монография «Идея меры как стадии пути обращения сборки россыпью»

Состав работы:


Показатель «мерности» бытующего – мера «самости»


 

Сущность в качестве «неточечного» начала


 

Конкреция как проекция последовательности осознания


 

Парадоксальный тезис «модели языка» Л. Витгенштейна


 

Упорядочение приведением к «нормативной чистоте»


 

«Трасса» (ось) онтологии – «распыления» единства бытия


 

«Трасса» (ось) гармонии – «разбиения» единства величины


 

Становление в его многомерных формах


 

Метасущностная комбинация «философское пространство»


 

Принцип «шага смещения» по линии «трассы»


 

Порядок оси как возможность «делегирования экстремума»


 

«Репрезентативность» философского пространства


 

Подготовка данных для загрузки в процедуру моделирования


 

Метатопология точки (позиции)


 

Топологическая характеристика «за рамками топологии»


 

Суффиксы


 

     Суффиксы точек оси гносеологии


 

     Суффиксы точек оси онтологии


 

     Суффиксы точек оси гармонии (величинности)


 

Философское пространство – поле применения «операций»


 

От «операций» к преобразуемому содержанию


 

Новое видение «свободы и обременения» спекуляции


 

Виды скепсиса, выделяемые условием «протяженности»


 

Вытеснение частной интерпретации системной


 

Комбинаторные пределы «философского пространства»


 

Рабочая оптимизация «философского пространства»


 

Предметные начала позиционирования


 

Спекулятивная проективность философского решения


 

Префикс как «нестабильно неограниченное» восприятие


 

Хаос или «платформа» свободной интерпретации


 

«Учительный» мифологизм – показной «беспорядок»


 

Задача «на преобразование» – «завхоз и стулья»


 

Фундаменталии и производные


 

Идея меры как стадии пути
обращения сборки россыпью

§8. Становление в его многомерных формах

Шухов А.

Представим себе картину способности нечто становящегося допускать обретение не в виде именно «действительного» или «понимаемого», но и действительного, и понимаемого одновременно. Это обычная вещь для живой природы и следующих из нее социальной действительности и искусственной среды – урожай произрастает на поле и одновременно все более и более понимается предметом коммерческой сделки. Для описания подобного порядка становления или, точнее, непосредственно становления нам недостаточно одного тренда, когда необходимо использование двух трендов. Точно так же и некоторый процесс растворения или оседания смеси – здесь у нас складывается нечто действительное в виде раствора либо осадка и одновременно мы определяем характеристику гомогенности системы через ее представление посредством назначения определенных номиналов. Подобная многоаспектность и обуславливает постановку вопроса, – в каком случае в границах нашей «трассы» допустимо определение становления «как становления», и в каком – допустимо его определение лишь следующим данной «трассой», но исключающим исчерпание собственно подобным «следованием»?

Дабы понять тогда собственно способность действительного обнаруживать саму его действительность, и потребуется выделение посылок и оснований, непосредственно и позволяющих выделение этого действительного как особенного. Способность выделения на положении особенного – это, непременно, наличие качеств «быть пригодным» для реализации как в более строгой, так и в более слабой форме некоего предполагающего образование определенных комбинаций начала. Присутствие в мире некоторой специфики непременно обращается источником неких будущих и наследником прошлых либо лучших, либо худших специфик, а, отсюда, и некоторую область мира следует понимать допускающей ее отождествление «дружественной средой» для возможности некоторой специфики являться «некоторым образом представленной». Именно характеристики подобного «представительства» и следует понимать материалом для построения критериев, предопределяющих, какая комбинация позволяет ее понимание принадлежащей «оси» или «трассе», а какая – нет. Если комбинация в определенном отношении «укладывается» в пределы требований тренда, то она позволяет ее определение на положении наделенной в какой-либо из составляющих тем становлением, что предопределяется порядком именно конкретной «оси». Если же некое особенное позволяет его понимание исключительно состоянием не переходящего в слияние синтеза, нечто восходящего к нечто же мультибазисному началу системы рекрутирования, положим, комбинацией атмосферы и распространяющихся по ней радиоволн, то оно уже не позволит его представления располагающим собственным становлением. Здесь, конечно, возможно построения неких «схем становления», но в данном случае мы откажемся от рассмотрения подобной проблемы. То есть, как мы понимаем, представление в качестве становящегося в определяемом «осью» порядке возможно для такого особенного, что, в частности, допускает параллелизм становления состава, топологически слитного, но фактически образованного именно «параллельно представленными» элементами.

Отсюда и характеристику способности становления, воспроизводящего устанавливаемый нашими «осями» порядок, следует понимать отличием любой той условности, что, вероятно, и не предполагает должной целостности организации, но непременно отличается спецификой, не обязательно положительной, но и отрицательной координации элементов состава. При этом по принимаемым нами условиям, подобная координация будет ограничена рамками обособленно задаваемых условиями нашей схемы сущностного, моделяционного и номиналистического начал. Но и отождествление характеристикой принадлежности подобному началу не означает обособления характеризуемой так условности – оно никоим образом не отрицает и возможности образования отношения совмещения нескольких начал, где всякая «изолированная» характеристика присутствует в особенном бок о бок с другой точно так же «изолированной» спецификой. Хотя «принадлежность началу» – это характеристика, справедливая лишь в случае, пока некие формы упорядочения не утрачивают единообразия их порядкового начала, пока, например, каждый из элементов подобной системы еще сохраняет способность нахождения под влиянием состояния каждого другого элемента. Утрата подобной взаимной координации и обуславливает уже образование системы–комплекса, что имеет место, в частности, в том случае, когда орех отождествляется уже единством двух начал, «скорлупы и ядра».

Таким образом, особенностью действительности следует понимать ее способность представлять собой среду не исключительно сущностной, но и сущностно-метасущностной комбинации. А если позволить себе такое уточнение, то действительность сущностного начала всякой формы действительного непременно ограничивают пределы, позволяющие такому началу сохранять именно «идентичность как состоянию начала». Отсюда и собственно воздействие на дискретное в картине многообразия его специфичности особенное будет замкнуто рамками конкретной формы действительного – онтологии, гносеологии или гармонии. Или, иначе, особенное – это непересекающаяся комбинация его базисных форматов онтология, гносеология и гармония. Отсюда и философское представление и действия, и «нахождения как действия» – это именно картина сочетания непересекающихся линий воздействия, ограниченных в пределах действия порядками становления и выхода из становления. Именно об этом нередко и забывают, мысля «возможности вообще», но никак не возможности, непременно замкнутые пределами допускающей их реализацию среды обретения.

 

Следующий параграф - Метасущностная комбинация «философское пространство»

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru