою, хотя и редко, представлялся женщиной - подавал им, всем поочередно, знаки, стремясь привлечь их внимание. Представлялось критически важным, чтобы Помощник привлек твое внимание до того, как ты ступишь на судный мост, иначе было поздно.

o - Поздно для чего? - спросил Эммануил.

o - Помощник спрашивал человека, подходящего к судному мосту, не желает ли он, чтобы в грядущем испытании его представлял кто-нибудь другой.

o - Помощник?

o Помощник, объяснила Зина, брал на себя роль адвоката, он предлагал свои услуги по защите испытуемого. Однако этим дело не ограничивалось: он предлагал представить механизму воздаяния вместо перечня его поступков некий другой перечень. В случае человека безгрешного это не имело никакого значения, а вот для грешного это приводило скорее к оправдательному, чем к обвинительному приговору.

o - Так нечестно, - возмутился Эммануил. - Виновный должен быть наказан.

o - Почему? - спросила Зина.

o - Потому что таков закон.

o - Тогда для виновных нет никакой надежды.

o - А они и не заслуживают никакой надежды.

o - А что, если виновны все? Об этом он как-то не думал.

o - А что написано в представляемом Помощником перечне? - спросил он.

o - Ничего, - сказала Зина. - Это просто чистый лист бумаги. Документ безо всякого содержания.

o - Тогда механизм воздаяния не сможет его обработать.

o - Ещё как сможет, - улыбнулась Зина. - Он решит, что получил отчёт о жизни абсолютно безгрешной личности.

o - Но он не сможет действовать. У него не будет никаких входных данных.

o - В том-то всё и дело.

o - Тогда механизм правосудия будет жульнически обманут.

o - А весь обман будет состоять в том, что у него отнимут жертву. Разве это не желательно? Разве должны быть жертвы? Какой смысл в том, что жертвы идут нескончаемой чередой? Разве это исправляет зло, ими свершённое?

o - Нет, - согласился Эммануил.

o - Идея состоит в том, чтобы ввести в процедуру элемент милосердия. Помощник - это amicus curiae, друг суда. С дозволения суда он вносит ходатайство, что данный случай является исключением. Что к нему неприменим общий закон возмездия.

o - И он делает это для каждого? Для каждого виновного человека?

o - Для каждого виновного человека, который принимает его предложение помощи и защиты.

o - Но тогда должна получиться бесконечная череда исключений, ведь ни один виноватый, находящийся в здравом уме, не отвергнет такого предложения. Каждый виноватый захочет, чтобы его посчитали исключением, жертвой чрезвычайных обстоятельств.

o - Но для этого, - заметила Зина, - человек должен сперва признать факт своей вины. Он может, конечно же, настаивать на своей невиновности, но тогда у него не будет оснований прибегать к чьей-то помощи.

o - Это будет очень глупым решением, - сказал, подумав, Эммануил. - Ведь он может ошибаться. А приняв предложение помощника, он не теряет ровно ничего.

o - И всё же по большей части, - сказала Зина, - идущие на суд люди отвергают предложение Помощника.

o - Почему? - Это представлялось Эммануилу непостижимой глупостью.

o - А потому, - объяснила Зина, - что они уверены в своей невиновности. Чтобы принять такую помощь, человек должен исходить из пессимистического предположения, что он виновен, хотя и оценивает себя как безгрешного. Истинно безгрешный человек не нуждается в Помощнике - точно так же, как человек физически здоровый не нуждается во враче. В этой ситуации исходить из оптимистического предположения крайне опасно. Это аналогично подстраховке, применяемой всякими мелкими зверьками при строительстве нор. Разумная тварь непременно сделает запасной выход, исходя из пессимистического предположения, что её парадная дверь будет обнаружена каким-нибудь хищником. Звери, не заботящиеся о подстраховке, быстро исчезают с лица земли.

o - Для человека, - заметил Эммануил, - унизительно считать себя грешным.

o - Для суслика унизительно признать, что его нора построена не совсем идеально, что хищник может её найти.

o - Ты говоришь о противоборстве. А что, разве божественное правосудие является противоборством? И там есть обвинитель?

o - Да, в божественном суде человеку противостоит обвинитель, это Сатана. Есть Адвокат, защищающий обвиняемого, и Сатана, предъявляющий обвинения и оспаривающий доводы защиты. Адвокат, стоящий рядом с человеком, защищает его и выступает в его пользу; Сатана, стоящий напротив человека, обвиняет его. Или ты хотел бы, чтобы у человека был обвинитель и не было защитника? Разве это было бы справедливо?

o - Но ведь необходимо исходить из презумпции невиновности.

o - Именно этот момент отмечает Адвокат на каждом происходящем суде. - Глаза девочки сверкали. - Поэтому он заменяет послужной список клиента другим, безупречным, и выручает его этой подменой.

o - И этот Помощник - ты? - спросил Эммануил.

o - Нет, - покачала головой девочка. - Он являет собой фигуру, куда более загадочную, чем я. Если уж у тебя возникают трудности со мной в определении…

o - Возникают, - согласился Эммануил.

o - Он - поздний пришлец в этот мир, - сказала Зина. - В ранних эонах его попросту нет. Он представляет собой изменение божественной стратегии. Такое, посредством которого возмещается изначальный ущерб. Одно из многих, но зато главное." (Ф. Дик)

Огл. 34. Закон и Правило.

o Когда ЧИТАЕТ-СЯ ЗАКОНное, тогда ЗАКОН-ЧИТ-СЯ Закон, обращаясь в ПРАВИЛО Жизни. Читайте-познавайте Законное. Ради Правильного На-правления его Существа.

o Прочтение действительное есть почтение и прощение и ОБРАЩЕНИЕ в Другое. Право выйти за пределы законного обретает тот, кто при-частен Законному, постиг строгую ОПРЕДЕЛЁННОСТЬ Закона, в которой ПОВТОРЯЕМОСТЬ ЯВЛЕНИЙ МИРА. Только тогда постигается БЛАГОДАТЬ ПРАВИЛ.

o Когда имеется ДВА проявления чего-то, уместно появление Законного Явления. ДВА здесь кодирует(=закон) ПО-ВТОРЯЕМОСТЬ. Если Причина опирается на что-то одно, то Закон начинается с по-вторяемости. Осознание Явления ТОЖДЕСТВЕННОГО СЕБЕ, порождает Ожидание его Повтора. Повторяющиеся моменты в напряжении ожидающего внимания сливаются-сплавляются в ОДНУ ДЛИТЕЛЬНОСТЬ Явления. Отсюда-НЕПРЕРЫВНОСТЬ Времени Законного Восприятия. Законное Сознание Умно своей способностью СВЯЗАТЬ ДВА ПРЕЦЕДЕНТА. Значимых моментов здесь ТРИ. Сознание ус-трояет Законное Явление, значимое во Времени существования. Предшествующий-последующий моменты и Связка. Приходит же всегда НЕПОВТОРИМОЕ. И спросим-ЛЮБОВЬ или же СТРАХ торопятся Связать два неповторимых момента.

o Однако если Сознание сохраняет Верность Прецеденту Проявления, отражая-возвращая его к Тождеству с Собой(магия мига),такое Сознание Точно УГАДЫВАЕТ Неповторимость Прецедента, его КОН-ЧИННОСТЬ,и на-ПРАВЛЯЕТ его к Другому Прецеденту, уже не связывая их в одно Явление в Линейности Времени. Это назовём СО-БЫТИЕМ. Незаконным. Само понятное-законное время становится здесь ПРАВИЛЬНЫМ РИТМОМ СО-БЫТИЯ. Для воспринимающих органов Мозга такой Ритм видится Аритмией, Хаосом, Непорядком, ибо его невозможно повязать в предвидение Явления. Невозможно управлять со стороны третьего. Третьего не дано.

o Правило есть способность Высокого Сознания Со-Чинять ГОСУДАРСТВО,как Действительность Со-бытий Само-сущих Прецедентов-президентов. Вполне Сказочное. Государь, как КОНЕЦ ЗАКОНА, есть НАЧАЛО ПРАВИЛЬНОЙ Жизни. Сознание, возвращающее центробежно развивающемуся во времени Прецеденту Тождество с Собой, утверждает его как Государя. В Двуединстве Полноты Восприятия и Самосознания. Правильное Сознание БРОШЕНО в плюральность Бытия, ради СО-БЫТИЯ.

o Можно спросить об определённости Прецедента, но тотчас получим его прирученную законную форму. Правило предполагает Прецедент непостижимой глубиной из которой исходит Правильная центробежная мотивация,в обрамлении законных, но иносказательных определений. Например, Я есть вполне определённое Существо-Вор в Законе, освоивший законные значения Языка, потому только и ищущий не Законное, но Правильное. По высшему счёту,-РАВНЫХ. Закон же не знает Равенства, он компенсирует его отсутствие.

o ПРАВИЛЬНЫЙ Закон всегда старается быть ВЫШЕ человеческих мотивов, и в этом он необходимо побуждает человека к ПРЕВОСХОЖДЕНИЮ себя. Превосходное сознание ЗА-КОНчивает Установки ЗАКОНА и открывает Путь ПРАВИЛЬНОМУ. Законы которые лишены побуждающей мотивации, а являются только ограничивающими установками "нормального" сознания, не могут быть названы Законными.

o Rule of Low обычно переводят как "верховенство закона". Однако Low совсем не "закон", скорее СЛОВО как некое жизненное ПРАВИЛО, превосходящее человеческие изменчивые установления, в стороне от путей человеческих. Переиначим формулу английского правового законодательства на руский лад: RU-СЛОВО-LI. RULI СЛОВОМ,в котором Правило Жизни. Законность Правила достигается на Вершине Личной Сознательности,иначе это тираническая законность, ложная.

o Закон можно определить как ОСОЗНАННУЮ НЕОБХОДИМОСТЬ, но ПРАВИЛО есть ОСОЗНАНИЕ СВОБОДЫ и Действие СВОБОДНЫХ. Правило не приносит в жертву человеческую индивидуальность, но всегда имеет её ввиду и исходит из неё.

o Говорю пятимерное ПРАВИЛО Избранникам Высокого Сознания: ВЫ-ГО-СУ-ДА-РЕ. ВЫ-высший Княжеский Совет. Иду на Вы-обращение к РАВНОМУ. ГО-Государственное Законодательное Собрание. Определённость и отчетливость смысловых значений национального Языка. СУ-Судебная Палата Общего Права. ДА-Дарители, как непосредственные выразители-исполнители Государственной Воли. Кому Дар,кому Удар. РЕ-решения Самосознания. Совещательные отношения между носителями самобытных Сознаний. Исходные контакты-обращения,где ВЫЗРЕВАЕТ Высота РАВНОГО.

o Чем отличается сфера ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА от сферы обычного ПРАВА? Тем, что одна вытекает из индивидуального желания, мышления, притязания, хотя и старается выглядеть областью принятия "общих" решений.

o Закон можно полагать некой ЗАКОНченностью в Мысли индивида, отсюда его определение как ЗАКОННОЕ ПРИТЯЗАНИЕ(claim). Права возникают когда САМОЕ ЗАКОННОЕ ПРИТЯЗАНИЕ, укрепленное в самой авторитарности ЗАКОНОДАТЕЛЯ, СТАЛКИВАЕТСЯ с Самостью другого авторитарного притязания. Право, как основание правильных отношений, возможно только при РАВЕНСТВЕ законных в мысли и оттого НАЧАЛЬНЫХ(начальственных) в СЛОВЕ(слово, собственно, и есть первичное притязание)субъектов права.

o Уместно соотнести МЫСЛЬ, СЛОВО и ДЕЛО с ЗАКОНОДА-ТЕЛЬНОЙ, СУДЕБНОЙ и ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ властью. Если человек "недоношен" в индивидуальном мышлении (желании), тем менее законны его притязания, тем больше делает он ставку на "законы", преступно усложняя сферу Закона. Лишая судебное Слово его основного Правила: от прецедента("президента", по выражению средневековых английских правоведов) к прецеденту, мы порождаем материю из которой впоследствии складывается законодательство, как компенсация недомыслия. Недомысленность искажает начальственное слово, само существо говорящего, превращая его из авторитарной особи, способной правильно РАССУДИТЬ отношения взаимных притязаний, в чиновника, подменяющего уникальный в своем роде прецедент в шаблон "законного" предписания.

o Право отнюдь не является "обязанностью", но УСЛОВИЕМ РАВНОВЕСИЯ взаимных притязаний, их ОПРАВ-данности.

o Для ориентации в функциональных измерениях Человека можно воспользоваться открытой Рукой, пять пальцев которой размечают: онтологическую ("божий промысел", "высшая воля", "бессозна-тельное", "экзистенция") основу, законность (законченность в становлении) индивида, судебно-правовую составляющую (слово), правильное действие и, наконец, среду обитания и её отражение в информационных сообщениях о ней. От большого к мизинцу. Таким образом данная пара(закон и правило) слов говорит об указательном и срединном измерении человечного бытия. Если одно проистекает из "божьего промысла", индивидуального понимания, то второе исполняется в правильном взаимодействии законных субъектов, разворачивающимся на фоне объективной среды обитания, материально-информационной.

o Закон складывается согласно процессу индивидуального понимания своего ЯЗЫКА. На первый взгляд он кажется коллективной собственностью. Отсюда и создаётся иллюзия охвата Законом(тем более Конституцией)множества индивидуальностей. Правило складывается по логике РЕЧИ, языка в обращении, социально-значимого языка. Не различая язык и речь, мы приходим к пониманию права как некой "законной" нормы, права обусловленного "законом". Итог-законодательная инициатива сверху подавляет любую гражданскую инициативу снизу, инициативу судов низшей инстанции, инициативу судей избираемых не по "закону", но ПРОСЛАВЛЕННЫХ своей честностью, справедливостью простых людей-православных душ.

o Сознавая теоретический, индивидуальный характер законодательной инициативы, легко прийти к выводу о необходимости увязывать исполнительную власть с судебной, иначе она становится инструментом законодателей-чиновников. Верховный Суд, по существу призван реализовать подлинное ПРАВО-СЛАВИЕ. БОЯРСКАЯ ДУМА(совет государей) и есть Верховный Суд. Наилучшим выражением Законодателя может быть самый-самый Индивид, образец осмысленности-ЦАРЬ, МОНАРХ. Его Закон немногословен. Прежде всего-основные Табу и разъяснение их. Остальное-обычное право, суды низшей инстанции и боярская дума(верховный суд).

o Слово ЗАКОННОЕ есть С-лово(law) выношенное индивидуальным сознанием на основе общепонятного. Слово ПРАВИЛЬНОЕ есть С-лово(rule)складывающееся в отношениях разных языков, разных пониманий. Правило предстоит Закону, но никак не обуславливается им. Правило функционирует в поле СВОБОДНОЙ ЛИЧНОСТИ, открытой к общению. Свободная личность есть законная личность и потому она СУЖАЕТ законодательство до минимума, в отличие от несвободной, специализированной, администрированной, стремящейся расширить закон, подчинить закону судебную власть, что имеет дело с обычным правом.

o ПРАВО СВОБОДНО ОТ ПРИНУЖДЕНИЯ. Судьбы личной свободы в современной цивилизации оставляют желать лучшего. Растущее значение законодательства в мире грозный симптом чело-увечества. Наша ставка-ПЕРЕВОССОЗДАНИЕ ГОСУДАРСТВА на основе "новых церквей" право-славного МИРА." Православного" в значении правомочного решать судебно-правовые вопросы. Конечно, такие "церкви"(касты) заинтересованы в своих исполнительных органах. Отнюдь не органах принуждения, но, скорее, побуждения, увещевания, ограничения . ГОСУДАРЬ здесь выступает как образец осмысленного, сдержанного Слова и Дела. Историческое "православие" со своей "духовностью" оценивается нами как опьяненное, утомленное, дурманное, ложно разделяющее единое ПРАВО на духовное и светское, заигрывающее с "царством кесаря". Подлинное Право своей односмысленностью обеспечивает консенсус в отноше-ниях разных субъектов, а не раздельность на светское и "духовное". Дух мы понимаем как индивидуальное прозрение, скорее философического, чем теологического порядка, прозрение собственного ВЕЛИКОДУШИЯ (благодати). Такие индивидуальности не позволяют безумию "законотворчества" (вытесняющему частный арбитраж, обычаи, традиции, судебные решения) охватить человечность. Никогда еще так нагло не отождествляли законодательство и право, не делали закон центром правовых отношений. Постановления закона бесцеремонно входят в те сферы жизни, что всегда относились к свободному волеизъявлению. Поводом всегда выступает "забота" о "благополучии" граждан. Законодатель как бы выступает от лица(выбран) множества людей, нелепая уловка затемняющая существо дела.

o Последнее на что стремится посягнуть законодатель-инфор-мационное пространство интернета, доступы к нему. Под видом защиты нравственности он совершенствует средства контроля. Вряд ли это удастся. Любой здравомыслящий человек легко найдет в сети приоритетные темы ориентирующие на культивирование самобытного в Личности и Равноправия Личностей Такие здравомыслящие и формируют jus, а не lex. Тусовки, пустые знакомства,развлечения засасывают только пустую породу, тех, кто не способен сосредоточиться на собственной субъективности, а значит не способных оценить субъективность Другого. Они затираются и теряются в мире "объективной необходимости" независимо от дивидендов полученных "на халяву". Совершенствовать Субъективное-великий труд.

o То, что в основе непрерывно увеличивающихся полномочий чиновника исполнительной власти лежит какой-нибудь законодательный акт, позволяющий им выступать от имени законодателя, отнюдь не обеспечивает благополучие граждан, это, скорее, несчастье современного человечества. За более чем тысячелетнюю историю Римской Империи до нас дошло упоминание только о 50(!) документах введенных законодательной властью и касающихся частных взаимоотношений людей. Основной массив законодательных актов относился к функционированию правительства и крайне редко затрагивал частную жизнь.

o На словах все хвалят законодательство римлян, греков, англичан, но совершенно не замечают насколько независима была повседневная жизнь их от законодательства, но вся, тем не менее, пронизанная правовыми отношениями. Закон, который принимают не юристы и судьи, а законодатели с их "совершенными" выборными технологиями, всегда вмешивается в личную жизнь. Уже в силу однозначности, недоступности для толкования, он превращается в формулу отупения разума, знаком его несовершенства. Такой привлекательный фасад-решение принимаемое большинством голосов, исходящее из равного "веса" голосующих, их неподкупности, их одинакового профессионализма (скорее равного невежества),--на поверку оказывается лукавой фальшивкой. Как если бы на рынок пришла группа в которой у каждого в кармане было одинаковый "вес" денег, но большинство забрало весь товар, ничего не оставив меньшинству для покупки. Естественно это ведет к тому, что меньшинство становится все более изворотливым, хитрым, научается манипулировать мнением большинства-подкуп голосов, разнообразные "услуги", предшест-вующие принятию закона, организационная сплоченность малых групп. Решение простого большинства (демократия) или квалифи-цированного, только на первый взгляд кажется более прогрессивным, "демократичным" по сравнению с законодательной властью царя, диктатора. Приглядевшись, можно в нем разглядеть качественно новый метод удерживать большинство (народ,массы) в повиновении у неорабовладельцев, избранного меньшинства, иезуитски изворот-ливого-"диалектического".

o Закон ОТКРЫВАЕТСЯ в каждом конкретном случае, но никак не ВВОДИТСЯ В ДЕЙСТВИЕ, согласно своей, запечатанной во времени однозначности, статичности. Потому даже Царь не вводит свою волю в частные отношения других, но скорее направляет её на открытие завершенного по внутреннему смыслу СОГЛАСИЯ в каждом. В этом смысле Закон превышает Царя. Если закон как форма индивидуального притязания(=идиотического, идиоматического) сформулирован не царской властью(завершенность идиота совершается как гражданское самоуправление) он неизбежно ущемляет гражданские права каждой Личности. Кто же обеспечивает толкование Закона, превращение его в Правило? Особое аристократическое сословие. Юристов и Судей. Бояр- Государей. Где здесь демократия? Истаяла в призрачность.

o С абсурдностью законов я непосредственно столкнулся когда более 5 лет старался оформить гражданство РФ. Апелляция к Законам (например, закону о соотечественниках) даже не слышима теми, кто, казалось бы, выступают от имени законодателя. Просто тупое выдвижение требований, с отсылкой к чему-то, какому-то полуфабрикату закона. Подействовал никак не закон, но запрос в законодательное собрание края со стороны родственника, возглавляющего "комитет по экологии, природным ресурсам и природопользованию". Всевластие "закона", вернее, чиновников исполнительной власти и предельное убожество суда нижней инстанции, при обилии покупных юрисконсультов, это может ввергнуть в тоску любое свободолюбивое существо. В России желали бы законно жить миллионы мигрантов, но оформить законное пребывание, почти невозможно. Более того, законно("честно") жить в России, полагаю, что и в других странах с переизбытком законодательства(зело=зло), не удается вообще никому.

o По существу своему, Закон призван быть определением МОРАЛЬНОЙ (морес-смерть, предел, мера) СОСТОЯТЕЛЬНОСТИ конкретной (=завершенной в самосознании) Личности, формулой самособойпонятного, но никак не основанием для вмешательства в частную жизнь граждан. Такая личность прибегает к нейтральной формулировке(апеллирует к человеку вообще, "гражданину") только для того, чтобы иметь основание для взаимопонимания, на этом основании и складывается конкретное ОТКРЫТИЕ законных прав конкретных людей. Нейтральное не имеет действительной силы, но все же превосходит даже царскую волю. Убери основание на котором мы можем понимать друг друга и о правах человека можно забыть.

o Издание Закона необходимо как крайний случай, чрезвычайно редкий, возникающий когда все остальные попытки консенсуса относительно правил поведения исчерпаны. Совет Государей(сенат, боярская дума, верховный суд) прибегает к нему выделив из своей среды уникальное лицо монарха, лично ответственного за Закон, поставленного на Кон, на-конец универсальных упований своего народа. Нет Закона подвешенного в воздухе, он всегда выражает глубину понимания конкретного лица. При отсутствии монарха естественно полагать ПОЛНОЕ единогласие в законодательном Собрании, но никак не право большинства голосов.

o Закон, защищающий людей от того, что они не хотят, чтобы с ними делали другие люди, пожалуй, легче определить, чем всяческие "позитивные" законы "совершенствующие" отношения в обществе. Позитивное, так или иначе, оправдывает множественные желания людей, большая часть которых только увеличивает энтропию в обществу(тусовка), под видом "общечеловеческих" прав, даже насильникам и убийцам предоставляется покровительство "человеч-ного" закона, якобы наказывающего ради воспитания "позитивных" качеств. Любое здоровое общество никогда не потерпит на своей территории(даже если это пеницитарные учреждения) насильников и убийц---изгоняет или физически уничтожает их. "Человечность" закона оборачивается тотальным насилием со стороны тех преступников, что "по обратной стороне Луны" пробираются к законодательной инициативе.

o Законодательство, стремящееся вытеснить собой устные договоренности и правила игры, приводит к тому, что все перестают придерживаться каких-либо договоренностей. Когда должник "по-закону" должен рассчитаться с кредитором, он будет искать всячески уклониться от расчета. Избыток законов разрушает правила жизни. Общество лишаясь Правил, теряет направление жизни-ПРЯМОЙ ПУТЬ, запутывается, зацикливается в отработанном, в собственных отходах, в плюралистическом навозе, перестает замечать росток царственного законодателя-Личность вполне самоуправляющуюся.

o Перепроизводство законодательных актов создает своеобразную политическую мифологию, внушающую фальшивые, недомысленные формы "честного поведения". Никому из завороженных этой мифологией людей, даже в голову не приходит мысль, что законодатели такие же люди, на 99% не имеющие понятия о том что происходит вокруг и совершенно не способные уважать свой народ.

o Обычаи, традиции еще предстоит ОТКРЫТЬ в ситуации СОБОРНОЙ РУСИ, что невозможно в "единой России", в центре правового пространства которой переизбыточествует законодательство. Проект РУСЬ находит царя-законодателя на периферии своего пространства и потому закон подступается к гражданам ОКОЛЬНЫМИ путями, укрепляя правильность в гражданах, а не "законопослушность". Центральная власть безудержно плодит чиновников, которые наилучшим образом законно оформляют только систему налогообложения(фискальную), совершенно отсутствующую в Римской империи(во всяком случае, в классический период), все остальное, только разрушают.

o То, что Закон есть индивидуальное произведение, выявляет вопрос-что такое "закон"? Само слово выражает язык индивида. Как соединить его с народом, большинством правового пространства? Здесь уместно сказать о мудрости сословия государей, проясняющей смысл Слова Одного. Хороша история про конфуцианского учителя у юного китайского императора. Он попросил его сказать как зовут животных, что повстречались им на прогулке. "Это овцы",--ответил малыш. "Сын Неба совершенно прав, только добавлю, что этих овец называют "свиньи",--вежливо сказал учитель. Такое добавление необходимо во всех случаях, когда мы заинтересованы соединить язык собственной авторитарности с языком Другого. "Закон"-да, но плюс ПРАВКА "закона", введение его в правильное русло. В правильном русле закон теряет свою однозначность, безапелляционность, становится АМБИВАЛЕНТНЫМ, поскольку служит для со-единения субъектов, а не для утверждения законного статуса каждого. Законное не переводимо, но может быть растолковано. Фактическим законодателям не выгодны долговременные процедуры толкования, их всегда подпирает какая-то общественная проблематика, которую нужно срочно разрешить. И разрешают с помощью недоношенных, недомысленных "законов", основанных на "недотерминологии".

 

o Нельзя использовать слово если не определить ясно то значение, которое мы в него вкладываем. Если в начале века англичанин на вопрос почему у них нет воинской повинности,несмотря на угрозу со стороны Германии мог ответить "Потому что мы-свободный народ", то сейчас навряд ли кто-то признает свою страну несвободной из-за введения воинской повинности. (из книги Бруно Леони "Свобода и Закон").

o "-Когда Я беру слово, оно означает то, что я хочу, не больше и не меньше,--сказал Шалтай презрительно.

o - Вопрос в том, подчинится ли оно вам, -сказала Алиса.

o - Вопрос в том, кто из нас здесь хозяин,--сказал Шалтай-Болтай. -Вот в чем вопрос."

o К сожалению, несмотря на декларируемое свободолюбие, большинство людей любят принуждение, больше свободы. И благо бы принуждать другого не делать того что тебе нежелательно, но и принуждение другого делать то что желательно именно тебе, отсюда недалеко до отношения к Другому как объекту своих притязаний и только.

o Rule of law-"эта идея предназначена для того, чтобы править миром"(F.A.Hayek). В чем здесь изюминка? В ПРЕВОСХОДСТВЕ Права над Законом. Понять это, значит наметить русло подлинного освобождения Личности и Человечности в целом. РУЛИ СЛОВОМ ВОЛИ, а слово воли выражает собой ОПРАВЛЕННУЮ, правильную волю, словленную корректным определением. СЛОВО, как свидетельствование ПРАВА конкретной Личности, с необходимостью авторитарно, но и ТОЛКОВО, то есть готово к толковому взаимодействию с Другими. Потому выступает вперед(право=первый) в ореоле своих значений и в этом право-слово ХАРИЗМАТИЧНО. Множество значений как аура(атмосфера) делает животворной односмысленность СЛОВА. Слова, что формулируют Закон, способны создать со-подчинительную конструкцию Предложения, но логика здесь инная, чем в том СЛОВЕ, что богато контекстом значений и подступается к Слову Другого как уникальное ПРЕДЛОЖЕНИЕ. Слова формулирующие закон еще не уверены в себе, потому вступить в со-чинительные отношения не способны и только в структуре Закона они находят относительное успокоение. По высшему счету Закон стремится создать этические определения, но ПО-ЭТИКА право-словия ему недоступна. Поэтика сплошных НАРУШЕНИЙ (рух) грамматики закона. На КОН мы, на-конец, ставим ПРАВО-СЛОВО. ПРАВО-СЛАВИЕМ же назовем общее поле взаимодействия право-словия. СЛОВО в собственном смысле есть ЗАКОН, но Слово вправе располагать богатым(бог) полем значений, что призваны выявить существо Говорящего, его законность в мире и такое законное существо способно ВЫРУЛИТЬ(rule) из опасных проблемных мест человеческого существования.

o Закон претендует на всеобщность, однако множество подзаконных актов напрочь разрушают всеобщий подход. Идея равенства всех перед законом полностью уничтожается. То что с любым "законом" легко справляются деньги показывает подлинную "силу" его. Самым беспомощным на поверку оказывается закон утверждающий "всеобщие права человека". Ведь только ОПРАВЛЕННАЯ царственная Личность способна заявить необходимость ВСЕОБЩИХ ПРАВ как ПРОЕКТ. Стоит только заявить отвлеченную декларацию и получаем пустышку.

o "Неопределенность" прецедентного права раздражает законников, всегда располагающих "определенным"-писаным постановлением. Однако, из такой определенности складывается бесправие граждан. Идеал определенности культивируется со времен Юстиниана (римлянин греческого происхождения), заменившего неопределенность римского прецедентного права на греческий образец. Определенность нравится неопределенному, аморфному человеку массы, но государство построенное на ней недолговечно. Где больше всего писанных "законов", там меньше всего порядка среди людей. Конечно общие правила, вполне отчетливые, лучше непредсказуемых распоряжений тиранов, но к сожалению писаные правила еще не гарантируют "свободу" от вмешательства властей в нашу личную жизнь.

o Однако, припомним что в афинской системе прямой демократии каждый человек принадлежащий ко всеобщему народному собранию (свободный), имел право законодательной инициативы(совершенно забытая ныне вещь), тогда как в Риме она была только у выборных магистратов. В первом случае действительно уместно предпочтение письменной определенности законодательного проекта, недочеты которого легко обнаруживались другими гражданами. Наказания для авторов-неудачников могли быть очень суровыми, вплоть до смертной казни (обычно денежные штрафы). Когда же закон принимается "большинством голосов" то лично за него никто и не отвечает-что происходит в наши дни.

o Чем более поспешно принятие закона, тем менее определен он с точки зрения долговременной перспективы. Долгосрочные системы прошлого ныне уступили место краткосрочным, эфемерным правовым системам, согласно которым "в долгосрочной перспективе мы все мертвы"(Кейнс). Чем меньше современный человек верит в будущую жизнь, тем более он цепляется за эфемерную определенность сегодняшних "законов". Приглядитесь, многие ли делают ставку на долгосрочные концепции человеческого поведения?

o "У римлян верховенство права в значительной степени вообще не было связано ни с каким законодательством. На протяжении большей части долгой истории Римской республики и Римской империи римское частное право, которое римляне называли jus civile, находилось вне досягаемости законодателей"(Бруно Леони). …"Для римлян статутное право, выраженное в законодательных актах,--это в основном конституционное и административное(а также уголовное) право, только опосредованно связанное с частной жизнью и частными делами граждан".

o "Таким образом, у древних римлян был закон, достаточно определенный, чтобы позволить гражданам свободно и уверенно строить планы на будущее, который при этом вообще не являлся писаным законом, то есть последовательностью четко сформулированных правил типа письменного кодекса. Римский юрист по сути был исследователем: объектами его исследований были решения дел, за которыми к нему обращались граждане, примерно так же, как сегодня промышленники могут обратиться к физику или инженеру за решением технической проблемы, касающейся оборудования или производства".

o "Римляне выработали и применяли принцип определенности закона, который можно было бы описать так: закон не может быть изменен внезапно или непредсказуемым образом. Более того, как правило, закон не мог быть представлен на рассмотрение какому-либо законодательному собранию или отдельному индивиду, включая сенаторов и других высших должностных лиц государства, и не зависел от их произвольных желаний или произвольных полномочий. В этом состоит долгосрочная или, если вам так больше нравится, римская концепция определенности закона".

o "..Сегодня мало кто знает о том, что чекан монет раньше был частным занятием, а правительства ограничивались тем, что защищали граждан от злоупотреблений со стороны фальшивомонетчиков, просто подтверждая качество и вес металлов,использованных для изготовления монет".

o Выделять личность Царя как символизирующую Закон, скорее дань греческой форме правления, хотя на первый взгляд нам греки близки своими демократиями. Боярская же дума(сенат, магистрат) вполне в состоянии править страной самостоятельно, тем показывая образец соборных усилий, образец групповой слаженности. Первый вариант предпочтительнее в эпоху смутных времен, общественного разлада, но оборачивается он цезаризмом не всегда лучших из человеческой породы.

o На фоне массовой тенденции предпочитать определенность закона определенности судопроизводства, мы, сравнив то и другое, выступаем на стороне второго, где только и складываются долгосрочные перспективы человеческой жизни. ПРАВИЛЬНОЙ. Законник же не ищет правильного, но утверждает однозначность писаного, статичного, мертвенного,окаменевшего. Оснований для недоверия законодательной власти более чем достаточно. Для тех кто ценит личную свободу, самобытность своих прав. "Русь" мы соотносим с английским "Rule" и тем создаем поле общего право-словия, направляя личное право в РУСЛО интернациональной человечности. RU-СЛОВО-LI.

o Обозначим и принципиально различим политические и экономические реалии-- "Власти" и "Богатства". Если РЫНОК может стать образцом для формирования механизмов политического управления, в том, что каждый покупатель, имеющий в кармане "рубль"(голос), найдет что купить на него, в отличие от политических выборов где в отсутствии полного единогласия, проигравшая сторона напрочь лишается своего "рубля" не приобретя ничего, то ПОЛИТИЧЕСКИЙ РИНГ, располагая индивидуальной властной интенцией каждого, в состоянии урегулировать рыночные проблемы. Политес всегда предшествует любой самой свободной купле-продаже. Рынок учит политиков продавать голоса, что в некоторых ситуациях вполне уместно, рынок учит искать индивидуальную выгоду от индивидуального голоса. Достаточно долговременный политический Ринг, где не оставляются без внимания аргументы самой слабой стороны в состоянии создать такие Законы, которые уместно запечатлевать на камне, то есть такие над которыми ни один чиновник не в состоянии превознестись.

o Чем же отличаются экономические выгоды от политических? Тем что первые внешни, относительно вторых- укрепляющих властную природу самого человека. Власть здесь я понимаю как определенность волящего начала, осмысленную Вольность. Внешнее богатство зачастую так "расширяет" человека, что те его усилия, что могли бы быть направлены на мыслеволение, уходят на заботы по приобретению и трате внешних, избыточных "богатств". Избыточных именно вследствие ослабленной личной воли, в существе своем вполне великодушной и неприхотливой. Политические выгоды укрепляют именно индивидуальность предстоящую другой индивидуальности, ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОСТЬ. ЧЕСТЬ.

o Политический Ринг и есть Толковый Разговор, в котором никто не исключен, но уместно спросить-все ли готовы к такому Разговору? Огромное количество аутических, нарциссических лиц полагают себя способными РАЗГОВАРИВАТЬ. Массы людей не имеют критического веса САМОВОЛИЯ, чтобы выражать именно выверенную точку зрения, они готовы болтать, обмениваться мнениями, но настаивать осмысленно не способны, восполняя это упрямством баранов или покорностью овец перед малейшим проявлением властности в другом. Отсюда необходимость такого политического собрания в котором полемика ограничивается исключительно словесными аргументами и теми, кто настолько выдержан, чтобы не набрасываться на другого с кулаками. Искусство вести аргументированный Разговор-высшее из всех искусств. Это настоящая Война, но выигрывает в ней КАЖДЫЙ.

o Выстраивать Правильный Разговор исключительная способность Государей. Для человека массы ничтожная властность чиновника, подкрепленная "связями" и деньгами достаточное основание, чтобы лишится "дара речи". "Неуязвимость" перед аргументами Другого говорит или о психической невменяемостью индивида, или о надломе личностной авторитарной Воли, или о "потолке", выше которого он просто не слышит, не понимает и не принимает во внимание. И то, и другое, и третье легко проверить тому, кто выстроил вертикаль приоритетов и дошел до "неба" подлинного РАВЕНСТВА(горизонталь). Формирование различных социальных групп, партий неизбежно оборачивается властью экономического интереса, отсюда всеобщая коррумпированность. Только исключительный "политический ринг" в состоянии выставить перед народом приоритет другого рода, того что укрепляет индивидуальную свободу(=особь) и способствует взаимодействию и сближению людей по существу дела, а не ради своих корыстных(короста) интересов.

o Решать большинством голосов вопросы касающиеся веры и политического обустройства настолько неуместно, насколько вообще в данном сообществе уважаются права личности. Не представительство от народа формирует, правительство страны, но своеобразный кастинг, зачинщиком которого может стать любой свободный гражданин. Правительство может вполне существовать без своего народа, но народ без правительства словно корабль без руля и без ветрил.

o Подлинное правительство не видит никакого резона в налогообложении своего населения, поскольку не заинтересовано заниматься специфической, однако непроизводительной деятельностью-организовывать и принуждать людей работать на себя, не заинтересованно побуждать их к отчетности, контролировать и т. д. Управлять не значит властвовать, и организовывать чью-то работу. Это сфера экономики и частной жизни.

o Государство тогда действительно могущественно, когда позволяет какой угодно малой группе САМОУПРАВЛЕНИЕ, вплоть до выпуска собственных денег. Настоящие Правители в состоянии заниматься производительным трудом, могут плоды его обменивать на плоды деятельности других людей, оценивать в денежном эквиваленте. Правитель может быть хоть дворником. Само правление не должно оплачиваться, иначе тотчас складываются условия для возникновения работающего исключительно на себя бюрократического сословия, паразитирующего на обществе.

o Никто не смеет выражать "общую волю" иначе как в метафорическом смысле, мы достаточно насмотрелись разных коллективизаций, чтобы проваливаться снова в эту яму. Нигде еще "представители" народа не работали на свой народ. Хватит блефовать "коллективной" волей. Она всегда обман. Однако уместно говорить об общей воле к солидарному сотрудничеству, когда не используются групповые решения. Проективно. Чувства участников и все типы поведения при этом разрешены и не мешают другим.

o Смею утверждать что в моей стране существует система неписанных правил превосходящих по своей значимости огромное количество писанных законов и постановлений, за которыми не стоит никаких ответственных лиц. Выявлять лицо этих правил, значит формировать общественной сознание.

o Логика повиновения закону, назойливо пропагандирующая себя в средствах массовой информации, может далеко завести народ. В дебри чиновничьей казуистики с её "добровольно-принудительными" меха-низмами насилия.

o Я отнюдь не отвергаю законодательства, но заинтересован в такой ситуации, когда в индивидуальных актах выбора, в своих решениях люди приспосабливаются(при-с-по-особь-ливаются) друг к другу и, чтобы ни одно из них никогда не считалось недействительным. Так восстановится законный человек способный жить по правилам, а не писаным бюрократическим законам. Сокращая законодательство можно дойти до ключевых ЗАПОВЕДЕЙ, все остальное правомочен разрешить право-славный МИР, в котором не обязательно правоведы(юристы, судьи)подготовлены "законным" образом. Судьёй может стать каждый вызывающий доверие у обеих конфликтующих сторон, независимо от его профессиональной подготовки.

o Когда индивидуальные решения подменяются решениями большинства, всегда, рано или поздно обозначится конфликт формы правления и личной свободы.

o "Оценка различных форм поведения и типов решений с целью установить, к какой области их следует отнести и где разместить, если заниматься этим последовательно, явно привела бы к настоящей революции в том, что касается современных конституций, законодательства и административного права. Эта революция состояла бы главным образом в перемещении норм из области писаного закона в область неписаного закона. В ходе этого перемещения следовало бы уделить большое внимание понятию "определенности закона" в смысле долгосрочной определенности, чтобы дать индивидам возможность делать свободный выбор не только в настоящем, но и с расчетом на будущее. В ходе этого процесса следует как можно в большей степени отделить судопроизводство от других ветвей власти, как это было в Древнем Риме и в Средние века, когда jurisdictio было, насколько возможно, отделено от imperium. Судопроизводство должно в гораздо большей степени заниматься установлением того, в чем состоит закон, а не навязывать сторонам процесса пожелания судей относительно закона. Процесс создания законов следует реформировать так, чтобы он превратился, если не полностью, то преимущественно, в стихийный процесс, такой же, как торговля, речь или поддержание других совместимых и взаимно дополнительных отношений между индивидами"(Бруно Леони. Свобода и Закон).

o Вместо государства как огромного фантома, посредством которого все стараются жить за счет всех мы ВПРАВЕ формулировать ГОСУДАРСТВО как ДЕЛО ГОСУДАРЕЙ. Дело, в котором нет проигравших и нет победителей(по-бедствовать). Концепция представительства от лица народа и закона как инструмента групповых интересов, извратившая общественный идеал, должна уступить место концепции Правильного Закона, как ПРЕЦЕ-ДЕНТА(президента).

o Если рассмотреть Свод гражданского права Юстиниана можно заметить, что центральная и наиболее актуальная часть его, так называемые "Пандекты", или "Дигесты" полностью состояли из утверждений древнеримских юристов, относящихся к неписаному праву. На первый взгляд они могут показаться рыхлым сводом правил. Римские юристы сознательно избегали однозначных формулировок, сохраняя дорогу к Открытию Прецедента. Император Юстиниан пытался избавиться от внутренней противоречивости правил, свести их к закрытой спланированной системе Закона, полномочными которой стали бы эксперты-законодатели. Но Закон, как и язык невозможно свести к закрытой системе. Свод не избавился от противоречий и вынужден был разрастаться все большими подробностями, но не в ключе неписанных правил, а все большим количеством законодательных постановлений. Бессмысленное нагромождение "законов", это мы видим и в Европе и в России. В России особенно явно видна эта бессмыслица.

o Под видом борьбы с терроризмом для современных "законодателей" развернулось такое большое поле для проявления своей специфической активности, что и не снилось законодателям Средних веков. Чтобы сесть в поезд, самолет, оформиться в гостиницу необходимо предъявить паспорт, что нелепо для любого здравомыслящего существа. Регламентировать законами обычную жизнь людей-что может быть более безобразным? Под видом заботы о здоровье людей какие-то чуждые мне "законодатели" обязывают меня пользоваться ремнями безопасности, регистрироваться при занятиях рискованными видами спорта и т.д. Только совершенно запуганным людям непонятно, что каждый вправе рисковать своей жизнью, если это не в ущерб другим. Болтовня о "свободе" только скрывает тотальное попрание Личной Свободы.

o Смешно невежество людей полагающих новыми законами разрешить старые проблемы, не лучше ли более внимательно приглядеться к Наследию.

o Письменный закон это еще не Законодательство. Законодатель, если он в здравом уме, ищет выявить направленность Закона. В своей статической однозначности Закон превращается в своего антипода, в инструмент принуждения, инструмент бюрократии. Закон обязывает гражданам иметь письменное подтверждение своего гражданства-паспорт, но, скажите на милость, где же вторая сторона Закона побуждающая граждан от себя удостоверять свое гражданство? Паспорт не уравновешенный собственным удостоверением Личности(герб, дворянская грамота, фамильный или личный девиз), не что иное как искажение Законного. Более того, самоудостоверение в здоровом обществе должно доминировать. Иначе, мы получаем со стороны законодательства просто печать, клеймо скрывающее презумпцию виновности(нечестности, ненадежности…) каждого. Но Верховный Суд призван неукоснительно держаться презумпции невиновности(=доброй воли) каждого, пока не доказано обратное

o Каждый гражданин вправе свободно выбирать чью чеканку Личного Удостоверения(орел и решка) принимать в качестве денег. И благо государству деньги которого выпускают его Правители и они пользуются спросом ибо сами Правители есть образец надежности. Такой ракурс совершенно не рассматривается массовым человеком ослепленным уже наличными деньгами-"чем больше, тем лучше" Деньги, воспринимаемые в отрыве от личного начала того, кто их печатает-фальшивая монета. Своим текстом я как бы демонстрирую "русский неразменный рубль". В перспективе доводя его до смысловой диаграммы-орла и решки-своей государевой монеты. Если монета лишена контекста личного участия в её появлении, такая монета будет бедная и убогая в существе своем, знаком нездорового сообщества. Общества дураков. Один дурак -просто дурак, десять дураков-это десять дураков, но тысячи дураков-большая историческая сила.

o Юристы теряют свою квалификацию, если работают только с писанным законом. Некоторые доходят до того, что рассматривают человеческие поступки исключительно с точки зрения "законных" или "незаконных". Это уже верх тупости. Реальное участие индивидов в создании законов, при этом подменяется пустым церемониалом выборных технологий.

o Если Закон с неизбежностью принуждает, в лучшем случае, не делать того, что мне не желательно(именно мне), то Правило влияет, рекламирует, уверяет, настраивает, приказывает, благодарит, увещевает.

o Законы природы, которые принимают большинством голосов, что менее сообразуется со здравым смыслом? Однако с законами общества именно так и обстоит дело.

o "…личная свобода может быть совместимой с группами, принимающими решения, и групповыми решениями, если они отражают итог стихийного участия всех членов группы в формировании общей воли, например, в процессе создания законов, не зависящем от законодательства. Однако совместимость между личной свободой и законодательством довольно ненадежна из-за потенциального противоречия идеала стихийного формирования общей воли и идеала её изложения, одобренного с помощью принудительной процедуры, как это обычно происходит в ходе законодательного процесса"(Бруно Леони).

o "Каждый человек разбирается в своей собственной ситуации и, вероятно, по многим относящимся к ней вопросам способен принимать лучшие решения, чем кто-либо другой. Вероятно(=наверняка. ав.), каждый человек больше выиграет от системы, в условиях которой решения других людей не будут препятствовать его решениям, чем проиграет от того, что он, в свою очередь, не сможет вмешиваться в решения других людей".

o "Создание закона есть в гораздо большей степени теоретический процесс, чем акт воли, а теоретический процесс не может быть результатом решений, принятых властными группами за счет инакомыслящего меньшинства".

o Неуместно разделять нравственное притязание и притязание по закону, в этом случае "закон" будет угнетать "нрав". Нрав же стремится завершиться в ОПРАВЕ ПРАВА, всегда предельно конкретного и "незаконного". Когда Закон понимается как ПРАВО НРАВА, можно законно войти в дверь право-славия, чтобы толковать со нравом Другого избегая конфликтных, трагических напряжений. Право-славие есть восхищение от общения с Другим. Но немалая смелость нужна для такого общения. Прежде всего смелость отстранения от власть имущих и фантомов "законного". Необходимо перенести внимание от людей говорящих "я должен" на людей говорящих "я намерен", "я претендую", "я прошу", "я приказываю" "Я должен" только БЫТЬ СОБОЙ и искать себе подобных, это и означает-должен быть СВОБОДНЫМ.

o Ставку на закон делает тот кто желает ПРЕД-ВИДЕТЬ ход событий, однако ставку на правило делает способный ПРО-ГНОЗИРОВАТЬ течение событий, что не одно и то же. Восприятие и, соответствующее ему "отражающее бытие" сознание, принципиально отлично от активного со-знавания, прогнозирующего на-правление со-бытий. Участники юридического процесса не могут пред-видеть результат, как в случае нахождения места нахождения планеты в определенное время согласно её скорости движения по орбите, но каждый вправе про-гнозировать.

o Например, кредитор может желать принятия закона обязывающего должника вернуть долг, при этом его индивидуальная промашка с доверием к конкретному лицу, почему то должна прикрываться "третьим элементом", неужели неумение разглядеть того, кому вверяются деньги, можно заменить "законным кредитованием"? Удвоение невежества. Кредитор с помощью закона просто оправдывает свое невнимание к лицам, отчужденность от них. Дал деньги, прогнозируй их отдачу, но предвидеть отдачу невозможно.

o Законно лишать совершеннолетних граждан права ношения оружия, при этом позволяя его ношение "законным" органам принуждения, может только государство враждебно относящееся к своим гражданам.

o Совершенствовать налогообложение, полностью игнорируя точку зрения налогоплательщиков может только загнивающее государство. Мы, укрепляя само существо Государства, как реализацию Мира, заинтересованы в его Расцвете, а не гниении. "Современные правительства так называемых свободных стран ведут себя по отношению к своим гражданам так, как ни одно римское правительство, по крайней мере в сфере налогообложения, не стало бы себя вести не только по отношению к собственным гражданам, но даже по отношению к гражданам покоренных стран"(Бруно Леони).

o Если Законодатель "творит в пустоте", его инициативу ничто не ограничивает, то Судья, юрисконсульт ограничен прецедентами, нормативными актами и притязаниями сторон. Такая ограниченность и есть "Свобода как осознанная необходимость", в отличие от "свободы выбора" декларируемой законодателем, маскирующем реальное подавление личной самобытности. Закон, так или иначе восходит к неограниченному произволу некоторых "сильных людей".

o Полагать что количество законов может улучшить порядок среди людей, почти то же самое, что считать "если свинья толще, то жираф выше". Свинья подлаживается к факту, который у неё под ногами, жираф тянется к высоким веткам. Общее между ними только то, что и тот и другой относятся к живым существам, но разного рода.

o Когда Я правлю, я правлю "Я". Я должен сам быть оперившимся-оправившимся-оправленным. Только тогда замечу всё неряшливое и исправлю. Я должен идти прямо и я иду, доводя отношения до конечного Права, оправы Лица. И вот МЫ оправою Я. МЫ выясняем всё без об(в)иняков. Обнимаем Тебя милосердием Сердца-Я. Но и рассекаем, словно НОС (мыс) корабля, море людское. И НАС не обманут течения вод и затхлые воды умозаключений-мы оперены-оправлены звёздами Неба. Мы уходим от гомона мнений в ВЫ-СЬ ГОРИЗОНТА.

o "Юридический гений римского народа создал совершеннейшее орудие организации человеческого общества. Рим создал Закон. Правила игры, находящиеся вне времени, вне истории, вне волений конкретных индивидуумов, - божественную юридическую сущность. Может быть, единственное, что позволило человечеству пока успешно преодолевать все трудности и преграды на пути исторического прогресса".

o "Рим высекал законы на каменных плитах, но прежде это было высечено в мозгу белого человека с высоким лбом - гражданина Рима: "Pereat mundus et fiat justitia"(Д. Галковский).

o Пример Царского Суда (Законодатель): И Истцу и Ответчику в разное время Царь говорит о его Правоте, поскольку исходит из несомненности уникального бытия в каждом. Что тотчас же Поправляется его Верховным Министром (Правитель):--Истец и Ответчик не могут быть Одновременно Правы, ибо Истец выступает с активным притязанием, обвинением. Царь сразу же соглашается с Поправкой своего министра, говоря, что и он прав. Что совершает Царь? Снимает конфликтное напряжение возникшее в Истце по причине его Непризнания стороной Ответчика. Нанесенная обида с её предметной стороны, только повод указывающий на Непризнание по существу дела. Снимает конфликтное напряжение в Ответчике тем, что Удостоверяет её Право быть самостоятельной и необусловленной потребностями Истца. И, наконец, признавая Правоту министра, царь говорит о необходимости всегда ПРАВИТЬ законные права каждого как прецедента Права. Царь последовательно высказывает казалось бы противоречивые суждения, однако в этой последовательности каждый момент времени не одного и того же рода. Истцу и ответчику царем открывается перспектива со-гласия, поскольку Язык Царя становится мостиком между миром истца и миром ответчика. Министр (верховный Судья) безоговорочно ПО-ПРАВЛЯЕТ Царя и тем, собственно, направляет его к своему народу. Царь же научает его вневременному бис-пристрастию. Властитель, в отличие от Правителя ищет отличать Правду от Неправды. Правитель же заинтересован отличать одну Правду от другой Правды (правды другого) и уравновешивать их. Властитель всегда приходит в обманчивых нарядах политика, дипломата, психолога, педагога, священника, то есть в образе фигур не оправданных царской властью. Правитель же всегда только Судья. СУДИТЬ ДА РЯДИТЬ ЦАРЮ СЛУЖИТЬ.

* «Сверхчеловечек» появляется как запредельное законному понятию человеческого. Но что запредельно Закону? К счастью мы располагаем инстанцией которая законно функционируя, всё же осуществляет себя по ту сторону закона, это инстанция Правовых знаний, судебная инстанция Право-словия. Законным институциям конечно выгодно иметь при себе законное правоведение, культивировать некие «права человека» вкупе с законными обязанностями. Также выгодно иметь рядом «православие», которое не лезет в дела светской власти и своими способами готовит к духовной жизни. Попробуй только священник, отвлекшись от культа молитв, икон, религиозного церемониала, подступиться к реальным правовым отношениям между людьми, ему тотчас укажут на место. Всего одной фразой: «не судите, да не судимы будете».

 

* И вот я спрашиваю: А судьи кто? А судьи кому? А как они судят? И тем становлюсь чрезвычайно неудобным законнику-фарисею, он не может поставить меня на моё место, поскольку я апеллирую к точке зазора, к точке справедливости, точке суда мирового. Именно здесь рождается Язык, Речь, правильное Слово. Суд ведь не односторонность обвинения, но, прежде всего равновесие мирских притязаний и, именно мировой суд утверждает истца и ответчика не в виде одиозных однозначных фигур, но двусторонних, реально-виртуальных мировых личностей участвующих в Со-бытии при-мирения.

* Верховный Суд обновляет косную «государственность», отменяет дурман право-слабия, укрепляет личную двузначную состоятельность в каждом гражданине, свободу, честь и достоинство полагая как необходимое условие с-праве-длительного общества, выдвигает на место Законодателя образцовую Личность-царя-лично ответственную за форму Закона. Суд(ья) показывает место Закон(ник)у, но не Закон Суду. И это место-Окраина. Закон обозначает контур для складывающейся общности, Свободу понимая как общность Своих. Закон в здоровом сообществе всегда состоит из предельно минимального количества положений, в которых говорится об абсолютно недопустимых для данного сообщества поступках. Закон это, прежде всего табу. И потому законное слово не подлежит толкованию, тем более, не сопровождается подзаконными актами, которые говорят лишь о незакон-ченности, недодуманности, незаконности закона.

* Прав-да, совсем не является фактическим местом занимаемым конкретной личностью, но, скорее направлением её с-мещения к межличностному зазору, где каждый обретает мотив быть вполне о-правленным перед другим. Именно в точности зазора активизируется время действия, время со-бытия, время реальных и правильных субъективных инициатив.

* Когда закон стремится быть в центре, подталкивать гражданские инициативы, он ведет к окончательному блокированию их, засилию силовыми органами «законной власти», учетчиками, надзирателями, контролерами, что ведет к социальному ступору. Такой закон идет от Зевса с его олимпийцами, с его неугомонной А-финой(не финальной, не законченной), с его Персеем, озабоченным спасением Андромеды (народа), с его Апполоном, опаляющим и губящим любую суверенную инициативу.

* Если вернуться во время Кроноса (корона о-краин), то можно разглядеть истинную Правду, которая полагаясь на законченный, финальный статус Закона-мудрость Медузы Горгоны, останавливающей любую подвижность своим взглядом-правит мировое согласие суверенных (северных) личностей, народов. Не Афина наше божество и не богородичные иконы соблазняющие в «духовное» бытиё-житиё, но Медуза Горгона, знающая меру Закона и правление гордых, огненных жителей другой земли и другого неба. Закон необходимо утверждать как незыблемость на века и тогда только Правда жизни действует, сотворяет действительное бытие. Се верно.

* На первый взгляд, кажется совершенно нелепым полагать судебную инстанцию действительным Творчеством. Мы настолько увязли в понимании творчества как индивидуального акта, пусть этот индивид сам бог, что и помыслить не можем творчество как Судь-бу, со-единяющую нас в цельности осмысленного абсолюта, цельности солидарного со-творчества, по существу-дела, цельности поли-теизма. Корона Кроноса (Сатурна, Стрибога) напоминает о правильном творении жизни. Судья это не лицо подготовленное и назначенное какой-либо законодательной инстанцией, но лицо призванное исключительно сторонами истца и ответчика и в силу этого, лицо бис-пристрастное, двужильное, порождающее свет мира. Судья, который не выравнивает прецеденты разных сторон, но ищет подвести их под мо-на-стырность закона, с его унифицированными типажами, собственно и не судья, но одна из симуляций законотворческих инициатив. Симулякр.

* Когда доминирует законоведение, судебное решение представляется в виде законченного результата. Когда же закон, как законченная система запретов, перестает «подправлять себя», только тогда судебное правление не останавливается на санкционированном законом решении, но непрестанно вершит правление, направляя живущих в правильное русло, побуждая выступать друг перед другом в оправленной форме, выравнивая истца и ответчика до равновесия ответственных истцов, взыскующих истинных отношений, справедливости.

* А-финному закону выгодно вводить людей в виртуальную реальность дисплея, подменять честь вполне своенравного индивида технологическим образцом, информационной моделью. Человек, обесточенный в своей уникальной смысловой начинке, становится псевдочеловеком, имитацией, всегда куда-то устремленной, но потерявшей на-правление, потерявшейся в каше разнородных целеполаганий, своих биологических и психических нужд и потому прибегающего к защите закона. Закон не умея стать плотью самобытного существа, живой иммунной системой конкретной общности, порождает искусственные технические оболочки, человек надевает скафандр, идентифицирует себя как скафандр (шкаф+андро) и перестает контактировать с наружным миром, выпадает в осадок. А-финное течение жизни закономерно приводит к иммунодефициту и разрушению биопсихологической и социальной цельности человека. Ме-дузная же оправленность это соединительная ткань, это вечная юность и открытость к чужому. Медуза=легкие моря (людского), орган дыхания, прообраз нашей свободы неподконтрольный никакому предзаданному установлению.

* Закон, что не дружит с Правом, всех загоняет в жертвенный загон единопонимания, где и формуются типажи на конвейере СМИ, закованные в социализированный и специализированный механизм самосохранения, подменяющий живой инстинкт самосохранения всегда сопряженный с инстинктом риска живого вымысла, всегда строго индивидуального.

* А-финный закон, чтобы замаскировать собственную агрессию, воинственность (Афина-паллада), ведет всегда борьбу с агрессивными личностями, укрощает их во славу законного мира. Конституции декларируют запрет разжигания войн и все для того, чтобы вести свою легальную войну, якобы защищающую мир. В конечном итоге, в день последнего Суда, все последователи а-финного закона заканчивают самоуничтожением, не заметив той огибающей о-правы, что направляет легальную агрессию на самую себя. Агрессия и Война как оправленные категории отнюдь не нарушают статус (стать-статью) Закона, но исполняют его по правде, то есть в судебной системе взаимных воинственных побуждений, притязаний. «Не мир, но меч»=мир как меч.

* В гипертрофированно защищаемом законом социальном пространстве становиться невозможно дышать, невозможно шагу ступить, чтобы не столкнуться с представителями законной власти, с их абсолютно ненужной никому бюрократией, насилием, которые размножаются как метастазы раковой опухоли на теле гражданского общества, законное ядро которого вообще-то свободный гражданин, его честь и достоинство.

* Общество потерявшее гражданскую состоятельность уже мертво, его псевдограждане большую половину времени тратят на оформление своего легального существования и «прав» собственника, остальное же посвящают бессмысленной специализированной деятельности разбавленной убогими «развлечениями». Туристы, потерявшие свою воинственную составляющую первопроходцев (тур), становятся выхолощенным племенем ротозеев, совершенно безучастными к судьбе тех земель на которые они приходят. Им не нужно обживать новые земли, они словно спутники кружатся на околоземной орбите, не сумев освоить правду даже собственной исконной земли.

« вместе с собственность в общественной жизни возникает и новое явление - конфликты по поводу права присвоения того или иного блага, - вследствие чего возникает и новый общественный институт - институт судейства.

Изначально основой для вынесения судейского решения был обычай, сложившийся в обществе. Поэтому функцию судьи мог исполнять любой человек, независимо от того, каким общественным статусом он обладал, независимо от исполнения им других социальных функций, если он умел истолковать обычай так, чтобы с его словом согласились все. От него вовсе не требовалось, чтобы он был в каком-либо смысле «сильным», ибо силу его решению сообщало не то, что его вынес именно он, а воля общины, признающая справедливость этого решения. Не подчиниться такому решению не мог никто, в том числе и никто из «сильных», поскольку иначе он противопоставил бы себя не человеку, которым было оглашено данное решение, а всей общине.

С ростом численности компактно проживающей общины (а этот рост связан с началом строительства городов) росла и масса споров по поводу собственности, вследствие чего совмещение одним человеком функции судейства с другими своими функциями (воинскими, жреческими, ремесленническими и проч.) становилось все более затруднительным, отчего первая из них обособилась от прочих в самостоятельный вид деятельности. Судейство стало профессиональным и платным. Вместе с тем, помимо увеличения объема судейской работы, увеличивалось и разнообразие спорных ситуаций. Судье все чаще приходилось иметь дело с коллизиями, разрешению которых обычай уже не мог ему помочь. В подобных случаях он вынужден был выносить решения по собственному усмотрению. Такие решения фактически являлись юридическими прецедентами, а правила поведения, вытекающие из них - нормами права, законами. Вследствие этого судейская функция оказалась дополнена функцией законотворческой. Но и новые законы, как и требования обычая, становились обязательны для всех и приобретали силу лишь тогда, когда поддерживались мнением всей общины.

Кроме того, появление городов создало еще одну проблему - проблему исполнения судебных решений. В малой общине человека, отказывающегося подчиниться решению судьи, наказывала сама община, и способы наказания, хотя по форме и были весьма разнообразны, по сути сводились к трем мерам: штрафу, изгнанию или казни. Но с ростом общины организация коллективных карательных действий становилась делом все более трудным. Судья же никаких средств для принуждения к исполнению своего приговора не имел. Эта задача не могла быть возложена ни на кого, кроме как на людей, специально подготовленных к совершению насилия, т.е. на профессиональное воинство. В итоге эти две общественные силы - судебная и законодательная, с одной стороны, и военная, с другой, - должны были войти в союз, господство в котором приобретала одна из них.

Так возникало единое учреждение, развившееся впоследствии в государство.

Подчеркнем главное в его первоначальной истории.

Государство образовывалось как учреждение безвластное. Ни у судьи, ни у военачальника власти над обществом не было и свою волю они ему диктовать не могли. Напротив, в своих решениях они всецело были подчинены воле общества.

Необходимость появления государства вытекала из развития отношений собственности, обусловленного восхождением общества на личностную ступень существования. И исходное его назначение заключалось именно в защите права собственности. Не жизни даже, а собственности человека. При этом само оно собственником не признавалось и не являлось.

Содержание государства назначалось обществом. Ни судья, ни военачальник не могли потребовать от общества больше того, что оно давало им по своей воле.

o Но сконцентрировав в своих руках законодательную, судебную и карательную функции, государство в скором времени превращается из наемного и служебного учреждения в учреждение, властвующее над обществом. Основой такого превращения явился введенный в закон новый порядок его содержания, согласно которому прежние добровольные платежи делались обязательными. То есть введение системы поборов (или налогов). С этого момента государство становится институтом власти. С этого момента оно перерождается в свою противоположность - из стража собственности - в его вора, причем, вора, отнимающего, как уже говорилось, не просто часть достояния человека, но само право человека быть собственником. «Гражданин» становится «подданным». Гражданское право уступает свое место праву силы, закон - произволу властителя. Вместе с собственностью человек лишается и свободы. С этого момента в обществе не остается свободных людей» (В. Мерцалов. Происхождение человека).

Огл. 35. Работа и Труд.

o РАБОТА НАКОПЛЕНИЕ, ТРУД ТРАТА.

o РАБОТА есть ЗАДАНИЕ, которое человек получает извне, либо ставит себе сам. Выполняя Задание,можно рассчитывать на вознаграждение,компенсирующее неполноту жизнедеятельности в Работе. Здесь РОБОСТЬ Работника,Принуждение себя к работе, осознание потребностей, которые призвана восполнить Работа.

o ТРУД есть самоценное ЗАНЯТИЕ, в котором каждый реализует не Нужду, но своё уникальное ПРОТИВОСТОЯНИЕ среде обитания, своему Я, Я Другого. Труд может походить на работу, но разница здесь в том, что здесь обнаруживается САМ человек явно представленный-представительный другим людям. Труд предполагает СОТРУДНИКОВ, но работает каждый всегда в одиночку, даже если и в коллективе. Сотрудничество усиливает Каждого. Работа же, в лучшем случае ВОЗВЫШАЕТ Индивидуальность, в худшем ввергает в рабство.

o Работа, не нацеленная на высший смысловой приоритет особи, утомляет её, унижает, побуждает постоянно искать отдыха, развлечений, тусовки, забвения. Большинство стремится изо всех сил за-работать право на отдых. Занимаясь не своим делом, человек и формы отдыха находит нелепые, бессмысленные, пошлые. "Культурное развитие" оборачивается развеиванием самобытного творческого потенциала. И вот-человек-типаж, скучнейшее, даже самому себе, существо. Не важно, богатое или бедное.

o Отдых, если не является фазой рабочего Ритма, представляет, своего рода, мёртвую зону, где зарождается уныние, беспокойство, нежелание жить. До поры человек окружает себя престижными впечатлениями, которые вскоре теряют свою свежесть и перестают питать душу.

o Найти свои рабочие Рубежи, вытеснив "мёртвые зоны" напрочь из своей жизни, значит подготовиться к Достойному Человека Творческому Труду.

o В Высоком Труде Человек ТРАТИТ себя РАДИ БЛИЗКИХ-РОДНЫХ людей, но приобретает больше, чем любое вознаграждение за Работу, СЧАСТЬЕ Сущностного Со-Участия, обновляющего Сотрудников. Трата себя отнюдь не значит в чем-то тратиться на другого-деньгах, дорогих предметах. ТРУД ЭТО ТРАТА особого рода.

o Любовь Мужчины и Женщины,-- Работа и Труд. Не поработав над своим Становлением, каждый будет только утомлять другого, своими бесконечными требованиями, обязываниями. А нужно, в сущности, немного.

o Сопротивляясь друг другу внешним образом,-в споре,-мы утверждаем Солидарность по существу, истинную. Сопротивляясь, мы ДИА-ГНОСТИРУЕМ друг друга, предчувствуя ТРУД как ТРАТУ. Такой труд самозабвенен и РАДОСТЕН. ДАРОМ РЕЧИ. Завершив свой ЯЗЫК, себя как Язык, рабочим органом Воли самобытной, открываем пространство СВОБОДНОГО ТРУДА.

o ОБРАБОТАТЬ, значит ОБРАЗОВАТЬ ФОРМУ, ОТ-РУБАЯ всё лишнее. РАБ в арабском языке означает отнюдь не РАБА, но ГОСПОДИНА, Бога, Создателя. Человека уместно назвать РАБОМ с точки зрения Высшей жизненной Задачи, единственной, как единственнен Создатель в нём. Предметность мира создана Рабочим Порядком. Но чтобы открыть вещее содержание Мира, необходимо ПОТРУДИТЬСЯ.

o Образовывая предмет, человек может и себя пред-ставить своей мысли, от-дельно, "неразменным РУБЛЁМ" но ради ДЕЛАНИЯ ТРУДНОГО. КОНВЕРТАЦИЯ РУССКОГО РУБЛЯ.

o На вершине Рабочих (рабских) усилий, человек находит своё БАРСТВО-БОЯРСТВО и готов Трудиться во Благо ОТЕЧЕСТВА и РАСЫ Разумных. Барин, есть тот, по отношению к кому неуместно никакое принуждение.

o Если работа Образовывает, то труд ничего не образовывает. В нём радость Траты, основа Воспитания. Тончайшее, изысканнейшее чувство творческого труда в уродливом обществе вытесняется специализированными видами работы, производящими множество нужных предметов. Но теряется Последний Предмет, Конкретная Особь. Страдательность работы переносится на измерение ТРУДА. Заклинательное "мы не рабы" оказывается формой пожизненного рабства. Рабы немы. Рабы, сталкиваясь друг с другом, способны только убивать, ибо "одна голова хорошо, а вторая лишняя". Либо, в лучшем случае, игнорировать друг друга. "Человек человеку, первый встречный". В промежутке, разные виды Власти над Другим.

o Труд предполагает особого рода ОПЬЯНЁННОСТЬ, в стороне от уродливых форм наркотического опьянения. Без этой Опьянённости человек не хочет и не может тратить своё, свой свет. Здесь трезвая-рассудочная скупость-скукоженность души. Механизм самосохранения.

o ТРУД есть УТЕШЕНИЕ душе человечной, а не отдых и развлечения её.

Огл. 36. Сохранение и Спасение.

o СПАСИ И СОХРАНИ взывает человек к Богу. Из глубин человеческого отчаяния. Но безмолвствует Бог. Необходимо вновь узнать Слово, Сохраняющее и Спасающее, вверенное Человеку. За пределами пользовательского утилитарного смысла. Что ж, переведём с русского на Русский. Услышим Слово в Истоке собственного Языка. Из-обретая Спасение.

o Сполна ПРОИЗВОЛЕН Человек в собственном Истоке и не беспомощен. Кто же взывает? Истеричное историчное существо, "знающее" природную беспомощность свою, но не знающее СОХРАНЕНИЕ И СПАСЕНИЕ изначально встроенное в Жизнь Человека.

o Как Бог может помочь тому, кто не принимает его Главный Дар-Дар СЛОВА. Не говорю о спасении и сохранении множества предметов обихода, говорю о необходимости сохранения и спасения самого Существа Дела. Бог Живых всегда с Человеком в ИМЕНИ своём. Сохраняет-ХРОНОС. Хранит и Хоронит. Спасает-СПАС. Пастырь, пестующий породу Человека, вне Хронометража. За пределами смертной участи.

o В суете человеческих забот и слова увечны, лишены блеска божественной славы,- Силы Бога Живых. Даже "веруя" в Бога, люди упорно пытаются встроить Его в круг своей озабоченности. То, что необходимо Сохранить в Человеке, видится как излишнее. И оно не у дел. То, что Спасает-опасает, и человек уклоняется от Спасения доверяясь механизмам самосохранения. Опасен Чужак, Инородец. А если он подкрадывается изнутри, из НУТРИ своей? Но где Опасность, там и спасение.

o Что же НЕОБХОДИМО Сохранить, чтобы участвовать в загадочном опыте Спасения? Человеческую Жизнь? В чем же она превосходит жизнь животного? Фактическая жизнь первое, что занимает внимание биологического существа. На этом можно построить особого рода духовность. Пример джайнистов. Но вот живое, а вот-падаль. Через краткое время. Пытаться длить умирание живого, только отсрочка явно нежелательного финала. Признавать естественность смерти, значит признавать своё неизбывное бессилие, подтачивающее и убивающее желание Жить.

o Сохранить необходимо Единственное, исключительное Внимание(=бодрственное сознание) к Желанию Желать. Здесь центральное звено разумной жизни, подлинная Храбрость Живого. Непрестанно внимать ВЕРНОМУ Желанию, значит ВОЗВЕЛИЧИВАТЬ ЛИЧНОСТЬ. Трудный опыт извлечения Избранников Спасения из мессива массы увязающей в предметах желания. Верное(=центростремительный вектор "желать") Желание обнаруживает неозабоченное Существо, дело которого-Танец под музыку Мира. Неозабоченность как нео-заботливость о Сохранении особого рода-ОСОБИ РОДА. Вера знает бессмертное в человеческой судьбе.

o Если СОХРАНИТЬ необходимо верное желание, изобретающее Личность Бессмертия-Мирового Человека, то СПАСТИ необходимо Чело-вечность, как Содружество Верных. Семью, Нацию, Расу. Спасает Человека не Бог, не Царь и не Герой, но стоящий рядом ЕДИНОВЕРЕЦ. Символ Спаса Нерукотворного есть знамение Мира распахнувшее пред человеком О-ПАСНОЕ поле, где мы ищем передать Пас Равному и принять ПАС от Равного в Игре на Безбрежной РАВНИНЕ ПОДОБИЯ.

o Опасность есть Обозрение Своих как Чужих и Чужих как Своих, в Свете внимательного Сознания. Пастух пасёт овец, таковы его обстоятельства. СПАС пестует Состоятельность Об-Стоящих. Став единственным пастухом единственной овцы, Пастухом-Агнцем, уместно ввериться нерукотворному Спасу. Овца ищет овцу, чтобы прижаться к её тёплому боку как к Богу. Агнц же ищет Амбу. СПАС лелеет их Союз. Невыносимая Неопределённость СПАСА в том, что каждый в опыте Встречи не знает кто он-Агнц или Амба(ягнёнок или волк). Побуждение приходит из глубин МИРА, как бы из Посмертного.

o Каждый в УЖАСЕ Сжимается к собственной Глуби самопонимания, где входит в "глаз бури" и открывает Сияние (ОДЖАС) собственной силы Сознания. Сейчас СПАСЕНИЕ не в том, чтобы обратить Другого в Об-стоятельство Самосохранения, но в том, чтобы Чудесно-Пред-ставительно обратиться к Нему, вызывая на БОЙ особого рода. Каждый обращает свои обстоятельства в иносказательный контекст Обращения. СПАС это невозможность аппелировать к общим обстоятельствам-обязательствам, коллективной нужде. Но эта невозможность суть ИМПЕРАТИВ СПАСЕНИЯ.

o В настоящем С-ра-жении никто не ищет победить, но улучшить Качество(как) Сражения. Слово как Оружие способно возвеличить Сражающихся во имя Жизни, тогда это Спасительное слово. Слово Славы Живых. Только Слово может быть запредельным нужде человеческой, а значит и взаимным у-нижениям. Слово, став Существом Человека, пляшет-полощется на Ветру Мира. Праздник, который всегда с тобой. Я всегда с Тобой. Ты всегда со Мной.

o "Спастись или погибнуть может только тот, кто живет, кто участвует в жизни или рассматривается как участвующий в ней. Но прежде всего - тот, кто воплощает в себе одновременно существование и ценность. Надо, однако, выйти за рамки этих категорий, и, может быть, тем самым мы приблизимся к аристотелизму. Тот, кто спасется, очевидно, сохранит свою форму, поскольку в известном смысле он освобождается, если не от жизни, то, по крайней мере, от становления. И, однако, - в этом и состоит трудность, - спасенным может быть лишь тот, кто мог бы погибнуть, следовательно, тот, кто не имеет ни ценности, ни формы. Форма спасена навеки, ей даже не может грозить опасность. И вот что важно: именно идея опасности должна быть углублена во всех смыслах. В биологическом плане (а также, если рассматривают с чисто материальной точки зрения произведение искусства, картину, статую) идея опасности относительно ясна.

o Огромная этическая и метафизическая ошибка современности состоит в нежелании признавать, что душе тоже может угрожать опасность; или, скорее, это сводится к простому отрицанию души. Интересно, что в духовном плане, или, точнее, в плане понимания, многие достаточно охотно согласятся, что идея опасности сохраняет значение. Почти все согласятся с тем, что известные социальные (национальные, классовые) предрассудки могут угрожать единству суждений. Но многим будет трудно распространить понятие единства на саму личность, разве что ее понимать в чисто биологическом смысле, то есть как некий функционирующий аппарат. Слишком ясно, что христианин не может рассматривать душу таким образом, и, возможно, поэтому для него становится неприемлемой идея нормального функционирования или даже здоровья.

o Ясно, что спасение не может мыслиться в прямой или косвенной связи с определенным желанием (которое, впрочем, может не принадлежать спасающемуся существу: например, если речь о ребенке или любой душе, которая рассматривается как ребенок). Главная проблема в том, чтобы узнать, так ли это в отношении гибели.

o Мы склонны думать, что в жизни утрата или гибель есть что-то вроде результата небрежности: нужно только эффективное сопротивление силам уничтожения, которые действуют механически. Так ли это? Вот главная проблема, если мы хотим определить природу зла. Можно сказать, что существует некая фундаментальная двусмысленность, включенная в самое сердце вещей, поскольку смерть можно рассматривать либо как триумф механизма небрежности, или, напротив, как выражение разрушительной воли. Эта двусмысленность обнаруживается в сфере духа, но там мы можем ее преодолеть. Конечно, в этой сфере стремление погибнуть (или, что каким-то образом сводится к тому же, погубить другого) может быть четко выявлено. И проблема будет заключаться в том, до какого предела позволено рассматривать сам порядок природы в свете этой воли ко злу, обнаруживающейся в человеческом сердце" (Г. Марсель).

Огл. 37. Плоть и Тело.

o Плоть выражает сплетение разнородных плотностей. Царство Плутона. Плата, плита, плот, плетень, плотина, плод. Плоти, живущей плотскими потребностями, расплата-тяжесть могильной плиты. Смерть развоплощает, уравновешивая стяжательный интерес Плоти. Однако, Плоть, внимающая не плотскому желанию, но инородному, способна плясать-плескаться в Мире, говорить словно безумная. Такая Плоть находит своё маргинальное Тело, в котором достигает ЦЕЛЬНОСТИ осуществления. Вместо гибели своё настоящее грациозное бессмертное Тело, артикулирующее обновленный Смысл существования.

o Тело, до срока отождествляется с плотью, заражено её мотивацией, тогда это ТЛЕННОЕ тело. Тленное тело у-беждает человека в его "естественном" одиночестве. Каждый один, как перст. В гибельном ложном смирении перед неизбежным развоплощением, все норовят урвать от жизни, что только можно, получить всю причитающуюся им сумму удовольствий. Чем сильнее такого рода желания, тем более глухим и слепым становится человек перед знаками-знамениями действительно ВОЛЬНОЙ жизни. Даже забота о родственниках, культивирование "альтруизма", не скрывают убожество плотских мотиваций.

o Плоть, достигнув некоторой предельной сложности своих плетений, неизбежно срывается, ввергая соё существо в безумное множество вариантов жизни Одинокого. В мозгу каша "путей человеческих", наружу "свободный выбор", в целом, начало деградации. Где выход? Замереть и вслушаться в ЗВОН СЛАВЫ ЗОЛОТОЙ НА ДЕВСТВЕННОМ ВЕТРУ. Вслушаться в то, что не схватывается плотными органами восприятия, ментальностью мозга.

o Тело, как орган особого восприятия, способно ис-ЦЕЛять плоть, когда функционально не тождественно плоти. Более того, тело, содержательность которого не находится внутри плоти, но вне её, способно по настоящему исцелить неизбежный РАЗРЫВ плотских существ. То что невозможно для плоти, даже в самом удачном половом акте, является легко осуществимым для ТЕЛА. Мотивация Тела всегда извне.

o ТЕЛО СОДЕРЖИТ В СВОЁМ СУЩЕСТВЕ всех других СУЩЕСТВ ТЕЛА. Можно сказать, что ТЕЛО у всех ОДНО, но на стыке с плотью, оно ДЕЛИТСЯ на множество ТЕЛ, не теряющих СОДЕРЖАТЕЛЬНОСТЬ ОДНОГО СУЩЕГО. Внимать Телу, значит искать СБЛИЖЕНИЕ с Другим по Существу ДЕЛА. Множественность Тел знаменует плюрализм БЫТИЯ, его ЛИКУЮЩУЮ содержательность, в отличие от множества плотских существ, в котором рвётся единство Сущего и начинается Распад. Но Плоть реальна, а Тела виртуальны. Тела отстранены от интересов агрессивно-похотливой Плоти и как бы сновидны. Плоть, найдя своё Тело Сновидения, способна ВЫПРАВИТЬ, оздоровить собственные побуждения.

o Сексуальность Плоти, встречаясь с отвлеченным воображающим Эротизмом Тела, находит исключительную форму ЛАСКИ, в которой нет сладострастия присвоения и неизбежного отчуждения, Ласки, которая движется по касательной и тем лепит изящество вполне самостоятельных Тел. Здесь нет "тянитолкая" Плоти, маятника, разрушающего человеческие связи. Здесь каждый с каждым как бы проскальзывают всегда МИМО друг друга, но такое проскальзывающее касание в идеале есть ДЛЕНИЕ вечного союза, в нём никто не теряет другого.

o Агрессивность Плоти, встречаясь со сновидным устремлением Тела, оборачивается полемическим настроем особого рода, а именно выговариванием сновидного устремления языком Плоти. То, что заявляет Плоть, становится ОСМЫСЛЕННЫМ, обусловленным иной метафизической реальностью-виртуальностью. Произнося СЛОГ,по-существу, уже выражает себя ШИВА-ШАКТИ(гласная-согласная). Согласные создают отдельное Тело, влекущееся к другому телу. Гласные выражают неиссякаемую, всемогущую, необусловленную пятеричную силу Жизни.

o ТЕЛО ЭТО ВСЕГДА РЕЧЬ ПО СУЩЕСТВУ ДЕЛА. Если мы полноту Плоти ценим как МОЁ-тёмное содержание, то у Тела СВОЁ-светлое содержание, пустотное относительно плотского,ценность которого в способности ЦЕЛЬНО оконтуривать-оформлять плотное. В поле Тела Плоть ПРОЗРЕВАЕТ,существует в СОБСТВЕННОЙ ФОРМЕ. Она же неизбежно ВЫМЫШЛЕННА.

o Своя Форма словно Глаз Бога-всемогуща и бессмертна. Человек умирает потому что не находит СВОЮ Форму, Своё Тело, Своё Дело. Формирование непорченного-нетленного ТЕЛА ЗОЛОТОГО, Тела ЭЛОХИМОВ(=боги), не отпадающего своим содержанием от Единства Сущего-Творчество Прекрасного Существа Дела. Выйти на Свет Белый самосветлым ВАШИМ СИЯТЕЛЬСТВОМ-действительно ОС-МЫ-СЛЕННЫМ Существом, за-дание пугающее только слабые душонки, намертво увязшие в потребностях плоти, зарезюмированные в ней. Зарезервированные или озверевшие?

o Нейтральный динамизм ПУСТОГО (пуск, отпускать)Тела не позволяет никакой ОТПАДШЕЙ Плоти самовольничать, создавать устойчивые доминанты человеческих идеологий на основе коллективизированных влечений большинства. Мотив Мирового Тела это не всеобщие "права","демократия", "плюрализм","гуманизм",но ПРОЗРЕНИЕ БОГОВ. ДРУЖИТЬ по-настоящему могут только неразлучные боги. Боги до срока притаились в лоне Пустоты.

o Благожелательное послание Государя народу Русскому, ныне живущему странною жизнью. АМБА ГОВОРЮ,- ЗНАКОМ- СИМВОЛОМ- МЕТАФОРОЮ ВЫСШЕЙ КУЛЬТУРЫ. АМБА ГОВОРЮ, ПРЕДЛАГАЯ ФОРМУЛУ АМБИВАЛЕНТНОГО БЫТИЯ ИЗГНАННЫМ ИЗ СТАРОГО И УБОГОГО МИРА. АМБА ГОВОРЮ И, МОЖЕТ БЫТЬ, ОТКЛИКНУТСЯ РОДСТВЕННЫЕ ДУШИ ИЗ ЗАПРЕДЕЛЬЯ ЧЕЛОВЕЧНОЙ УТОМЛЁННОЙ У-ВЕЧНОСТИ.

o АМБА ГОВОРЮ, УТВЕРЖДАЯ РАВЕНСТВО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СИЛЬНЫХ- АВТОРИТАРНЫХ И НЕРАЗМЕННЫХ, ВЫДЕР-ЖАННЫХ И ВЕЛИКОДУШНЫХ, ВОИСТИНУ ИСТОВЫХ И САМОБЫТНЫХ ВОЛЬНЫХ ДУШ. АМБА ГОВОРЮ, НЕСЯ РАСКОЛ, НО И МЫСЛЬ О ВЕЛИКОМ БРАТСТВЕ, ИБО УРАВНОВЕШЕН ДУХ МОЙ И ДАЖЕ БОГИ НАД НИМ НЕ ВЛАСТНЫ.

o АМБОЙ ШЕСТВУЮ, БЕЗУСЛОВНО ПОВЕЛЕВАЯ, ФОРМУЯ ИМПЕРИЮ МИРОЛЮБИВОГО СОДРУЖЕСТВА АМБОЙ ИДУ-- ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕМ-УГРОЗОЮ-ОБЪЯВЛЕНИЕМ ВОЙНЫ,-- ВЕЛИЧАЙШИЙ МСТИТЕЛЬ. АМБА-ЭТО СИЛА РУССКОГО СЛОВА. Я ПОВТОРЯЮ РУССКОЕ СЛОВО. НЕПОВТОРИМОЕ.

o Слово сначала ЭМБРИОНОМ звучащего Смысла в Речи Разумной (эмбрион с греческого==начало мысли, изначальная цельность смысла), затем смыслозвучанием плотского тела, Языка, осмысленностью Поведения АМБИ-валентного Существа Дела. Амбиция особого рода.

o Вот узнаваемая в знаках Письменность. Это Слово Прошлого. Вот устное звуковое сообщение. Это Слово Настоящего. И нечаянно Тело, которое мышечно "вспоминает" себя Языком Смысла. Такое Тело изобретает Слово Будущего. Децентрализация языка, как специализированного органа общения, оборачивается формой нового центрирования человеческой личности в Мире. Я Язык. Теперь уже невозможно забалтывать Слово или замалчивать его. Несмысленное передается звучному, Я свободно выражаю в голосе любые свои домысленные ощущения, состояния, но Тело моё всегда есть знак Смысла. И насколько он у-богий или богатый, тотчас опознается теми, кому он представлен. Теперь Смысл не спрячешь и не превратишь в двусмысленность, для этого необходимо стать невидимкой или раздвоиться телом своим. Если письменное слово и звуковая речь обеспечивают "дальнодействие" общения, то Слово Будущего настолько близко, что именно с ближними и укрепляет смысловые сочетания. Род Человека здесь заново создается. Новый Человек, в сравнении с бывшим, скорее похож на нечто зверообразное. АМБА.

o "Тело", со всей непреложностью ставшее названием Чужого, - вот какую мысль мы довели до конца.

o Допустим, мы будем писать не о теле, но само тело. Не телесность, но тело. Не знаки, не образы, не шифры тела, но опять-таки тело. Это была, и, вероятно, уже перестала быть таковою, одна из программ современности." (Ж.Л. Нанси)

Огл. 38. Нравственность и Мораль.

o Нравственность это область проявления НРАВА. У каждого свой нрав, своё нравится или не нравится. Говорить о нравственности общей для всех несерьёзно, безнравственно. Ребёнок ещё не родился, но уже показывает свой нрав. От простых форм проявления нрава люди дорастают до очень сложных, замысловатых. На вершине личной усложнённости нрава открывается либо путь к УПРОЩЕНИЮ, как в попытке Л. Толстого, либо путь Откровения нового измерения,как у Ф. Достоевского. Откровение МОРАЛЬНОГО обновления не снимает предельной сложности-слаженности индивидуального Нрава, но вводит его в русло осмысленного ВЫГОВАРИВАНИЯ ради Нового Образа Жизни.

o Безнравственности не бывает, моральное же измерение открывается не всем. Оно предполагает некую ЗАВЕРШЕННОСТЬ ВЕРТИКАЛИ НРАВА, нахождение точки над i. Если она не найдена, в жизнь постоянно вторгается недомысленное, двусмысленное, сырое, неосознанное побуждение, искажающее Человечность в Человеке. И что есть Глупость, как не вялость на путях самоопределения, отсюда недоделанность Нрава, его постоянная глупая терпеливость либо бессодержательная суетливость. И очевидная Раздражительность, слегка упакованная в романтические формы "человечного". Даже, так называемая "любовь", только маска на путях Глупости. Завершенность отнюдь не ярлык идентификации, но предельная осознанность во всех изменчивых ситуациях существования. Строя сознательное Выговаривание ПО СУЩЕСТВУ, мы тем самым ГАСИМ инерцию трудно обнаруживаемых инертных мотивов своего поведения, словно омываемся в чистой воде сознательного понимания Бывшего.

o Выговаривание как Обращение к ВЫ, Вы-Говаривание, заражает Другого Существенным, мобилизует каждого до МОРАЛЬНОЙ ГОРИЗОНТАЛИ Пред-ставительных, Со-стоятельных отношений. Отдельность Другого, его особый Нрав, буквально убивают всё, что приятно слаженности моего Нрава. Другой, каким бы приятным ни казался вначале-- через какое-то время-- становится просто невыносимым. Ничто не раздражает более чем Другой. Всё что угодно можно постаравшись встроить в разветвленную систему своего Нрава, обеспечиваемую индивидуальным Пониманием. Только не Другого. Наш Нрав наделён Правами Единственной Субъективности. Одна голова хорошо, вторая лишняя. Где выход? В ПРОБУЖДЕНИИ ГОРИЗОНТАЛЬНОЙ СОЗНАТЕЛЬНОСТИ. Здесь Другой предстаёт отчётливо как ЛИЦО ПОСМЕРТНОГО. Мораль от латинского mores, смерть, вернее смерть есть граница жизни. Нрав ищет САМО-ОПРЕДЕЛИТЬСЯ, Моральное Существо ищет СО-ОПРЕДЕЛИТЬСЯ, в СО-ВЕСТНИЧЕСТВЕ.

o Нраву выгодно, и поддерживается им причинно-следственное ДЛЕНИЕ. При этом господствует заклинательная технология Единства,--единый Бог, единая материальность, единый мир,человечность,народ,личность. Словно некое ОСЛЕПЛЕНИЕ не позволяющее узреть ДЕЛЬНОСТЬ РАЗ-РЫВА, а значит и ценность ЖИЗНИ РАДИ ДРУГОГО. ДЛЯ чего ты живёшь? Естественно ДЛЯ СЕБЯ. Но РАДИ чего ты живёшь? Ответ будет другим-РАДИ ДРУГОГО. Единство de facto оказывается формулой оглупления людей, в угоду светской или духовной власти неких самозванных "избранных". Однако есть ИЗБРАННИЧЕСТВО особого рода. Круг ВОЛЬНИЦЫ ГОРИЗОНТА.

o Все виды фиксированного в законе Права явно вытекают из Нрава, нравственного начала, физического, посюстороннего. Видеть Нравственность как особую область в системе общественной жизни выгодно власть предержащим. Разделяющими не по существу, но чтобы властвовать. Властвовать, чтобы вытеснять все признаки Другого. Кодифицированная нравственность в виде различных юридических законов изо всех сил пытается показать свою "заботу" о человеке. Гротеск неизбежен. Десять человек непроизводительного "организаторского" труда указывают одному ТРУЖЕНИКУ, что ему нужно делать. При этом ссылаясь на, "общечеловечность" закона. Такого рода организаторы всегда стараются законно владеть всеми инструментами насилия, подчинить себе армию, органы внутренних дел. Добровольные Народные ДРУЖИНЫ, превратить в законных ментов. Всенародное ополчение в случае опасности, в котором народ и армия одно, превратить в армию специалистов. Если невозможно заразить такую армию энтузиазмом Героического Нрава во имя великих идей, её просто делают армией наёмников.

o Что значит стать ВЗРОСЛЫМ? Стать МОРАЛЬНЫМ СУЩЕСТВОМ. Это даётся не от рождения, а у многих вообще не даётся. Моральное существо наделено предельной ЛИЧНОСТНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ перед ДРУГИМ. Оно Со-стоятельно. Моральное существо, в аналитическом осознавании ФАКТА, предельно РЕ-ФЛЕКСИВНО и предельно РЕ-АКТИВНО во взаимодействии. Оно не глохнет тупо на холостых оборотах своей ментальной заторможенности и одинокой амбиции. Всегда в горизонтальном АКТЕ ОБРАЩЁННОСТИ. Великодушно, не в нирваническом растворении себя, погашении ума, безличности, но в предельно ДЕЛЬНОМ ЛИЧНОСТНОМ опыте ДРУЖБЫ РАВНЫХ. Вот здесь то и подступается НИРВАНА как нейтральная благость-тишина МИРА, ни рваного. Здесь никто никого не обязывает, ибо повзрослели.

o Моральные критерии не могут быть биологическими, критерии различающие скопище людей и РАСУ. Само понятие Расы за пределами биологического расизма. Этика "равноправия" для масс отлична от морального Равенства Расы Разумных Существ. Само "безнравственное" разделение людей на представителей Массы и Расы, по существу своему есть начало МОРАЛЬНОГО ОЗДОРОВЛЕНИЯ общества. Можно сказать, что этика Расы определяется индивидуальной ВОЛЕЙ К СМЕРТИ, в которой действительное смирение перед активностью Другого. Для биологических рас здесь начало расовой катастрофы.

o В моральном Содружестве ПРАВО есть индивидуальная ОПРАВ-ЛЕННОСТЬ СОБСТВЕННОГО НРАВА перед ЛИЦОМ ДРУГОГО. В таком СОДРУЖЕСТВЕ не может быть в принципе людей себе на уме. Умение каждого выставлено на КАЗНЬ, по-казываемо Другому, и потому, каждый КНЯЗЬ. Моральное Государство есть круг Избранных Авторитарных Князей, являющихся ОБРАЗЦОМ СОЗНАТЕЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ И ПОВЕДЕНИЯ. Казнь Князя это его ДОСТУПНОСТЬ Народу своему. Каждый Князь есть Царь своему Народу. Содружество Князей объединение народов. Князь-гарант единства своего народа, прибежище сокровенных его упований. Говорю и обращаюсь к Своему Русскому народу, ради РУССКОГО Союза. Русь самодержавная не противоречит Руси СО-ДЕРЖАВНОЙ (монархия-аристократии). При таком ПРАВЛЕНИИ неуместно разделение Права на Естественное(внешняя защита от стихийных своенравных сил),Частное(защита граждан друг от друга) и Публичное(защита от защитников)ибо каждый в Праве своего Нрава-на определённом уровне понимания по вертикали либо на КРОМКЕ Горизонта.

o Незрелый нрав постоянно пытается спрятаться от суетливости (суицидливости) своих переменчивых намерений в устойчивости чего-то вполне законного и Закон тут как тут, бесконечно размножающий себя. В стороне от моральной состоятельности тех над кем он главенствует. В поле Нрава господствует власть Закона над Эгоизмом каждого, в моральном поле изобретаются Правила Игры. Принимающий-играет. Не принимающий ищет другую игру. Существо Нрава видит Законность Смерти. Моральное Существо принимает Вызов Смерти и начинает Договариваться с ней по поводу Правил игры. Только здесь достигается выразительный стиль самобытной силы.

Огл. 39. Долг и Норма.

o Долгое-долгое-долгое время ожиданий наших укрепилось в должном значении используемых слов. Слова заряжены-заражены долженствованием разного рода. Слова словно выборные пред-ставители настоящего ПРОИЗВОДИТЕЛЯ слов, перехватывают его ВОЛЬНУЮ СОЧИНИТЕЛЬНУЮ инициативу и скрытным долженствованием принуждают следовать "законному" консервативному соподчинительному порядку должного,--постоянного ожидания, вместо ТВОРЧЕСТВА.

o Полагается верить общепонятному значению слова. Разве кому-то не понятно слово СВОБОДА? Человек "должен быть свободным". Но-НЕ ДОВЕРЯЙТЕ СЛОВАМ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВУЮЩИМИ ВАС среди людей! Они подстава. Они ввергают человека в неизбывное долг-оё-ё прозябание в неосознанной нужде. Предатели не только избранные депутаты Думы, "заботящиеся" о своём народе, выражающие его "волю", но и любые используемые общепонятные слова, и неважно выражают ли они отвлеченный смысл или прагматическое назначение конкретного предмета. Как жить среди предателей? В скафандре иронии? Увы, он ненадёжен в АКТЕ, только в глухой обороне.

o Необходимо САМОМУ СТАТЬ ЕДИНСТВЕННЫМ СЛОВОМ ДОЛЖНОГО. Такое слово функционально односмысленно. Оно НАПРАВЛЯЕТ всё множество разнородных долженствований в РУСЛО ведущее к единственной Высоте ДОЛЖНОГО, где все виды неравенства должного преодолеваются, завершаются в ДОЛЖНОМ ПРЕДСТОЯНИИ перед Другим. Вот где исток НОРМАЛЬНОГО Слова. Исторически наработанные слова тотчас показывают всю свою содержательную убогость, когда выявляется единственно должное: ЧЕСТЬ ИМЕЮ! Честное Слово, ЧЕСТНОЕ СЛОВО есть Высокое Предстояние Существа Дела Другому Существу. Здесь горизонталь Нормы, в свете которой (нур=свет) все слова пользовательские, привычные оказываются РАВНОЗНАЧНЫМИ, среди них просто нет более или менее важных. Но для инертного течения жизни именно это и кажется а-номалией, безумием.

o Слово по своему смыслу может быть ГОРНИМ и ДОЛЬНИМ, даже внешне одно и то же. Дольнее слово услаждает говорящего или слушающего своей понятностью, по памяти (дольче вита). Горнее Слово мозгу невыгодно, горькое, ядовитое, ибо требует особой активности от него. Гору необходимо покорить. Только с высоты можно обозреть просторы Будущего, не повязанного, не помятого памятью. Горнее Слово на вершине смысла неизбежно МЕТАФОРИЧНО. Нормальная Метафора в отличие от поэтических-фантастических эпитетов, аллегорий, сопрягает в Человеке Слово МИФ (миф=мысль) и Слово-МИСТЕРИЯ Действия.

o Наступательный характер нормы проявляется в ТОР-ЖЕСТВЕННОМ использовании ОТВРАТИТЕЛЬНЫХ, нецензурных, незаконных слов-изгоев-маргиналов. Здесь говорит нормальная Мужская Любовь, в отличие от подлой, пидарасной, которую вполне устраивают "естественные" отношения людей и слов.

o НОРМА утверждает, во-первых, ценность самобытного Существа, способного ВЫМЫСЛИВАТЬ Свою Реальность и, во вторых, соотносить её с Реальностью Другого, самоценного, искать Реальный Резонанс МИРА как СОДРУЖЕСТВА. Всё прочее ненормально, абортировано из Высокого Существования в области прозябания, терпения, нужды, мелких дозированных удовольствий, скорее убивающих, чем продлевающих жизнь.

o Все виды общественного долженствования всегда безуспешно гоняются за призраком БЫТИЯ-В-СЕБЕ, демонстрируя свою неполноценность для-себя. Страх. Изобретая нормативы вместо НОРМЫ, за-коны вместо КАНОНА Норм, авторитетность вместо авторитарности ЧЕСТНО живущего, бога вместо ДРУГОГО. Другой же словно ДРАКОН кружит в высоком небе, недоступный у-богим.

o Тот кто, осознав я-отдельность, испугался безбрежных просторов Бытия-в-себе, теряет Я, обретая из-Я-н, себя как изъян существования.

o Изъян заразителен, именно он требует первенства законного, ибо чувствует ущербность самовольного желания, боится самоволия со стороны других. Изъян стремится упрочить механизм защиты, ибо не доверяет естественному инстинкту самосохранения, его реакциям. Отпадая от подлинного Я, я-изъян теряет русло единственного Долженствования-русло могучей реки,-- и рассеивается во множестве установочных разнообразных долженствований, обязательств. Личность мельчает и окончательно вырождается. Даже анархическая "свобода" не помогает, потому что утеряна ВОЛЯ Единственного Долженствования. Уяснить Дорогу такой Воли и непреклонно двигаться по ней, даже если поломаны крылья, перебит позвоночник, устали ноги,--идти чтобы достичь Ликующего Величия Личной Силы и общаться с Ликующими-вот Сверхзадача.

o Норма как особого рода процесс нормализации факта, снимает-выдыхает напряжение долженствования, потому великодушна. Или, по-другому, великодушна только Норма. НОРМАЛЬ в согласных образует четырёхзначное ЛоНо твоРческой Мысли,--Н-Р-М-Л. Словно четыре стороны света, четыре ключевых направления к Горизонту. Доминирует НОРД. Направление Бытия.

Огл. 40. Имя и Звание.

o ИМЕНИТЫМ-ЗНАТНЫМ-ЗВАННЫМ. Что в Имени? Глубина Понимания, поймать, понять, иметь, ёмкость,-- глубина вмещения. Что в Звании, вернее Кто? Возможность обратиться к Другому или быть ПРИЗВАННЫМ. Кто Знатен? Кто Головой, прямым УГЛОМ, угловатостью сопрягает вертикаль Именитости и горизонталь Званности. Имя ВЫСОКОЕ завершает Самопонимание и совершенно когда Званно. ИМЯ СОБСТ-ВЕННОЕ, чтобы стать звонким Званием, необходимо сначала оглашается в индивидуальном понимании, оглушает звон своих понятий и наружу выявляет не Понятие, но Обращение по Существу. Именно это в словах "человек познай себя", ради призвания своего. Смелость Понимания сменяется Смехом Знания, оглушающем насилие понятий.

o Имя необходимо осмысляет всю Иерархию Роста Понятий. Многих Зовут Именитые, но откликается мало Избранных, выстроивших СВОЁ ИМЯ, как самобытный МИФ. В своё имя я вслушиваюсь, звание выговариваю. И когда пробую выговаривать-хохочу как безумный. Странное знание.

o Профаническое знание, иначе информация, всегда заблуждается-блуждает в поле сообщений, теряя Существо ЗНАТИ, теряет Голову. Информации умудряются приписать онтологический статус: материя-энергия-информация. Везде где Существо Познающее не выявлено как главное Начало, определяющее Бытиё, там возникают призраки-"архетипы", ангелы, демоны, "энерго-информационные матрицы", "высший разум" и т. д. Язычество. Информация, лишенная головы, собственно, не ин-формация, а де-формация. Есть, однако, ин-А-Я?-формация.

o Профаническое знание всегда однозначно, можно сказать,что оно определяет Низший Миф. Причинно-следственный закон в нём первенствует. Знание следственное всегда чего-то расследует-исследует. Непрерывное до-знание. Внешне это выглядит как процесс бесконечного познания. А кто ПОЗНАЮЩИЙ?

o Знать не просто феномен, но само существо Знания, с одной стороны определяющее объективность Сущего, с другой-психическую начинку Познающего, систему его намерений.

o Знать склоняется и спрягается. Имя склоняется к другому Имени, иначествует. Звание сопрягается со Званием Другого.

o Ум в Имени высокомерен, Умел и Смел. В Звании же Разумен и Сердечен. Имя Собственное не может быть товаром для сбыта. Это тот драгоценный камень, что и за копейку не продашь. Это Место приложения Самосильного. Привычные имена-понятия недопоняты и потому стяжательны, корыстны и неудержимо размножаются. Имя Собственное не размножается, но преображается, обращаясь в Звание.

o Вертикаль Имени можно определить как отношение Понятого к Недопонятому. По горизонтали же ТРОИЦА: Слово-ИМЯ, Слово-ЗНАНИЕ и Слово-ГЛАГОЛАНИЕ. Знание необходимо Двусторонне-двужильно-терминально. Парадоксально достигая в Имени Софийности Мира, в Звании Сущности-Существа Мира.

o ИМЕНИТОСТЬ предполагает Совмещение Своего Имени и Своего Имения. Имение это, прежде всего, собственное плотное тело,затем, объём обстоятельств находящихся во владении-СОБСТВЕННОСТЬ. Пожалуй, можно сказать о НАСЛЕДОВАНИИ ИМЕНИ, от чести-это ОТЧЕСТВО. Связь Именитого со своим Отечеством. Наследование Имения-Фамильное, Родное, материально-энергийное.

o Именно здесь можно увидеть основание "неразделяющего различения" СУЩНОСТНОЙ и СОФИЙНОЙ природы Бога, "более слабое" чем привычное трёхипостасное. Именно здесь основание для утверждения ЦАРЯ, как Единственного в Имени Своём Отчем и Благословенного Софийным Имением. Софийное Имение-Тело Царственное, сотрясается от смеха, инициируемого сущностью Имени.

o Утверждённость в своей НЕСОМНЕННОЙ ИМЕНИТОСТИ, Стое-Росовости, есть основание Единственного Звания и ПРИЗВАНИЯ Своего. Где СА-МО-ВО-ЛИ-Е не самовольничает, но ЯВЛЯЕТ БОГОЧЕЛОВЕКА в МИР. Ради Смыслового Озвучения Мира и его ОБНОВЛЕНИЯ. Самоволие не своевольничает, ибо смешливо-благодушно-со-участливо. Только САМОВОЛИЕ способно посылать Другому несерьёзный игровой сигнал, выстраивая Мета-обращение. По форме он может быть агрессивным, но по содержанию Мета-форичен. Где этого нет, нет подлинного Самоволия.

o Где ИИСУС (СПАС) улыбается, там Миролюбие. Где он серьёзен, там может стать знаменем , инквизиции и прочих "прелестей" неулыбчивого христианства. Конечно и инквизитор может улыбаться, но его улыбка ядовита, улыбка ли? Скорее оскал.

o Если мы предъявляем Имя Собственное в предельно серьёзной значимости своей, это говорит о том, что мы не вышли за пределы контура своего языка, заражены язычеством, истеризмом, индивидуальной параноей, манией преследования,--одно следование догоняет другое. Имя хранит самобытное содержание как уникальное чувство юмора в субъекте Имени. Все остальные чувства, так или иначе, наведённые извне и потому обуславливающие поведение субъекта-не свои.

o Обращение ПО-СУЩЕСТВУ-Призывание, Речь, Благодарение,-- там, где индивидуальное чувство ЮМОРА разряжается радостью СМЕШЛИВОСТИ без причины. СМЕХ-Начало РЕЧИ. Здесь Язычество становится подлинным Я-зычеством. Призванного смешит любая долговременная серьёзность. Она уместна только в виде ПОКАЗА индивидуального иерархического Древа, и Себя как СУЩЕСТВА-ДЕЛА. Иначе это просто Тирания. Смешливость ПРИЗВАННЫХ, не отменяет серьёзного ракурса жизни, скорее острит его. Смешливость говорит о ВТОРЖЕНИИ плюрального Бытия в объём Сущего, отсюда пара-лели разных существований, и соизмеримость их смешения-смешливости-смышлённости.

o "…Хотя мы и живем в аноќнимном, беспорядочном мире публики, но все же в "апостольском преемстве", переданном нам по праву церковью, мы обладаем послеќдним звеном великой последовательности предоставления слова всеќму человечеству. Никто не может осмысленно высказаться перед поќдобными себе, если он не будет представлен им…

o Древние египтяне могли выполнять команды только того, кому было предоставлено слово… родной отец не мог предоставить слово правителю. Ибо нельзя было завоевать или вывести первенство по отношению к Солнцу и Луне, пустыне и наводнению, исходя из родства по плоти и крови.

o Вопрос о предоставлении слова до сих пор не был поставлен ни одќним исследователем-источниковедом. Поэтому на него никто еще не дал ответа. Возможно, тебя это не удивит. Но цеховое братство ученых живет - по крайней мере, официально - верой в то, что следует лишь тщательно читать тексты. Тогда они, дескать, смогут дать исчерпываюќщие ответы на все вопросы - даже на те, которые не были поставлены. Увы, тексты этого не делают.

o … Древнейќшая форма "ты" - "Ка" - в начале истории письма на Ниле относилась ко всем людям. Но затем применительно к подданным стала использоќваться другая форма "ты". Только по отношению к фараону сохранилось обращение "Ка", исходящее из уст богов.

o … там, где ко мне обращаются на "ты", я принадлежу к домочадцам, там я у себя дома и там мне предосќтавляется слово. Человеческие руки сокола, изображенного на палетке Нармера, возвещают о том, что отнюдь не накожные руны предков наќзначают нового исполина власти, который находится перед нами. С ним на "ты" говорит небесный сокол, и местоимение обретает силу…

o Посредством Ка управление начинает функционировать, поќскольку тот, к кому обратились на "ты", теперь способен делать и то, и другое: воспитывать и наказывать, назначать на должность и смещать с должности. Но он способен на это только до тех пор, пока у него предќполагается наличие Ка. В конце VI династии дело дошло до глубоких соќмнений в божественности фараона. И справедливость, похоже, была подорвана. Тогда знать по всей стране потребовала права быть причастќными к дому богов и завоевала это право. Дело зашло настолько далеко, что в конце концов каждый стал утешаться верой, будто он сам являетќся Осирисом. Демократия пяти миллионов Осирисов, оплодотворяющих Хатор-Исиду, знаменует собой наступление заката Египта. Естественќно, она была концом, ибо означала прекращение того первого прислуќшивания к богам, которое посредством воздетых рук сокола, способноќго парить на большой высоте, призвало человека стать братом богов, к которому они обращаются на "ты". Но если что-то заканчивается, то это не означает, что оно опровергнуто. В своих профессиональных знаниях мы до сих пор остаемся египтянами. И в наши дни Ка продолжает жить в очищенном виде, знаменуя собой принятие в члены высшей духовной иерархии. Оно живет, например, в словосочетании "высшая школа", используемом для обозначения университета даже тогда, когда он деграќдировал до уровня обычной школы. Даже демократия не может обойтись без Ка.

o …Эллада не только изобрела гласные звуки. Она также поместила их в качестве первостепенных в самый центр своих наименований букв, а согласные, доставшиеся ей от древних народов Передней Азии, назвала второстепенными звуками. Тем самым греки косвенно, но четко высказали положение о том, что их письмо строится на гласных. В этом отношении гласные имеют право и у нас считаться творением, которым мы обязаны Гомеру. Ибо до Гомеќра они не имели никакого значения, и у них не было ни внешнего обќраза, ни имени

o На тропе войны имеют значение только воины, и первоначально язык, по-видимому, был так интимно связан с посвящением в воины, что дети не имели права говорить. Весьма торжественные слова "fas", "fari", "fatum", входящие в состав слова "infant" (ребенок), означают "строго формальный, обязывающий язык", овладеть которым не имели права ни дети, ни женщины.

o Дети и женщины могли оставаться без имен. Воин обладал именем лишь тогда, когда он сражался. Инициация, посвящение юношей, конфирмация - это моменты времени, в которые начинается серьезность, обладание именем, долг. До этого "человек" не идет в счет. Появление на свет и самосознание должны каждый раз заново расходиться друг с другом. Иначе мы выродимся.

o Жизнь до возмужания - это преджизнь. Так в течение тысячелетий жили индийцы, эскимосы, китайцы, индонезийцы, майя и германцы; таким образом, имелось три промежутка времени - преджизнь, жизнь, жизнь после смерти.

o Читатель уже может дедуцировать чисто теоретически, что там, где жизнь после смерти возобновлялась и воспринималась как бессмертная, свет сознания, возможно, падал и на преджизнь (О. Р. Хюсси).

 

o "Особенность семантики собственных имен состоит в том, что у них нет концептуального значения, придающего слову известную стабильность так, что при всем разнообразии значений (при всем множестве вхождений в множество языковых игр) нарицательное слово сохраняет основное "словарное" значение, "что бы там ни говорил Витгенштейн", а есть только коннотативное значение - смысл. То есть нельзя построить класс объектов, названных одним именем собственным, так чтобы этот класс покрывался общим значением, исходящим из этого имени собственного. Имя собственное, таким образом, привязано, не к концептам, а к индивидам. Связь между одушевленным индивидом и его именем теснее, чем связь между вещью, названной именем собственным, и ее значением. Между именем собственным и его носителем не стоит значение, которое объединяло бы всех его носителей. Собственному имени, так сказать, почти нечего терять, а все, что ему есть терять, носит субъективный характер. Поэтому его легче забыть, то есть вытеснить. Вся та коннотация, которую содержит имя собственное, только облегчает ложную подстановку другого имени" (В. Руднев. Язык и смерть).

Огл. 41. Край и Граница.

o (Абхазское название финиша, черты, за которую нужно забросить "чиќжик" или аналогичный предмет, - амба (буквально "невидимое").

o "…специфической чертой русской культуры … является ее принципиальная полярность, выражающаяся в дуальной природе ее структуры. Основные культурные ценности (идеологические, политические, религиозные) в системе русского средневековья располагаются в двуполярном ценностном поле, разделенном резкой чертой и лишенном нейтральной аксиологической зоны. "(Успенский, Лотман)

* Непрерывные суть те, края которых одно.

* Касающиеся суть те, края которых вместе.

* Следующие друг за другом суть те, между которыми нет ничего однородного им.

* Первое время движения есть то, которое не больше и не меньше движения1.

* Первое место есть то, которое не больше охватываемого им тела и не меньше.

* Покоящееся есть то, что и ранее и позднее находится в одном и том же месте, как само, так и части.(Прокл)

o Край, конец, предел, тупик ли, остриё ли-есть завершенье дленья. Определение Дления есть о-краивание, о-кромление его. Край от-рубает лишнее. Вы-кроить рубаху. КРЕПИТЬ что либо, значит укреплять КРАЙ, РУБЕЖИ. Юрий Долгорукий обозначил рубежи Российской территории, её исторический размах. На КРАЮ достигается полнота ОПРЕДЕЛЁННОСТИ, надёжность Тверди. Рыба, вольготно плавающая в море-океане, найдя край Воды, может сделать попытку выйти на сушу и осваивать новую форму движения. На Краю России начинается РУСЬ.

o ОТКРОВЕНИЕ КРАЯ есть ГРАНИЦА. Граница необходимо двухстороння, в ней сходятся Два Края. Только крайнее значение Означаемого сопряженного с крайним значением Значимости(денотат и конотат) делает Означающего ПОГРАНИЧНЫМ Существом Со-Знания. Маргинальность его может проявляться как выброшенность на периферию-край окультуренного пространства, но может быть весьма Значительным Явлением Встречи Разных Мiров. ОЗНАЧАЮЩИЙ, как АМБИ-валентное существо не может однозначно встать на позицию содержательного эгоцентризма или альтруизма, он всегда МЕЖДУ. Потому и смел, что его как бы и нет. Вот он и смеётся, сеется смелостью. Показывая тем своё настоящее МИРОЛЮБИЕ и Открытость к Другому.

o К чему приходят разработчики определённости мира? Либо вязнут во множестве авторитетных значений сущего, отрекаясь от сущностного аспекта Сущего в Себе, либо начинают самовольничать, полагаясь на запас субъективных ресурсов, провоцируя конфликт.

o Край, если не является краевым-конечным Пониманием Познающего, всегда может ранить, уязвить, обидеть Другого. Потому мы говорим о крайнем крае-Границе, где строится ДЕЙСТВИ-ТЕЛЬНОСТЬ СО-ЗНАВАНИЯ Великодушного Существа.

o Люди пограничного Режима знают нейтралитет МИРА(а на нейтральной полосе цветы…),они не служат той или другой стороне-стране, но складывают определённость самобытной культуры, странной, в которой ключ МИРА. С такими людьми возможны только ДОГОВОРНЫЕ отношения по Горизонтали, где нет Принуждения, в противном случае они как бы исчезают, пока тираны выясняют отношения друг с другом. Пример Казачьего Круга. За-порожья.

o Крайняя Крайность перестаёт выставлять себя как За-кономерности Мира, но ставит на КОН, на-конец, ПРАВИЛА Игры, оправданность Игрового ПОСЫЛА к Другому. Граница здесь становится ЗНАМЕНИЕМ НЕРАЗДЕЛЯЮЩЕГО РАЗЛИЧЕНИЯ МiРОВ.

o Когда Вид Означаемого облачается-окромляется предельно краевыми Значениями своей Жизни, необходимо сим-волишными, его боготворит-благотворит Сила ОЗНАЧАЮЩЕГО, которая есть Время, всегда Настоящее. Оно не разрушает Вид, но творит нетленную Ин-ди-ВИДуальность. Странное, незнакомое, непонятное Время. Новой Земли и Нового Неба. Странное, непонятное Существо Времени, не временное, но вечное.

o Край табуирует, останавливает эволюционный Путь своей ЭСХАТО-ЛОГИЕЙ. Останавливая, не пресекает генезис явления, но вносит в него структурный момент. Здесь зачин Высокой Культуры действительно Разумной Человечности. Подлинная эсхатология не может быть серьёзной, она смеётся. Край, не становящийся Границей, порождает Чертовщину (черта) увечной, а не вечной Человечности. Черти всегда заняты важными делами, даже смех пытаются использовать утилитарно.

o Определяя Означаемое как Существо Вида, мы тем выявляем краевое Значение всяческих знаний и потому перестаём блуждать в информационных Морях, никогда не теряем из вида Существо Дела, укрепляем его предстоятельность-представительность перед Другим. На Границе Самопонимания.

o "Конец познания" шокирует только тех, кто ещё ничего Собой не Представляет. Избранные Познанием Творят Мир, торят Дороги Мира, а не познают усложняющиеся при-знаки сущего. Шок может как в гипнозе ввергнуть познающего в сон, ибо он привык бодрствовать среди актива своих понятий. Сохранить сознательное внимание при этом, значит узреть невиданные перспективы со-творчества. "Познавать" больше нечего-сродни прыжку в пропасть. Упадёшь-пропадёшь или полетишь, кто же скажет кроме веселящего газа-хаоса внутренней лёгкости себя. Трудно Человеку стать парящим Драконом(другим).

o Необходимость познавать определения (прилагательные),исчерпав себя в определённости самосущего (масло маслянное), оборачивается другим По-знанием, в котором не нужно раз-бираться, но только СОБИРАТЬ СУЩЕСТВЕННОЕ.

o Край предметного мира есть тот гранит, что грызёт наука, но вещий край создаёт Саму Вещь, в её Волшебной Состоятельности. Вещая Вещь всегда пребывает в РИТМЕ НОВЛЕНИЯ между физической и метафизической стороной существования. Граница здесь проявлена пра-вильно, оправленностью сущностного, эстетической очевидностью ЧУДА. Чудо чуждо всем формам научного доказательного ведения. Оно ПРЕКРАСНО. Природа Прекрасна только в окончательно сознающем себя Существе Существования. Вне его, она просто безжалостно красива и утомительно однообразна.

o Гранитная неприступность Чудесного в его неподвластности природным законам. Оно живёт своей особой жизнью созвучной жизни МИРА. Найти КРИНИЦУ чудесного удел Счастливых.

o БЕСКРАЙНЕЕ, вполне определивши себя, готово быть творящей, устрояющей Границей Мира, всегда выражая СМЕЖНОСТь МiРОВ.

o Граница есть определение Разума, в отличие от кроящих умений Ума. Разумеющая Деятельность есть, ни много ни мало, Чудотворчество. Краевое Понимание, завершая эволюцию недочеловека, заклинающего о Человечности и тем заклинившегося в псевдочеловечности, К-РАЙской жизни начинает самоходное движение. Окромляя прежде жившее как МЁРТВОЕ,умирающее, мы умудряемся выскользнуть из КРЕМЛЯ в РАЙ Воистину Живых. В Раю доминирует РИСК ЖИТЬ, в Кремле механизмы Самосохранения и омертвления. Всё природное внутри Кремля, но порода человека ищет ТЕРЕМА Жизни, ищет нетленную телесность свою.

o Неэволюционный аспект Высшей Культуры совершенно недоступен человеку низшей культуры. Псевдочеловек все свои усилия вкладывает в развитие экономики конкретных определений, опосредующих отношения Определяющих, он боится метафизической глубины Мысленного, её ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОГО ИСЧИСЛЕНИЯ. Боится услышать Звук который издаёт не отдельное горло, но Встреча По-Существу, встреча как со-бытие.

o Боязнь побуждает наращивать количество определяющих-защитных знаний, подавляющих саму возможность ИГРЫ Высшего Мифа, возможность Диалога. Удобно устроившись среди привычных определений, обыватель перестаёт замечать сгущение Грозовой Тучи над своей головой. Гроза разразившись легко сокрушает "всемогущество" человека, рушит его постройки словно карточный домик. Но НЕУЯЗВИМ Человек ГРАНИЦЫ. Человек ИН(ОЙ) ФОРМАЦИИ. Граница, ПО-СУЩЕСТВУ не может стать общим местом, она всегда неповторима, не коллективизируется никакими "синтезами", "законами". ГРАНИЦА ПРАВИТ ЖИТИЁ-БЫТИЁ ЧЕЛОВЕКА. Границу можно представить как РОЕНИЕ Бытия Сознаниями. СОЗНАНИЕ ЕСТЬ ГРАНИЦА. Рай как Рой.

 

o Пара-граф Слова из двух антиномичных слов своим вторым словом модулирует мотивацию, определяемую первым словом. Модулировать значит выстраивать из завершенных модулей сущее в другом измерении-на другой частоте осуществления. Существительное модулируется Прилагательным до момента превращения призначного как призрачного в самоценность существительного. Пример: Правда истинная. Ради Истины по правде. Природа мирная. Ради Мира в природе. Глагол модулируется Наречием до обращения наречия в самостоятельный глагол. Второе слово выражает интенцию Бытия в отношении Сущего и осуществляет Событие. Событие осуществления Существительных создает ситуацию Местоимения модулируемого Предлогом. Я и Ты. Здесь Ты означает предлог (предложение Я, К тебе обращенное). Событие со-гласия создаёт ситуацию Числа-моделируемого Союзом. Одно и Другое. Здесь Другое значит союз-сочинительный или противительный или о-смотрительный. Итого-восемь основных частей Речи. Число и Местоимение как Время и Пространство Существа Действия. Такая вот ОКРАИНА Речи.

 

o "…наиболее "горячими" точками семиообразовательных процессов являются границы семиосферы. Понятие границы двусмысленно. С одной стороны, она разделяет, с другой - соединяет. Она всегда граница с чем-то и, следовательно, одновременно принадлежит обеим пограничным культурам, обеим взаимно прилегающим семиосферам. Граница би- и полилингвистична. Граница - механизм перевода текстов чужой семиотики на язык "нашей", место трансформации "внешнего" во "внутреннее", это фильтрующая мембрана, которая трансформирует чужие тексты настолько, чтобы они вписывались во внутреннюю семиотику семиосферы, оставаясь, однако, инородными. В Киевской Руси был термин для обозначения кочевников, которые осели на рубежах русской земли, стали земледельцами и, входя в союзы с русскими князьями, вместе ходили в походы против своих кочевых соплеменников. Их называли "наши поганый" (поганый - одновременно "язычник" и "чужой", "неправильный", "нехристь"). Оксюморон "наши поганые" очень хорошо выражает пограничную ситуацию.

o Для того, чтобы Байрон вошел в русскую культуру, должен возникнуть его культурный двойник - "русский Байрон", который будет одновременно лицом двух культур: как "русский" он органически вписывается во внутренние процессы русской литературы и говорит на ее (в широко-семиотическом смысле) языке. Более того, он не может быть изъят из русской литературы без того, чтобы в ней не образовалась не заполненная ничем зияющая пустота. Но одновременно он и Байрон - органическая часть английской литературы, и в контексте русской он выполнит свою функцию, только если будет переживаться именно как Байрон, то есть как английский поэт….

o Граница личности есть граница семиотическая. Так, например, жена, дети, несвободные слуги, вассалы могут включаться в одних системах в личность хозяина, патриарха, мужа, патрона, сюзерена, не имея самостоятельной "личностности", а в других - рассматриваться как отдельные личности. Ситуация возмущения и бунта возникает при столкновении двух способов кодирования: когда социально-семиотическая структура описывает данного индивида как часть, а он сам себя осознает автономной единицей, семиотическим субъектом, а не объектом…

o Пересеченность семиотического пространства многочисленными границами создает для каждого движущегося в нем сообщения ситуацию многократных переводов и трансформаций, сопровождающихся генерированием новой информации, которое приобретает лавинообразный характер.

o Функция любой границы и пленки (от мембраны живой клетки до биосферы как - по Вернадскому - пленки, покрывающей нашу планету, и до границы семиосферы) сводится к ограничению проникновения, фильтрации и адаптирующей переработке внешнего во внутреннее. На разных уровнях эта инвариантная функция реализуется различным образом. На уровне семиосферы она означает отделение своего от чужого, фильтрацию внешнего, которому приписывается статус текста на чужом языке, и перевод этого текста на свой язык. Таким образом происходит структуризация внешнего пространства…..

o Если внутренний мир воспроизводит космос, то по ту сторону его границы располагается хаос, антимир, внеструктурное иконическое пространство, обитаемое чудовищами, инфернальными силами или людьми, которые с ними связаны. За чертой поселения должны жить в деревне - колдун, мельник и (иногда) кузнец, в средневековом городе - палач. "Нормальное" пространство имеет не только географические, но и временные границы. За его чертой находится ночное время. К колдуну, если он требуется, приходят ночью. В антипространстве живет разбойник: его дом - лес (антидом), его солнце - луна ("воровское солнышко", по русской поговорке), он говорит на анти-языке, осуществляет анти-поведение (громко свистит, непристойно ругается), он спит, когда люди работают, и грабит, когда люди спят, и т. д.

o "Ночной мир" города также расположен на границе пространства культуры или за ее чертой. Этот травестированный мир ориентирован на антиповедение…

o Усиление интенсивности семиотических процессов в пограничной полосе семиосферы связано с тем, что именно здесь происходят постоянные вторжения в нее извне. Граница, как мы уже сказали, двусторонняя, и одна сторона ее всегда обращена во внешнее пространство. Более того, граница - это область конституированной билингвиальности. Это получает, как правило, и прямое выражение в языковой практике населения на границе культурных ареалов. Поскольку граница - необходимая часть семиосферы и никакое "мы" не может существовать, если отсутствуют "они", культура создает не только свой тип внутренней организации, но и свой тип внешней "дезорганизации". В этом смысле можно сказать, что "варвар" создан цивилизацией и так же нуждается в ней, как и она в нем. Внешнее запредельное пространство семиосферы - место непрерывающегося диалога. Безразлично, видит ли данная культура в "варваре" спасителя или врага, носителя здоровых моральных качеств или развращенного каннибала, она имеет дело с конструктом, построенным как ее собственное перевернутое отражение. Так, в насквозь рациональном позитивистском обществе Европы XIX в. неизбежно должны возникнуть образы "пралогического дикаря" или иррационального подсознания - антисферы, лежащей вне пределов рационального пространства культуры.

o Поскольку реально любая семиосфера не погружена в аморфное "дикое" пространство, а соприкасается с другими семиосферами, обладающими своей организацией (с точки зрения первой, они могут казаться не-организациями), здесь возникает постоянный обмен, выработка общего языка, койне, образование креолизированных семиотических систем. Даже для того, чтобы вести войну, надо иметь общий язык. Известно, что если, с одной стороны, в последний период римской истории солдаты-варвары возводили на трон императоров Рима, то, с другой, многие военные вожди "варваров" проходили в свое время "стажировку" в римских легионах…"

o (Ю. Лотман. Семиосфера)

o "Какова цель творчества? Ее можно определить через анализ пограничных стратегий в поведении человека:

o это может быть самопознание, т.е. обнаружение своих границ, осознание границ, определение границ. Можно сказать, что творчество - это различные способы проведения новых границ своего мира и самого себя;

o творчество как самоутверждение и самовыражение: расширение границы, размыкание границ, сдвиг, развитие, совершенствование, прогресс, расширение границ своего опыта;

o творчество как поиск себя, испытание себя: пребывание на границе, в пограничной ситуации, в пограничной зоне, в неопределенности, двойственности. Здесь возможны различные последствия, можно ожидать чего угодно, но любые события происходят только на границе; расширение границ человеческого опыта;

o творчество как самосовершенствование, освобождение (освобождение от мира, бегство от мира), избавление от границ, прорыв в царство духа, самообожествление, самообожение, самоспасение;

o творчество как поиск другого, встреча с Другим: это переход, пересечение границы, преодоление границы (подвиг), нарушение границ (преступление), переступание границ, разрыв границ, разрушение, превосхождение границ, расширение границ человеческого, преображение, спасение, обожение;

o творчество как трансцендирование: пребывание за границей, за гранью, по ту сторону, в другом пространстве, в иных сферах бытия. Это вдохновение, озарение, просветление, откровение и другие феномены духовного и мистического опыта" (Гурин С. П. Маргинальная антропология).

Огл. 42. Полно и Цельно.

o Полноценное ПОЛНОЦЕЛЬНО. Различим Полноту от Цельности. Полное-содержательно, накопительно, полное ведро, судьба. Полное предполагает Полое, способное вместить содержание-наполниться. Полое пусто, полное наполнено. Полнота содержания ис-полняется, изливается из вмещающей полости. Полость ищет насыщения и наполняется. Вселенная как полость, полость желудка или та, что под черепной коробкой взыскуют особого содержания. Если предположить полость, "пустотность" которой абсолютно равнодушна к своему содержанию(пример посуды в которую можно положить всё, что угодно),мы придём к некой механической омертвляющей системе понимания, мертвящей геометрии и арифметике, может быть и удобной в обиходе "всепожирающего зверя", но абсолютно неправильной. Неправильность здесь в полагании стерильного абстрактного однородного пространства, якобы являющегося пространством вмещения-общего основания на котором стираются различия в угоду тождеству. Но само Пространство есть уже Полнота особого рода, простирание неопределённого, неопознаваемого до срока Содержания. Потому физики соотносят с абстракцией пространства физический Вакуум, а склонные к метафизике измышляют Эфир или Акашу. Однако пространство не может быть в принципе "пустым". Пустота, как исходное Полноты, по существу, точечна, точкой пустоты, точкой в которую втягивается пространственность любой Полости и тем обеспечивается своеобразное искомое наполнение, всегда ИЗВНЕ. Внешнее парадоксально является настоящей причиной внутренней содержательности. Точка пустоты как бы съедает пространственность, но съедает пространственность кладбища похороненных вещей, тем восстанавливая Пространство как простирание волящего внутреннего Смысла, вполне живого.

o Пространство, общее для всех, делает ненужным индивидуальное самобытное проявление, которое настолько самобытно, насколько начинает само-простираться, создавать ОСОБОЕ пространство. В общем пространстве всё оригинальное вынуждено УЖИВАТЬСЯ-УЖИМАТЬСЯ и Вы-живать. Пространство Живых можно представить я-чей-истым, сотовым. Найдя свою Я-ЧЕЙ-ку, человек перестаёт претендовать на бесконечный прогресс, экспансию внешнего пространства, но взыскует Границу встречных ИНИЦИАТИВ. Граница предельно интересна. Она Живёт. Наркотик "бесконечного" поощряет бесцельный туристический энтузиазм, набор впечатлений, совсем не меняющий образ и качество жизни. Потом всё уходит в "Нирвану", то есть в гибельное небытиё. Турист это не определение Человека, но Проходимца, с которым ничего существенного не создашь. Так. Мимолётности. Человек ищет Границу. Горизонт как Границу своей Ячейки.

o Если Диаграмму Полного можно представить областью СВОЕГО пространства восприятия и осознания среди безбрежности неосвоенного пространства, То Диа-грамму Целого выражают две предельно-точно сопряженных Области в Безбрежности Большого Мира. МОЯ и ТВОЯ. Два соприкасающегося Круга. И никакого "Одного" Мира. Безбрежность это не ОДНО. Целое есть Со-Единение одной и другой Полноты, но при этом Полнота Своя всегда полая-слушающая, Полнота Другого(ТЫ) действительна-полна и ис-полняется, становясь Простой(опростаться). Слушающий угадывает Другого, тем самым находит собственную Полноту. Такое СЛУШАНИЕ, параметры которого абсолютно никому не доступны, основание вхождения Вида Полноты в А-Социальность СВОБОДНЫХ, в которой не разрушается САМОЦЕННОСТЬ каждого. Необычная а-ссоциация. Как часто говорят: ты меня не слышишь, ты меня не понимаешь, ты не внимателен. Здесь уже заявляет себя тирания якобы общего для всех пространства. Кто же в состоянии знать насколько другой слышит? В А-социации Друзей никто не заявляет свою способность знать качества восприятия и понимания Другого.

o ПРОСТО НЕЧЕГО ТЕРЯТЬ. ПРОСТО НЕЧЕМ ОБЛАДАТЬ. ПОЛНОЙ МЕРОЙ ОТДАЮ. ПОЛНОЙ МЕРОЙ ДА ВОЗДАСТСЯ.

o Парадоксальность Целого упорно пытаются снять все "умные", "гуманные","миролюбивые" люди, отождествить с тотальной моно-литностью Полного, Единым Миром. Полнота же ПОНИМАНИЯ Одного неожиданно открывает Инаковость в Восприятии, так выявляется и правится Целое. Полнота может НРАВИТЬСЯ своим содержанием, но только Целое всегда ПРАВИТСЯ. Полнота Смысла настолько Нравится Человеку, что ис-полняется Правдой индивидуального Обращения. Полнота В своём ИНОМ ИСЦЕЛЯЕТСЯ. Здесь она достигает самоценности.

o Точка Пустоты есть Сердце Полноты, настолько ничтожна-исчезающа, что допускает раздельную множественность Сущих(чума). Исчезая в Плюральность Бытия (=ничто) Точка Пустоты в полости Сущего выявляет свою альтер-нативу СВЕТ, который одновременно волна (дление) и частица (квант). Один-единственный Квант Света выводит в Мир единственное ЛИЦО Своё (своё=свет). В опыте светового, светловидного Роения квантов света. Полнота всегда взыскует одно, она и лепит ОДНОГО. Целое же характеризует Со-гласие Абсолютно разных (абсолютов).

o Пустота просветляет оптику Бытия, позволяет быть Цельным, жить не только Полнокровной жизнью, но и ЦЕЛЬНОЙ. Какой бы полнокровной ни была жизнь, она всегда присваивает Другого, судит и осуждает Другого. Но только Цельный способен не судить и не присваивать Другого, но ОЦЕНИВАТЬ Предъявленное, оценивать легко и непринуждённо, не насилуя волящее начало в каждом.

o Бытийная точка Пустоты инспирирует возникновение уникального Центра Со-Бытия, с одной стороны, нейтрального, с другой, уравновешивающего абсолютно разнородные инициативы Квантов Света.

o Полнота исчерпывается полнотой Понимания Единого Сущего. Пустота "исчерпывается" в раздельности и абсолютной Солидарности множества Существ Понимания. Образ Одного Слона, которого ощупывают слепые, для слепых возможно и верен, но прозревши каждый обнаруживает себя один на один со Своим Слоном. Себя как Единственного Слона.

o Разве не настала пора переоценки ценностей. Прежде всего, самого понятия "ценность". Превратим его в ТЕРМИН, то есть в то, что стоит двусторонней границей между известным полноценным содержанием и некоторым содержанием, как бы пустым, однако не лишенным своего необычного актива. Такой ракурс побуждает подвергнуть РЕВИЗИИ как наши мотивы, так и эмотивы, императивы, выраженные значениями слов, предложений, интонацией речи. Ценно следствие, сцепленное со своим причинным основанием, но и ценна цель которая сцеплена со вполне осознанным намерением, с субъектом намерения. Двойная Ценность оказывается четырехзначной, тогда это "ценная ценность". Если в окружающей среде мы не находим действительной причины, подменяя её одним из предыдущих следствий, тогда выровнять Целое мы можем активизируя силу Намерения, необходимо укрепленного в нашей субъективности. Более того, найдя Причину в собственном исходном Намерении, мы сами становимся необусловленными средой существами, а обуславливающими её, вплоть до воссоздания совершенно новой-посмертной.

o Сигнально-охранительные значения слов культуры, которая потеряла пластичность, живую подвижность самоорганизации, можно преодолеть, корректно ревизуя все её ключевые, вполне понятные смыслы. Ревизия "единого мира" приводит к нас к уразумению множественности миров и множественности субъектных начал. Единый Мир не может быть Целым, поскольку Целое возможно только в СПАРЕННОСТИ, четности, сцепленности, солидарности, сочинительности миров. Только выражая индивидуальной аурой, харизмой несомненную полноту мирового существа, мы вступаем в Мировое Целое.

o Представляя Читателю Слово Целого (исцеляющего любые со-четания), как Слово не оторванное от авторского самосознания, мы намерены, тем самым, сократить значимость любых социально-значимых предложений до значения простого Слога Стати, как бы ошибочного, как бы преступного, как бы нарушившего Статью язычных законов, как бы явившегося некстати. И вот снова на-до у-чить-ся чи-тать по сло-гам. Что-бы вос-ста-ти. В невыносимой легкости бытия.

Огл. 43. Команда и Артель.

o Команда необходима в ситуации когда среда обитания активно побуждает разных людей объединиться, скооперироваться, чтобы преодолеть насилие со стороны среды над элементом среды наделённым свободной волей-мыслящим себя как необусловленное существо. Животные также сбиваются в стаю ради выживания. Все виды человеческих объединений, а их много, можно свести к ДВУМ принципиально различным. Команда всегда имеет одну голову-лидера, бригадира или монарха, не важно. Одна голова хорошо, вторая же всегда лишняя в вопросе принятия решений. Чаще всего в команде человек отвлекается от насилия природы подменяя его насилием со стороны другого человека. Но возможна исключительная КОМАНДА где Командир знает Путь в Страну АРТЕЛЬНЫХ отношений, почти неизвестную изнасилованному человечеству. Люди словно загнанные зверьки цепляются за то что кажется человеческой культурой, но на поверку химерой.

o Артель это Содружество Свободных Самоорганизующихся Существ. АРТ-ЭЛЬ. Действие Бога (Эл-ь, Ал-лах, Эл-лохимы). Состав Команды словно движется среди гор, один за другим, за ведущим, Вождём. Среда вздыблена и бросает вызов людям и этот вызов принимает только одна голова, она то и вербует участников команды. За команду всегда отвечает одна голова, пресекающая любые признаки разброда, мятежа. Пожалуй, первое, что предпринимает Вождь создаёт свои силовые органы, наращивает мышцу ради организованной слаженности Команды. Но вот Горы преодолены, трудный перевал пройден, впереди Равнина, где каждый может почувствовать себя командиром. Восстание неизбежно. Подступается возможность другой формы объединения, возможно ради другого предназначения. Здесь к Цели можно идти Цепью, рядом друг с другом, боковым зрением замечая друг друга, не подталкивая и не ожидая-Лавой Славы Равных.

o Какую же Цель преследует АРТЕЛЬ? Наверняка, отличную от Задания Команды. Трудно разглядеть её когда обусловлен задачами команды (семья, племя, народ, спортивная команда, воинское формирование, команда морского судна, космического корабля и т.д.). Потому подступаться к формулированию её будем осторожно, вглядываясь из завесы привычных понятий в брезжащий просвет предстоящей ЦЕЛИНЫ. Все известные нам слова выработаны нуждами команды, по существу, идут от одной Головы (бога отца, творца всемогущего). Однако Язык сохранил иное Наследие, идущее от Эллохимов, танцующих Богов. Его то и предстоит осторожно рас-паковать(рах-мир), осторожно, поскольку в противном случае мы внесём разлад в своё сознание и других,а силы Танцующего Бога в себе не найдём. Просто добавим ещё одного шизофреника-параноика в мир.

o Артель не отменяет Команду, как Семя не отменяет Дерево на котором выросло. Потому я определяю себя в политике как монархист, но не застываю в этом определении, но начинаю собирать Свою Артель,изыскивая Равных себе Я-зычных Со-Братьев. Скорее, даже не я собираю, но Ветер Мира несёт нас Вольных на неведомые Земли.Плоть же наша принадлежит этой Земле. Ветер Мира побуждает в каждом интенсивное внимание к смысловой содержательности каждого и цельного Братства. Когда говорю Братство, не игнорирую Сестер, но подчеркиваю со-бирание-собраться бы нам братцы.

o Кто ставит Цель объединения? Команде,--физический мир, среда обитания. Артель же собирается ради Мира, собираема Миром как Мечтой потусторонней миру сему. Интерес к Другому как к Новой Земле. Другой здесь Знамение и Существо Мечты. С известного и привычного другого человека, примелькавшегося и такого понятного, словно спадают ветхие одежды и он вдруг Друг, предстаёт сияющим Существом Мира. Вдруг и навсегда. Достаточно в жизни одного мгновения Прозрения, чтобы навсегда заразиться инородной мотивацией. Артель, по существу своему, есть сказочное Сообщество. Вымысливаясь, оно накапливает силу и вот оно уже отменяет старые декорации. Вот мы уже среди пляшущих протуберанцев Солнца и они не сжигают нас-это мы пляшущие протуберанцы, существа переселившиеся на Солнце, ставшие Солнцем, аб-СОЛютные, пересилившие тягу земную, нужду земную. На земле же мы пляшем солнечными зайчиками, неуловляемые земнородными существами.

o Можно ли узнать и жить духом Артели, если не осознан опыт Команды? Это невозможно. Если человек не Вос-питан Командой Высшего Предназначения, его легко соблазняют команды лишенные бытийного Смысла, зацикленные на себе формирования, своеобразные, но неизбежно распадающиеся. Артель не распадается ибо в ней сама Смерть Творит Жизнь. Ангел смерти животворит, вестник жизни убивает. Такая вот загадка.

o Команда Высокого Предназначения формируется не абстрактным (мёртвым) богом, но вполне человеческим существом, наделённым божественной благодатью. Он не ищет властвовать и стяжать богатства, но исполняет трудную и Единственную Задачу, вывести избранных за пределы насилия среды-за данность фактичной "реальности", укрепить в них и в себе мотивацию особого рода.

o Лоно Богини-Женщины вынашивает участников Команды, но в лоне Божественного Глагола вынашивается состав Артели. Русский Язык хранит артельную мотивацию жизни. На Руси всегда говорящий-совещающийся ценен по преимуществу, даже если не делает никаких других дел. Он старается Словом выговорить Себя перед Другим. Совещательность артели может вообще не дойти ни до каких дел. Однако есть Делание Слова. Если и выделять уникальное явление Руси, оно в Артельной Со-Вести, совещательности Равных. Признающий Со-Весть, уже в Русле Исключительного Со-Бытия, уже Русский. Говорящий на русском ради каких угодно "насущных" дел, еще только россиянин. Забросим же сеть Слова в море Российской ментальности, ради Русского Разума.

o В эпоху командно-административной власти, Артель неизбежно предстаёт в виде касты, словно обломок какой-то древней, давно забытой цивилизации, всплывающей Атлантидой. Титаник современной техногенной культуры неизбежно сталкивается с это всплывающей Атлантидой. До срока Артель в Резервации. Участники разных специализированных команд, как бы не замечают её. Она вроде бы никому не вредит и никому не нужна (неуловимый Джо на кромке горизонта). Но вот появляется Команда Высокого Назначения (КВН), гвардия Императора и предлагает ролевую игру в Самодержавие, как бы понтуется легко и беззаботно. Её участники ангелолюди из Атлантиды. Пока их распознают таковыми, они уже сделали своё ДЕЛО. Артель несёт в человеческие сообщества чуму, которая проявляется как растущий потенциал неуправляемости каждого. Все институты власти терпят фиаско на всех фронтах. Демократия, как последний бастион командно-административной системы власти, только последнему идиоту представляется спасительным и справедливым разрешением человеческих проблем.

o Самодержавная Команда (гвардия Императора) легко преображается в Артель, освоив язык Равных. Равный это не кто-попало, но только носитель и выразитель Высокого смысла. Чести и верности Гвардейца. Иначе получается скоморошеский базар простолюдинов, рапыляющий, разбазаривающий потенциал Высокого Смысла Со-Бытия.

o Если Команда, по существу своему, военное формирование, то Артель есть формирование МИРА. Мир всегда готов к Войне. Есть драчки и раздоры, которые пытаются назвать себя Войной. Но мы, Гвардейцы, знаем единственную Войну ради Мира. Мы не мятежные и беспокойные "миротворцы", но безмятежные Мировые Существа.

o В команде споры неуместны, принимаются только предложения, решает всё Один, как Адам. В Артели же Спор есть необходимое основание, чтобы Дело спорилось, в нём каждый шлифует-проясняет Лик-Образ другого. В Споре рождается Истина Артельных отношений. И Ликование особого рода. Артель разрешает Проект Соборной Богочеловечности. Словно выращивает Цветок Папоротника

Огл. 44. Род и Год.

o Родившийся не всегда годен-угоден Богу. Богом здесь назову систему смысловых мер. Каждая-критерий и фильтр, не всякий пройдёт. Меры Бога (Gott)-месяцы Года, единственного в своём роде. Год как свершение Рода. Род как Исток-Родник, чистая вода, струение силы. Вот она выбилась из "Ничего" Бытия, ищет Осуществления, завершения и Свершения в Сущем. Вот рокочет, пророчит, бормочет, до Тебя дотянуться хочет.

o НЕ ВСЁ ЧТО РОДИТСЯ, МОЖЕТ ПРИГОДИТЬСЯ. Годное, угодное, по-года, погодить, ждать, наде-жда, ка-ждый, при-гожий-вот слова явно одного корня. Николай-Угодник назван так не потому что угодничает перед кем либо, но потому что Устроитель МЕР ГОДА. Оправляет Родившееся в Годное. Ка-Ждый не просто какой-попало, но долготою Года измеренный, ко-году причастный. Год не продлевается, он есть Формула Совершенного Существа Жизни. Новый Год-новое Существо жизни. Мы привыкли располагать годы в общую временную последовательность. Так было не всегда. Чрезвычайная распущенность и инерция сознания создаёт иллюзию бесконечно протяженного линейного времени. Можно научиться вместить всё время в Круг Года, становясь Персоной Года в безбрежности Безвременья.

o Четыре сезона ГОДА могут воплотиться в четырёхсторонний характер Существа Жизни-Крестоносца-Крестьянина. Вся Вечность умещается в интервал Года. Год это не только 365 дней земных, это Круг Обращения. Планеты вокруг Звезды, Звезды вокруг Звезды, Человека вкруг Человека.

o Родившееся Существо ввергается в непрерывный опыт Бодрствования. Не замечать разрывы безвременья, сон, значит наращивать память бодрствования, его инерцию. Сон, же призван регулярно осуществлять сбросы напряжения Бодрствования, что благоприятствует фокусировке сознания на ИНТЕРВАЛЕ ДНЯ. ДЕНЬ-ДИВО-ЗЕВС. ДЕНЬ как ОБРАЗ Единого, регулярно бросаемый в кипящее, обновляющее молоко Ночи.

o Именно в конце Года, хорошо потрудившись, мы предчувствуем Новогоднюю Ночь как Волшебное Сновидение. Но проходит эта ночь и всё как всегда. Почему? Потому что в течении года мы не гасили инерцию Бодрствования, но раскручивали маховик будничной нужды.

o Родившееся постоянно соблазняется Будущим, а будущее вязнет в Бывшем. Так утяжеляется Живущий. Однако, осознавая пустоту Прошлого,--всё прошло,-- можно открыть свою Судьбу двигаясь не в Будущее, но в Прошлое, которого нет. Так обнаруживается Существо Судьбы, которое не ищет длить себя в Будущее, но несёт его в своём Бодрствовании Дня и Грядущее открывает не продолжением Времени, но как ВСТРЕЧУ с Другой СУДЬБОЙ. Вот и СВАДЬБА, словно в волшебном Сне.

o В происхождении-Родовое, в Предназначении-Годовое, Человеческое Существо, как Новогоднее оказывается уже не выношенным и рождённым, но Существом Зачатия, Зачинщиком СО-ВРЕМЕН-НОСТИ. Годное Зачатие это непрестанное Со-При-Косновение и Завязь особого РОДА. Есть Род и РОД.

o У животных года не отличаются друг от друга, но человек, став Существом Года, формует иной РОД Жизни. Дух животного, животное влечение тянется в непрерывности времени в неопределённую бесконечность, Можно даже сказать, что не зная смерти, животные и не умирают. Животные бессмертны. Человек смертен, но зная о смерти, человек может научиться СВЕРНУТЬ в себя Линейность Времени (вер-мя, верни меня), стремиться жить не в количественном длении, но в качественном СВЁРТКЕ Бытия. Только здесь уместно говорить о Равенстве Годных. Все рождённые же никогда не равны друг другу и так или иначе подавляют друг друга.

o Рождённый, попадая в материальный мир, до срока не сознаёт своего У-Родства, но угадывая Год, УРОДСТВО обнаруживает как совершенную Красоту Рода. Обретая Годное Сознание,Человек словно дваждырождённый резко отличает свою жизнь от жизни в линейном времени. Человечество раскалывается на Единородных и Годных. Первые своё Единство-Человечность, обосновывают биологическим родством, вторые-качеством Сознавания. Генеральные мотивации тех и других радикально отличают их друг от друга, без всякой дополнительности и компромисса.

o Годное существо перестаёт быть кочевником по духу своему, желающему покорять время и пространство, но устойчивым как Древо Жизни, с листьями-днями и корнями протянутыми в звёздное небо.

o Сверхчеловек, в существе своём, скорее, не сверхзверь-белокурая бестия, но Растение. Такой вот реверс понимания. Растение как СУЩЕСТВО СНА, победитель времени, Йог, сопрягающий в себе звёздные миры.

o Более подробно о строении КОЛО ГОДА, мы расскажем в другом месте, описывая структуру Языка Годного. Космоязычие. Ни-КОЛАй Угодник различает, чтобы утверждать Дельное, формуя Нацию Годных.

o Поговорим о Роде и о Годе, о годном народе. Не всякий, кто уродился, пригодился.

o Многие полагают, что если человек родился, то он тотчас становится Личностью. Начну свой разговор с вызывающего утверждения: Личностями мы становимся, когда ОБРАЗОВАЛИ себя, совершив своеобразный оборот вокруг Солнца, тем уяснив необходимое и достаточное число мер жизни.

o Каждый, родившись из известного места необходимо должен пройти еще одно узкое место-круг года. Зачем? Чтобы не быть не-годяем, человеком однодневкой, как бы не вполне доношенным. Прожить можно много лет, но так и не стать зрелой Личностью. А не зрелая это, собственно еще и не Личность.

o Жил-был круг и был у круга центр. И не стало круга. Почему не стало? Потому что не было человека, знающего, что значит центр для круга. И не умеющего устойчиво кружиться вокруг смыслового центра. В своем кратком и, надеюсь, вполне свежем и не затертом разными астрологическими подробностями, сообщении, я только пытаюсь привлечь ваше внимание к одному интересному обстоятельству. Уяснив его, мы перестанем быть, что называется, темными лошадками друг для друга, становимся Сиятельствами.

 

o Сегодня будем говорить о Старом Годе. Кто его прожил, наверное, должен знать, что это такое?

o Что значит СТАРЫЙ? Прочный и крепкий. Как Дом. Тогда из него можно выйти навстречу Новому Году-в гости. Если же в доме беспорядок, то выйдя из него, мы несем с собою свои нужды, свою озабоченность. Словно ящеры, у которых хвост ущемлен проблемами неухоженного дома. Хороший обычай перед новым годом выбрасывать ненужные вещи, только утяжеляющие человеческое существование. А оставлять только те, которые подчеркивают самобытность ГОДНОГО человека и вместе с ним переселяются в новый год.

o Если мы действительно прожили год, значит, мы его знаем, а если знаем, можем и готовы жить по-новому. Не так ли?

o Вы думаете в русских сказках, описывающих старика со старухой, речь идет о ветхих, доживающих свой век дедушке и бабушке? Нет. Стариком можно быть и в 20 лет, если по-стараться в этом возрасте укрепить свою жизненную позицию согласно мерам Года, сделать её годной. Стараться, не значит старится, но выйти к людям, как звезда по имени Солнце. Разве земля, совершив годовой круг, не причастилась всех таинств соли-дарной жизни? Солнечный свет простирается очень далеко. Кстати и слово ПРОСТРАНСТВО имеет тот же корень, что и в слове СТАРЫЙ, а также star-звезда.

o Когда мы рождаемся и живем долгую жизнь, это не всегда говорит о ГОДНОСТИ нашей, отсюда всяческие несправедливости в семье, в обществе, в государстве. Кстати, суд-арь и суд-арыня-носители своих суд-еб планетных, а вот год-ный сударь-государь, он то и создаёт государственный строй. Вопрос о годности мысли, слова, поступка необычно актуален в наши дни. Ответ на него конечно можно подменить своенравием,--если кто-то или что-то нравится, мы приближаемся, не нравится, отчуждаемся. Но что из этого получится и получается? Нрав, что называется, на РОДУ написан, и нрав у каждого чересчур специфичен, изменчив и люди в итоге предельно удаляются друг от друга, не сумев найти устойчивую позицию. Быть ГОДНЫМ значит найти саму суть солидарных отношений, быть всегда готовым общаться друг с другом как настоящие звезды.

o Можно заметить, что насколько часто мы употребляем местоимение "каждый", настолько теряем его единственный в своём роде смысл, а именно, это слово несет в себе корень года, как и слова "се-годня", "все-гда", "то-гда", "ко-гда", "ждать". Каждый значит "долгожданный", в отличие от всяких и разных и неких. И слово "дол-го" не безразмерность наших ожиданий, но отчетливая определенность интервала Года-длительность его.

o Как практически воплощается матрица Года в жизни людей?

o Из старейшин и князей когда то на Руси выбиралось 12 бо-яр, своего рода Правительство одного главного князя, которого называли ЯРЛОМ, знаменующим Солнце-Ярилу. Отсюда слово "ярлык", грамота на годовое княжение. Ярл правил на протяжении одного года. 12 бояр символизируют 12 месяцев, каждый выражал своим характером и общественной задачей возложенной на него одну меру года. Дюжины всегда было достаточно, чтобы вы-дюжить, справиться с многоголосицей людских мнений, множеством мотивов поведения, сфокусировать их вокруг действительного центра-Самодержавной Личности князя-царя.

o Аналогично представлены и 12 апостолов Иисуса Христа.

o Когда мы прожили старый год и действительно закончили его, а не растягиваем в дурную бесконечность "многие лета", скрывающуюся за словами "эволюция", "прогресс", "история", то мы законно встречаем Новый Год, как новый образ жизни. Законно потому что закончили строительство своей годности. По существу же-своё божественное сознание. Год=Gott. Стараться "бесконечно совершенствоваться" как нас учат почти все ложные учителя, так или иначе оборачивается старением и распадом индивидуального самосознания-старческим маразмом. Но вот руководствоваться идеалом КОНЕЧНОГО СОВЕРШЕНСТВА нечто другое.

o Кто помогает на этом пути? Фигура Николая-Угодника, Санта-Клауса. По-годите понимать угодника как угождающего разнообразным потребностям людей. Он стоит стражем Числа, Меры и Веса годового строя. Эта фигура символизирует достаточно жестко необходимость придерживаться мер года. В одной руке он держит нож, инструмент разделения и различения, в другой, корабль Судьбы человеческой, образец устроения, потому его считают покровителем мореходов. Каждый из нас становится мореходом, когда пускается в море людское в своём суденышке. Утлым ли оно будет, так что разобьют его волнения моря житейского или устоит против них и проложит путь в Эльдорадо?

o Но куда ж ты мчишь суденышко судьбы под парусом надежды и любви? Возможно, рулевой уже ослеп. Но знай, что на далеком берегу нас ждут и непреклонно верят в чудо.

o Формула месяцев обступающих солнце Года как бы показывает устройство нашего Взора, нашего божественного глаза, провидящего сквозь туманы истории облик вечного. Солнце славяне называли Хорсом, от него и хорошее. Хор и сейчас состоит минимум из 12 участников, если менее, то называется просто ансамбль. 12 танцующих и поющих участников Хора славят существо светящее своим светом.

o Люди редко задумываются о вещах, что ближе близкого к ним. Таковы и названия месяцев года. Почему они так названы? Какое задание или заповедь наших предков передают нам. Если мы не исполним это задание, мы будем просто никуда не годными существами, которых уже никто не пожалеет, поскольку сами оторвались от своих предков, и любое стихийное потрясение смахнет негодников с лица земли. Вы разве знаете, почему десятый месяц декабрь у нас по счету двенадцатый? Почему именно февраль такой некомплектный? И многое другое. Это не случайность, но серьезные проблемы, связанные со столкновением разных систем счисления, разных идеологий.

o Старый Год можно символизировать капитаном корабля. Новый же Год это НАВИ-ГАТОР, прокладывающий курс кораблю по звездам.

o Сопряженность Старого и Нового Года не находится только в точке Полуночи 31 декабря. Когда Год проживается полноценно, его весна и лето, осень и зима становятся гранями человеческого характера, не просто родившегося, но рождественского существа. Такому существу, Новый Год открывается как определенность символического языка, непрестанно обновляющего и освежающего его историческое бытие силою как бы потусторонней-"не от мира сего".

o Хотели бы вы непрестанно праздновать и встречать новый Год каждодневно, все-гда СЕ-ГОДНЯ? А не только, по привычной схеме, несколько недель по детски ностальгически предчувствовать его очарование, а затем к 1 январю, напрочь лишиться его. А был ли праздник? Начинаются, вернее, продолжаются старые дела и мысли. Я же говорю о бесконечном очаровании каждого дня года в случае, когда эти два Колеса, Старый и Новый Год находятся в непрестанном обращении друг вокруг друга, в непрестанном соприкосновении. Когда ж такое возможно? Когда удается один единственный раз встретить реальный Новый Год, а не его имитацию-однодневку.

o Система года в живой Традиции представлена порядком Мистерий, по одной на каждый месяц. Половина этих мистерий выражает прямое эволюционное развитие первого лица Януса. От января, символизирующего исходный двунаправленный посыл божественной силы (ИОА-н) к февралю. Февраль значит вибрирование. В марте эта вибрация формирует меры марта, своеобразные стоячие волны года. В апреле прорываются эти меры как почки на деревьях. В мае, символ которого телец, уже видим упрямое Существо дела в окружении Майи, видимости. В июне названном по имени Юноны, богини плодородия, Телец вызревает ко дню летнего солнцестояния в Апполоническое существо года. Возможно, что название Ивана Купалы происходит от этого имени. Но навстречу апполоническому существу года движется Дионисийское существо-второе лицо Януса двуликого. (Дио-нис, Ди-ана==двойное знание). Рак пятится назад. 22 июня, 1941г., если вы помните нападение Германии на Советский Союз. Этот день выбран не случайно. И не случайно все завершилось как завершилось. А вернее, Его величество С-ЛУЧАЙ притаился в самой сердцевине Года, где скрестились лучи двух сил. Недаром на Ивана-Купалу ищут в темном и страшном лесу волшебный цветок папоротника. Папоротник размножается спорами, а тут-Цветок. Цветок и Песня Совершенного Человека Года. Если зимой мы празднуем Новый Год как Откровение и ясность Глаза, то в середине Года, как Откровение совершенного Сердца.

o А вот о СВРХГОДЕ. Занятная информация, подталкивающая к некоторым интересным соображениям:

o "Почему же тогда на столбе Джед имеются четыре уступа? Дело в том, что лишь последние четыре локтя с 13 по 16 решали судьбу года. А число 12 означало, грубо говоря, "из рук вон плохо". Число 12 означало голод, а ниже 12 отсчет вообще не велся, ниже этой отметки все было одинакоќво плохо. А выше 16 находилось нечто непредвиденное. Таким образом, "территориальное царство" беспокоилось лишь о том, что произойдет между 12-й и 16-й отметками. Поэтому эти последние четыре "верхних локтя" стали приметой столба Джед, а позднее - бога Аммона в преќкрасном иероглифе, где две руки богов высоко поднимают четыре локќтя, а над ними стоит вода (114). На "ниломере" самые низкие шесть локтей не разделялись на отдельные локти. Затем шли следующие шесть локтей, 7-12, которые графически уже разделялись, но не контролироваќлись. Затем шли решающие четыре отметки… связанный со столбом Джед ритуал относилќся не к отдельному году, а соединял два года внутри зона. Тот, кто вниќмательно присмотрится к сооружению столба Джед и к тому, как его бросают в поток, поймет также беспрестанное появление из вод Сета. Это был процесс, который должен был измеряться целиком от самого низкого уровня воды до самого высокого и вновь к самому низкому - и так до бесконечности

o Плиний сообщает, что разница между самым высоким и самым низким уровнем воды составляла четыре локтя. Налоги платили, когда вода достигала отметок, соответствующих 16, 15, 14 и 13 локтям. Но не 12! 16 локтей означали изобилие, 15 - беззаботность, 14 - довольство, 13 - нужду, 12 - голод." (О. Р. Хюсси).

Огл. 45. Сейчас и Теперь.

o Се час, то пора. Час Топора. Час-чаять-чуять-здесь выражено дление чувствования. Совсем другое-Пора. В ней разрыв дления. Пора-праздник Урожая у Славян. Зерно это ПРАВИЛЬНОСТЬ Разрыва. Зёрна зрелые собраны в АМБА-ре Мира для посадки новой. Каждое зерно выверено в собственном Часе-чаянии. Каждое слово-зерно самоценно, каждое существо уникально.

o Часы привычный и удобный предмет, определяющий время. Однако, не подменяют ли они своеобразное жизнечувствование каждого-собственное Время-чаяние, общим механическим "временем", напрочь лишенным индивидуального своеобразия. В таком "времени" Чело-вечное исчезает, исчезает и Человек в его конкретной выразительности и своеобразии. Исчезают чистые ЗНАЧЕНИЯ слов, принесённые в жертву "времени". Слова лишаются смысла.

o Часы основной прибор современной цивилизации, в которой умирает Человек. Насколько же она современна-своевременна?

o Час как Чаяние наполнен о-чарованием вещей вещи, напоённой своим временем. Множество вещей не связаны друг с другом никаким общим временем и пространством, каждая является пространственно-временным свёртком-Мiром. Соединяет такие миры Дух, не индексируемый никакими понятиями. В функции глагола-связки.

o Каждая вещь исходит из "множественности" Бытия, потому самобытна и присутственна с другой. Бытиё выступает здесь не самостоятельной метафизической категорией, но именно в функции ГЛАГОЛА-СВЯЗКИ обеспечивающей СО-ПРИСУТСТВЕННОСТЬ САМОБЫТНЫХ Вещей, вполне эмпиричных. В этом случае Время ПОРЫ будет временем Со-бытия, формированием Ри-тма отношений личностно проявленных Вещей. Но часы цивилизации создают искусственное время, в котором Событие невозможно или приобретает искаженные черты. Очарование Присутствия вытесняется предметным прагматизмом временных задач.

o Отчетливость с-порность Поры совсем не одинакова с отчетливостью предметов доступных восприятию чувства Сей-час. Те-перь наступает как вразумление чувственно воспринимаемого. Воспринимающий, сознавая своё ПЕР-венство, отделяет предметный мир от себя, он уже не обусловлен законами соподчинения проявленных феноменов. Но тем самым он побуждает вещие вещи ВЫСВОБО-ЖДАТЬ себя из предметности, восстанавливать личностное.

o ТЕ-ПЕРЬ Вещи показывают себя как эйдосы, призрачные голограммы, как бы лишенные предметной содержательности. До тех пор пока не накоплена сила особого рода, сила обретаемая в созерцательном опыте. Голографические образы одушевленные проективной энергетикой ЧАЯНИЯ призваны вытеснить власть "хищных вещей" века. Воссоздавая Психологию Человека.

o Пора это от-чаянное приключение, от-чаливание от-важного. Чувства здесь не полномочны. Они могут только длить надежды,варьировать свои количественные характеристики. Разум отнюдь не бесчувственность, но со-вершенство чувств. Такое совершенство не остановка жизни, но её обновление. Преображение чувств.

o СЕЙЧАС-это самодержавное Чувство и соответствующее Умение. ТЕПЕРЬ-это свободный Разум и солидарность Вещей. Мировая Со-присутственность. Линейное время проявляется в жизни как постоянное ожидание чего-то, что никогда не наступает. Стоять на месте или бежать куда-то, хватать от жизни предметы удовольствия или аскетически выжидать свой час. Результат-тлен и распад личности. Ветер развеивает остатки надежд и "жизнь прожита". Я испытываю брезгливость и отвращение к людям не нашедшим свой Час, то есть отдавших себя во власть обстоятельств, вынужденных подлаживаться. Не-с-ЧАСные.

o Сейчас означает ОЧНИСЬ. Мир, что вокруг тебя, совсем не то что ты "знаешь" о нём, он таит нечаянные мира-жи знания,-удивительные, устрашающие твою памятливость-понятливость, твою дрожащую душонку. ЖИЗНЬ возникающая в трещине МИРАЖИ-ЗНАНИЯ. Отнюдь не "зона сумерек" и прочие фантазмы больных мозгов, но ясное ТЕ-ПЕРЬ пер-вопроходцев. ТЫ-ПЕРВЫЙ говорит ТЕПЕРЬ. Теперь ПОРА Действовать. Пора С-Порить.

o Час таит Чудо собственного времени, отсутствующего для другого. Из этого Чуда выступают действительно Первые. Кто не смог затаиться в чуткости своего Часа, конечно того растопчет бегущее стадо слонов объективной нужды. Восстановить своё чувство времени, значит быть готовым к Большому С-порту, спарингу, спариванию, спорованию с Другим С-частливым. Споры до времени могут долго-предолго странствовать в безбрежности Мира, пугая своей идиотической отдельностью от всяческих форм совместной жизни. Но, встречаясь с себе подобными, им не до спора(как раздора). Событие Встречи-волшебство изобретаемого Времени МИРА. В котором расцветает "цветок папоротника". ТЕПЕРЬ-ПОРА ЦВЕТЕНИЯ ПАПОРОТ-НИКА.

o Если Час есть ЧИН НАЧАЛА, Пора ПЕРвенствует от КОНЦА, завершенности. Час может быть сладостным в исчерпанности своего длинного-долинного(дольче вита) содержания, Пора же категорична в соотнесённости своего Часа и Часа Другого. Предыдущего и последующего. Пора это время личной зрелости и готовность к честным-ЧАСтным отношениям с "часовыми Мира". Частное может быть не частичностью предметного целого, но собственным Часом в отношении к Часу (сей-час) Другого.

Огл. 46. Спящий и Сновидящий.

o Сон и Бодрствование так и просятся быть берегами проясняемого здесь смысла. Контраст настолько понятен, что как бы не о чем и говорить. Мы же здесь прибегли к другой Паре антиномичных. Слов.

o Сознание сна есть пробуждение. Мы спим или бодрствуем? Пока не сознаем своё бодрствование как сновидение, конечно спим. Спим увлеченные инертной массой сцепленных между собой обстоятельств, создающих иллюзию бодрствования. Наполненные чувствами и желаниями мы "живём" и как бы украдкой иногда выхватываем из своих ночных сновидений что-то очень существенное, что быстро теряем в дневном бодрствовании.

o "Тому сладко спится, кто успеет помириться". Помириться с собою. Тогда, наконец-то, наступает тот сладкий час, когда можно заснуть не для того чтобы отдохнуть перед "новым" бодрствованием старого дня, но для того чтобы покинуть назойливую повторяемость дней. Дней, создающих иллюзию непрерывного бдения. Именно во сне мы пытаемся восстановить свой ритм существования-деяния. Сознание, полноценно ОТРАЖАЮЩЕЕ воспринимаемое, вводит воспринимающего в состояние безмятежно созерцающего, он засыпает с открытыми глазами.

o Действительно тождественный Себе, настолько спокоен, покинутый всеми нуждами дня, что способен сновидеть наяву, не утяжелять опыт восприятия долгодневной памятью, не утяжелять себя неизбывной связкой с обстоятельствами жизни. Тогда-то и может он покинуть освещенную Солнцем Землю и узнать безбрежность Ночи с вкраплениями звёзд (другие дни, другие бодрствования) как неисчерпаемый ресурс сновидящего Человека.

o Земля открывается как Сон единственной человеческой индивидуальности. Но Земля во сне становится также местом встречи странников со Звёзд. Земля во сне становится бескрайней равниной, волшебной страной солидарности Равных, занятых каким-то фантастическим делом, что не в сказке сказать, ни пером описать. Сновидцы, умудрившиеся в течении своей жизни заснуть наяву, обретают особого рода Цельность и Величие, недоступное суетливым простолюдинам с их мёртвой сцепкой со злобою Дня, что называют они "реальностью".Земля для бодрствующих-единственная Родина. Земля Сновидцев место встречи в конце долгого пути.

o Мозг, который в бодрствовании обслуживает потребности организма (животное),только во сне способен активно формировать Человеческое существование. Если это высказывание вызывает противодействие, то только со стороны тех кто безоговорочно отождествил себя с "законной" средой обитания и не мыслит другого, то есть вообще не мыслит.

o Чем более напряжены отношения с внешней средой, тем более бдительным заявляет себя человек, неизбывно увязая в своей животной внимательности. Совсем не той что "взгляд змеи рассеянный и мудрый". Но бодрствующим вниманием невозможно обрести МИР. Борьба за существование. Однако внимание направленное на самого внимающего способно усыпить, как бы пара-лизовать злое бодрствование.

o Однажды ОДИН (Адам) задремал под древом жизни(несомненного Добра) и увидел вместо него древо познания Добра и Зла, такая шиза посетила. Искушение Плодом с этого древа было искушением снять невыносимость противостояния (своей и божьей воли) вполне гастрономическим "синтетическим" продуктом предложенным лукавым змеем (в котором Становление представлено опытом непрестанного снятия-устранения противоположностей, а с ними и Различения, что ведет к угасанию жизни) Так ОН потерял единственную несомненную волю райского сновидца и в сновидении играющего с Девой(Два), пребывающего в живых рефлективных отношениях с ней. Стал тупо спать в бодрствовании, став изгнанником. Потеряв Деву,--Доверие к Другому. Бодрствующий никому не может доверять, ибо связан "единством мира".Тогда Дева стала Заданием в недрах физической Данности. Чистой Идеей. Очень проблематичной.

o Наверное (значит наверняка) пора проснуться Одному от своего спанья в бодрствовании, чтобы сновидеть Мироздание Равносильных.

o Дева-Ева с помощью осмысленных значений вполне материального текста, подаёт знак Одному словно из сновидения. Недаром именно женщинами открыт так называемый СЕЙСМИЧЕСКИЙ сон, который не покидает живое существо ни днём, ни ночью. Этот сон обеспечивает зачатие, смешливость, эпилепсию, нечаянные подёргивания мышц, эхолалию, спонтанную дерзость героя или гения. Он подступается извне освоенных ритмов, он всегда не в рифму. Именно в нем пульсирует Бессознательное. Стоит обратить особое сознательное внимание на Сейсмический Сон и возможны какие угодно Чудеса.

o Трезвый, вполне бодрственный взгляд на окружающее "человечество" уже достаточное о-СНО-вание, чтобы СПИ-ться от отвращения и презрения к нему. Мне же горемычному не Спит-ся. Горе-мычность как Гор--смыкание в небе Сновидения.

o Дыхание Сновидения побуждает верить в Чудо. Чудо подступается во взгляде Другого. Можно сказать, что на известной всем земле существуют существа одного "человеческого" рода-женщины. Некоторые из них отличаются кое-какими деталями нужными для продолжения Рода. Но вот Взгляд Другого, Мужчины "не от мира сего", его особого рода речь. Мужчины пришедшего из Сновидений. Какая женщина готова встретить этот взгляд и эту Речь?

o Реальное соединение с Женой, разве не погружение в то необычное желание, что расцветает в сновидно-сказочном пространстве? Когда же встречаются разнополые, но однородные существа, неизбежен конфликт. Каждое будет отстаивать своё право главного управляющего. Может быть Шахерезада есть такая Женщина, что свидетельствует присутствие Мужского в Мире.

o Прозревая свою душу как тело сотворяемое органом Времени, Разумом Сновидца, Я вхожу в реальность сознательной жизни, неразменных ценностей её, где аннулируются невротические страхи постоянного животного бодрствования и восстанавливается нетленное достоинство человеческого Существа по существу.

o "Состояние сна приучает человека каждый день метафорически умирать, чтобы на следующее утро возрождаться. Содержание сна дает понять, что в этой "дидактической" смерти не все так уж плохо. Сны играют, таким образом, роль своеобразного танато-аутотренинга. Кроме того, сновидение объединяет влечение к жизни и влечение к смерти самим фактом своей медиативной сущности. Здесь возможно возражение, что все это противоречит утверждению, что язык психоанализа (и экзистенциализма) противопоставлен языку логического позитивизма (и структурализма) как живой язык мертвому. Но противоречие мнимое. Живой язык это такой язык, который может "работать" и с жизнью, и смертью. Редукционистсткий мертвый язык не может и не призван работать ни с тем, ни с другим." ( В.Руднев).

 

o Вот пляшет солнечное золотое божество напоённое амритой сно-знания, и где сила способная подчинить-подавить его? Нет такой силы.

Огл. 47. Выдержка и Великодушие.

o Если есть существенный Выбор, то он определяется только двумя мотивами. Быть как все, стараясь получить от жизни побольше. Другой мотив,-удел немногих неудовлетворённых фактическим положением дел,они постоянно в поиске особой состоятельности человеческой личности, её осмысленности, величия, гениальности, героического начала. Один мотив формирует множество вполне "гармоничных" личностей, довольных судьбой, второй всегда на грани срыва в аномальное.

o Автор предложенного Текста из породы неудовлетворенных. Однако, найдя особого рода ассиметричный Ал-гор-ритм, позволяет себе утверждать его как Единственный Метод культивирования Расы Разумных Существ, которой по факту ещё нет. Расы состоящей из вполне выдержанных (в индивидуальной истории)и великодушных (в обращении друг к другу) ГОСУДАРЕЙ. Странное Утверждение, которое скорее является формой безусловного Вопрошания.

o Всего два качества, как это мало для обуреваемого разнообразными чувствами человеческого существа, выдержку подменяющего вынужденным терпением великодушие-снисходительностью к низшим и льстивой почтительностью перед высшими. Мы же, сознательно различающие себя от человеческой массы, находим здесь предельное совершенство наших земных настроений-состояний. Саму Человечность, Величие Человека. Неразменное Достоинство Его.

o На путях Выдержки можно выделить четыре базовых Чувства, на основе которых формируется четыре вида идентификации личности, опорных даже в состоянии фрустрации. На путях Великодушия эти четыре базовых чувства превращаются в четыре радо-стных (ради другого) настроя.

o Напряжение физических и психических сил при обилии разнородных внешних воздействий, обычно сбрасывается в угоду примитивному зашоренному мировосприятию. Так легче и понятнее. Здесь мы все так похожи друг на друга, вполне лояльные к природным и человеческим законам, какими бы бредовыми они ни были, с точки зрения здравомыслия. Однако есть чудаки, что всё пытаются привести в Согласие все факторы своей жизни. И здесь их поджидает неизбежность пробуждения САМОВОЛИЯ как ключевого в искомой системе Согласия. Поиск Истины делает их неуживчивыми в среде Обывателей. Неуживчивость не всегда знак изъяна, но может быть знаком Избранника.

o Выдержка это СОЗНАТЕЛЬНЫЙ ТРУД Одинокого. Великодушие это РАВЕНСТВО Со-Трудников, невозможное в природе. Какие, скажите на милость, идеи могут более соответствовать человеческому Призванию, его Величию?

o Достаточно быть неприхотливым в потребностях физического плана и высвобождается огромный ресурс вольности. Что с нею делать? Сначала попробовать УДЕРЖАТЬ в ней себя, не броситься в суетливое бесцельное бессмысленное метание.

o Удержание как Торможение инертных механизмов привычного реагирования, привычных побуждений. Кто осуществляет торможение? Мысль, что "не от мира сего". Такое торможение отличается от замедления реакций на воздействие среды тем, что гасит все виды несущественного влияния, высвобождая Чуткость-реакционность по существу. ТОР-МОЖЕНИЕ может-торить Путь принципиально Новому Воз-Буждению. Здесь ударивший меня по "левой щеке", получит возможность воспринять Реагирование "правой", существенной стороны. Реагирование, идущее от существенной индивидуальной Нутри, не улавливается никакими внешними предписаниями. Обывателю, пекущемуся о своей безопасности, невыгодна правая сторона и он предаёт правый путь. (Превратить её в установку прощения, "подставь правую щеку",--в угоду тиранам, обеспечивающим "безопасность" людей, --можно только униженным извращенным сознанием.)

o Мы ценим общение с себе подобными как высочайший мотив в жизни. Уточняю: "подобие" в значении радикального Различия и Повторения. Ради этого необходимо быть Выдержанным, уметь отстраняться и избегать долговременных связей с различными людскими назойливыми типажами, уметь дружить с совершенно "невыносимыми" самородными существами.

o Установки на "человеческую порядочность" нет в нашей культуре отношений. "Человечное" либо вполне присвоено-освоено ОСОБЫМ существом мысли, либо является инструментом манипуляции тиранов разных мастей. Среди разных людей ЧЕЛОВЕК всегда единственнен и, если он призывает к ЧЕЛОВЕЧНОСТИ, то значит вовлекает в свой единственный проект.

o Не частное терпение, но совершенная Выдержка позволяет открыть человеку зрячую Доверчивость к Другому, ибо беспристрастна и подступается к Другому не для того чтобы использовать его по нужде своей, но, в радостном ненасытном УДИВЛЕНИИ перед драго-ценностью Друго-го, ради алхимического СО-ДЕЙСТВИЯ с ним.

o Именно Другой восстанавливает нашу первородную Чуткость. Другой формует Два Лица мои, лицо УГРОЗЫ и лицо МИЛОСТИ. Угроза хороша, ибо говорит о напряжении индивидуальной воли. Милость хороша, ибо выражает благодушие личной состоятельности перед другими. По другому: ЛЮБОВЬ и ЯРОСТЬ.

o Выдержка -Самодержавность, способность ПСИХИЧЕСКИ и физически не устать, а устоять в обстоятельствах жизни. Великодушие-Самоотверженность, способность ПСИХОЛОГИЧЕСКИ и сознательно релаксировать в направлении к Другому. Выдержка+Великодушие=Величие.

o Великодушный не следит-наблюдает и не ищет контролировать других, но улыбается-созерцает, выискивая себе подобных. Он ДРУЖЕЛЮБЕН по существу. Ничего показного. Мир Великодушного кажется нереальным тем, кто свыкся с миром своей нужды. Мотивы Великодушного неисповедимы. И никто не властен над ним.

Огл. 48. Желание и Хотение.

o Разве это не одно и то же? Само различие фонетического строя, в котором функционирует энергия смысла, показывает, что нет. Желание звучно, Хотение тихо. Хоти-тихо. Желание, как звук железа в крови, тяжесть и звон оружия в руках охотника. Хотение же словно почти неслышная при-хотливая природа самого ОХОТНИКА. Муж и жена когда-то называли друг друга "моя хотя", тем указывая взаимную охоту друг на друга. Охоту особого рода, где вожделенческая звучная "похоть"(Ж) уступает место хотению душевного согласия(Х). "Хотеть" возможно происходит от "хватать", но чтобы схватить, сначала воспринимают отдельность того, что хотят схватить, в Желании нет такой отдельности, оно длит себя и тем не хватает, скорее жалит другое. Хотение парадоксально, с одной стороны, оно "знает" желание, с другой, запредельно ему-- объект. Хотение есть разрыв на пути желания и, тотчас, исцеление.

o Желание можно представить древом Жизни. Здесь можно выделить уровни вертикального роста: физические потребности и нужды, генетически обусловленные предпочтения, нервно-психические комплексы. Хотение не знает никаких уровней, оно всегда словно скользит по кромке горизонта, окоёму восприятия, всматриваясь в необычную добычу, всегда неуловимую. Потому Хотение прихотливо, неприручаемо, кажется капризным, сливается с интуицией.

o Дерево и Птица, вот образы Желания и Хотения. Птица может присесть на дерево, чтобы отдохнуть перед новым полётом.

o Хотение формируется в поле удовлетворяемого желания, но удовлетворяемого не получением результата, а собственным ростом. Желание предмета, каким бы привлекательным он ни казался, может пресечь развитие Хотения, выискивающего не предмет, но ВЕХУ, всегда преодолеваемую. Отсюда СМЕЩЕНИЕ Хотения вдоль любых маркеров.

o "Желание" Желать и есть Хотение. В поле Хотения возрастает желание сызнова-новое, желание вечной жизни. Но это поле необычно, бескрайне, сновидно, здесь легко потеряться-истаять в миражах. Чтобы этого не случилось, необходимо культивировать вершину Желаний-индивидуальную Волю. Единственным проводником в прихотливом мире Равнинной Земли.

o Желания без единственной Воли множатся вместе с количеством объектов желания. В объектах желания, проявляется недостаточность-неполноценность желания-оно западает на объекты, перенося на них свой субъективный актив. Такие объекты становятся объектами нужды, обретают собственную важность. Тяжким грузом оборачиваются достижения. Душа вскоре отказывается от своей Прихотливости. Вместо вос-хищения от хищения легчайших вещей-хватание нужного. Объекты достижения налицо, прихоти же всегда ищут неопределенно что. Нужды убивают душу, как загадочную об-ъективность О-хотящегося.

o Распылить желания в информационном пространстве, также не путь вызволения О-ХОТНИКА. Предметная ин-формация иссасывает человека на дороге желаний и вместо того чтобы предстать перед Другим, как вольные о-хотники, люди превращаются в ин-валидов ин-формационных технологий, слабаков, доказывающих "силу" кнопками.

o Есть, однако ин-(а-я?)-формация, фокусирующая множество индивидуальных желаний в Русле единственной самобытной Воли. Здесь то и отмирают деньги, ужасно соблазнительный предмет желаний, но абсолютно несъедобный. Приходят Ры-Цари свободной Прихоти. Непродажные. И начинается большая Игра.

o Когда Я насыщен Желанием и вполне осознал его, тогда стал Языком Желания, в котором звучание выражает Смысл Желания Жить. Теперь можно Выправить своё отношение к Другому в Высказывании Речи. Звучащий Смысл позволяет не заблудится в просторах Значений, курируемых При-Хотью. Именно Имён Вы-Говаривание складывается как необычная О-Хота за Другим. Хотение здесь находит истинное Применение. Создавая какой угодно широкий контекст значений, охотник за Другим всегда укреплен и Силён в звучном строе Речи. Значения и Смысл не рассогласованы как в большинстве "обращений",но всегда в сопряжении. Убери звучание и потеряешь Существо Автора Речи.

o Если значения складывает не прихоть, но какая-то рассудочная идея, отделённая от авторской самобытности, получаются высказывания как пустоцветы, красивые, умные, современные, грамотные, нужные, но совершенно мёртвые. Однако ОХОТА ПУЩЕ НЕВОЛИ. Говорю как Охотник и Сын Охотника, никогда не отрекавшийся от прихотливых путей своего Духа.

o Желаю Жить всей ненасытимостью своего желания, и Хочу Охотиться за Другим, не подвластным моему Желанию, несъедобным, но бесконечно ин-тер-ресным, интригующим, удивительным, пробуждающим меня в Сновидении. Вот и Говорю силою Желания и Слушаю Прихотливостью внимания. И моя Прихоть укрощает прямолинейную силу моих желаний, потому подступаюсь к людям (море Другого) с осо-бым Словом, боевой осой сновидений.

o Просто Говорю, не стараясь хватать что-то для себя и не заботясь о нуждах других. Хотеть с-хватить желанное не удаётся как призраку, проходящему сквозь предметы. Люди слушают пока говорю, изо всех сил стараясь найти для себя полезное, информацию, методу, я же дружу только с Богами и людей сносит. Остаются навечно только Друзья-аван-туристы из сновидений. Авансом грядущих Приключений.

o Собираю Друзей на Рас-свете из Рассе-я ни я…Князей истовых единственной прихотливой Волей своей…Чернь остаётся где тьма и тьма и тьма желаний разных и скрежет зубов недовольных и писк раздавленных жизней невольных и блеск превосходства натужный…ненужный и некого больше спасать…

o Как говорить с человеком, который не сознаёт Речь как Дело, не хочет совершенствовать это Дело, направлять его, углублять смысловое русло его? Как говорить с озабоченным существом, не нашедшим себя в Языке собственного желания жить. Свободу он понимает как непрестанный выбор между нуждами своими. Свободна же только Воля. Кто услышит голос её?

o Понимание природы желания пробуждает Волю. Воля не отменяет Желание, но обращает его к Хотению, противопоставляет Хотению и отдаёт ему приоритет. Воля ничего не ждёт и не выбирает, но творит своё. Надежду обращает в надёжность, веру-в верность, любовь--в миролюбие и любознательность.

o Мозгу не выгодна тавтология Воли-желание желать,--он до последнего пытается понимать (поймать) и определять Волю как посюстороннее присваивающее, выбирающее Желание.

o Шопенгауэра называют пессимистическим философом только за попытку обозначить границы применимости Желания выдающего себя за Волю. Воля не ищет упрочить механизмы самосохранения даже в половом влечении превосходит тяжесть сексуального желания, цель которого-продолжение рода, отождествление двух полов для зачатия. Пожалуй, она говорит об асексуальном эросе в котором Двое всегда неслиянны. Такой Эрос скорее соответствует инстинкту Смерти. Не угадав в нём альтернативное Желанию Хотение, люди склонны впадать в депрессию одиночества, распутство, и в гибельное у-живание в смерть, которая у-нижает, у-ничтожает личность. Инстинкт Смерти превосходит такую смерть, хотя ХОТЯ кажется разрушительным для упивающегося своими позитивными конструкциями мозга. Он не разрушителен, но РАЗРЕШИТЕЛЕН. И-БО ХО-ТЯ и БОГ ОТ Я говорит. Ход Я.

o Посылаю своё Писание в герметически закрытой бутылке (недоступность для мнений людских, размывающих отчетливость авторского намерения) в море людское и незаметно ухожу далеко-далеко к Своим. Кому адресовано Послание? Тому кто жаждет вернуться в Мир, тому кто ищет достоверной Дружбы и мерой желания смерти смерть по-пи-рает-и-и-грает. ТИХО ХОДИТ ОХОТНИК.

o Не отстраняется Охотник от посюсторонних авантюр, ищет преобразить образ жизни и характер мышления окружающих его зверей и людей, найти среди них по-до-бы-х от я.

o Романтик говорит "мы в ответе за тех, кого приручаем", я же говорю: "мы ответственны за Встречу с Неприручаемыми".

Огл. 49. Рождество и Воскресение.

o Рождений много, Рождество же Единственного выявляет . Жизнь одна, Воскресение же Встречу выправляет. Христос воскрес-и сталкиваются крашеные пасхальные яйца суверенных мiров. Воистину воскрес,-и истина обнаруживается в отношении Обращения, никто в одиночку не владеет истиной. Кто Христос? Я. Так Христос-я иду. Существом Воскресения. К Тебе. Ты Здесь? Ты Есть? Ты Кто?

o Удивлён я собою и див волен. Самоволен, но не самодоволен. Открыт. Див, но не демон у-богих желаний и жалений привычных. Див, но не двинут убожеством жизни. Див-но распахнут весь в высь и в простор. Не-демо-ничен-ничей-де-я.

o Две таинственные Мистерии Рождества и Воскресения так и не растолкованы церковью христианской. Бог мешает. Вернее, душа невольников. Чуть обратились к мирскому и вот их разносит бессознательность Прихотей, как тут без Бога?

o У мусульман есть аналог: два события, которым соответствуют два основных праздника в году, Рамазан и Курбан- Байрам. В месяц Рамазан в ночь Могущества пророк совершил восхождение (мирадж) к престолу Аллаха. Второе событие-отмена человеческого жертвоприношения. По внутреннему смыслу эти два события соответствуют Рождеству и Воскресению. Человек, перестав быть жертвой для Высшей Силы, обретает шанс заметить Другого. Ночь же Могущества (эль Кадр) приобщает к божественной воле Единственного и к единственной ответственности особого рода, позволяющей не сбиваться на суету бессмысленных потребностей и всегда быть в русле Силы, с Илом(Эл).

o Рождество есть непрестанный опыт СВЕРКИ себя в русле самобытия. Просто родиться, не значит быть собою, еще легко потеряться, изолгаться, разменяться. Нужно второе Рождение, в котором значим не Факт типичного-привычного рождения, точкой на линии бесконечного времени, но Акт Силы, пробующей себя в Мире, регулярно воз-обновляющей себя, создающей Новое Время. Тогда Жизнь не коснеет.

o Рождённый стремится сохранить идентификацию: А=А, Логика же Рождества есть логика постоянного самопреодоления: "А не равняется А". Логика рождённого утверждает неравенство с чужеродным: А не равняется В. Опыт же Рождества позволяет такое Равенство: А=В. Более того, в таком опыте человек находит В-СЕБЕ РАВНОГО, становясь АМБИ-валентным существом Я-понимания и Ты-действия. Рождённый же стараясь действовать от своего Я, неизбежно несёт в мир конфликт, ибо Я в человеке это орган понимания и "действует" он только когда непонятлив, не в себе.

o Пока я не Я, возможно Пока-я-ние, единственное лекарство от болезней, порождённых деятельным я. Я умиротворяется-человек исцеляется. Теперь-ДА БУДЕТ ВОЛЯ ТВОЯ, НО НЕ МОЯ. Ум-мир-рай-Я.

o Основание Вос-кресания, как возвышенного Кресания, есть Вос-поминание, как понимание своего Я, себя в Я(вь). Тогда то и возможно открыть Я как не Я, а Как Ты, в особого рода Деятельности. Сказавший полноценное ДА, тотчас говорит НЕТ.

o Опыт рождества предполагает воз-рождение, складывающееся из регулярных возвратных центростремительных ходов, ревизующих-реанимирующих человека в контексте обстоятельств. Ревизия вновь и вновь к-анализирует излишек (зело=зло), размывает тяжелые обстоятельства, тем реанимируя в себе "невыносимую лёгкость бытия".

o Столкновение людей друг с другом, намеренное ли случайное, чаще сопровождается реакциями неудовлетворения, нежели восхитительным Резонансом сродственных душ. Что тому виной? Может быть, бесконечная удалённость каждого в свою собственную историю-память, совершенно неинтересную другому? Может пред-метное восприятие друг друга (отсюда мельтешение знакомых, приятелей в котором напрочь отсутствует существенный интерес) говорит об окончательном уплощении (плохо) людей, не способных осмысленно УВЯЗНУТЬ друг в друге, открыть друг друга, усилить друг друга?

o Мистерия Воскресения, до срока застывшая в символической обрядности, несомненно для некоторых людей становится актуальной ЗА-ДАЧЕЙ в которой необходимо ИЗОБРЕСТИ новое ПРЕД-СТОЯНИЕ.

o В опыте Крещения, где уже не я сверяюсь с собой, но Другой своими оценками шлифует, полирует моё я самое трудное признать право "ты", правоту другого. Как ни странно, чем более понятным- объективированным нам представляется другой, тем труднее его объективно оценить. Я же говорю о такой Оценке, которая улавливает первичные проявления действующего начала и способна действительно помочь другому. Эти первичные проявления чаще всего незаметны самому человеку, неудобны, невыгодны, он ведь срастается с привычными самоопределениями. Заметить, но и иметь смелость оценивать друг друга не щадя личных амбиций, вот условие приближения к опыту Воскресения.

o Крещение держится на инстинкте Риска, на способности разглядеть не то, чем человек СТАЛ, но то, что не-у-станно-на-чально пытается из-влечь из себя. За пределами всяческих гуманистических установок. И здесь самое удивительное, что Другой, что находится СОВСЕМ ВОВНЕ, является единственным инструментом ИЗВЛЕКАЮЩИМ Существо Дела. В Содержательность-содрожательность огненного Крещения. Однако Огонь Жжется. Земноводным приятнее Вода. Здесь все усиленно ищут самоутвердиться в своём. Риск само-отверженности для земноводных излишен. САМОУТВЕРЖДЕНИЕ и САМООТ-ВЕРЖДЕНИЕ.

o ПАС-ХА есть "прохождение мимо" самоутверждающегося человека, ради Нового. Все установки идентификации самоутверждения в этом "мимо" становятся метафорическими фигурами ОТРАБОТАННОГО опыта,и как таковые вполне приемлемыми в Пасхальном Обращении. Я вполне могу означить себя суперменом, китайским императором, богом,- при этом значим актуально прямой смысл ОБРАЩЕНИЯ к Другому, обрамлённый (брамо) метафорическим контекстом. Понтовым-понтонным. Все понятные слова оказываются НЕВЛИЯТЕЛЬНЫМИ на устах ПОГРАНИЧНОГО Существа, как бы Человека, ужасно, как бы, беспомощного.

Огл. 50. Перевод и Толкование.

o Перевод настолько захватывающий вид деятельности, что трудно предположить какой-то другой. Мы постоянно что-то и кого-то куда-то переводим, пока не истрепав окончательно, не предаём то что взяли вначале. ИСХОДНОЕ. Выбрасываем. Будет ли то тело молодое или же ясное как солнце Слово, друг или подруга. Перевод всегда как форма предательства. Не доведя до Конца-предаём.

o Однако есть исключительный Перевод, истинный. Перевод всего понимаемого относительно-мнительного к абсолютно-индивидуальному понятию, которое "всего лишь" завершает-оформляет индивидуальное ВОСПРИЯТИЕ. Такой перевод вдруг открывает ресурс Толкования. Это похоже на то, как если бы ты ВЁЛ кого-то(отец сына)через различные преграды и наконец Вывел туда, где можешь ПОТОЛКОВАТЬ-потолкаться с ним на равных. Преодолённые препятствия сделали вас Равными, хотя до этого, кто-то кого-то вёл. ТЕПЕРЬ это не важно.

o Конечно какой-то толк есть и в отношениях любого "субъекта" с "объективностью". Толк есть, да не втолкован весь. Речь идёт о приобретении толковательной способности, не переводимой ни на какие языки. Основание её, быть СОБОЮ. От неё бежит любой тиран, диктатор, властитель. От неё бежит неуверенное в себе существо, скорее готовое броситься под паровоз, нежели внимательно осмотреться в поисках Равного себе. Неуверенный всегда уничижается и ищет того же от других. Ресурс таких людей-синонимия слов, переводимость чего угодно во что угодно и в конце концов полная атрофия мышления. Осознавший же Неравенство Всего сущего, становится Существом Иерархии, вполне толковым в отношениях Равенства.

o Пространство как Перевод есть Про-тяженность его. Время как Перевод есть Дление его. Бесконечное дление, бесконечная протяженность, так представляется Вселенная. Мешок, в котором все разыгрывают свои ничтожные драматические комедии. Безразмерный. Но что-то не радует меня Вселенная, как упырь раздувшаяся в своих размерах, не восхищают её масштабы. Как-то так получается, что гигантские расстояния её стали точно объективно обозначать расстояния между субъектами-индивидами. Не дотянуться Друг до Друга, не преодолев вселенскую протяженность, её Диа-метрию.

o Однородность "пустого" пространства-времени создаёт иллюзию сохранения того же самого при перемещении. Как бы имеется надёжное основание для сравнения, различения разных подвижных явлений, себе тождественных тел. Но различая, разделяя, синтезируя, только надуваем пространство, надувая, обманываем себя, уходя в сторону от Самобытного.

o Перевод значения Слова предполагает НЕУЧАСТИЕ субъективного пространства Понимания в акте перевода. Кажется что содержание смысла остаётся тем же самым. Так ли это? Вникнем поглубже. Вот произносится Слово. Пусть оно только отражает объективную ситуацию. В этом случае содержательный смысл слова остаётся за его пределами в конкретике ситуации, в той вещи к которой отсылает слово. Что ж теперь друг друга убеждать в том, чьё слово более точно отражает вещь? Нет толка в таких убеждениях, смысл остаётся при вещах, а не в слове. Но допустим самоценное Слово, вещее. Что в нём? Содержательное, смысловое значение и внешнее, формальное. Чтобы внешние значения не разбегались от Слова, формуя разнообразные иллюзорные миры, феерию теорий, необходимо при-вести (а не перевести)их к строгому недвусмысленному соответствию с содержанием(проблема денотации и коннотации).Это легко сделать наивным по простоте душевной, но неимоверно трудно специалистам по переводу значений: семиологам, герменевтикам, языковедам. Только в одном случае Слово точно выражает значение своего смысла, когда значим каждый его звук (жест, взгляд).То есть в Слове Смысл его ЗВУЧИТ. Когда же в слове звучит одно из его значений общепонятных, это собственно ещё не Слово, но возможное приближение к нему. Сконцентрировать значения к единству звучания трудная задача, но те кто призваны на Толковый Разговор, берутся её выполнить. Вновь обретая АЗБУКУ осмысленного звука.

o Когда извне слышим знакомое слово, мы по привычке ПЕРЕВОДИМ его в содержательную понятность собственного языка. Так рождается "взаимопонимание". То что при этом Другой напрочь исключается из Обращения-не замечается. Другой понят (присвоен),то есть перестал существовать. Не спасает дело и "невербальное" общение, более хитрый приём удушения Другого.

o Переводя все значения на собственный язык, мы всего лишь насыщаем своё одинокое бодрствование, хищного Зверя в себе. Значения, оторванные от собственного смысла, легко цепляются за внешние предметы, отражают "объективную реальность", но теряют того кто их свидетельствует, оставляют на произвол судьбы. Остаётся только надзирать и контролировать свой уголок ситуации в "едином" для всех мировом пространстве.

o Компьютер становится уникальным средством перевода человека из "реальности" в виртуальность, вытесняя религиозные представления. Но в этом качестве он является несравненным средством концентрации Значимого, на порядок превосходящим Книгу. Что чревато прорывом к Толковательному Смыслу неотделимому от Толкующего, но и безбрежностью виртуальных блужданий (пиздец). Компьютер как система программирования становится притягательнее, желаннее, доступнее прихотливых религиозных верований. Каждый без особых усилий может перейти в беззаботный мир собственного произвола. Не всегда этот произвол оборачивается Самоволием Действительной Силы Мира, страшный риск, где воля живого существа поглощается неорганической стороной Мира. Камень К-Аминь. И нет Человека. Страшнее атомной бомбы.

o Найдя предел значимого в Означающем, мы приступаем к опыту С-толкновения Означающих, каждый из которых ответствен за свой круг значений. Вот оно--- "нашествие марсиан", с какой-то неземной агрессией завершенных Понятий, категоричностью несомненных существ.

o На Руси Толоками называли вид бескорыстной помощи односельчан одному из них. Кто способен к Толокам? Кто вполне обустроил собственное хозяйство. Мы Росы и есть Марсиане на Земле. Толкующие-токующие о чем то "неземном". О СВЯТОЙ РУСИ.

o Кажущиеся незавершенными, не вполне отчетливыми, русские философы, хранят верность тому содержанию мысли, которое невозможно присвоить никаким отвлеченным знаниям. Понимающий и Понятие неотделимы. Стать Росом легко, осмелиться жить и говорить Своим Языком-непереводимым. Перевод уместен как лаконичная форма толкования, обращение к другому той стороной своих значений, что предполагается насущной, вскрывающей существенное. Марс-метафора единства толкующих. Говоря о суверенности каждого, уместно прибегнуть к метафоре Фаэтона, на месте которого кружится множество астероидов. Фаэтон пролетая мимо Земли, опаляет её огнём. Что это за Огонь? Огонь прямого столкновения. Но не опаляет этот огонь, когда одна из сторон понимается как мета-форическая (фора).

o Толкование невыносимо всем большим и малым тиранам, оно определяется ими как хаос и беспорядок. Даже попытка потолковать,посуществу,отвергается,нежелательна,неуместна,симптоматична. Но что нам, не имеющем удела на Земле, до убогих порядков земных властей, с их "умиротворяющими" заклинаниями? Нам, не имеющим что потерять здесь, вестникам Хаоса, пекущимися не о Законе, а о Правиле и направлении Жизни.

o На нашей стороне растущая неуправляемость людей, повышение сознательности, укрепление Самосознания каждого. Избыток людей непроизводительного труда, организующих жизнь других, настолько бросается в глаза, что явно приближает закономерный конец-расслоение людей на самостоятельных и паразитов. Паразиты тоже трудятся, но этот труд в корне отличается от тружения а-с-социальных существ, которым совершенно не нужны администрация со всем своим фальшивым бумажным антуражем и организующими силами управления, светского и духовного.

o Право на индивидуальную Месть (место) разрешает все проблемы. Мстя, человек мостит путь к своему подлинному волению, о-правляет себя в системе внешних натяжений. Высший вид Мести -выговаривание тотального осуждения, словно приговаривание к смерти, оно то и пробуждает толкового Человека. Утаивать месть, культивируя приятельство, уважение, значит что рано или поздно все таки схватиться за дубину или за её легальный эквивалент-карающую силу Закона. Право не может быть общим. Переведи себя в Себя, оправься.

o Interpretari-interpatrari, введение в Отцов. Интерпретация (толкование), в существе своём есть Восстановление Патрициев, элитной части человечества. Плебеи же изо всех сил стараются доказать своё привилегированное положение генеалогическими деревьями, материальным богатством, властными полномочиями, божьим избранничеством.

o Культура Патрициев ищет Расовый Такт, стилистику Национального Собрания, Самодержавие Семьи, Самобытную Личность.

o Толкование слов заканчивается осмысленным Танцем, в котором не толкаемся, но со-участливо сочетаемся. Всё воистину прекрасное выражает и сообщает всё важное своим поющим и танцующим телом-языком, обращаясь к другому с единственным повелением. Подвижное Тело пресекает лукавую игру значений малого языка.

Огл. 51. Старость и Юность.

o Что называю Старостью? Завершение Молодости. Молодость СТАРАЕТСЯ СТАРИТЬСЯ. То не значит дряхлеть, ветшать, изнашиваться. В русских сказках "жили были старик со старухой" старику и старухе вполне могло быть лет по двадцать. СТАРЫЙ родственно словам про-стра-нство, стар-ание, старшинство, стра-на, стро-ить, стар-т. Что значит Старый? Тот кто свою Молодость как Открытость Миру, со всей Мягкостью её, ввёл в пространство своего мировосприятия и сознания. Мягкость не стала косной жёсткостью, тогда мы имеем привычный феномен старения, но стала ресурсом внутренней пластики индивида. Собственные импульсы здесь отчетливо различаются от наведенных со стороны среды обитания. Старость Вочеловечивает, завершает Молодость и тем обретает возможность расцветать-свершаться в горизонтальном измерении вечной Юности.

o Промыслив пара-дигму старости-юности, человек в состоянии восстановить пластические функции физического и психического тела своего.

o Когда мужчина и женщина находят друг друга, на свадьбе, совместной судьбе, присутствующие называют их МОЛОДЫМИ, отдавая дань их мягкости-чуткости восприятия, позволившей им нащупать-угадать друг друга во внешнем мире. Теперь же они становятся СТАРЫМИ. Семейная пара теперь в состоянии СТАРШИНСТВОВАТЬ среди одиноких людей, пусть даже некоторым из них будет под сто лет.

o Супружеская чета призвана решить задачу вечно юной жизни. Если каждый сохранит в себе уникальность самобытного существа и не увязнет в общей Нужде (привычный "синтез" совместной жизни). Что сильнее всего отвращает здоровое существо? Вид немощных и одиноких стариков и старух. Когда то они были Молодыми, но не узнали Венчание и Свадьбу как Особого Рода Задание Жизни, оставались даже в совместной жизни абсолютно чуждыми друг другу. И вот-старость как убожество и изъян молодости.

o И-на-кой такая старость, такая молодость, млеющая в массе разнородных впечатлений, мы-ИНАЧЕ толкуем Молодость, Старость, Юность. Мы Росы, отличаем себя от Людей. Мы-Люди---мо-лоды. МЫ-Росы---Старейшины среди людей. Молодые Стараются укрепить себя в логосе однозначных себе тождественных понятий, Старые, отталкиваясь от Логоса однозначности, как своего ОБЫДЕННОГО фундамента, совершают порыв к полифункциональности любых значимых величин, в измерение Юности.

o Молодость насыщается Мнениями, млеет в млечности моря людского, свои Страхи превращает в строки относительных постулатов жизни. Молодое бродильное варево молодильное, нетерпеливое, подвижное, пластичное. В Молодости осуществляется Молитва Мира в его всесильной магической весёлой сути. Что противостоит молодости? Недоверчивость, замкнутость старости, всегда ущербной, унижающей молодость. Есть Другая Старость (Star-звезда, моно-star). Угловым-главным Знанием Молодости-Юности.

o Старость как Печать Высшего Знания на расплавленном сургуче Молодости. Старость как то что приходит всегда со Стороны Другого,всегда Старшего. Не нарушаем ли мы этим веру в Равенство? Младший Молчит. Старший Говорит. Говорящий разве нарушает Равенство? Нет, ибо Лаконичен, полностью вмещается в свою Лакуну Бытия и расцветает-вещает только питаемый Вниманием Младшего. Лаконичен в Смысловой Состоятельности себя как Личности.

o Можно другой образ. Молодость, брошенная в Мир Сила. Но недостаточная скорость броска ведёт к неизбежному возвращению-падению к исходному основанию. Выпускаемая в небо стрела падает на землю. Можно ли пустить стрелу, которая не падает на Землю. Это о Юности. Юность антигравитационна. (Пятница. М. Турнье.)

o Рад Стараться! (рад стариться)-говорит младший старшему по Званию, показывая тем состоятельность своей Молодости, по-чтение к Старшему и его Категоричности. Молодость есть Категория, когда причастна Категоричности Старшего. В таком причастии она есть Доверчивость к Существенному, отличная от бестолковой доверчивости инспирированной только внутренней жизнью, вполне щедрой. Старший учит Различать. Всегда и во всём. Существа Жизни от Существа Смертного. Общество, где нет Старших по Званию, несомненно резко деградирует.

o Кто по существу является Старшим? Тот кто за пределами чувственного восприятия-пред-чувствуемый, умозрительный. Трудновато найти его, пробиться сквозь навязываемые обществом формы старшинства. Видимо, можно говорить о благодати исходной метафизической Внятливости Молодости, абсолютно неуверенной в своей физической определённости.

o Старость косная это одряхление души и тела. Старость, умеющая владеть косвенными значениями-Открыватель Юности, выходящей из под власти навязчивых обстоятельств ветхозаветного мира. Старость не лишает молодость силы, но НАХОДИТ ЕЙ ПРИМЕНЕНИЕ. Мечты и Надежды Молодости у Старого являются Верным Знанием.

o Что приуготовляет Младшего к встрече со Старшим? Даже не интровертная вдумчивость, терпение, выжидание, вежливость, но скорее беззаботная радостность-смешливость, здесь молодость скользит по своей Ойкумене, мерцая зарницами загадочных э-моций. Именно здесь зарождается особое внимание к Другому. Разум Старости переводит Молодость в иное Русло, направляемое вечно юной Тайной Мира.

o Романтична Молодость, но беспощадно трезвена Юность. Нужно быть безнадёжным романтиком или косным реалистом, чтобы видеть Человечество как Единство. Мы различаем людей массового сознания и росов расового. Ценность одних в способности естественного Роста--молчаливого,-- ценность других в способности сознательного Роста--говорящего. Росы всегда укреплены в индивидуальной суверенной Силе и никогда не служат обществу основанному на взаимных обязательствах. Росы не участвуют в обмене-обмане мнений. Росы Пророчествуют-Наставничают-Вразумляют и с Равными, Дружат. Люди заинтересованы ладить друг с другом. Росы заинтересованы радовать друг друга своей неповторимостью. Тем Повторяясь Друг в Друге.

o Половина жизни-щенячьи восторги и власть неизбывной похоти, вторая половина--старческий маразм. Грустная картина. Но таков удел массового человека, он просто длит родовое. Мы прозреваем другое. Родовитое.

o Я сознаю опасность подобного разделения-люди и росы, поскольку любому захочется примерить на себя роль кажущуюся лучшей в приобретении каких либо выгод. Однако Звание Россов, настолько отчетливо проявляет свою дерзость=другость, что Приобретателям здесь ничего не светит, только Изобретателям. Дверь открыта. Пожалуйте. Или полагаете Звание не является Правом Входа? Рос это просто Рост. В Совместности особого РОДА.

Огл. 52. Почему и Зачем.

o Почему я пишу этот текст? Почему ты читаешь его? Почему я живу? Почему умираю? Почему больно? Почему радостно? Почему ты далеко от меня? Почему мы не рядом?… Потому что ПЕРПЕНДИКУЛЯР. Ответы стоящие не рас-по-ложены в линейности вопроса.

o Потому что вопрос "почему" не разрешается в принципе на собственном основании, а если и Снимается, то просто констатацией факта. Искать причинное основание всему фактическому в объективном измерении можно, но такой поиск всегда даёт неустойчивый, неудовлетворительный результат, какое-то из следствий выдаётся за причину. Все результаты оказываются в подчинении у некой "причинности". ПОЧЕМУ всегда направлено в Прошлое, но там НИЧЕГО НЕТ.

o По чему? По течению. Чего? Влечения. Может быть такого, что нуждается в лечении? Влечения настолько инертного по Природе своей, что Порода Человека вытесняется им, вытесняется Человеческая Воля. Та Воля, что направлена в Грядущее. То Грядущее, что превосходит причинно-обусловленную Судьбу.

o Вольнолюбивые в настоящее время пребывают на Границах, всех "почему",изгнанниками цивилизаций, непонятные никаким умникам с их "законодательством". Формируя некое наружное Правительство "красной" масти. На границе Мира. ПОЧЕМУ, вполне обосновавшееся в индивидуальном Желании, расправляет крылья ЗАЧЕМ, в Новой общности. Но сначала выведем это ЗАЧЕМ из-под власти Каузального понимания.

o "Чему" --здесь корень слова дательно-винительное "что". Отнюдь не "кто". Это "что" всяческих по-"чему" говорит о первичности внимания к чтойности обстоятельств жизни. Здоровые дети, едва узнав это слов, тотчас начинают с его помощью исследовать окружающую обстановку, пытать взрослых. Но, к сожалению, не каждый способный делать детей, является взрослым, то есть способным ДО-вести все ПОЧЕМУ до крайнего значения и выразить ответ единственным СЛОВОМ, своей собственной жизненной состоятельностью. Крайнее значение упирающееся в фактическую дательность физического или мифического "что", конечно двигает "прогресс" челоувечный, но есть другая крайность, другая эсхатология ПОЧЕМУ. Та, что открывает новое измерение человеческого смысла и тем обеспечивает Прогресс по существу. По Существу, которое есть КТО. Здесь то и начинается ЗАЧЕМ? За чем? За чтойностью привычного восприятия и сознания.

o Законосообразность, как ответ на множество Почему, явно не в состоянии справиться со СЛУЧАЙНОСТЬЮ, выпирающей со всех сторон, особенно среди людей. Угрожающей хаосом, беспорядками, произволом деспотов и тиранов. Случай (кауза=причина=шанс) всегда вне закона, противостоит ему, есть его опорное основание. Закон стремится вместить в себя, снять случайность, как избыточное(зело). Снять невозможно, но развернуть эту дилемму под прямым углом-необходимо.

o Почему мы Троицу "Случайность-Закономерность-Правильность" (мысль-слово-дело) обозначаем Двумя Словами? Всё очень просто, Случай фигурой умолчания говорит об уникальном-неподкупном-неразменном Существе Дела. Единственном. Вместе с Двойственностью тотчас появляется Закон. Но наше Солнце, восходит над нашей бескрайней Землёй, всего только ОДИН раз. Мы действительно ЗАКОНчили ЗАКОН, обратив его к правильному ЗА-ЧЕМ. Закон(чен)ный Закон и есть-ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО СЛУЧАЙ. Реанимированный. Единственный. В единственном Существе Дела. Единственный, ибо всё ПОНИМАЕМОЕ, действительно прошло и только ПОМИНАЕМО. Поминаемое, значит лишенное инертной силы Действия. Действует Существо Обоюдоострое-Поминающее и Волеизъявляющее. Поминаемое совсем не вносит двойственности в единственный Шанс Волящего, когда ОНО просто-прощено-пророщенно единственным Солнцем в Новое Небо, как в Небыль.

o "Почему" можно приблизить к своему "зачем",если обозначить как "из-за чего"(из-за чего весь сыр-бор?). ИЗ-ЗА ЧЕГО вносит необходимый РАЗРЫВ в дление ПОЧЕМУ, отчетливо выявляя Предмет влияния. Оппозицию ЗА и ИЗ-ЗА не разглядит только слепой. Солнце заходит ЗА горизонт, Солнце восходит ИЗ-ЗА горизонта.

o ЗАЧЕМ обнаруживает своё непрестанное особое дление в слове ДЛЯ ЧЕГО. ЗАЧЕМ свидетельствует о полноте понимания в отчетливости поминания прошлого опыта-ВО ИМЯ ЧЕГО. ЗАЧЕМ обнаруживает свою радио-активную природу, если обозначается как РАДИ ЧЕГО. Это не синонимия, но толкование. Четырёхкратным З(н)аче(ние)м утверждаем ПРАВДУ ЧЕСТНОГО СЛОВА. ЗАЧЕМ заканчивает, ДЛЯ ЧЕГО длит новое измерение, ВО ИМЯ ЧЕГО понимает, РАДИ ЧЕГО открывает Другого КТО. Для чего живу? Для (=длить) себя. Ради чего? Ради Другого. Время непрерывное и дискретное, время старое и время новое. Длящий Себя, всегда СТАР(STAR)и ЮН в РАДОСТИ-случайным лучом звезды одинокой.

o За-чем соответсвует Зачину, зачатию. По-чему---Рождению, появлению. В первом случае участвуют Двое. Во втором достаточно Роженицы. ЗАЧЕМ открытие Другого. ПОЧЕМУ-замена его Своим (ребёнком).

o Пример на злобу дня. Почему убивают детей? И не только в лесах, на железнодорожных путях, но и вполне легально, посылая недорослей живым мясом в зону конфликтов. Кому то, видя такое, не терпится принять Закон, развязывающий руки органам исполнительной власти. Наивность детских "почему", тупеет в головах таких законников. Спроси у любого здорового ребёнка, и он НИКОГДА не будет ПРИДУМЫВАТЬ Закон против злодеев, но с кругом ближних либо напрочь вытеснит их со своей Земли, либо со своими ближними уйдёт на другую территорию. Закон только замаскирует необходимость законного права каждого на Защиту себя, своих ближних, своего места жительства.

o Не правоохранительные органы защищают людей, но Собственные Органы и Круг Ближних, которые, в отличие от "легальных", действительно заинтересованы в конкретном человеке. Если кто либо замышляет или совершает насилие над моим ребёнком, именно я и мои ближние автономно готовим НЕДОПУЩЕ-НИЕ его и свою меру наказания. Когда абсолютно глухое к суверенным личностям "государство", замечающего только "бумажных" людей, заявляет свою "заботу" о гражданах, от него желательно бежать на Край Света.

o ПОЧЕМУ, нашедшее свой Конец в КТО, приобретает тот Свет, что ясно освещает любую Последовательность, любое следствие. "КТО" вполне надёжный СЛЕДОВАТЕЛЬ и СВЕТОДАТЕЛЬ. Имя Бога. Такой Свет инициирует в других суверенную годность КТО. Ты КТО? Вопрошает Последний Свидетель-Следователь. Как на Заре Времён.

o Общение ЛУЧИСТЫХ существ, ВЫ-МЫ-СЛОВЛИВАЮЩИХ Друг Друга, словно вышедших из подземелий на Свет, не романтика, не фантазия, но самая близкая к человеку Реальность. Каждый воплощённый Случай. Случай правит Мир. Мыследействуя. Слово же Равновесом Законченного Закона. Мысле-действуя, МЫ-следим внимательно за течением инертных событий, даже легко прогнозируя их и МЫ-следующие, за скончавшимся "человечеством". И МЫ (в) Я-зычны. МЫ-молчит, Мысли таит, Я-р-рычит, Речь говорит. Такие Дела.

Огл. 53. Перво и Начально.

o Как легко убрать СОЮЗ и получить Первоначальное. Здесь Первенствующее незаметно вытесняет Начальное, отождествившись с ним в одну функцию. Но Первое и Начальное антонимы. Но как хочется ограничиться оппозицией Первого и Последнего. Прожить жизнь от первого до последнего дня.

o ПЕРВОЕ - Впереди (Перун, пионер, прима, переться, превосходить, префикс). Но Чего? Чего-то отстающего, лишенного динамической силы, упёртости? Это скорее НЕЙТРАЛЬНОЕ что-то. Однако Начало отнюдь не нейтрально, но Начальственно. Но Начало не обременено прущим в-перёд потенциалом возможностей, оно исходит от полной актуализации их. И Последние станут Первыми В измерении Начала. Точнее сказать, Первые, став Последними, НАЧАЛЬСТВУЮТ.

o Выступающее вперёд, сразу бросается в глаза, заявляет своё первенство. Камень скатившийся с горы на голову какому нибудь альпинисту, вполне аргументировано доказывает своё превосходство над его амбицией. Что с того? Вам, избранником Начала, нужны ли такие доказательства? Всё, что прётся, может ли долететь до последнего своего пункта? Обычно зависает, обратившись в Инструмент для чего-то, кого-то. Мы же Славяне, признающие превосходство Перуна, находим его в себе как Начальствующее Божество индивидуальной Вольности.

o Поиск Первоначал среди проявленных физических феноменов, обречен на неудачу, ввиду того, что ни одно из проявлений не доходит до финиша, кроме того, что называет себя Я, называет с я. Масштабы Про-явленного таковы, что могут убедить в Наличии их Творца. И здесь-парадокс, Творец, изыскиваемый как причина всех вещей, оказывается абсолютно нейтральным и безучастным к их судьбе. Он скорее на стороне Зла и Преступлений, чем Законов Природы и Общества, ибо знающий о преступлении и не предотвративший его, тоже преступник-укрыватель преступного.

o Кто первый начал? Допытываемся мы, глядя в прошлое. Но никто не ответит, потому что вопрос неправилен. Кто Первенствует от Начал? А начало в прошлом искать нелепо, разве что вытаскивая оттуда "духи предков". Собственно, Первенствующий (ПЕРУН), последователен, являясь Последним, обозначает НАЧАЛЬНОСТЬ, а не НАЛИЧНОСТЬ Я. Поле НАЧАЛ кажется ПУСТОТОЙ, в нем Первый ПУЩЕН и упущен проявленной вселенной. Пустоты Актив Нейтрален-П.А.Н. Не всякий готов к признанию Начал из страха перед Пустотой. ПАНИКУЯ, обращаются к "справедливости" падающих камней.

o Перун, нашедший свой Конец, каменным четырёхгранным Идолом, лучше помогает Нам, чем "живые" боги мусульман, христиан, иудеев. Ибо не посягает на Волю каждого из Нас.

o Кто у нас не Первый, тот у нас Второй-поёт женщина о мужчинах. Однако, не все Первые Начальны, располагая совсем коротеньким "концом".

o Шестиметровый Конец Шивы радовал всех женщин, что были рядом, побуждая их танцевать. Каким-то умникам ревнивым то показалось незаконным. Усекая Законом Вертикаль Желания, вертикаль роста, получают Жизнь убогую-бледную-немощную-краткую. Короткий Конец пытается компенсировать свою неполноценность желанием Власти, угнетающим Жизнь.

o Первые в Конце Пророки и Ведущие. Первые в Начале Дружина, где каждый Первый среди Равных. Последние Первые являются экстраординарными существами, как бы и неживыми с точки зрения прущихся к Последним Дням.

o К чему мы приходим? Начало не может быть однозначно. ПРЕД-шествуют ему три момента-нейтральный (основной), динамический (первенствующий) и результирующий (последний). Начало-четырёхзначно и укреплённое в "Пятом элементе", выражает СУЩЕСТВО Дела. Обобществляя-коллективизируя силу второго момента, получают результат в виде Последнего Дня для всех. Судного.

o "В Начале Было Слово". В этом высказывании "Начало" несет значение чего-то неопределенного, "Было"-прошедшего времени, "Слово"--существенной определённости. Скажем по другому-"Есть Слово Начинающее". "Начало" перестаёт значить неопределённо-что. Здесь "Слово"(3) сопрягает динамику завершенного Бытия(2), всегда настоящего и динамику сознательного начинания(4). "Я Говорю Слово"(5-4-3)--вот Существо Начала.

o Амбивалентное Слово одной своей стороной обращено к воспринимаемому и припоминаемому, другой-к Значимому, что запредельно экономике восприятия. Когда воспринимаемое ЗАПЕРТО посюсторонним эквивалентом Значимого-деньгами, важными бумагами, устойчивыми установками в памяти,то Слово теряет свою Начальность, становится одним из служебных рычагов манипулирования сознанием-"поменьше слов побольше дел". Такое слово кон-сервирует человеческое существо, лишая его вполне индивидуальной Начальности.

o Мировым Начинаниям не нужен "синтез", централизация, соподчинение, но Сочетаемость-Сочинительность, что творит ПРЕ-КРАСНОЕ, то есть ТЕЛО Сознательного Соборного Существа. КРАСИВОЕ же вполне умещается в объёме-окоёме индивидуального восприятия.

o НАЧАЛО это когда КТО-ТО к КОМУ-ТО ПРИ-ЧАЛИВАЕТ, тем при-чиняя высшую радость. Иные "начала": философские, религиозные, политические, экономические, только вносят смятение в сознание людей, формируя искажённое понимание мира, ложные ценности, нездоровое существование.

o ПЕРВЫЙ вопиёт о своей Единственности, НАЧАЛЬНЫЙ созывает Дружину. Первый-новорожденный, Начальный зачинает встречу. Привычным языком говоря, в начале "первое", затем "начальное". Такой вот РЕВЕРС Понимания. Ищи не Первое, а-второе, АВТОРА. Первое всегда первым бросается в глаза, а второе необходимо постараться найти. Первое это край восприятия-каменный Перун. Что за ним?

o В чем первенствует Россия? В своей конечности, эсхатологичности. Но Начальствует Русью, как Руслом Силы Вольнолюбивых Существ.

o Таинство Начала можно уразуметь, но не рассудочным интеллектом, а Нравственно Эстетическим Разумом, где сопряжены Сердце ("есть") и Голова("слово") и выражены единственным Существом Слова. Начало не ОДНО, в нем Со-единение. Первое же-всегда Разрыв со всеобщим, когда оно завершено(последнее).

o Два значения "Первого" это окончание и начинание. Рассмотрим первое на примере флексий слова. Филология показывает, что все языки начинают с того состояния, которое сейчас в китайском. В нем нет ни склонений, ни спряжений, каждое слово во всех случаях выступает в одной и той же форме. "Я идти дом", говорит китаец. Но язык развивается и появляются флексии. Например в татарском языке семь или восемь наклонений глагола, несколько десятков времен. Высшую точку этого периода, пожалуй, выражает санскрит. Затем начинается уменьшение флексий. Их становится меньше в латинском, старославянском. Нынешние европейские и славянские языки намного беднее флексиями, чем латинский. Наконец, английский, почти совсем отбросил флексии. В начале нет падежей, в конце развития также нет падежей. В начале нет различия по окончаниям между существительным, прилагательным и глаголом, в конце развития тоже нет различия между ними.

o В грамматическом устройстве языка конец сходен с началом. Как и во всех формах мышления.

o Вне цивилизации человек обращается ко всем с одинаковым местоимением. Русский мужик склонен обращаться на "ты" к любому, будь он простым рабочим или начальником, или президентом. Во всяком случае, если еще не приучен унижаться. По мере развития цивилизации, сословного разделения общества, местоимения обращения к другому становятся разными. Немцы ухитрились выделить целых четыре градации: Du-это простолюдинам, Er-для среднего класса, Ihr-для людей еще более высоких и, наконец, Sie-для благорожденных, потомков великих князей.

o Именно конец мы бросаем другому, когда обращаемся к нему. Это первое дело по существу дела. В случае флексий это первое стоит в конце слова, например "ид-У". В случае местоимений, обращаясь, мы уже указываем и место и того, кто занимает его, к которому выстраиваем отношения. Местоимение это первое дело в котором, тот к кому обращаются, наделяется неким божественным атрибутом силы, созвучной той которая обращается. В древнем Египте её называли КА.

o Корректно пользуясь Первосмыслом в значении Конца, то есть вполне завершенным во флексии слова, можно аккуратно начинать беседу с другим, не рискуя упасть в монолог или в глупую жертвенность. Кто узнал истинную цену флексии, тот в состоянии в конце каждого слова остановится, чтобы услышать слово Другого, но и, более того, останавливать того, кто не может остановится и ведет утомительный монолог из ресурсов своей памяти, своего понимания. "Стоп", выраженное флексией слова, начинает опыт живой ре-флексивной речи.

Огл. 54. Да и Будет.

o До-быть два Слова кратких с неявной функциональной оппозицией, задача данной Главы. Легко понимаемы ДА и НЕТ, в значении наличия или отсутствия чего-либо, но уйдём от этой лёгкости, чтобы вернуться с ДО-БЫЧЕЙ нового понимания. НЕТ-значит ЕСТЬ. ЕСТЬ-значит БУДЕТ.

o "Да будут ваши слова ДА-ДА и НЕТ-НЕТ и не более", есть в этом выражении (и обращении)изюминка Нового понимания. Здесь Да и Нет не свидетельствуют о частностях всего существующего, но явно говорят о чем-то существенном, ради чего Христос и первые христиане шли на смерть и смерть их не страшила.

o Спросили одного монаха: каким Словом выражается Правда его жизни? Ответил: Да. Прав-да, лишенная последнего своего ДА, превращается в Права. Права отстаивают, Правду утверждают, ибо она состоятельна вполне. Когда нет Правды Желания, вместо неё множатся права на приобретение чего-либо.

o "НЕТ БОГА-КРОМЕ БОГА", разве здесь не два высказывания, явно различные, но и невозможные друг без друга? Узнавший НЕТ, готов говорить ДА. Что же говорит НЕТ?

o Неприкосновенно НЕТ. Несомненно ДА. Плебейское "нет"--отрицание, отвергание, отсутствие уже известного сущего. Совсем о другом говорит аристократическое НЕТ-о не-допустимости не-существенного в Сущем. Где нет Табу, там нет культуры. Природа не знает такого НЕТ, не знает и масса, у-давленная плебейскими "да" потребителей. Откуда идёт такое наше НЕТ? От НЕ Сущего, несущего сущее. Речь о Бытии. Нигилизм как знак Бытия. Нигилизм вносящий в Сущее раскол значений, но сходство в существенном Смысле, вполне деятельном.

o НЕПРИКОСНОВЕННОЕ НЕТ, собственно, и обеспечивает единство Сущего и его существенность. Пристрой сакральное НЕТ к чему-либо, тотчас получишь искажение Сущего. Но кто норовит пристроить его? Тот, кто его силы лишен, а значит еще не Кто, а некто. Боящийся НЕ. Некий, кому необходимо понятие негативного. "НЕТ" НЕ Даётся присвоению, не подчиняется логике отождествлений, не имеется, не дано; но неизбывным неистовством Будущего, врывается в жизнь.

o "Я хочу, чтобы у меня ВСЁ БЫЛО!" говорит нашедший золотую рыбку. "У тебя всё БЫЛО"--говорит она, уплывая. Действительно, БЫЛО, как прошедшее, уже не сущее, обнажает БЫЛО в значении БУДЕТ. Потерявший поддержку универсального Исполнителя Желаний, призван БЫТЬ.

o БУДУЩЕЕ реанимирует БЫВШЕЕ, его таинственный нигилизм. Область НЕСУЩЕСТВУЮЩЕГО, внушающая бессознательный ужас, выдающая себя за НЕБЫТИЁ, в измерении Будущего показывает себя как подлинное БЫТИЁ. Наверное Любовью можно назвать, БРОШЕННОСТЬ в это Бытиё. Перед таким БЫТИЁМ ОБНАРУЖЕН ОБНА-ЖЕННЫМ ЧЕЛОВЕК. Рисковым-раскованным. И готовым к Со-бытию.

o История простая, изнанка знания, пронзающая грудь и некуда бежать и негде оставаться и только БЫ дышать ДА научиться мне.

o БЫЛО ЗНАЧИТ БУДЕТ. Я хочу, ЧТО бы было КТО. ДА БУДЕТ.

o "Я такая пылинка праха, что посмел восстать против звёзд, против солнца, против Аллаха" (Дж. Руми). Только УМАЛЯЯСЬ до НЕ-Сущего, я обретаю силу БЫТЬ. Моё существование становится опытом Сопротивления. Это не сопротивление влиянию среды обитания, но преображение всего Сущего через особую деятельность Существа Самобытного, оторвавшегося от законов среды.

o БУДЕТ это НЕТ, которое Говорит, которое Правит человеческую судьбу. "Будет" это значит "ЕСТЬ", словно исполнение приказа ДОСТОВЕРНОГО "ДА". Но сколько же много любопытствующих о будущем, прогнозирующих будущее, присваивающих будущее. Говорит ли в них Будущее? В тех кто не способен выговорить ЕСТЬ знаком ИСПОЛНЕНИЯ? Солдат противостоит командиру как способный исполнить его приказ. БУДЕТ значит Исполнение.

o ДА, зараженное инерцией Сущего, причина и основание различных видов ДВИЖЕНИЯ. ДА, владеющее Сущим, основание ДЕЙСТВИЯ и Действительного Мира. Материя в Движении, но схваченная Мыслью,--Действует. Когда говорим о МАТЕРИИ МЫСЛИ, имеем в виду множественность миров. Это нечто иное, чем представление о мысли, как особой физической материи. Поле Мысли НИЧТО для всего физического. Как и МИР, о котором судачат все, кто-ни-попадя, не попадая в Существо Мира.

o САМО-ОТВЕРЖЕННЫЙ говорит ДА. ДА не манит надеждой, ибо НАДЁЖНО. ДА это Твердь Действительности. ДА Поминает Бывшее. ДА основание членораздельности. ДА разрешает НЕТ. ДА БУДЕТ. В ДА-Я-НИИ.

Огл. 55. Повеление и Приказ.

o Повелевающий ведает связной формой повеления. Приказывающий превосходит её тем, что отпускает её от себя в направлении к исполняющему. Повиновение чужой воле неизбежно подчинено связной форме повеления, однако, повиновение Приказу основание Свободного Действия. Это уже не повиновение, но ИСПОЛНЕНИЕ.

o Многие понуждают других к чему-либо, используя их для себя. В таком понуждении взаимозависимость. Подлинное Повеление невоз-можно без полного ДОВЕРИЯ к другому. Иначе, это принуждающее, тираническое внушение, выдающее себя за "заботу о ближнем" и о "родине".

o Чтобы уметь приказывать, необходима Зрелая Воля, способная НЕ ОЖИДАТЬ исполнения приказа, полностью ДОВЕРЯЯ Исполнителю. Где мы находим такие Приказы, там находим подлинное Согласие человека с собой и друг с другом. Приказ не просто изъявление Несомненного, но Императивность его. Форма же Исполнения является Истиной БЛАГОДАРЕНИЯ.

o Вот к примеру, несколько слов связаны в одно Предложение. Когда это Предложение может быть окончательно и недвусмысленно понято и принято к исполнению? Когда содержит необходимое количество функциональных элементов(система),каждый из которых является совершенным выражением значения Смысла.

o Мы-воины-"марсиане",признаём только ПРИКАЗ, остальное нам чуждо. Только приказ односмыслен и более не толкуем, тем более не переводим. Где же предел толкования Слова? Где "ЕСТЬ"--такое Слово, которое не повествует пространно о чем либо, но принимается безоговорочно к исполнению. Тогда Мы при Деле. Тогда Мы-Вы сказываем.

o В обычных предложениях каждое слово располагает таким "богатым" контекстом переводов и толкований, что смысл предложения легко превратить в тот, что нужен ловкому интерпретатору. Авторский замысел не дотянув до предельно значимой формы, становится заложником в руках недобросовестных толкователей и переводчиков. Особенно когда автора нет в живых. Конечно, такой "демократичности" напрочь лишено(исцелено)ИМПЕРСКОЕ Слово, Вы-сказыванием Смысла.

o Состоятельное Высказывание Автора (С В А)своей формой ТОЧНО выражает Мыслеволение, отчетливо различающееся от Мыслепредставления. Второе легко довести и прикрепить к наглядному образу и дело сделано. Свето-представление. Мы же говорим о Свето-преставлении. Крепостные слова блуждают в пространстве синонимии, ибо несовершенны в собственной значимости. Слово же Мыслеволения (=фило-софия) САМОВОЛЬНО и Самоценно, поскольку укреплено в Звучании. Звучание же необходимо укоренено в Говорящем. Членораздельный Звук как предел толкования.

o Слово Само вольное, одной своей стороной способно господствовать над остальными словами, быть последним судьёй, другой-править Будущее. Нам известно множество подчинительных, обязывающих конструкций языка, в них главенствует авторитет и представление, но не Воля. Государево Слово превосходит их. Но такое Слово не в состоянии сформулировать-произнести-исполнить озабоченный человек, ему это Слово представляется ненужным. Оно вещает поэтическим, избыточным, пророческим, высоким, запредельным языком.

o Когда ПОВЕЛЕНИЕ исчерпывает свою индивидуальную Длительность (завершается), оно в состоянии осуществить ПОКАЗ СЕБЯ и отпустить его от себя, это и есть ПРИ-КАЗ. Отпускают нечто созревшее. Воление остаётся всегда с волящим. Показ же его летит как приказ к внимающему и исполняющему-чистой ФОРМОЙ. Когда каждым звуком своей речи волящее существо показывает себя и своё, только тогда оно приказывает, и от этого несомненного приказа уклониться невозможно в принципе. Он БЬЁТ точно в твоё сердце.

o Когда мы говоря-говоря-до-говариваемся до Смыслозвука, Смысложеста, то тем начинаем новую историю-вполне сознательного существования. Здесь все слова разделяются на два рода-артефакты прошлой истории и Слова Воли. Как бы ни комбинировались знаки прошлого опыта, они не в силах заслонить Звучное Сияние Государева Слова.

o Слова обычные, смиряющиеся, умаляющиеся перед силой звучащего Смысла, явно стремятся высветлить значимость Звучания, его интонацию и артикуляцию. Даже СВЕТ ищет найти себя в смыслосодержательности ЗВУКА, без которой он только ослепляет, но не ПРОСВЕЩАЕТ формой Смысла. Слова смирившиеся окружают контекстуальной атмосферой Звук и разъясняют З-В-У-К. Не более того. Например: З-различение, анализ и синтез; В-вовлечение в верховенство звучания, повелительность говорящего; У-интонация устремленная в глубинный смысл звучания; К-окончательность, укрепленность в себе, но и контактность каждого звука.

o Много ли звуков Смысла? Сколько знаков в Азбуке. АЗЫ. Значений же иного рода не сосчитать. Слово Воли могущее стать Приказом поражает своей НИЩЕТОЙ, располагая полусотней знаков. Несравненная Нищета на фоне Богатства Словесной культуры. Оно и звучит в тональности какой то инаковости, странной поэтической лёгкости не от мира сего. Древние Гимны Богам-хранители этой мудрости не от мира сего.

o Покажите мне человека говорящего в НЕДЕЯНИИ, и я скажу "Здравствуй, Государь".

o А Буквы Ведь Говорят Достаточно Если Ёмкость Желания Знаешь И если Качества Людей Мыслью Находишь в Про-Рочестве Слова Творческого в Форме дыХания Цельного Чётного Широте суЩего-Этим повелеваЮ Я.

o Звучание, всего лишь звучание, но смыслозвук ищет расширить себя до жеста(поведение) и взгляда(оценка).

o Звук Повеления-когда Пространство делится и делается Время и Время Действует. Странное Деление, которое звучит в существе его. Когда от тела отделяется мета-тело сновидца, слышны, словно раскаты грома.

o Пространство неприкосновенный за-пас настоящего, сталкиваясь с мета-пространством наших всегда Детских сновидений, о-пасным, рождает необычайный ЗВУК. Сначала он возникает в амбивалентном Существе(АМБА),затем пробуждается ДРОЖЬ ВСТРЕЧИ.

o В словах привычного пользования стихают значения деловые утилитарные и оно перестаёт динамить человеческие мотивации и "зависает" словно звезда в небе, иней на предметах, улыбка на лице. Что ПРИКАЗЫВАЕТ Улыбка? Прислушаться к голосу МИРА. СЛАВИТЬ МИР.

o Повелевающий, достигший состояния индивидуальной ВОЛЬНОСТИ, становится ПРИ-КАЗЫВАЮЩИМ. К АЗАМ ПРИ-частный. Вольность эта формируется исключительно в РУСЛЕ САМОСОЗНАНИЯ. Самосознание разительная вещь. Что-то знать, узнавать, сознавать, признавать завершается в Самосознании.

o Себя сознавать значит себя определять в объёме всего воспринимаемого, ставить себе предел полномочий, сознавать Меру. Я САМ-БОЙ. Буйство разрушительных стихий схвачено в САМОСТИ. Здесь то и происходит радикальная генная Y-мутация в познающем мир человеке, которую мы разъясняем в СТОГЛАВЕ. ЧЕЛОВЕК(Мужчина-Мэн) только зарождается на Земле МАТЁРЫХ человеков, хоть и разделённых на особей мужского и женского ПОЛА, но еще не разделённых на особей разного РОДА.

o Область ПРИКАЗА это область двустороннего слушания и обращения существ разного рода, каждый из которых В ФОРМЕ, форме своего рода. Иначе, приказывающий похож на бормочущего сам с собою. При-каз это С-казание, которое необходимо вспомнить. Ложное повеление ищет быть авторитетным, подлинное АВТОРИТАРНО, по существу, оно ни у кого ничего не просит и никого ни к чему не обязывает, только Формой вовлекает в своё РУСЛО.

o Самыми авторитетными ныне оказываются деньги, права, должности. Авторитарность же, заявляющая себя БОЯРСКИМ "неразменным рублём" ИМЕНИТЫХ и ЗВАННЫХ в современной цивилизации не востребована, со всем её потенциалом великодушия и свободной воли.

o Человек в Форме не противостоит человеку в униформе, но другому человеку в Форме, вызывая его на ДУ-ЭЛЬ соучастия. Люди, променявшие личное своеобразие на униформу, могли бы поменять её на форму ЗНАМЕНУЮЩУЮ их положение крепостных, то есть, добровольно при-креплённых к авторитарной воле какого-либо лица. Даже школьная уни-форма могла бы вполне отражать уникальный характер директора школы. Крепостные выбирают своих вождей. По-казать же критерии отличия Вождей и вождей-дело Государей. Иначе незрелые души беспризорны и самовольно искажают ход человеческой истории. Органы власти, "сильные мира сего" также беспризорны как и любой бомж, когда игнорируют ЗА-ВЕТ Равенства. Три сословия: РАВНЫЕ, КРЕПОСТНЫЕ и беспризорники. Дружина Равных ИДЕАЛ. РАВЕНСТВО-вершина разумности. Крепостным быть-вполне достойно, всегда защищая честь своего Государя и приближаясь к формулированию собственной чести.

Огл. 56. Движение и Действие.

o Не всё подвижное действенно. Не всё действующее движется. Различить контраст того и другого, чрезвычайно (=через обычное) актуально для тех, кто ищет ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ. Она же не всегда совпадает с реальностью Восприятия. Иногда уходит в загадочные миры существ "не от мира сего". Может вернуться формой НЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ, смахнув загаженное, уродливое гуманистическое разнообразие, как несущественное. Действительный Мир Безжалостен. Даже в виде гумуса гуманизм может оказаться не у дел.

o Действительность это ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОЕКТИВНОЕ ВЛИЯНИЕ. Но о какой психологии речь? Скорее околоземной, не спутавшейся с психотерапией нуждающихся, психически незрелых душ. Логия говорит о сознательности, не просто при-логающейся к психике, но определяющей её. Сознание определяя бытиё, психическое по своему содержанию, становится Действующим Началом. Такое сознание формирует Самодеятельное Существо. Действительность это всегда САМОДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.

o Движение это всегда движение чего-то. По инерции. В силу весомости этого чего-то. Однако есть нечто невесомое. Может оно способно к самодеятельности? Некое СИЯНИЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ. Поостережёмся приписывать ему привычно почитаемое имя. Такие ИМЕНА, что важно-весомы, захватывают под себя всё поле значимого и лишают ВАС СИЯТЕЛЬНОСТИ Самодеятельных Су-ществ.

o Сияние позволяет увидеть все формы подвижной среды обитания и обусловленного поведения как "неподвижные". Как в зачарованном городе.

o Мы привыкли всегда и везде на что-либо и на кого-либо опираться. Отталкиваясь от опоры, совершаем движение. Логику тяни-толкая сделали законом своей жизни. Но вот "бочка по морю плывёт"--без парусов, винта, реактивной тяги-самовольно. Возможно ли такое? Возможно, но здесь обыденное сознание словно засыпает, теряя опору под собой.

o Самодеятельность в человеке зарождается в опыте К-РУШЕНИЯ всех важных установок, убеждений, представлений (руш-руах=дух). Разочаровавшись, я замираю в "недеянии", здесь то и начинает ДЕЙСТВОВАТЬ ДУХ, такое моё ТЫ, что до срока было как во сне.

o Во времени ДЕЙСТВИЕ узнаётся в конце череды выбирающих движений, но становится началом действительного ВРЕМЕНИ, как РИТМА взаимодействия.

o Когда мы видим что-то, мы получаем результат движения ВЗГЛЯДА-пред-мет. Однако Действительность мы про-зреваем как бы проходя сквозь предметы сиянием ВЗОРА, обретая вещее. Пребывая в сиятельной обездвиженности СОЗЕРЦАНИЯ. Уникальность Созерцания в том, что взор проходя сквозь предметное, рефлексивно узнаёт себя единственностью взирающего (в-ре-мя). Единственность отнюдь не одиночество в отчужденности друг от друга, но ШАНС из-обрести Другого. Вымыслить. Что противоположно его признанию по факту. Тело-вымышлено, промыслительно. Дух-предприимчив. Теять тело, делать дело. Такая вот ТЕО-ЛОГИЯ И ДЕО-ЛОГИЯ.

o Действие-причина самого себя и потому поиск причин обосновывающих его становится излишним. Действие не снимает движение становления, но всегда высветляет его как внешнее деятельной причине. Виды движения можно представить иерархически, однако Действительность не знает иерархии.

o Самочинный Деятель не избранник кого-то или чего-то, но помазанник СИЯНИЯ, благодатное существо.

Огл. 57. Голова и Сердце.

o Главное и Кардинальное. Привычно противопоставляют рациональное и чувственно-эмоциональное. Мы будем полагать эту двоицу в лоне одного Слова-Главного. Сердечное же Слово изобретем, стукнувшись головой о фактор "анти-глобалистский" (глава-глобус-глыба-громада-гроб), за пределами головного понимания.

o Голова отвечает за единство воспринимаемого и представляемого. По существу, отвечает за всё. Слову СЕРДЦЕ приписывают значение душевно-духовного, чувственно-эмоционального или биологического центра человека. Мы попробуем найти его в значении органа РАЗУМА, а не источника иррациональных мотивов и сподвижника биологической жизни.

o Найти главное, значит выделить то, что главенствует. Найти кардинальное, значит наделить головой связный контекст, тем сделав его исключительным-элементарным-неделимым. Голова первенствует, Сердце Начинает. Жить по совести, значит совпадать с собой в главном. Голова может быть поверхностной-- ГЛУПОЙ или ГЛУБОКОЙ. Глыбой на шее, утопляющей человека в море житейском или же органом государевой воли.

o Голова, напоённая метафизическими представлениями создаёт левитирующих субъектов, голова "реальная"--гравитирующих, приземлённых, голова сердечная-равновесных.

o Образ трёхголового дракона, даже поданный в виде лиц Святой Троицы, говорит о троичном Синтезе, которому никак не удаётся стать формулой примирения, абсолютным Синтезом. Этот дракон постоянно провоцирует доказывающее обоснование, снимает антитезы властью, опосредует-опошляет все отношения между людьми. Но свою трёхголовость ему не замаскировать перед проницательностью Сердца.

o Только ОДНА ГОЛОВА способна не вносить раскол и рознь в отношения людей. Одна голова хорошо, а вторая лишняя. Иначе неизбежен бой баранов. Но Голова, живущая в согласии со своим Сердцем, способна открыть Другого рядом и не подменять его инициативу своим главенством.

o Провозглашаемые "единая Россия" на поверку оказывается конфликтным трёхголовым драконом. Президент и законодательное собрание, чиновники, народ. Здесь в принципе нет СОСТОЯТЕЛЬНЫХ БОЯР, которые устрояют СОБОРНУЮ РУСЬ. Здесь нет ЛИЧНОСТЕЙ, которые ПРАВЯТ. Если я СВОЕЙ ГОЛОВОЙ обращаюсь к президенту, никто не вправе опосредовать его. Такое обращение отлично от просьб, жалоб и т. д. В нём ВОЗМОЖНО голова президента находит Русское Сердце. Такое возможно? Сейчас нет, но в ту ПОРУ (теперь) необходимо.

o В чем власть трёхголового дракона? Даже не в людях, стоящих у власти, но в укрепившемся в мозгах алгоритме понимания. В мозгах у всех "нормальных" людей главенствует всегда то, что "снимает" любое противостояние. Черное и Белое усредняется Серостью. Не имея(ИМЯ) Силы противостоять личным сознанием (собственной головой) всему несознательному (но такому привычному-"естественному", "натуральному", "законному"), человек прибегает к услугам усредняющего МНЕНИЯ ("синтез").

o Когда Голова Человека вполне в состоянии (гордо) противостоять и тем превосходить любое несознательное проявление, вплоть до собственной биологической данности, здесь то и обретает Человек способность развернуть под ПРЯМЫМ УГЛОМ линию противостояния, открывая ГОРИЗОНТАЛЬ СЕРДЦА. На этой горизонтали только и возможно развитие отношений с Другим Сознанием. Такой вот ПЕРЕЛОМ привычного линейного алгоритма Троицы. Дракон становится ПОСЛУШНЫМ. Ведь все понятные нам слова есть множество "снятых" в ума-заключении оппозиций. Каждое можно использовать как домашнего дракончика, выходя в открытый космос Великого Сердечного Круга, с его особым Даром Свободной Речи.

o Буква "Г" похожа на виселицу, на ней висит мёртвое человеческое сердце. Но буква "Г" похожа на тот рычаг, которым можно "повернуть землю",воскрешая АЛ-ГОР-РИТМ СЕРДЦА. Словно выступ над пропастью для Го-Сударя.

o У многих сейчас подсознательная тревога по поводу предполагаемой смены полюсов. Так вот, такой РАЗВОРОТ начинается с ГОЛОВЫ. Земля вращается-обращается вокруг собственной оси, вокруг Солнца. Человек ищет ОБРАЩЕНИЯ к ДРУГОМУ. МИРОЗДАНИЕ круговращается. Бьётся Великое Сердце.

o Если Глыбы-Головы, планеты ли, атомы ли, элементарные ли частицы, люди ли, сталкиваются-разбегаются, температура повышается, может стать невыносимой для живого существа; Жар-Птица Сердца совершенно ХОЛОДНА. Даже слово СЕРДЦЕ и ХОЛОД от одного Корня. Истинное Сердце, Средоточие нашего Существа, скорее Точка Холода, нежели "горячий мотор". Здесь мы достигаем необходимой в общении с Другим Сознанием БЕСПРИСТРАСТНОСТИ. Не теплота души и чувств привычных основание его, но изобретаемое НОВОЕ Чувствознание в опыте ОБРАЩЕНИЯ к Другому. Непрестанное УДИВЛЕНИЕ.

o ГРАВИ-ТОН Головы в Сердце Распускается Цветком Великодушия.

o Сердце не главенствует, и потому кажется менее важным для разного рода "главарей". Сердце говорит языком КАСАТЕЛЬНЫХ отношений. Голова смотрит прямо, сердце-под прямым углом. Сердце поёт необычайную ПЕСНЮ, когда её слушаешь прямым вниманием-не слышишь. Сердце не стягивает на себя внимание, не указывает на Главные Цели. Сердце-ОБХОДИТЕЛЬНЫЙ орган жизни. Голова говорит ДА, Сердце при-сказывает НЕТ, но в этом Нет, звучит ЕСТЬ-ЕСТЬ-венность БУДУЩЕГО.

o Голова, когда пытается понять ЯЗЫК СЕРДЦА, с необходимостью приходит к ПАРА-ДОКСАЛЬНЫМ высказываниям. Но такие высказывания помогают отличить людей живого и мертвого или угнетённого сердца. Люди с мёртвым сердцем принципиально не отличаются от животных. Сердце им заменяет биологический орган.

o Я говорю о РЕАЛЬНОМ СЕРДЦЕ, которое словно "черная дыра" странствует в мироздании и нечаянно может задеть-осенить-разбудить Существо Разума. Сердце реализует Разумность Человека, воскрешает его и возносит в другие сферы существования.

o Голова действительно главенствует, когда различает рассудительный язык интеллекта с понятиями памяти и голос Разума в понятиях Воображаемых, реальных для Сердца. Голова не достигшая Главенства, шизофренически мечется ("свободный выбор") среди наличных ресурсов, параноидально подавленная "насущными" нуждами в деньгах и власти. Шизофрения является следствием неустойчивого, неравновесного двойного внимания к знакам головы и сердца(как и разнообразные формы аутизма).

o Знак СЕРДЦА это всегда знак ДРУГОГО. Признать его-быть СМЕЛЫМ по существу. Обходительность Сердца лучшее ОБЕРЕЖЕНИЕ от всяческих ПРЯМЫХ влияний. Приказ его всегда метафоричен, даже при явно очевидной однозначностью прямого смысла, но только он и является правильным Приказом. Отсюда кажущееся неучастие Сердца в прямых связях

o Когда люди уверяют друг друга в своих чувствах, сердечности и прочих "душевностях",настоящее Сердце в этом не участвует. Только улыбается. СТО-ГЛАВ-У-ГРОЗЫ-свидетельство Единственной Головы Автора о своём ПО-РАЖЕНИИ, по-раждающем силу сердечного влияния.

o Из колодца Головы Сердце достаёт только ЧИСТОЕ ЧУВСТВОВАНИЕ, как проживание Времени-чувство Времени, и в ПРЕДЧУВСТВИИ взращивает Новое отношение к Другому Существу Мысли. Можно назвать Предчувствием все доступные нам чувствования по логике Головы, но по логике Сердца Пред-чувствие есть то, что порождается ПРЕД-СТОЯЩИМ. Неизвестным. Наши чувства ничего не чувствуют перед истинно Предстоящим. Приходиться изобретать, скорее возрождать давно забытое ПРЕДЧУВСТВИЕ как УДИВЛЕНИЕ. Только в Удивлении мы МИЛОСЕРДНЫ и ДОСТОВЕРНЫ.

o Голова идёт на высочайший РИСК Новой Жизни, только полагаясь на Инстинкт Самосохранения как ОБХОДИТЕЛЬНОСТЬ Сердца и ни на что более. Полагаясь же на механизмы самосохранения, заходит в паутину, в которой окончательно запутывается и погибает,не избавившись от подсознательного ужаса перед потусторонним. И БОГ это КЛУ-БОГ механизмов самосохранения, камнем на шее. Нас же ВОСХИЩАЕТ СЕРДЦЕ МИРА.

o Голова суммой углов. И каждый Прямой. Тем схватывая Край Бытия. Протяженность, Направление, Материальную точку, Время. В отличие от "современной" физики, всё еще не определенной и не обоснованной в главном.

o Сердце есть определение СИСТЕМЫ САМООРГАНИЗАЦИИ. Её константа, конституция.

Огл. 58. Культура и Натура.

o Культуру определяют как совокупность материального и духовного богатства человека. Культурный человек выделяется из природного "некультурного" объёма. При всем при том существуют понятия "культуры бактерий", например. Видимо, понятие Культуры определяет ОСОБОСТЬ пространства, освоенного каким-либо видом живого. Культ выражает доминирование чего-то особенного. КОЛЬ ТЫ ЯР, то КУЛЬ-ТУ-РЕН.

o ОСОБЕННОСТЬ явно родственна ОСВЕЩЕННОСТИ (свой-свет-сват). Ра-яркость, скорость света. Культура создаётся именно СВОЕЙ деятельностью. Если оторвать Культуру от того,кто её производит, получим только мёртвый артефакт, вроде окаменевших трилобитов. Их "культурность" может цениться убогим сознанием даже дороже непосредственных производителей культуры.

o Культурой назовем такое Производство, в котором каждый человек направляется в область СВОЕГО Истока, который при том является Истоком Рода Человеческого. Культура НАПРАВЛЯЕТ каждого к Родовому Истоку и центростремительна, в отличие от "культуры", порождающей бесконечное разнообразие разнородных предметов. Культура обременена-беременна Родом. И разрождение её-в НАТУРЕ.

o В НАТУРЕ ("нетер"=боги, др.ег.) Род возникает самородным Видом. Натуральное нам по привычке то же,что Природное, не искаженное "искусностью-искусительностью" человеческого вмешательства. Отчасти это так. НАТУ-РАЛЬНОЕ значит в НАЧАЛЬНОЙ РОЛИ своей. Первая половина слова "НАТ", родственна НАЧинанию, НАТальному, НАЦиональному, альтер-НАТивному. Вторая-раскрывает этот "натив", как нечто Новое.

o НАТУРА центробежна, но это совсем другая центробежность, чем в культуре развития выбора. Культура, словно завязанный мешок (куль) волшебный. Натура-развязывание этого мешка и извлечение, собственно, себя на свет Мира. Культура парадоксально призвана вернуть человека к его Самобытному ЗВЕРЮ(=Человек), Натура-освобождает и готовит Встречу.

o Натуральность ещё необходимо Вспомнить, пройдя, освоив родовую Культуру. Культура до срока, как бы заслоняет, табуирует начальность Натуры. К Натуральному допускаются только созревшие в ОКОЁМЕ СВОЕЙ КУЛЬТУРЫ. Натуральность этого текста словно укутана-утеплена известными словами, но в собственном русле она СВЕРХЧЕЛОВЕЧНА. В НАТУРЕ ТОЛЬКО БОГИ РЕАЛЬНЫ, а не природная данность или человеческие надстройки.

o Натура преодолевает РАЗДРАЖИМОСТЬ, как "естественное" качество белковой жизни. Неужели такое возможно? Да, когда я нахожу себя в теле Сознания, в теле Бога.

o В Культурном пространстве Человечности, несмотря на различие материальных и "духовных" богатств, все таки господствуют человечные "матёрые" значимости, из которых что-то надстраивается вторичное. Можно сказать иначе, -- несмотря на различие по половым признакам, здесь еще нет Мужчины-ПЕРВЕНЦА, существа особого рода, натуральноматериального. Быть Человеком значит быть еще вынашиваемым и выношенным Женщиной.

o Быть больше, чем Человеком можно В Натуре. Её условным эквивалентом в измерении человеческой культуры является компьютерная виртуальная реальность. В ней мы находим как бы отраженным в неорганическом зеркале собственный Натуральный ПРОИЗВОЛ. Выявить его действительность (виртуальное=действи-тельное) значит встретиться с собой.

o "В Месопотамии и на шиферных пластинках для растирания косметики, появившихся на Ниле, это установление отношений с чудовищами, совладать с которыми раньше никогда не удавалось, выражается одним и тем же исполненным фантазии знаком: человек невозмутимо стоит между двух чудовищ и либо принуждает их смотреть друг на друга миролюбиво, железной хваткой держа их обоих за шеи, либо даже переплетает их длинные шеи друг с другом. Обстоятельства, при которых были найдены эти изображения, позволяют предположить, что данный символ был изобретен в Месопотамии и был затем подхвачен Египтом. Высший расцвет многих великих изобретений часто происходит не в той стране, где жил изобретатель. Расцвет буддизма произошел не в Индии. Общее грандиозное впечатление было переработано в новом образе. Особенно важно для тебя в Каире осознать, что представление о двойственном числе чудовищ, которые должны вечно взаимодействовать друг с другом и которые, тем самым, перестают быть ужасными, питало всю древность вплоть до легенды о Ромуле и Реме. Но прежде всего это двойственное число создало и определило письменную речь Египта. Гор и Сет - это способ выражения такого дуализма, толкование которого я тебе уже дал. Но мы имеем и письменное доказательство этого. В середине пути от Асуана до Мемфиса, почти точно в центре Верхнего Египта, расположено главное святилище Хатор, Гора и Сета. Этот храм, одновременно бывший главным городом нома, у греков назывался Кузами (по-египетски он именовался Кус). Поговорим о нем. Так вот, в этом храме символ, предположительно проникший из Месопотамии, включен в герб города. Я должен выразиться точнее: имя "Кус" записывается иероглифом с изображением человека, который склоняет шеи двух чудовищ друг к другу".

o "Шу и Тефнут! Об этой паре, породившей богов, говорится: "Irti ntrw wtt ti ntrw". "Они создали богов, они произвели на свет богов" (О. Р. Хюсси, Язык рода человеческого. Из писем к дочери).

Огл. 59. Святой и Герой.

o Явная ГЕНИАЛЬНОСТЬ в человеке завершается Ясной СВЯТОСТЬЮ-светлостью его. Герой Ярок. Святой Светел. Яркость света, -- его действенность. Святой при себе, ему можно молиться, подражать. При-личный Образец. Герой (Гера-Яра-супруга Зевса, Геракл=Ярослав-Ярило-Солнце) не тот, кто бросается грудью на пулемёт или совершает "трудовой подвиг",но тот, в ком пробуждается АКТИВ СВЕТА-ЯРОСТЬ. Герой от-личен. Святой хорош.

o Герой нашего времени, кто он? Когда предательство становится нормой, Герой и Святой избыточны и неуместны, только вселяют беспокойство, отвлекают от "реальных" дел.

o Герой не тот, кто бросается грудью на пулемёты или совершает "трудовой подвиг", но тот кто действует от ЛИЦА СВЕТА. Достигающий Святости, способен ПОВЕРНУТЬ вертикаль гениальности по горизонтали СО-БЫТИЯ. Герой всегда в окоёме ГОРИЗОНТА, уже не проваливаясь в низ гениального ядра, стоит твёрдо. И звёзды-не выше его макушки.

o Святость в человеке, которую стремимся вспомнить, восстановить, утвердить, есть НЕСОМНЕННОСТЬ ДОБРА в нём. Возможно ли такое среди людей привычно обменивающимися мнениями, обманывающими себя и других ложной скромностью и уступчивостью? Да, Святость может стать архи-важной нацеленностью человеческого Роста, эстетическим выражением глубинного инстинкта самосохранения, подменяемого среди простолюдинов механизмами самосохранения-тупыми и омертвляющими.

o Ныне "святость" что-то архаичное. Лики Святых смотрят на нас с икон, безмолвные как покойники, ставшие тотемами. При жизни они не удобны, не приручаемы. Святых лучше видеть мёртвыми, не рыпнутся.

o СВЯТОСТЬ как ЗАВЕРШЕНИЕ ГЕНИАЛЬНОСТИ. Гениаль-ность (=жизненность) человека проявляется как следствие ПРОНИ-ЗЫВАНИЯ его Бессознательным, отсюда его "зло", как аритмичность, апериодичность, избыточность, не встроенность в рифму привычного бытия. Гений и Злодейство вполне совместимы. Ядерной силой.

o В отличие от талантливых людей (талант-монета разменная), наделённых специфическими умениями, востребованных обществом, приручаемых, --гений всегда на обочине, поскольку производит не предметы для жизни, но само СУЩЕСТВО ЖИЗНИ.

o Маргинальность (маргине=граница, предел) гения проявляется в его окраинности, изгнанности на край освоенного сообществом пространства. Святой тоже маргинален, но в отличие от Гения, вмещает в себя поле значимого, общечеловеческого. Потому Святой никогда не изгнан из человеческого, но в состоянии героически отстранится от него в самобытной Ярости(я-расту),чтобы наметить ОСВОБОЖДЕНИЕ Каждого.

o Гений укоренен в индивидуальном истоке, необходимо РОДОВОМ, потому все гениальные похожи друг на друга словно БЛИЗНЕЦЫ-БРАТЬЯ. Талантливые заявляют свою непохожесть, в силу раздельности всего несущественного, которому они причастны.

o В воплощении Гениальное сопряжено с Генитальным. Либидо. Продолжение Рода. Но Гений, в отличие от вида принесенного в жертву родовому бессмертию, виду лично не отвечающему за Исток и потому РАСПУТНОМУ, "развивающемуся"; находится как бы в стороне от "основной задачи"-- продолжения Рода. Танатос в нём не влечением к смерти, но инстинктом Смерти, вычленяет его из доминации либидо. Он живет не в СВЯЗНОСТИ ПОЛОВОГО ВЛЕЧЕНИЯ, но в его РАЗРЫВЕ. Гений героически РВЁТ либидо, тем начиная ЧЛЕНОРАЗДЕЛЬНУЮ РЕЧЬ. В Святом человеческая речь становится высшим умением, ПРОРОЧЕСКИМ ДАРОМ.

o Где возникает Гений? На руинах человеческого. Где связная цивилизованность ката-строфически рушится. Чем ближе человек к спонтанной и опасной энергии бессознательного, в которой именно доминация инстинкта смерти вычленяет его как Личность, тем ближе к собственной гениальной-жизненной сути. При этом инстинкт жизни как инстинкт самосохранения (Ев-Гения) преображается в Эрос особого рода, ваяющий Золотое тело мира. Конечно, не возвысившись до Личности, инстинкт смерти проявляется разрушительно.

o Ныне среди людей ПРАВДА, ДОБРО, МИР понимаются в значении отчета о фактическом, приобретении, наличности. Мы же их используем в значении, направляющем к святости каждую тёмную душу. Ваше Сиятельство, где вы?

o Светский человек, не культивирующий Святость, как внятность света в себе, вынужден скучать и тусоваться среди разнообразия своей среды обитания. Святость-словно нахождение в себе Облика СПАСА. Но здесь то и открывается сверхзадача, не понятая и невозможная для светских умников,-Героической Императивно