монография «Философская проблема гармонического строя»

Состав работы:


Ситуация конкуренции средств понимания


 

Природа численной констатации


 

Качество в роли умелого иллюстратора


 

Количественный фундамент строгих соответствий


 

Семантическая зависимость количества и качества


 

Математическое множество как локация возмущения


 

Регенеративные операторы численности


 

Средства формирования категориального аппарата счета


 

Предмет «сюжета» математического рассуждения


 

Моменты забвения в математическом описании


 

Могут ли числа быть источником неоднородности?


 

Банальное представление о числовых комбинациях


 

Речь как подоплека в любых техниках счета


 

Условие «несовместимости» – признак «сложной» величины


 

Количество в роли «возмутителя»


 

Функции, относящиеся к статической динамике


 

Предметная характеристика простого действия над числом


 

Интерпретация функции в смысловом представлении


 

Математическая система «версий»


 

«Скептическое» неприятие счисления


 

«Сама гармония» как структура «простого» смысла


 

Малая группа чисел, образующих «рациональное представление»


 

Искусство вычислительной подстановки


 

Сверхзадача философского анализа гармонии


 

Философская проблема гармонического строя

§19. Математическая система «версий»

Шухов А.

Математическое «сообщество гармонизированных смыслов» потому способно так сложно и разнообразно развивать свои отношения, что каждый его член фактически наделяется как правом «делегирования», так и – получения не своих «прав»; математика ни одну из форм записи не называет «истинным видом» функции, математически «истинный» – по сути, только имя. Положения математической науки не отдают никакого предпочтения ни одной из форм записи функции; здесь равные права принадлежат всем формам: (a + b)2, a2 + 2ab + b2, и даже a2 + 2/1ab + b2.

Математика признает важным не тщательность установления «абсолюта» вещи, но ценит лишь правильность построения схемы действия данной вещи именно на основе принимаемой «версии», математика в подобном отношении соглашается лишь с редукцией исходных положений к требуемой форме выражения.

Рождая «версии», математическое решение стремится к выделению того наличествующего на поле «используемого численного пространства» «точного ориентира», что помогает численности, и именно в качестве нечто «удобной» для записи функции, и образовать, – но только в пределах настоящего случая – само «понятие» величины. (Подобный релятивизм не только позволяет сохранить свободу выбора, например, десятичной или двоичной разрядности, но и обеспечивает же свободу выбора такой формы разрядной записи, что образовывает разряды и из «окрестностей» чисел в некоей их произвольной выборке, например из принадлежащих «ряду» простых чисел.)

Математическая практика, что весьма показательно, никогда не ограничивает себя в средствах, – раскрывая вид «действительности» чисел одним образом, она находит совершенно иные средства алгебраического описания операций с ними, – тем самым, упрощая свои решения именно благодаря построению конкретного соответствия между формализацией и характером конкретного прецедента. Так математическая логика, принципиально не создавая категориального аппарата, образует свои средства фиксации соответствия в силу предоставления свободы множащей возможные «единства» значений (в фигурах – виды) редукции, или – допуская возможность «постепенного» уяснения конкретных обстоятельств «жизни» собственно значений.

Нам следует напомнить и еще об одном характерном математике способе, методе априорного задания, необходимом математической практике ради именно возможности утверждать бытие «без определения формы существования». Если бы подобное предрешение понималось бы неким недопустимым методом, и математика вынужденно бы обратилась к конституированию предметных форм, то она, что вполне естественно, наряду с опытным знанием вынуждена была бы использовать и принцип «единства с важным», определяя основания для своих положений посредством фиксации особых, признанных на положении элементов «действительно объективных» существований казусах («корни уравнения должны быть действительными числами»).

Если бы, аналогично естествознанию, и математика вводила бы «иерархию удаления» определяемых ею конструкций от непосредственно предметной действительности, то «простота численного ряда» оказалась бы мистифицирована, и познанию вообще бы трудно было отождествлять количество на положении нечто «окончательного» решения.

 

Следующий параграф - «Скептическое» неприятие счисления

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru