монография «Идея меры как стадии пути обращения сборки россыпью»

Состав работы:


Показатель «мерности» бытующего – мера «самости»


 

Сущность в качестве «неточечного» начала


 

Конкреция как проекция последовательности осознания


 

Парадоксальный тезис «модели языка» Л. Витгенштейна


 

Упорядочение приведением к «нормативной чистоте»


 

«Трасса» (ось) онтологии – «распыления» единства бытия


 

«Трасса» (ось) гармонии – «разбиения» единства величины


 

Становление в его многомерных формах


 

Метасущностная комбинация «философское пространство»


 

Принцип «шага смещения» по линии «трассы»


 

Порядок оси как возможность «делегирования экстремума»


 

«Репрезентативность» философского пространства


 

Подготовка данных для загрузки в процедуру моделирования


 

Метатопология точки (позиции)


 

Топологическая характеристика «за рамками топологии»


 

Суффиксы


 

     Суффиксы точек оси гносеологии


 

     Суффиксы точек оси онтологии


 

     Суффиксы точек оси гармонии (величинности)


 

Философское пространство – поле применения «операций»


 

От «операций» к преобразуемому содержанию


 

Новое видение «свободы и обременения» спекуляции


 

Виды скепсиса, выделяемые условием «протяженности»


 

Вытеснение частной интерпретации системной


 

Комбинаторные пределы «философского пространства»


 

Рабочая оптимизация «философского пространства»


 

Предметные начала позиционирования


 

Спекулятивная проективность философского решения


 

Префикс как «нестабильно неограниченное» восприятие


 

Хаос или «платформа» свободной интерпретации


 

«Учительный» мифологизм – показной «беспорядок»


 

Задача «на преобразование» – «завхоз и стулья»


 

Фундаменталии и производные


 

Идея меры как стадии пути
обращения сборки россыпью

§25. Спекулятивная проективность философского решения

Шухов А.

Если для нас невозможны никакие иные методы анализа особенного, кроме его понимания ограничиваемым не только отношениями состава, но и связями с внешним «полем», восприемлющим условия, задаваемые подобным особенным, то такое понимание невозможно назвать пониманием «стационарности» подобного особенного. Подобное понимание – это рассмотрение подобного особенного на положении именно нечто настигаемого, оказывающегося именно в таком состоянии настигнутости. Падающая на конкретную поверхность капля дробится на такое именно число частей по причине, с одной стороны, именно конкретной конфигурации данной поверхности, а, с другой, именно таких угла и скорости ее падения. Как, в таком случае, можно характеризовать действие условия «оказываться настигнутым» на непосредственно специфику проективности философского решения?

Положим, реальность некоторой комбинации различных особенных именно и заключается в рассредоточении входящих в данную комбинацию элементов по некоторому множеству точек философского пространства. Если позиционирование подобных особенных именно и происходит посредством описанных выше «правильных» приемов выделения, то это в некоторой степени гарантирует их стабильность, если не практическую окончательность (или, в привычном понимании, «истинность»). Если, напротив, подобное позиционирование не способствует устранению неупорядоченных или скрытых источников дестабилизации (как практически не могут быть учтены все определяющие погоду факторы), тогда подобные особенные позволяют лишь их в некотором отношении «актуальное» понимание в качестве относящихся к неким определенным сейчас для них позициям.

В таком случае, что именно в смысле условия аналитической достаточности модели позволяло бы отождествление некоторого определенного моделирования как завершенного или квалифицировало бы его в качестве еще пребывающего в процессе выполнения? Вполне возможно, что содержание определенных представлений и следует понимать как допускающим, так и не допускающим дополнения данными прогноза девиантности назначенных в конкретном случае позиций, построение которого и возможно благодаря именно анализу устойчивости непосредственно первичной информации. И здесь ради упрощения прогноза ожидаемого позиционного смещения, следует использовать возможность систематизации непосредственно вариантов ожидаемого смещения.

Если, в смысле подобного прогноза, некое позиционирование позволяет ожидать усиления в синтезе точки порядковой составляющей, то исходную информацию следует расценивать недостаточной по истинствованию. Подобное положение и позволит тогда его квалификацию как позиционирование суффикса «как точки», например, – когда природа света не была еще достаточно изучена, физика не относила подобный феномен к разряду электромагнитных явлений. Если, напротив, ожидается утрата упорядочения, то в таком случае имеет место излишняя формализация, субстанцирование истинствования, пример – отнесение пластичности к частному случаю упругости (или – здесь уместен пример с введением особой «органической силы»). Наконец, если мы ожидаем, что специфика некоего допущения означает замкнутость подобной проекции избыточно узким диапазоном предсказанной позиции, то здесь имеет место распределение исходных данных на недостаточное количество точек. Подобный пример и показывает обязательность понимания природы переменных токов для понимания технической возможности трансформации напряжения.

Но помимо некоторой проводимой вслед выполняемому отождествлению переоценки возможно и такое решение, как указание ожидаемого изменения представлений. В смысле именно характеристики определенных особенных как лишь условно признаваемых в подобном качестве в силу явно ожидаемой для них переквалификации особенные и допускают их понимание в качестве более или менее стойких. Вследствие этого и моделирующие представления таких особенных допускают их понимание в качестве квалифицируемых признаком «полноты» или – неизбежно предполагающими их актуальное воплощение в некоторой неполноценной форме. Потому и уверенность в достижении некоторой интерпретацией статуса «стабильной позиции» философского пространства, фактически и следует понимать равнозначной убеждению в полноте создаваемого с ее помощью представления.

Следствием наших рассуждений и оказывается принцип, согласно которому в отношении примитивных представлений необходимо обязательное применение метода их пересмотра на основе оценки отличающего их «качества» (адекватности). Использование несовершенного знания для получения некоторого решения допустимо лишь при соблюдении следующих правил:

1. Всякое выбираемое для проецирования в философское пространство выделенное наивным знанием особенное будет позволять его помещение исключительно в точки философского пространства, определенно отстоящие от позиции аналитического континуума.

2. Если ответом на определенный вопрос оказывается помещение нескольких точек и определение «диапазона» их размещения, то здесь следует прибегнуть к предположению возможной модифицируемости (лишь в виду принятия некоторых условий признавая «локальный» характер позиционирования подобной данности).

3. «Точки», что трактуются наивным пониманием на положении таких, что в некотором отношении позволяют уподобление крайним позициям осей философского пространства, должны допускать их условное определение как принадлежащих некоей «альтернативной диссоциации» той же шкалы.

4. Если наивное понимание проецирует выделенное им особенное лишь на одну полуось, то данную проекцию следует повторить симметричной проекцией на другую полуось.

Если применение подобных правил и обеспечит тогда возможность удостоверения того или иного наивного знания как располагающего достаточностью интерпретации, то далее следует использовать не собственно данное «знание» в его оригинальном построении, но уже его дублирующее представление в схеме «философского пространства».

 

Следующий параграф - Префикс как «нестабильно неограниченное» восприятие

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru