монография «Неощутимое искуство познания»

Состав работы:


Отзывчивость метода


 

Философия в поисках «истока истоков»


 

Вывод и ряд следствий первого закона абстрагирования


 

Вывод и ряд следствий второго закона абстрагирования


 

Вывод и ряд следствий третьего закона абстрагирования


 

Следствия принципов абстрагирования общего порядка


 

Два метода агрегирования данных - наука и литература


 

Недвусмысленно «мнимые» смыслы


 

Обман - производная возможность условий определенности


 

Поддерживающая понимание избыточность изложения


 

Две функции понятия «материя» - предмета и средства познания


 

Рецептор - представитель класса «устройств»


 

Два облика одного амплуа - движение и продвижение


 

Невещественный элемент вещественного «ресурс»


 

Свобода - вид предстоящего как предстояния


 

Раздвоение редукционизма


 

Скрадываемый масштаб всплеска


 

Два оператора концентрации интереса - фантазия и воображение


 

Материальный мир, данный посредством ландшафтной схемы


 

Живое - единство «платформы» и кросс-платформенного


 

Специфика функционала сенсорной реакции


 

Жизнь в качестве комплексного предмета исследования


 

В свете человечески пристрастного понимания


 

Когнитивный инфантилизм «зрелого» мифа


 

Типичные ошибки абстрагирования


 

Неощутимое искуство познания

§49. Жизнь в качестве комплексного предмета исследования

Шухов А.

В качестве пояснения мы просто позволим себе приведение здесь следующей оценки, определяющей действительность жизни производной особой экзистентности органических соединений. Или, другими словами, специфика химической природы органического неживого вещества, собственно и обращающая данное вещество, в отличие от вещества солевой химии, нестабильным, сверхактивным, самомодифицируемым и зависимым от текущей конфигурации равновесия и порождает жизнь как, фактически, эффект стабилизации естественно подверженных деградации самокаталитических вещественных образований. Исследования в данном направлении в наше время следуют широким фронтом, но, как водится, не обращаются к определению философского базиса подобного предмета.

Тогда мы обратимся к исторически уже закрепленной в философии точке зрения на предмет существования жизни, и вспомним о ее истолковании в качестве нечто «биологической формы движения материи». И тогда, если принимать во внимание лишь составляющую постановки задачи, то подобный подход и позволит его признание оправданным. Однако если расширить пределы подобного круга, то обнаружится и необходимость в получении ответа на вопрос о специфике тех конкретных форм материальной организации, что и обуславливают появление подобной разновидности «движения материи». Ответ на вопрос, что же создает такую «форму движения материи» и следует начать определением полного состава комплекса позволяющих возникновение жизни условий, иначе условий, в принципиальном отношении обязательных для порождения и существования полинуклеотидов и воспроизводимых ими органических форм. Мы позволим себе предложить здесь некоторую выборку ряда образующих подобный комплекс условий, извлеченных нами из различных относящихся к жанру популярной литературы источников. Итак:

1. самим своим появлением жизнь обязана особому свойству полинуклеотидов представлять собой полимер в виде своего рода «органико-солевого гибрида», где полимерная цепочка реализуется не посредством одной только углерод-углеродной цепочки, но именно в качестве гибридной углеродно-солевой последовательности мономеров;

2. процесс полимеризации белка - процесс, протекающий с несколько меньшей скоростью в сравнении с процессом углеродной полимеризации, поэтому он каким-то образом удачно коррелирует с кинетикой ионного обмена в водных растворах;

3. важное условие самой возможности образования нуклеотидных полимеров - каталитическая зависимость, следовательно, и саму по себе возможность их образования следует понимать как-то связанной с возможностью образованию богатых разнообразным составом растворов, содержащих химически «слабо агрессивные» друг к другу компоненты;

4. собственно жизнь как особый порядок течения процессов предопределяет существование таких структур и порядков, как мембраны и осмотическое давление. Жизнь на уровне клеточной структуры невозможна без наличия некоего спектра механизмов микрообмена; помимо того, жизнь - это непременно использование универсального энергетического аккумулятора «по технологии» образования молекул АТФ и создания их запаса в митохондриях. Поэтому жизнь именно и следует понимать совокупностью микропроцессов, которые посредством «коллективной работы на единый результат» и обеспечивают функционирование сложных механизмов;

5. для сложных организмов ведение ими биологической активности невозможно в отсутствие такой функции, как проведение возбуждения, образования своего рода «виртуальной структуры» сенсора и эффектора. Всякой должным образом достаточной теории жизни и следует исходить из концепции различных классов проводящих возбуждение процессов - от локальных допускающих «самообслуживание» процессов до работы нейрофизиологических структур уже на базе гипериерархической организации;

6. жизнь в ее способности создания живых организмов обнаруживает себя склонным к определенной манере выполнения разработок «конструктором и технологом». Практикуя подобное в определенном отношении «специфически биологическое» конструирование, жизнь, отвергая идею формирования узко «специализированных» механизмов, тяготеет к образованию многофункциональных систем, – в частности, кожа человека служит не только защитным покровом, но и инструментом испарительного охлаждения (у собаки подобную функцию исполняет гортань);

7. явной особенностью биологической теории эволюции следует, вероятно, понимать эмпирический характер собственно и выражающих ее формулировок. Пока что теорию эволюции можно понимать лишь частично разработанной в теоретическом смысле; сама же теория естественного отбора, предполагает, по существу, одно только различие дивергирующей и стабилизирующей форм отбора, но не определяет, например, типологии форм естественного отбора «под функционал». В собственно же теоретическом смысле никакая подлинная теория биологической эволюции явно невозможна без должной квалификации условия «постепенности» как своего рода «спекулятивного» основания эволюции;

8. усилия биологической науки концентрируются на изучении явления биологической эволюции, но в силу некоторых причин биология игнорирует такой предмет исследований, как феномен деградации. Корпус биологических знаний редко обращается к подобному предмету или исследует лишь проблему деспециализации вида (например, переход в природных условиях от всеядности к чистой травоядности). Хотя, например, тех же рыб следует понимать превосходным образцом не только эволюционной, но и функциональной конверсии - способности менять пол и, возможно, другие биологические признаки. В смысле же эволюционной проблематики наука явно пока не вполне уясняет причины перехода к изолирующему воспроизводству, когда, в частности, некий цветок может опыляться только одним видом мушки и т.п.;

9. биология явно не вполне определяет живой организм в его роли многофункционального химического реактора или, даже, в некотором отношении, подлинной фабрики химического синтеза. Организм в биологии явно практически не описан с точки зрения его сугубо химического потенциала, хотя несомненную часть биологической теории строения организма и занимают описания вещественных начал органических структур, наподобие жировых мембран. Например, непонятно, как организм может работать в качестве тончайшего хроматографа, доставляя те же единичные атомы селена именно особенно нуждающимся в нем рецепторным клеткам;

10. половое размножение биология определяет как последствие выгодности свободы комбинации. Но и эротическое чувство дает и начало культуре; от биологии также следует ожидать ответа, что именно дает начало эротическому чувству, хотя определенные выводы в смысле «выбора в пользу изысканности» и можно обнаружить теперь в исследованиях этологов.

В последний время определенный положительный результат достигнут и в области философской и научной критики концепций биологической науки. В частности, здесь следует упомянуть работы П.Э. Гриффитса, в особенности его исследование своего рода «границ функциональности» генетического механизма. Скорее всего, пока положения биологической науки не найдут их воплощения в строгих теоретических формулах, подобная критика еще сохранит свою актуальность.

Очевидным дополнением данного анализа следует понимать и оценку значения одного из важнейших открытий нового времени – обретения представлений о той особенности конституции крупных организмов, что заключается в специфике их симбиотического единства с живущими у них микроорганизмами. Так называемая «микрофлора» не только представляет собой возбудителей заболеваний, но и обеспечивает исполнение некоторых жизненно важных функций. Симбиотическая интеграция, по существу, представляет собой основной прием, благодаря которому и появились первые виды сложных организмов. Однако проблема «симбиоза» получила-таки ее развитие в понимании происхождения хлоропластов и митохондрий от поначалу «внутриклеточных паразитов». Затем, эволюционируя, такие паразиты начали приносить пользу клетке-хозяину и потом постепенно превратились в хлоропласты и митохондрии». (С.Х. Карпенков, Концепции современного естествознания, стр. 358) Подтверждают правильность выбора данного направления и исследования, позволившие установить, что генетический код человека включает в себя и фрагменты кода некоторых «необходимых» человеческому организму вирусов. Отсюда и непосредственно биологическую эволюцию следует понимать именно некоей следующей весьма замысловатым путем практикой освоения новых возможностей; так, достигая положения, не позволяющего уже дальнейшее совершенствование на данной платформе, эволюция обнаруживает способность изменения направления и выхода на новый этап развития посредством использования иных потенциально доступных средств. Подобная специфика и позволяет ее признание основанием того понимания биологической эволюции, что и определяет эволюцию своего рода изощренной практикой востребования ранее не реализованных возможностей.

Следующий параграф: В свете человечески пристрастного понимания

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru