монография «Философская проблема гармонического строя»

Состав работы:


Ситуация конкуренции средств понимания


 

Природа численной констатации


 

Качество в роли умелого иллюстратора


 

Количественный фундамент строгих соответствий


 

Семантическая зависимость количества и качества


 

Математическое множество как локация возмущения


 

Регенеративные операторы численности


 

Средства формирования категориального аппарата счета


 

Предмет «сюжета» математического рассуждения


 

Моменты забвения в математическом описании


 

Могут ли числа быть источником неоднородности?


 

Банальное представление о числовых комбинациях


 

Речь как подоплека в любых техниках счета


 

Условие «несовместимости» – признак «сложной» величины


 

Количество в роли «возмутителя»


 

Функции, относящиеся к статической динамике


 

Предметная характеристика простого действия над числом


 

Интерпретация функции в смысловом представлении


 

Математическая система «версий»


 

«Скептическое» неприятие счисления


 

«Сама гармония» как структура «простого» смысла


 

Малая группа чисел, образующих «рациональное представление»


 

Искусство вычислительной подстановки


 

Сверхзадача философского анализа гармонии


 

Философская проблема гармонического строя

§23. Искусство вычислительной подстановки

Шухов А.

На какой именно предмет мы на протяжении всего этого нашего рассуждения о предмете «гармонии» и обращали этот предпринятый нами анализ? Мы обсуждали здесь именно тот комплекс специфики, что представляет собой предмет внимания математических представлений. В итоге мы осознали для себя то, что предметом математических операций служат указатели, возмущения, гармонизированные номинации, задания соотнесений (функции) и т.п. Более того, наше рассуждение позволило нам прийти к пониманию данных предметов еще и в качестве возникающих в математической практике образов представлений. Обсуждая именно проблемы математического понимания, мы фактически обошли вниманием следующий вопрос, – а что такое искусство работы с математическими представлениями? В чем же заключен сам по себе математический талант?

Наше исследование, таким образом, не сумело уделить внимания такой теме, как специфические способности умеющего находить математическое решение, что позволяют выделить его среди тех, кого мы позволим себе назвать математической бездарностью. Какие, в таком случае, можно назвать основания, заставляющие обнаруживать в человеке «выдающиеся математические способности»?

Источником нашего ответа нам послужит один анекдотический пример. Это случай с некоей дамой, просившей А. Эйнштейна запомнить равный некруглой цифре номер ее телефона. Ничего страшного, возразил даме ученый, Ваш номер легко запоминается, поскольку первая его часть – это квадрат одного двузначного числа, и вторая – некоторая константа.

Ответ на вопрос о «математическом искусстве» и заключается именно в обращении внимания на умение мысли производить подстановку. Если человек умеет формульное выражение из несообразного состояния привести в удобочитаемый вид, переписать конкретное численное значение при помощи гармонизированной формы, – к примеру, степенной или тригонометрической функции, то его и следует понимать обладающим математическими способностями.

Вдобавок, в математической практике важно и умение прибегать к разложению – разбиению наблюдаемое «неусредняемого состояния» на маленькие отрезки «правильных» форм, представляя нелинейную зависимость кусочками парабол, гипербол, синусоид и т.д.

Математическое мышление, на этом мы и позволим себе подытожить нашу оценку, фактически сводится к развитию способности подстановки, в том числе, и – перевода в более удобную запись, и, еще – разложения неопределяемых зависимостей на блоки микровыражений.

 

Следующий параграф - Сверхзадача философского анализа гармонии

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru