монография «Идея меры как стадии пути обращения сборки россыпью»

Состав работы:


Показатель «мерности» бытующего – мера «самости»


 

Сущность в качестве «неточечного» начала


 

Конкреция как проекция последовательности осознания


 

Парадоксальный тезис «модели языка» Л. Витгенштейна


 

Упорядочение приведением к «нормативной чистоте»


 

«Трасса» (ось) онтологии – «распыления» единства бытия


 

«Трасса» (ось) гармонии – «разбиения» единства величины


 

Становление в его многомерных формах


 

Метасущностная комбинация «философское пространство»


 

Принцип «шага смещения» по линии «трассы»


 

Порядок оси как возможность «делегирования экстремума»


 

«Репрезентативность» философского пространства


 

Подготовка данных для загрузки в процедуру моделирования


 

Метатопология точки (позиции)


 

Топологическая характеристика «за рамками топологии»


 

Суффиксы


 

     Суффиксы точек оси гносеологии


 

     Суффиксы точек оси онтологии


 

     Суффиксы точек оси гармонии (величинности)


 

Философское пространство – поле применения «операций»


 

От «операций» к преобразуемому содержанию


 

Новое видение «свободы и обременения» спекуляции


 

Виды скепсиса, выделяемые условием «протяженности»


 

Вытеснение частной интерпретации системной


 

Комбинаторные пределы «философского пространства»


 

Рабочая оптимизация «философского пространства»


 

Предметные начала позиционирования


 

Спекулятивная проективность философского решения


 

Префикс как «нестабильно неограниченное» восприятие


 

Хаос или «платформа» свободной интерпретации


 

«Учительный» мифологизм – показной «беспорядок»


 

Задача «на преобразование» – «завхоз и стулья»


 

Фундаменталии и производные


 

Идея меры как стадии пути
обращения сборки россыпью

§7. «Трасса» (ось) гармонии – «разбиения» единства величины

Шухов А.

Функция нормализации на началах регулярности или счет потому и позволяет обретение в такой степени диверсифицированных возможностей классификации своих предметов–величин, что развитие непосредственно счетных (или – величинных) форм обращается непосредственно практикой рационализации нечто «способности размещения». В частности, явным достоинством рационализирующих размещение математических форматов служит даже непосредственно «технология записи», позволяющая не воспроизводить реальное множество в виде собственно «набора равномощных» членов, но применять приемы как записи посредством символов, так и посредством использующих подобную символику разрядной записи и записи выражений. В сравнении с математикой философия обнаруживает здесь свое явное убожество, поскольку просто не располагает приемами, подобными символизации, правилам группирования (правилам выполнения коммутативной процедуры), фактически не предлагая нормализующих комбинирование решений либо методик. По существу, философии не известна и непосредственно проблема такой условности, как «оператор комбинации» и перехода от одной комбинации к другой.

Вслед данной преамбуле нам следует указать на ту особенность нашей схемы, для которой описанные выше онтологическая и гносеологическая «области порядка» определяются на положении именно нечто «самодостаточно присущего» бытию, где каждая из них знает то особое основание, что и определяет ее особенности организации. Однако и действительность вряд ли позволяет ее ограничение всего лишь «бытованием» и «пониманием», поскольку очевидно знает такую форму «самодостаточно идеального», как область логики и умножающей элементарный формат отношения логического соответствия математики. Тогда мы позволим себе отождествление данной области особой предметной специфики формации именем сферы отношенческого ригоризма, определяя величинную формацию именами тождественной адекватности или гармонического строя.

Гармонический скелет, ограничивающий представление о действительном связями структурной организации, обращает мир специфической сферой обретения универсальной совместимости, исходящей из начал «совместимости и несовместимости» (налагаемости и неналагаемости, помещаемости и непомещаемости и т.п.). В фокусе же внимания конструкций гармонического скелета оказывается именно характеристика способности структурно выделенных начал состоять в определенных комбинациях «включения/поглощения», что и позволяет, например, введение существенности величиной менее единицы, и, равным образом, нормы «бесконечность». Отсюда и определяемое непосредственно формируемой нами схемой построение «гармонического тренда» будет исходить именно из придания гармоническому началу статуса всего лишь одного из частных начал мира. Или, иначе, гармоническое представление – это особое средство представления действительного в его ультимативной структурированности – «жилая площадь размером 20 квадратных метров».

Если же оценить своего рода «алгебраическую перспективу» гармонического представления, то тогда и непосредственно подобное представление следует понимать средством приведения к виду единой структуры некоторых разнономинальных начал (анализ данного предмета представлен в нашей работе «Функция и пропорция»). В силу этого и непосредственно функцией такой составляющей нашей модели как «шкала гармонии» и явится не собственно способность отображения самого классифицируемого содержания, но отличающая уже некие условия случая возможность выстраивания актуального варианта классификации, обобщающей собой нечто специфику адекватного соотношения (например, определение некоторой зависимости как «степенной»). Но и собственно деятельность по, скажем, применению конструкций классификаторов – это уже специфика, чья проблематика принадлежит уже не оси гармонии, но оси гносеологии.

В таком случае содержание, определяемое нами под именем «гармоническое отношение», и будет представлять собой именно некий прецедент номинальности, чье основание именно и составляет нечто именно номиналистическое «начало». При этом собственно «ось», что в равной же степени допускает ее определение и именем «трассы», будет позволять, в ее распространении на некоторую номиналистическую форму, сведение ее к чему-то непротяженному. С другой стороны, и непосредственно номинал и собственно «номиналом» явится тогда именно в силу его принадлежности чему-либо номинализируемому. То есть номинал – это не объект, а если и объект, то «объект – номиналистическая характеристика» нечто действительного.

Как понимает его наша модель, «номинал» – это не мир сам собой, но, непременно, некая проекция мира, и в подобном смысле «как номинал» он всего лишь «средство закрепления», но никак не «средство образования». Номинал – это как бы тот особый «порядок многообразия», что как обретаемое условие единственно позволяет становление уже теперь нечто действительного.

 

Следующий параграф - Становление в его многомерных формах»

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru