Бытование понимания в среде
потоковой общности данных

§10. Начала идентичности содержания – «не-тяготения»

Шухов А.

Характерная особенность нашей жизни - поток рассуждений на тему идеалов, и поднимаемая проблема не ограничивается бесцельной дискуссией, но, случается, завершается выдвижением нового приветствуемого «символа веры», порождая некоторую эйфорию в общественном мнении. Расширяя далее список примеров специфической функциональности смысловых образований, мы позволим себе напомнить и о реальности вещей, позволяющих их определение «естественностями», сама обязательность которых вряд ли позволяет какое-либо их отрицание. Сомнение в части смысла подобных предметов, пожалуй, позволит его выражение исключительно в следующем: некий интерпретатор либо «лучше», либо, что не удивительно, «хуже» воспринимает и объясняет отличающую подобные предметы абсолютную заданность. Ясно, что подобные специфики – продукты исторического утверждения начал социальности, и тогда наиболее существенную помощь в образовании уже создаваемой нами коллекции таких «не-девальвантов» следует ожидать именно от совокупного опыта человеческого познания. Для аналитической же дисциплины исследования текста «не-девальванты» – великолепный подарок социальной практики; они составляют собой крупные величины текстологии, и этого достаточно для построения посредством их объединения в общий корпус в некотором смысле словаря концентрических «начал» порядка или практики изложения.

Но при построении подобного словаря важно понимать - беспорядочная коллекция вряд ли столь же интересна, как и содержащая классификацию. Тогда следует спросить - какие принципы соответствуют задаче упорядочения словаря не-девальвантов, и каким образом сводимые в подобный словарь абсолютизированные понятия позволяли бы построение системы, в которую, вероятно, возможно включение и некоторых других форматов и начал текстологии? Скорее всего, наиболее вероятный ответ на данный вопрос, - указание принципа, определяющего, что порождающему некоторый конкретный не-девальвант «решению» необходимо еще и заявление претензии на занятие положения, в силу которого его имени придается статус высшей «позиции существования» – «не-тяготения». Отсюда и характерной особенностью не-девальванта и следует видеть его положение такого рода доминанты, что и располагает именно таким приданным ей «авторитетом», что и порождает тяготение к подобному не-девальванту и прочих «простых» значений. Такой существенно способствующий достижению и поставленных нами целей «дар» социальной практики категорически значим для исследования текста, и для нас признание подобного принципа обращает существенным и понимание роли, отводимой в текстах разным образом употребляемой там и соответствующей уровню не-девальвантов понятийности. Отсюда коллекция или словарь не-девальвантов и обращается одним из обязательных начал анализа повествовательного массива данных. Но в отношении подобного словаря существенно понимать, что он вряд ли позволяет определение нечто самодостаточным, но - явным образом коррелирует с конкретно употребляемой в данном тексте «стилевой» ситуационализацией («традицией» сочинения). Именно поэтому, прежде чем приступить к составлению подобного словаря, нам следует оговорить и ряд требований к порядку его построения.

В первую очередь нам необходимо озаботиться построением технически достаточного определения «не-тяготения». В нашем понимании, важнейшую отличающую «не-тяготение» существенную «техническую» специфику именно и составляет комплекс «категорических» начал подобной содержательности. Какую бы категорическую ценность не выражало определенное значение, оно же на положении элемента семантики соответствует и формату тривиальной структуры содержания, предполагающей и возможность указания фальсификатора (для счастья – несчастье). Отсюда, поскольку, как мы признаем, специфику «не-тяготения» составляет не одна «высшая» материя, но и тривиальные особенности собственно рядового представления, то и непосредственно его понимание вряд ли предполагает иной вариант построения, помимо выделения на положении того же самого действующего (используемого) понятия. В подобном смысле и «не-тяготение», как и все прочие «рабочие» понятия, располагает и качеством «сигнальной совместимости».

Именно специфика «сигнальной совместимости» и обуславливает для конкретного востребования «не-тяготения» выделение и его ситуативных специфик - того же уровня влиятельности конкретного вида не-тяготения, так и, вероятно, адресованного ему пренебрежения. Подобным образом, в частности, любая подчеркивающая патриотизм пропаганда делает вид, что она как бы «не осведомлена» о такой особенности, как жестокость наказания за измену. Тем не менее, в любом случае, «не-тяготение» - значение, предназначенное для выражения никогда не банального, но всегда особенного смысла. Поэтому «не-тяготение» никогда и не применяется в актуальном объяснении (почему-то не принято говорить: «я женился ради счастья»), как исключает и объявление требующим объяснения посредством классификации, равно - не допускает и понимания подводящим, например, итог накоплению опыта. Употребление «не-тяготения» непременно подразумевает наличие интенции, основанной на сопоставлении именно с нечто аномальной «непроверяемой» посылкой, подобной той, что и обнаруживает выражение: «народ созрел для демократии».

И тогда собственно характер «не-тяготения», условности, вряд ли существенной для рационального познания, и позволит нам предложить коллекцию использующих «не-тяготение» рассуждений, включающую в себя ряд характерных выражений. Подобная специфика и проявляется в утверждениях, свидетельствующих, что любой желает богатства, перед всеми прочими выбирают свободу, и «стремление народа» составляет предмет любых обращающихся к подобному мистическому аргументу апелляций, в глазах человека вполне определенный знак отличает как познание, так и невежество, где одно тождественно непременной доминанте, а другое обращается нечто избегаемым. Условности, за которыми человеческое познание и закрепляет значение ценностного багажа опыта социального развития, и занимают тогда положение начал, образующих те или иные позиции «словаря-тезауруса» не-тяготений. В число подобных понятий вполне способны войти те же самые знание, богатство, свобода, совершенство, надежность и прочие понятийно реализованные модули содержания, позволяющие их понимание представляющими собой «именно установку».

 

Следующая часть:
Адаптация представления к «самоконтролю понимания»

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru