монография «Неощутимое искуство познания»

Состав работы:


Отзывчивость метода


 

Философия в поисках «истока истоков»


 

Вывод и ряд следствий первого закона абстрагирования


 

Вывод и ряд следствий второго закона абстрагирования


 

Когнитивный функционал понятия


 

Рациональная «узость» функциональной когниции


 

Помещение происходящего на место действия. Вывод второго закона абстрагирования


 

Прогресс эмоционального отчуждения


 

Расширенное понимание действительности коммуникации


 

Парадоксальный фундамент абсолютной нормы


 

Несостоятельность внеонтологической конституции логики


 

Иллюзия «простоты» утверждения


 

«Лоции» моря эвристики


 

Прямолинейность - природная особенность натурфилософии


 

Локальное целое и объектуальная собирательность


 

Когнитивный конфликт ситуативного и квалификационного


 

Вывод и ряд следствий третьего закона абстрагирования


 

Следствия принципов абстрагирования общего порядка


 

Неощутимое искуство познания

§18. Парадоксальный фундамент абсолютной нормы

Шухов А.

История развития познания развертывает перед нами панораму философских, мифологических и даже научных схем, где непосредственно и определяющие их содержание основные принципы явно представляют собой констатации, устанавливающие определенные «абсолютные» начала. Причем не важно, какая именно мнимая «природа» определяет подобное «абсолютное начало» - рациональный «субстрат» или иллюзорный «творец», - сколько значимый принцип подобного понимания и составляет собой определенная «методология» - любая подобная концепция определенно исключает возможность любого особенного, не восходящего в своей конституции к определяемому ею фундаментальному абсолютному. Условный пример - та же биология склонна к определению любых фенотипических или таксономических специфик продуктами «эволюционного происхождения», хотя невозможно исключение и такой специфики живого организма, что просто составляет собой следствие «не идеальности» генетического механизма. Бесспорно, что склонность к выделению подобного рода «абсолютов» более характерна пониманию, явно ограничивающему приемлемый ему горизонт мышления уровнем «здравого смысла», непременно предполагающим использование стереотипов наподобие «мудрости стариков», «бойкости молодежи» и т.п. В смысле же интересующей нас постановки задачи важной особенностью подобного рода схем и следует понимать такую черту, как отказ от какой бы то ни было перспективы последующего развития, возможного как посредством расширения определяющих их оснований, так и посредством удаления устаревающего содержания.

В таком случае мы и предпримем попытку построения в некотором смысле «теоретической модели» процесса образования таких схем. Начальным этапом настоящей попытки мы определим формулировку «заведомо ошибочного» принципа, согласно которому построение онтологии в целом позволяет довольствоваться началом в виде не более чем единственного основания. Если тогда определяемым из подобного принципа основанием и следует понимать некоторые именно интуитивные проекции, то принятие данного принципа и будет означать пренебрежение анализом возможностей конкретного предметного контура обуславливать образование тех или иных конкретных структур интерпретации. В частности, следует понимать, что «интуитивно понятный» олицетворяющий собой идею универсальной причинности бог явно не предполагает распространение его влияния именно в качестве нечто «всеобщего источника» причинности уже на математические зависимости, само собой не образующие никакого рода причинно-следственных связей. Подобным же образом и фундаментальное основание «материя» не позволяет его приложения к информационным структурам, наделенным хотя бы и относительной, но независимостью от формата реализации на той или иной форме материального носителя. В подобном случае, не углубляясь в непосредственно специфику следующей далее оценки, мы позволим себе согласиться с тем, что и материализация времени и пространства по ряду соображений вряд ли позволяет ее признание адекватной схемой собственно действительности подобных форм фундаментальной физической организации. Тогда уже обобщая предложенный здесь ряд утверждений, мы и позволим себе признание принципа «вездесущности» определенной нормы никоим образом не позволяющим его понимание соответствующим реально наблюдаемому разотождествлению, в частности неидентичности как такового некоторого идеального отношения множеству тех материальных реализаций, посредством которых подобное идеальное отношение и обретает возможное воплощение.

Наше неприятие идеи приведения всего многообразия онтологических формаций к некоторому универсальному или абсолютному фундаменту и означает, что собственно состояние подобного приведения и заключает собой некоторое упущение или же упрощение, а именно, лишение самодостаточности определенных предметных сфер. В частности, этим явно грешит естествознание или натурфилософия, понимающие материю своего рода «само собой» реальностью, вне ее подчинения фактически не определяемой никакой из форм материального воплощения математической идеализации. Именно поэтому и представление некоторой схемы на положении предполагающей некоторый «‘полностью независимый’ синтез из определенного ‘тезиса-компакта’» и следует понимать устранением свободы моделирования в силу исключения возможности введения в «замкнутую сферу» подобного компакта хотя бы какой-либо возможности внешнего нормирования. В действительности же мир явно не предполагает иного понимания условия его реальности, помимо представления сочетанием исключающих друг друга порядков или условностей, чье многообразие именно и определяется характеристикой населенности мира спецификами форматно особенных системных порядков. Лучше среди всех прочих выражением подобной позиции и следует понимать предложенный В. Гейзенбергом принцип «концептуального плюрализма». Развитием же подобной схемы именно и следует видеть оценку, согласно которой фактический запрет на отождествление перехода от системности к системности и переходом же от использования одного основания к использованию другого и представляет собой сведение мира к возможности наличия только чего-нибудь, например, вещества, пространства, времени или сознания. Подобное однобокое «сведение» и замещает тот порядок, по условиям которого мир и предполагает его понимание нечто многомерной системой проекций. Тогда собственно реальность подобной неприемлемой редукции и следует понимать предметом философской проблемы своего рода «предупреждения» подобной бессмысленной генерализации на стадии, на которой она еще сохраняет определенные остатки рациональности или условной «разумности». Отсюда задачей философии и составит задача аргументированной критики любых возможных попыток как, с одной стороны, телеологизации идеального, так и, с другой, придания внеформатным условиям специфики форматных (отождествления, например, времени характеристикой материальности). С другой стороны, подобной критике не следует и перечеркивать как таковую генерализацию, поскольку, скорее всего, именно генерализация и представляет собой единственное средство, позволяющее выделение областей, если и допустимо подобного рода определение, онтологических «царств». Ожидаемый же результат «взвешенного» отношения к возможности генерализации и следует видеть в понимании условно «противостояния» тенденции генерализации и тенденции структурного расслоения, когда, например, собственно возможность существования определенной материальной или социальной структуры и определяет перспектива ее обретения благодаря приданию данной структуре некоторого конкретного «масштаба». В таком случае, и неизбежным следствием подобного понимания следует признать постановку философской задачи построения многопозиционных методов фиксации действительности, в которых разного рода формирующие фундаментальные основания порядки допускали бы распределение порождаемых ими производных видов на формы обретаемых посредством взаимоподавляющих (равно – и посредством взаимообеспечивающих) порядков структурной организации. В силу этого и значение одной из важнейших задач философии следует отождествить задаче поддержки познания в его весьма желательном отказе от выделения «абсолютного» формата, ненавязчивой, но настойчиво оказываемой познанию помощи в освоении методов, основанных на сочетании, и, одновременно, генерализации представлений о позиционном расслоении мира.

Следующий параграф: Несостоятельность внеонтологической конституции логики

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru