монография «Философская проблема гармонического строя»

Состав работы:


Ситуация конкуренции средств понимания


 

Природа численной констатации


 

Качество в роли умелого иллюстратора


 

Количественный фундамент строгих соответствий


 

Семантическая зависимость количества и качества


 

Математическое множество как локация возмущения


 

Регенеративные операторы численности


 

Средства формирования категориального аппарата счета


 

Предмет «сюжета» математического рассуждения


 

Моменты забвения в математическом описании


 

Могут ли числа быть источником неоднородности?


 

Банальное представление о числовых комбинациях


 

Речь как подоплека в любых техниках счета


 

Условие «несовместимости» – признак «сложной» величины


 

Количество в роли «возмутителя»


 

Функции, относящиеся к статической динамике


 

Предметная характеристика простого действия над числом


 

Интерпретация функции в смысловом представлении


 

Математическая система «версий»


 

«Скептическое» неприятие счисления


 

«Сама гармония» как структура «простого» смысла


 

Малая группа чисел, образующих «рациональное представление»


 

Искусство вычислительной подстановки


 

Сверхзадача философского анализа гармонии


 

Философская проблема гармонического строя

§8. Средства формирования категориального аппарата счета

Шухов А.

Постепенно, параллельно прогрессу численного метода, и сам данный метод обрастает все большим числом неколичественных приемов создания, скажем так «конфигурации» задачи. Это и вынуждает практику счета к обращению к развитию собственного языка описания и отведению ему важной роли «поставщика» предназначенных для «чисто» численных решений данных.

Но математика и здесь обнаруживает ее приверженность характерному для нее обычаю обращения с числами: она допускает для себя исключительно избегающее использования любого «встроенного» качественного анализа «несемантическое» представление численности, что и исключает употребление категорий философского представления. Но, все же, и столь сильному научному аппарату математики не удается исполнить программу столь всестороннего переустроения языка, и даже он, хотя и не так часто, но все же вынужден формулировать свои положения несколько рассудительнее но, тем не менее, концентрируясь именно на «некритичном» использовании речи с ее «неопределенной логикой» организации процедур.

Обсуждая взаимодействие языка и счета, мы обратим внимание на используемый логикой метод «эксплуатации» выразительных качеств речи, или, иначе, на ее восприятие либерализованного «свободного мнения», то есть того, в чем доминируют, господствуя над рациональностью словоупотребления, некие «самородные» ассоциативные функции. Подобные функции в существенной мере напоминают известный феномен «коммерческих названий». Условные логические форматы (экстенсионал, интенсионал) подобный язык, в конечном счете, как-то умудряется признать, но только … на положении элементов нечто «необязательной» лексики.

Раз уж мы решили обратиться к предмету лексических возможностей выражения номинальности, то нам следует уточнить, в чем же именно мы намерены видеть стимулирующее процесс изобретения новых речевых ассоциаций «своеволие» языка? Воспользуемся тогда образцом одной из форм развития речевой ассоциации – практики насыщения речи выразительными средствами «переноса», метафорами:

– например, случаи отображения качественного условия посредством «понятийного» формата обнаруживают себя в примерах следующих сопоставлениях: «относительное», «абсолютное», «случайное», «равномерное», «плавное», «нарастающее» и «убывающее», «периодическое», «необходимое», «достаточное».

Математики, принимая за естественный ход вещей свойственную им манеру употребления при задании условий задач средств переноса, и они тоже – не вполне доверяя языку – дополняют лексически вводимые формулы оговорками (так, некое изменение до тех пор, пока оно не получит описывающего его алгебраического выражения, они понимают как «случайное»). Уже здесь, в соотнесении с разделением на «случайное и регулярное», проявляется еще большая «свобода» прогресса «понятности» средств выражения (случайное – это реализованное вероятное).

Семантические методы пронизывают математическое сознание и несколько иным образом, способствуя появлению фиксирующего «стандартные» выражения «разделения» функций. Так, каждое такое выражение конкретно призвано обслуживать его «собственную» область вычисления – арифметику, алгебру, математический анализ. Здесь уже забывается сама изначальная ассоциация с гармоническим строем, но обнаруживается именно выражающееся в совершенствовании жаргона развитие речевых средств, присваивающее вычислениям некие фразеологические «клички» (например, классов решений: точное, приблизительное, в общем виде). Наконец вырабатывается и искусственно затрудняющая возможности обращения вещей в множественности система условного языка. Подобная понятийная «технология», запрещая собирательную образность, замещает ее, например, на разноплановые фразеологизмы «формирующих» условий.

Выговариваемые условным языком математики фразы непременно открывают следующие своего рода «преамбулы»: «представим себе - …». Смысл выражения, построение которого требует услуг воображения, - это именно свидетельство обращения реального образа сознания (его «портрета») в такую некую «постороннюю» условность существования, что компонуется из нечто «упорядоченного хаоса» предметных связей. Вот поэтому потребностью подобного рода условного «языка» и оказывается именно свобода совершения выбора, – например, возможности представить значимое «максимально» определительным, таким, само конституирование которого могло бы быть дано как «исходное», как делающее его обладателем «законного места» именно собственно «первичного акта» (как это и высказывает выражение «предел отношения функции»), - но существо которого, что вполне понятно, допускает его фиксацию лишь по раскрытии всех последствий.

В дальнейшем семантику подобных приемов представления математика и подкрепляет созданием готовых процедур счета, «сближающих» условия задачи и метод ее решения.

Утвердившуюся в математическом знании фразеологию описания «операций над множествами» с полным основанием можно характеризовать как некое формалистическое «логическое» решение. Существо подобного рода «решений» может быть представлено посредством следующего перечня их особенностей:

1. поиск решения обязательно ведется при помощи особых приемов «присвоения имени» (например, одно из условий носит имя «переменная», другое – «аргумент функции»);

2. процедура решения не допускает конечного вычисления «неорганизованного» представления вплоть до наступления такого «определенного состояния», когда уже запись расчета будет готова обнаружить себя «самоочевидной вещью» («вычисление выражения сводится к …»);

3. итоговое алгебраическое выражение искусственно представляет собой такой вид, который фиксирует все вторичные, «адаптированные» к этому расчету, выражения и уравнения.

 

Следующий параграф - Предмет «сюжета» математического рассуждения

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru