Общая онтология

Эссе раздела


Отношение - элементарная связующая субстанция картины мира


 

Существенный смысл Ареопагитова «тварного»


 

Общая теория анализа объектов


 

Общая теория онтологических констуитивов


 

На основании сущностей, случайностей и универсалий. В защиту констуитивной онтологии


 

Философская теория базисной структуры «тип - экземпляр»


 

Математика или общая теория структур?


 

Причинность


 

Архитектура и архитектоника причинно-следственной связи


 

Типология отношения «условие - обретение»


 

Неизбежность сингулярного начала реверсирующей редукцию дедукции


 

Функция и пропорция


 

Установление природы случайного посредством анализа конкретных «ситуаций проницаемости»


 

Формализация как репрезентация действительного на предельно рафинированном «уровне формального»


 

Бытиё - не погонщик


 

Закон и уподобляемый ему норматив


 

Три плана идентичности


 

Эскалация запроса идентичности


 

Мир как асимметрия и расстановка


 

Возможность и необходимость


 

Понятийный хаос и иллюзия метафизического скачка


 

Философия использования


 

Философская теория момента выделения особенного


 

Проблема субстратной тотальности


 

Типология отношения «условие - обретение»

Шухов А.

Содержание

Понимание двух таких построителей картины действительности как практическое познание и философия концентрируется на выделении такого фундаментального формата события модификации содержания мира, каким и следует видеть отношение «причинно-следственной связи». Непосредственно логика подобной модели и предполагает наделение некоторой условности спецификой доминирования или способностью предопределения, тогда и удостаивающих такую условность квалификацией «причины» придавая нечто иному теперь уже статус «следствия», для которого и непосредственно возможность образования следует видеть в некотором отношении «нанесением оттиска» в известном смысле причиной-матрицей. Напротив, в предпринимаемом ниже анализе мы позволим себе пренебрежение картиной, раскрываемой в такой схеме, взамен чего и позволим себе следование уже некоторой иной схеме. Такая «иная схема» и будет предполагать построение посредством преобразования формата «причины-матрицы» в формат наличия «условий», что в соизмерении в определяемом нами в качестве «обретения» следствием и будут наделены спецификой нечто именно «опережающего» наличия. Однако проблематика собственно способа реализации такой схемы не будет составлять здесь предмет рассмотрения. В нашем понимании именно формат «условия» и следует определять обладателем существенно более богатого функционала, предполагающего и наличие таких возможностей, как функции «положительного ограничителя» или «ненадежного предохранителя», или некоторой характерной специфики, собственно и задающей модифицирующему мир процессу формат нечто «целостной» тенденции. То есть, в отличие от «причины», определяемое нашим анализом «условие» никоим образом и не следует определять какой-либо «частью матрицы», но непременно и следует определять тем своего рода «средством поддержки», что, в частности, в числе прочего привходящего обеспечения и поддерживает солидарное начало составляющей собой непосредственно причину теперь уже очевидной «матрицы».

Следуя тогда обозначенным выше принципам, мы и намерены обратиться к обретению понимания того специфического предмета, какому же именно комплексу связей способно соответствовать то самое «наполнение мира», что, слагаясь в комбинацию определенной «инициирующей среды» и позволяет выполнение трассировки от «условия» к «обретению».

Огл. Разнотипность начал: от «только истоков» к «транзитным пунктам»

Однако прежде чем обратиться к решению поставленной нами задачи, нам необходимо определиться и относительно такого существенного для ее решения предмета, чем и следует понимать собственно «онтологию начал». Позволим себе тогда начать рассмотрение предмета «онтологии начал» рассмотрением некоего отдельного предмета, принадлежащего социальной действительности и удобного в силу очевидной иллюстративности, хотя аналогичные в структурном и порядковом отношении сочетания явно допускают воспроизводство и в естественной среде. Скажем, мы располагаем историями двух городов - одного постепенно развившегося из ранее существовавшего здесь села, и второго - выстроенного «с нуля». Тогда именно случай названного здесь вторым города и укажет нам на начало последовательности, в которой именно в смысле однотипной череды предметных форм будет иметь место такого рода синтез, именно которому и не предшествовал ни один такого же плана синтез. В случае же «естественного» роста некоего города из мелких поселений можно говорить о том, что данное развитие событий и обращается такого рода рядом (последовательностью), где с позиций некоторой предметной унификации изменения затрагивают именно предметное качество, но никоим образом не типологическое начало, а, именно, условность «место поселения людей».

Именно показанный здесь пример и следует понимать позволяющим выделение той очевидной особенности неких состояний, понимаемых в рамках определенных схем на положении «изначальных» (просто «начальных»), что и позволяет указание непосредственно различия в специфике такого рода начал именно «в качестве начал». В силу этого определенный комплекс условий или следует видеть предваряемым однотипным ему комплексом начальных условий, или следует указывать на наличие некоторых иного плана начальных условий, чье наполнение «в качестве условий» некоторым содержанием никак не предполагает выхода обретения к любому возможному здесь «однотипному предшественнику». То есть - либо некоторое начало и следует признавать предполагающим понимание «самодостаточным в качестве начала», либо - другого рода начало будет представлять собой уже не начало в его абсолютном значении, но лишь продолжение начинания, непременно предшествующего настоящему началу.

Вследствие очевидной реальности подобного различия нам и следует предложить принцип, согласно которому всякое начало (комплекс начальных условий) и будет предполагать отождествление «в качестве начала» на основе его вхождения в «отношения предварения» с тем, что для него и могло бы представлять собой «предшествующее» начало. Если некое начало и предполагает однотипное предварение, то его и следует понимать транзитным, если же все предшествующее данному началу предшествует ему таким образом, что не объединяется с ним ни в какие категории однотипных форм, то подобное начало и следует понимать не предваряемым.

Отсюда мы и получаем возможность выделения уже на особом положении тех же не предваряемых начал, и обобщения транзитных начал на основе указания собственно отличающей их характеристики «транзитная позиция». Тогда всякое транзитное начало и следует определять именно такой конкрецией начала, что неким конкретным образом и предполагает его определение в качестве так-то отстоящего от некоей позиции, что, собственно, и задает подобный ряд переопределяемой начальности на положении уже не связываемой никаким предварением. Помимо указания подобного рода «отношения отстояния» данная схема предполагает наличие и иных характеристик транзитного состояния, собственно и позволяющих определение степени видоизменения нечто состояния начальности, и задавшего собой некий ряд переопределения, чьими проявлениями и следует видеть все те формы, что в каждом конкретном этапе и воспроизводят собой очередную стадию подобного тренда.

В развитие данного положения и всякое рассмотрение связей «условие - обретение» именно и следует определять предполагающим такую постановку задачи, когда какую бы то ни было анонимность представления связи «условие - обретения» и следует квалифицировать в качестве очевидного упущения. Тогда в силу действия данного принципа и собственно статус связи «условие - обретение» следует понимать соответствующим статусу очевидного коррелята нечто определяющего такой тренд не предваряемого начала. При этом, естественно, подобное «не предваряемое» начало никоим образом не будет позволять задание в качестве не предваряемого вообще, но может быть задано в качестве «не предваряемого» по отношению такого тренда, что именно и воспроизводит ряд замещающих друг друга во времени однотипных условий инициации.

Огл. Два вида не предваряемых начал: единичное и серийное

Но и определенную выше типологическую схему форм начальности вряд ли следует понимать позволяющей признание исчерпывающей характеристикой собственно «специфики начальности». Как таковую специфику начальности, уже помимо «отношения к условию предварения», также следует понимать подразумевающей и типологическую характеристику своего рода условия «параллельного» представительства. Некоторое условие начальности, вне какой-либо связи с отличающими его особенностями «отношения к предварению», будет позволять понимание либо непременно неповторимым, либо допускающим и множественное повторение.

И лучше здесь иллюстрацией подобного рода различающего «неповторимость» и «параллельность» качества вновь следует понимать некие факты социальной истории. В частности, если воспользоваться примером склонности древних обществ по части строительства культовых сооружений в виде пирамид, то очевидным следует признать факт, что географически изолированные культуры Месопотамии и майя возводили культовые сооружения по типу ступенчатых пирамид. Аналогично данные культуры независимым образом овладели технологиями обработки металла, но культуре американского континента были незнакомы технологии изготовления упряжи и повозок. И тем же самым образом, технологии выработки фарфора, шелка и бумаги представляли собой исключительно достижения китайской цивилизации. Или, если позволить себе обобщение приведенных примеров, то в истории человечества одни достижения независимо друг от друга были получены разными обществами, когда другие достижения - привнесены исключительно одним определенным обществом. Обобщение представленного здесь положения и позволит нам обратиться к построению некоторого уже теоретического принципа.

Но уже последовательность формулировки такого необходимого нам обобщения, прежде всего и будет предполагать допущение, что действительность равно способна содержать как уникальные, не располагающие никакими возможными параллелями начала, так и те формы начальной инициации, что именно и позволяют повторение благодаря становлению ряда иных обстоятельств. И здесь оба варианта подобного «условия начальности» и будут представлять собой именно «не предполагающих повторения» (или - допускающих реализацию непременно на условии задания и некоторого «отстояния» типологического ряда), и, при этом, одно будет способно в качестве экземпляра задавать собой класс, когда другое - объединяться в определенный класс с некоторыми ему подобными экземплярами.

Подобное разделение и следует понимать весьма существенным в том отношении, что оно и позволяет определение «формулы» наиболее простого начального состояния как именно такого состояния, что и предполагает образование нечто «уникального неповторимого» комплекса условий. Переход от уникального и не имеющего аналогов комплекса инициирующих условий к типическому, но также единственному для данной цепочки комплексу инициирующих условий именно и позволяет в смысле выстраиваемой нами систематики его понимание источником известного усложнения.

Огл. Формат «самоначального» начала или невоспроизводимый отклик

На данной стадии предпринятого здесь анализа мы явно получаем право включения в комплекс используемых нами аналитических средств и некоторой особенной характеристики, что и обозначала в модели, построенной нами для реализации аналитической базы данных условие уникального не повторяемого комплекса инициирующих условий, обозначенного там как отношения «невоспроизводимого отклика». И именно рассмотрение последовательностей, собственно и порождаемых становлением подобного отношения, непременно и объединяющих собой те условия инициации, где в таких последовательностях вслед за некоторой изначальной инициацией и следовали некоторые вторичные, и позволит нам совершение первого шага в прохождении настоящего этапа анализа. Тогда мы и позволим себе рассмотрение предмета наличия некоторого порядка следования, что и позволяет обнаружение представленных в некотором исследованном нами корпусе текста именно ситуаций «невоспроизводимого» отклика.

Образцом примера, именно и показывающего собой реализацию события обретения «невоспроизводимого отклика» и следует понимать либо социальные тенденции, либо тенденции, порождаемые деятельностью некоего конкретного субъекта, например, автора рассматриваемого нами источника. И социальная история, и череда событий жизненного ряда отдельного человека - это явно последовательности неповторимых событий, где атрибутикой всякого события подобного ряда именно и следует понимать неповторимую картину сопровождающих обстоятельств или так складывающийся комплекс обстоятельств эволюции сознания или жизненного пути индивида.

Именно подобную оценку и следует признать позволяющей осознание того обстоятельства, что в некоторой осуществляемой им регулярной, но заданной именно глубокой телеологией деятельности, например, в написании научного труда, человеку и открывается возможность переживания события смены обстоятельств, фактически развертывающихся как осознание либо «иллюстративный ряд» осознания. Именно в подобном ряду всякий элемент фактически и позволяет обращение в нечто «проявление глубокой индивидуальности». Именно поэтому здесь и открывается возможность воспроизводства последовательности событий, что и представляет собой именно реализацию отношения «невоспроизводимого отклика», когда, например, автор вслед «разработке проектирования цехов механической обработки в предыдущих главах» уже предоставляет себе право «остановиться только на отдельных этапах проектирования». Точно так же уникальную историческую тенденцию следует понимать порождающей и уникальный поступок автора некоего текста, теперь уже создающего информационную картину такой тенденции. Тогда и примером подобной «уникальной реакции» на историческое явление следует понимать сопровождение такого отклика, как «возникновение в последнее время за границей в особенности в США стремления к максимальному использованию приспособлений» таким действием автора некоего повествования, как «подробное рассмотрение вопроса в разделе ‘Выбор оборудования’». Аналогичное справедливо и для сугубо исторического ряда, где «доминирующее положение группового привода в механических мастерских» предполагало исключительно ту возможность преодоления подобных обстоятельств, как воздействие того обстоятельства, что «правильно электрифицировать одиночный привод удалось только в последние годы».

Но и собственно отношению «невоспроизводимого отклика» никоим образом не дано возможности обращения такой разновидностью отношения, чему мог бы соответствовать порядок исключительно самовоспроизводства подобного отношения. «Невоспроизводимый отклик» явно предполагает и возможность становления вслед такой формы отклика, как «воспроизводимый» отклик. В частности, превосходной иллюстрацией подобной связи можно понимать отношение, в условиях которого «обращение цехов в данное время в связи с общим недостатком инструмента к деятельности по изготовлению нормального инструмента» будет предполагать и «изживание этого явления с каждым годом».

В любом случае, всякая условность, допускающая возможность ее обращения определенным «становлением», именно в том и отличается от порядка «воспроизводства», что для нее отсутствует какой-либо аналог, и потому ее и следует понимать лишенным каких-либо типологических предшественников началом собственного «гомологического ряда» последовательных инициаций. И в отношении подобной условности и непосредственно существом порядка реализации отношения «условия - обретение» можно понимать исключительно ту составляющую, какого именно плана потенциал и способен отличать реализуемое подобным образом обретение. Либо - мы способны располагать положением, где исторически уникальному событию наследует лишь исторически уникальное событие, либо - исторически уникальное событие способно предопределить собой широкую возможность развертывания некоторой специфической активности. Иначе подобное обретение и будет позволять понимание состоянием, привлекающим собой определенные ориентирующихся на данное состояние источники активности; либо - такую активность следует понимать все той же активностью определенных уникальных исполнителей, либо - активностью уже «массового» типа.

Иначе, по существу, обретение и следует понимать дарованием определенной «свободы» притом, что собственно различение формы подобной свободы - это уже задача следующей стадии анализа.

Огл. Обретение с позиций характерного ему состояния замещения

Итак, любой порождаемый отклик, вне зависимости от типа отклика, как воспроизводимого типа, так и невоспроизводимого, и вознаграждает нас определенным обретением, но до сих пор наш анализ не включал в себя попытки определения, какого рода возможностями собственно и следует характеризовать состоявшееся обретение. В таком случае и следует рассмотреть пример той же индивидуальной активности, что, согласно нашей оценке, непременно и допускает отождествление в качестве неповторимой, если определять ее именно с позиций уникальной судьбы отдельной личности. Тот же самый автор также будет позволять признание творцом такого именно корпуса текста, что последний даже в случае подготовки данного материала к переизданию, будет представлен уже в другой редакции и т.п. И здесь при написании авторского текста его создатель и высказывает некие конкретные идеи, что, будучи реализованы «на положении идеи» и способны означать образование определенного обретения в виде формирования «нового представления». Скажем, автор - реально автор некоторой постоянно упоминаемой нами монографии и обращается в своей работе к представлению следующего свидетельства: «на фигуре 92 [представлены] стандартные габариты для наиболее распространенных станков». Следовательно, читатель в виде «фигуры 92» будет располагать обобщенной информацией относительно «габаритов наиболее распространенных станков», а ее существование и вознаградит его возможностью такого осознания, как востребование полученных данных в виде «использования при составлении данных форм принципа, чтобы при наименьшем количестве линий дать по возможности определенное очертание станка».

Или - подобного плана примером можно понимать и непосредственно действительность, показывающую образцы новых, не встречавшихся прежде явлений. Здесь вполне уместно сослаться и на содержащийся в нашем источнике случай, когда действительность обращается ситуацией «направления изысканий техников занимающихся исследованиями в области резания металлов на получение более производительных, чем быстрорежущая сталь материалов». Именно подобную деятельность и следует определять в качестве того специфического обретения, что и образует особый факт «появления за последнее время значительного количества самых разнообразных сплавов в виде стеллита, карболоя, видиа». А собственно подобную возможность именно и следует рассматривать в качестве открывающей перспективу того определенного востребования, что и следует понимать свидетельством обретения свободы назначения «резцам из этих сплавов повышенной в несколько раз скорости резания по сравнению с быстрорежущей сталью». Иначе говоря, обретение здесь приносит с собой возможность, но - отнюдь не обязательное условие использования данной возможности для организации более скоростного процесса обработки.

Однако исход некоего события, специфику которого мы отождествляем посредством отличающей его типологии «невоспроизводимого отклика», не обязательно следует рассматривать именно в качестве предполагающего воплощение посредством обретения свободы определенного востребования. Значимость некоторых событий явно способна получать выражение не в открывающейся возможности использования подобного обретения, но наделена и возможностью выражения в собственно свойственной данному обретению как таковому самодостаточности, определяющей нечто вне связи с необходимостью в нем на положении условно «просто бытующего». Здесь как бы непосредственно обретение будет обращаться само собой в силу собственно существования непосредственно обретаемого; и отличный подобного рода пример - это приведение автором данных, что «в качестве данных» и будут составлять собой корпус текста именно «как данные». В частности, действия автора в присвоенном ему с нашей стороны статусе «невоспроизводимого отклика» будут означать наступление события повествования «приведение всех данных по вопросу норм и правил для расположения оборудования выписанных из книги ‘Законодательство по технике безопасности и промышленной санитарии 1929 года’». Подобные данные, будучи включены в образуемый автором корпус текста, и будут внесены туда именно в качестве содержащегося там информационного ресурса. Конкретно же «элементом» таких данных или наличествующим при них «ресурсом» и следует понимать характеристику, определяющую, что «промежутки между станками или группами станков предназначенные для прохода рабочих или передвижения материалов должны быть шириной не менее одного метра».

Точно так же и те события (хотя справедливо и предположение об искусственном характере рассматриваемой здесь зависимости), что уже отличают непосредственно действительность, способны обеспечивать результаты, именно и фиксируемые «как данности». В частности, такое своеобразное событие, как «вскрытие стахановским движением множества дефектов в области назначения режимов обработки» способно будет формировать такое обретение, что именно вне какой-либо специфики его востребования и будет выражать себя именно «как данность». Именно подобная специфика и будет отличать те полученные подобным способом оценки, что и найдут выражение в виде характеристики «представление справочниками и руководящими материалами сильно заниженных режимов, установленных много лет тому назад, когда и парк станков и инструмент были не те, которые мы имеем в данное время на наших заводах». Приведет ли понимание подобного факта к тем или иным значимым последствиям не столь существенно в сравнении с тем, что сам собой данный факт и предстает здесь установленным именно «на положении факта». Равно и характерное в известный период английской промышленности «нахождение на значительной высоте изготовления тяжелых и крупных станков» и будет предполагать соотнесение с таким предполагающим данное обретение основанием, как «обусловленность самим порядком изготовления по методу индивидуальных заказов».

То есть непосредственно обретение помимо и отличающей его событийной природы явно позволяет и отождествление в качестве случая воспроизводства определенного потенциала (включая сюда и «потенциал востребования»), что уже «в качестве потенциала» и будет означать собой возможность некоего последующего становления связей онтологического долженствования. И в подобном отношении собственно существом самой подобной проблемы и следует понимать необходимость построения конкретной иерархии «связей долженствования», непременно и напрашивающейся в случае конституирования посредством некоего конкретного обретения некоторой формирующейся реальности. Тогда, скорее всего, место «первой позиции второго уровня» онтологического синтеза и следует отвести не собственно отклику («отклику на отклик»), и - не востребованию, но именно ресурсу, представляя и «ресурс в качестве собственно и определяющей востребование необходимости».

Огл. Обретение в его функции условия «развертки»

Несмотря на получение в выполненном выше анализе вывода, собственно и создающего определенное представление о предмете природы второго этапа или второго уровня связи «условие - обретение», мы позволим себе допущение, что и стадия анализа непосредственно «прямых» последствий отклика в нашем случае еще далека от завершения. И тогда нам и следует обратить внимание на положение, когда некий отклик формирует обретение не в виде непосредственно субстантивного, но и некоторого начала, лишь образующего некоторую топологию или совмещающего структуру объекта с некоторой топологией.

Тогда нам вновь следует использовать такой источник необходимых нам примеров уникальных событий, чем и следует понимать деятельность некоего автора по написанию монографии. Именно здесь уникальное событие включения автором в создаваемый текст некоторых данных будет означать возможность для читателей данной работы получить в случае необходимости требуемую информацию; одновременно если читатели не просмотрят определенную группу страниц, то изложенная там информация не сформирует и некоей осведомленности, характерной уже непосредственно читателям. Однако именно в качестве включенных в монографию конкретных данных подобная информация будет пребывать на положении потенциально доступной, что и будет означать не внесение в мир нового содержания, но именно посылку для внесения в мир отсутствовавшего там ранее содержания. В частности, благодаря автору, приводящему «в конце книги на фигуре 48а пример проекта генерального плана станкостроительного завода» желающим дана возможность составить представление о факте «расположения на западной стороне цехов, не нуждающихся в железнодорожном транспорте», когда исключение из чтения конкретной главы не позволит им даже и заподозрить о наличии подобной реальности. Аналогично и социальная действительность, «направление изысканий техников занимающихся исследованиями в области резания металлов на получение более производительных, чем быстрорежущая сталь материалов» обратится созданием тех предлагающих новые возможности материалов, что не обязательно подразумевает ситуацию непременного изготовления из них соответствующих изделий.

Однако помимо парасубстантивной ресурсно-топологической специфики, некое состояние, результирующее собой приходящее обретение, способно нести еще и релятивно-телеологический смысл. В частности, поступок того же автора в виде «вынесения из приведенного насколько неясна и неопределенна формулировка основных правил расположения оборудования» непосредственно и будет подразумевать становление такой оценки, как «неясность пункта о ширине места для проходов - неизвестно о каких проходах идет речь». Или, напротив, создаваемое его трудами представление о «расположении четырехшпиндельных автоматов у которых прутки обращены в стороны широкого центрального прохода» именно и позволит понимание свидетельством очевидного «рационального» расположения подобных предметов.

Иными словами, обретение и следует определять не только нечто «средством создания субстрата», но и средством создания нечто состояния «ожидания» либо средством построения порядка, определенным образом отличающегося от некоторых налагающихся на подобный порядок его прямых альтернатив. В последнем случае, конечно, данное обретение как бы «не вполне» самодостаточно, поскольку оно наделено исключительно соответствием некоей характеристике того иного обретения, что именно и состоялось на правах субстантивного. Кстати, именно таким и следует понимать нечто иллюзорное в сравнении с реальным. Но, тем не менее, в рамках некоторых «линий тождественности» подобное обретение будет представлять собой нечто вполне самостоятельное. И тогда, несмотря на подобную зыбкость качества действительности данного обретения, в одном случае - лишь открывающего возможность, а в другом - лишь «оттеняющего» другое, уже обратившееся субстантивным обретение, в качестве нечто вновь приходящего в мир оно и будет представлять собой именно подобное «приходящее».

Огл. Связи построения действия и цепочки подобных связей

Во всем нашем предшествующем рассмотрении в качестве возможного кандидата в типологические формы отношения «условие - обретения» мы именно и рассматривали субстантивные форматные структуры, теперь же мы попытаемся понять феномен способности образования подобных отношений уже ситуативными форматными структурами. То есть сторонами такого ожидаемого отношения теперь мы и попытаемся определить некоторые события, что в качестве событий непременно и отличает способность следующее событие продолжать предыдущее. Иногда подобного рода последовательность событий, например, онтогенез или технологическая последовательность производственных операций, равно как и процессуальный порядок в юриспруденции способны представлять собой некую непременно характерную цепочку актов, безусловным началом организации которой и следует определять обязательный конечный результат. То есть некую связь событий и следует понимать располагающей именно данной организацией в силу того, что непосредственно в качестве связи событий ее и следует определять допускающей образование именно в силу выстраивания определенной телеологией.

Тем не менее, исходным предметом данного анализа и следует понимать некоторую особенную специфику, собственно и означающую, что такая принципиально значимая составляющая действительности как движение в случае его трассирования относительно определенной условно не содержащей повторений топологии будет представлять собой именно последовательность событий. Хотя в случае протекания условного «идеального движения» воспроизводство таких событий никоим образом не следует понимать означающим наступления каких-либо изменений субстрата, тем не менее, «в качестве событий» подобные события вполне способны претендовать на состоятельность, поскольку характеристикой каждого и следует понимать его индивидуальную «фигуру» события. То есть подобное представление и следует определять в качестве некоторого основания, позволяющего построение некоторой модели «нагруженности» события, когда событием минимальной нагруженности можно понимать именно такого плана событие, что воспроизводит в качестве «собственного неизменного» именно одно свое условие при восприятии всех прочих условий его течения категорически только извне. Именно данную картину и следует видеть картиной того самого идеального прямолинейного движения, чья «атрибутика совершения» именно и определяется служащей построителем «картины» его протекания сторонней топологией.

Тогда уже в смысле основной задачи предпринятого здесь анализа и появляется возможность обращения к такого плана предмету движения, в котором наделенный спецификой совершающего движения субъекта элемент действительности будет выступать лишь акцептором некоего сообщаемого ему содержания. Таково, конечно, известное физике «равнопеременное движение», но не один лишь подобный вариант воспроизводства «фигуры совершения» движения. Используемый нами источник, на чьем материале фактически и построен настоящий анализ, представляет, к сожалению, лишь единственную любопытную в подобном отношении последовательность событий, где заготовка, последовательно перемещаясь по звеньям технологической цепочки, постепенно приобретает вид все более завершенного фабриката. Или, конкретно, наш источник и знакомит с последовательностью, где «подача из цеха спаянных рам с помощью транспортера в туннельную печь» сменяется «прохождением рамами туннельной печи насквозь», вслед чему для рам наступает стадия «передачи далее вторым транспортером на конвейерную сборку», что, наконец, и завершается «передачей собранных велосипедов по транспортеру в упаковочную». То есть здесь некоторая субстратная форма изначально «рама» посредством наделения некоторым новым содержанием, когда она по отношению совершаемого на нее воздействия не воспроизводит никакой ответной реакции, и позволяет, наконец, придание ей облика «собранного велосипеда» и с тем уже и передачу в упаковочную. Но если отвлечься от действительности собственно субстратной формы, то в точности такая же последовательность способна характеризовать и становление некоего концепта, в частности конструкции изделия. Здесь вполне состоятельна последовательность, составленная стадиями, когда вслед «проверке полученных с натуры размеров» будет производиться «вычерчивание по завершении сборочных чертежей каждого звена и всего изделия со всеми размерами», переходящее во «внесение корректив» и завершаемое «составлением альбома всех деталей». Аналогичная квалификация также явно позволяет применение и в отношении импульса движения, когда одни шестеренки, ролики и эксцентрики будут поворачивать следующие, передавая все тот же импульс движения, пока «собачка В» не «входит в вырез и предохраняет барабан от дальнейшего поворота». Но здесь следует говорить о переносе статуса носителя активности с одного субъекта ее осуществления на другой, когда сама расширительность будет характеризовать здесь уже объем агентов, вовлекаемых в воспроизводство данного импульса движения.

Однако и проблему, значимую для постановки задачи нашего анализа, и следует видеть в том, что в онтологии вслед за подобного рода цепочкой событий, мы определим ее на положении последовательности событий «второго порядка», открывается возможность и образования последовательности событий более сложных порядков. В частности, здесь можно рассмотреть положение, когда исчерпывает себя непосредственно возможность дальнейшего продолжения цепочки, и ее условным продолжением и может быть признано, мы прибегнем к использованию следующего понятия, построение теперь некоторой мета-цепочки. Это, например, очевидная ситуация достижения предела совершенства в некоторой последовательности рационализации, что и завершается вынуждаемым подобным положением переходом к поиску более эффективных средств. Все тот же используемый нами источник характерно располагает несколькими примерами подобного рода метапродолжений, в том числе, и следующим. Здесь ситуация потребности в «максимальном повышении режима обработки, а именно скорости резания и подачи» именно и была обращена порождающим метапродолжение условием в виде «направление изысканий на получение более производительных чем быстрорежущая сталь материалов», что и воплотилось в «появлении за последнее время значительного количества самых разнообразных сплавов».

Еще одной весьма существенной характеристикой так же следует понимать и такую возможность, как порождение последним в цепочке событий событием не продолжающего данную очередность события, но не более чем комплекса условий воспроизводства события. Подобная специфика и отличает, в частности, ситуацию блокирования инициации события, началу которого именно и препятствует нехватка некоторой числа условий его инициации. Возможность образования подобного положения именно и наступает в случае прихода последовательности событий к позиции лишь состояния формирования некоторой потребности. Используемый нами источник, в частности, включает в себя и такие очереди событий, в которых «трудность наладки» будет обуславливать «перебои в снабжении следующей за этой обработкой станков» и, в таком случае, вынуждать к «приобретению второго подобного станка». Еще одним аналогичным вариантом исхода фактически подобного же плана коллизии следует понимать и необходимость в «содержании на переходах дополнительных запасов полуфабрикатов».

Но в части именно подобной специфики возможно и обращение к такому предмету, как способность события равно обеспечивать дополнение действительности некоторой новой реальностью, и, равно же, вовлекать в определенный порядок вещей некоторую ранее не состоявшую там реалию. В частности, тот изготовитель оборудования, что и предназначает производимые им станки на производство именно крупных партий изделий, в случае мелких партий прилагает потребителям рекомендации по «подбору при малой загрузке станка одними деталями сходных деталей с одинаковым характером обработки». Или он снабжает свои агрегаты приспособлениями, содержащими «сменные части для закрепления определенных деталей». То есть наступающее здесь очередное событие, а именно, использование станка предваряется для подобного рода частных случаев либо дополнением его функционала некоторыми особыми способами использования, либо - дополнением посредством присоединения приспособления.

Представленные здесь свидетельства и позволяют нам предложение следующих выводов. В смысле возможности воспроизведения событий в очередности наследования одного события другому в смысле характеристик формата либо одно событие будет вызывать некоторое другое подготовкой всех необходимых ему условий, либо - такое предшествующее событие будет порождать ту организацию, на которую некоторое третье событие будет размещать дополнительные условия реализации следующего события. При этом в смысле укоренения подобного события, наступающего по условиям воспроизводства его условий уже двумя другими событиями, его последнее положение и следует понимать исходным событием именно некоторой вновь образуемой цепочки. Или, иначе, собственно прерыванием цепочки событий и следует понимать такой случай, когда одно событие само по себе не обнаружит способности воспроизведения таких начал, что именно достаточны для образования коллекции всех необходимых условий следующего события. Другим образом, «цепочка событий» - это всегда способность предшествующего события заключать в себе полный объем условий следующего события. Вне подобного рода формата у нас будет отсутствовать всякая возможность собственно событийной последовательности.

Огл. Казус отвлечения ресурса и условие внешней интенсификации

Однако последовательность событий следует понимать допускающей и такую форму построения, по условиям которого событие, совершение которого следует ожидать в завершение уже происходящего события, будет требовать от данного предшественника не обязательно полного объема создаваемого тем обретения. И, равным образом, некое начавшееся событие будет допускать его дополнение теми вспомогательными условиями, что будут либо ускорять его течение, либо - позволять инициируемому событию выход на уровень результативности, не предполагаемый из начальных условий. Тогда первое из обозначенных здесь положений и следует определять как ситуацию «отвлечения ресурса», когда в смысле построения цепочки событий реализуемый на ее развертывание ресурс будет использоваться не на ее продолжение, когда уже второе обозначенное здесь положение уже будет позволять определение как нечто ситуация «внешней интенсификации».

Тогда рациональным выбором собственно последовательности настоящего анализа и следует понимать выбор в пользу первоочередного рассмотрения некоторого изъятия из последовательности событий ресурса, непосредственно и воспроизводимого в подобной последовательности событий. К сожалению, нам не посчастливилось здесь с подбором требуемых примеров в источнике, традиционно используемом в настоящем рассмотрении, и поэтому мы ограничимся представлением некоторых произвольных иллюстраций. В частности, можно взять тот же современный трубопровод, где собственно и обеспечивающие перекачку нефтепродуктов нагнетатели приводятся в действие установками, источником энергии которых и служит непосредственно перекачиваемый продукт. Или - то же построение социальной структуры, организуемой по принципу «формирования контингента» именно и будет подразумевать возможность использования части формируемого контингента именно с целями образования структуры, непосредственно и занятой формированием контингента.

Другой открывающийся любопытный аспект подобной картины - это такая оптимизация или интенсификация события, что непосредственно и подразумевает такой прямой источник, как некоторые обстоятельства, собственно и обуславливающие протекание события. Увы, и здесь нас поджидают сложности с выбором необходимой иллюстрации в традиционно используемом источнике, и мы просто позволим себе вспомнить такие простые примеры, как удачная для произрастания огородных культур погода либо высокий спрос на продукцию некоего производителя. Точно так же, скажем, и развитию науки будет способствовать прогресс индустрии производства лабораторного оборудования или развитию теоретической науки - интерес в интеллектуальной сфере к конкретной проблематике. Именно подобные обстоятельства и следует квалифицировать в качестве такого средства задания событиям особого порядка течения, благодаря чему оно и позволяет обращение масштабным, особенно эффективным или изощренно результативным.

Отсюда и собственно течение события или построение последовательности событий и следует оценивать и на предмет отличающей их возможности сосредоточения на воспроизводстве актов, собственно и предопределяющих «развитие событий». Либо, например, подобную возможность воспроизводства можно понимать обеспечивающей лишь состояние минимальной устойчивости протекания события, либо, напротив, видеть подкрепленной известным «запасом прочности». Более того, уже возможность диверсификации подобной составляющей и позволит определение события как обеспеченного даже и в некотором отношении «избыточным запасом прочности». Подобным же образом, как в части специфики «устойчивости воспроизводства», событие может позволять наделение и порядком воспроизводства, так или иначе определяющим характеристику темпа его совершения; течение события также может предполагать и нарушение последовательного порядка течения в силу отвлечения на совершение неких не связанных с течением актов. Напротив, если течение события обнаружит способность вовлечения в свою последовательность и такого ресурса, как сторонне обеспеченные результаты некоторых промежуточных актов, то этим оно уже будет ускорять свой выход непосредственно к финальной стадии. Подобным же образом и необходимость в тщательной доводке результатов промежуточных актов будет определять необходимость в отвлечении от непосредственно развертывания основного процесса, а, напротив, не слишком привередливую требовательность к результатам явно и следует определять неким условием, собственно и облегчающим протекание события. Скорее всего, именно подобные факторы и следует признать отвлекающими или способствующими протеканию события или образованию последовательности событий.

Огл. Комбинации «ресурсной вложенности»

Комбинации ресурсной вложенности вряд ли позволяют признание столь сложным предметом, если и представить здесь такой очевидный пример вложенности, как диссоциация интегральной структуры вниз, по условиям которой тело и позволяет разделение на домены, домены - на молекулярные агломераты, последние - на молекулы, те - на атомы, и далее - вплоть до квантовых частиц. Но данная картина представляет не более чем «простую форму» организации ресурсной вложенности, по условиям которой старший элемент и следует понимать целиком объемлющим принадлежащие ему младшие элементы. В противоположность такому порядку в некотором отношении элементарной» интеграции можно наблюдать и такие виды ресурсной вложенности, где качество «представлять собой ресурс» возникает в некотором принадлежащем старшему элементу младшем элементе в силу дополнения собственно ситуативного контура еще и новым отношением востребования.

Тогда позволим себе начать наше рассмотрение картины «дополненной» ресурсной вложенности таким эпизодом, где условное положение «предельного по старшинству» элемента именно и будет принадлежать некоторому множеству. Положим, подобное множество носит имя «устанавливаемое на полу оборудование», что в качестве составляющего его элемента и располагает типом «станки», что, в свою очередь, располагают элементом устройства «гидравлическая передача», что, наконец, и обеспечивает качество «удобство в управлении станком». Здесь в любом шаге обращения к нижнему уровню вложенности мы встречаемся уже с типологическим дополнением, вначале - позиционного принципа категориальным принципом, далее - категориального принципа - принципом функциональной модульности, и, наконец, принципа модульности - комплексом отношений порядка обращения. Далее приведенная здесь схема вложенности также позволит уподобление и другой схеме, по условиям которой «фигура 96» будет располагать «представлением схемы II цеха», характеризуемым «расположением в одноэтажном здании с четырьмя пролетами», в структуре которого будет отмечено «расположение бытовой части с торца», что, в свою очередь, будет предполагать «размещение в двух этажах». Здесь также средство представления будет расширяться за счет семантической специфики элементов представления, семантика будет адресоваться возможности построения структур подобия, также теперь позволяющих привлечение еще и онтологической специфики уподобляемых сущностей. И здесь просто ради полноты коллекции мы позволим себе дополнение данного рассуждения еще и примером следующей схемы вложенности. Именно в ней субъектом «ориентировочной оценки вида продукции» послужат именно «приспособления», наделенные «областью в которой они вполне себя оправдывают», где уже одним из видов наполнения такой области и послужат «простые приспособления для фрезерования квадратов у метчиков», а одним из производителей последних будет определена уже фирма «Леве». Или - интерпретацию здесь и следует определять востребующей категорифицирующее содержание, категоризацию - привлекающей далее такое необходимое ей условие, как область наложения, область наложения - привлекающей типологию конкретных форм, и, наконец, типологию - уже привлекающей характерную социальную деятельность.

Отсюда и в целом схему «дополненной» ресурсной вложенности явно и следует видеть такой именно схемой отношений принадлежности, когда для обладателя определенных предметов владения и собственно возможность подобного обладания и наступает благодаря некоторому привходящему извне содействию. Или, что сплошь и рядом и происходит в имущественных отношениях, владелец некоего крупного имущества, например, недвижимости, и получает возможность вступления во владение не потому, что он сам собой обеспечил возможность вступления во владение, но и потому, что государство принимает на себя обязанность фиксации его права и последующей защиты обладания владением. Как бы в развитие подобного представления и предлагаемая нами схема «дополненной» ресурсной вложенности именно и будет исходить из того порядка построения, в основании которого и будет лежать принцип классификации природы «обеспечивающего» влияния. Формами же подобного «обеспечивающего влияния», в частности, и следует понимать ту же любую свободную эмиссию открытого для соответствующего заимствования ресурса, наподобие выработки кислорода растительностью, или, напротив, всякого рода предоставление средств именно в порядке совершения особых актов передачи. Например, в той же информационной реальности подобной специфической передачей и следует понимать «акт запроса» нужных сведений, в социальной действительности - доступность по схеме коммерческого предложения, в физической реальности - использование средств активации наподобие катализа. Отсюда и спецификой «обращения за ресурсом» или, шире, «обращения за предметом востребования» и следует понимать особое условие «актовой состоятельности» непосредственно акта предъявления запроса - либо это обязательно отдельное действие, либо это этап, стадия или параллельная манипуляция собственно действия, либо - это всего лишь отдельный элементарный акт в некоей последовательности совершения основного действия. Скорее всего, где-то подобным образом и будет выглядеть основная классификационная схема отношений «дополняемой» ресурсной вложенности.

Огл. Возможный источник формирования потенциала

Потенциалом и следует понимать характеристику не как таковой способности, но характеристику свойственного определенной способности уровня, размаха и проникновения, что, фактически, и обустраивает такую способность именно в качестве защищенной и непреложной в отличие от не более чем вероятной и допустимой. То есть посредством отличающего ее потенциала некая способность и получает возможность установления либо обязательным, либо, напротив, условным элементом мира, именно поэтому и понимаемым как «характерный миру согласно предопределяемой его потенциалом устойчивости его положения в мире». Отсюда потенциал и следует видеть спецификой, характерной некоторой способности, что и выражает собой условие отличающей такую способность возможности закрепления себя именно в качестве некоторой обретенной миром способности.

Тогда мы вновь позволим себе найти такое продолжение настоящего рассуждения, как углубление в содержание традиционно используемого нами источника и выделение некоторых представленных в нем последовательностей (или «линий зависимости»). В частности, существом одного из приводимых данным источником фактов и следует понимать то обстоятельство, что такую очевидно наполняющую мир способность как «шлифовальные работы» и следует понимать наделенной таким характерным для нее потенциалом, как «невозможность получения сразу чистой поверхности с требуемой точностью». То есть шлифовальные работы и репрезентируют себя в мире именно в качестве некоторой сложной в ее осуществлении формы деятельности, не реализуемой посредством простой или упрощенной практики и заключающейся в выполнении никоим образом не «только одной» операции, но, непременно, предполагающей исполнение уже некоторого «производственного цикла». Более того, непременной действительностью все тех же «шлифовальных работ» следует понимать и обстоятельство, что их непременной составляющей следует понимать и такую характерную миру способность, как способность «вибрации станка, камня и изделия при шлифовании». Точно так же и «здания» располагают возможностью отличаться таким многообразием вариантов их исполнения, что и будет позволять их репрезентацию уже в качестве «создающих трудности во введении каких-либо определенных правил по выбору размеров, могущих быть пригодными для всех случаев». Источником же названной здесь особенности зданий и следует понимать «наличие у каждого варианта как своих недостатков так и своих достоинств».

Но и саму собой специфику «потенциала» не обязательно следует ограничивать спецификой именно физических (материальных) форм существования; данная же специфика так же отличает и определенные виды или результаты интеллектуальной деятельности. В частности, «план загрузки станков» как основание для поиска неких следующих решений будет отличать именно потенциал по имени «существенная роль при разработке технологического процесса». Такого рода значимость именно потому и обращается очевидным для подобного рода плана «потенциалом», что неотъемлемой от собственно плана спецификой именно и следует понимать возможность «предоставление наглядной картины в отношении загруженности вообще цеха и в частности каждого поставленного станка».

Аналогичным образом и функция, в частности, носящая имя «потери из-за усталости» будет наделена ее характерным «потенциалом неформализуемости» - «сильно расходящимися по своей величине результатами у существующих методов расчета». Явным источником подобного ее специфического условно «негативного» потенциала и следует понимать такую реальность, как «отсутствие окончательно установленных норм».

В некоторых вполне определенных условиях способность задания характеристики «потенциала» будет отличать и свойственную определенной реальности специфику отличающей ее топологии. То есть источником некоторой возможности «закрепления способности» здесь и послужит не дополнение такой способности некоторой другой способностью, но теперь уже специфика размещения подкрепляемой способности. В собственно подтверждении данного утверждения нам и поможет выбор некоторых иллюстраций, предлагаемых все тем же традиционно используемым нами источником. В частности, согласно его свидетельству, особенностью такой формы реальности, как «предприятия» и следует понимать наличие такого потенциала, как «редкая возможность ограничиться одной какой-либо схемой движения материалов». Отсюда и проектированию предприятий, уже на основании сравнения возможных вариантов и приходится обращаться к такому порядку формирования их структуры размещения, как построение «различных комбинаций [трасс] как по горизонтали, так и по вертикали». Или, в другом случае, - определенные подъездные пути способен отличать потенциал «хорошее обслуживание участка завода»; и здесь и непосредственно условием формирования данной специфики и следует видеть то обстоятельство, в силу которого некие подъездные пути и отличает «расположение на длинной стороне [территории]». По существу тем же самым образом и ту технологию транспортировки, где погрузка производится «не на саму транспортную тележку, а на специальную платформу» и следует понимать отличающейся тем потенциалом, что и позволяет его отождествление как «предоставление возможности использования большего, [чем число тележек] количества платформ». Здесь и непосредственно получение подобного эффекта будет обеспечено в виду «возможности платформ благодаря своей незначительной стоимости быть поставленными у каждого рабочего места».

Тогда если обратиться уже к обобщению существа всех представленных здесь примеров, то и непосредственно «потенциал» следует определять как нечто, собственно и востребующее некоторое необходимое обеспечение. Исполнителем же функции такого обеспечения и следует понимать либо некий объем определенного наличия, либо - контакт с определенным закреплением, либо - подключение к некоторой подпитке или - обращение уже к временному употреблению. Точно так же и топология будет обеспечивать либо возможность более прочного сцепления, либо - более плотное прилегание, либо, помимо того, - более эффективное распределение и т.п. Тогда и непосредственно потенциал можно понимать образующимся либо в результате той или иной «накачки» потенциала, либо, в другом случае, - в результате наличия определенной «совместимости», «востребованности», или же - возможности обеспечения и своеобразного «эффекта расширения». Исходя из этого и собственно природу потенциала следует определять как природу мобилизуемого, естественно набираемого и «широтного» потенциала.

Огл. Топология в ее специфическом качестве «подложки»

Топологию в смысле отличающего ее онтологического статуса именно и следует понимать своего рода платформой для формирования некоторой соотносимой с подобной платформой «последующей организации действительности». То есть специфика места, изначально задаваемая лишь прямыми топологическими особенностями геометрии и свободного объема, явно и будет позволять обращение той спецификой «места в его функции позиции присутствия», что и следует видеть непременным отличием данного места именно в силу способности присущей ему топологии наращивать на себя некоторый последующий порядок организации. В частности, если изначально аравийский полуостров характеризовала лишь специфика весьма крупного мирового пустынного ландшафта, то последующий прогресс принес ему и славу богатейшей нефтеносной провинции. Подобного рода различие места по отличающему его наполнению мы легко можем проследить и на тех примерах, что без особого труда позволяют обнаружение и в привычно используемом нами источнике. Например, такая когнитивная форма, как «план расположения механического цеха» будет выделять такой порядок ее заполнения, как «установка в другой части цеха самых разнообразных станков», что в качестве одного из образующих подобного множества уже будет подразумевать включение сюда и «сверлильных станков».

Но и характерной особенностью топологии вряд ли следует понимать всего только способность самообозначения через собственное наполнение, одной из существенных особенностей топологии и следует понимать еще и способность обращения своего рода местом «приземления» рационализируемой активности. В частности, тот же хайвэй следует понимать особой преднамеренно исключающей пересечения дорогой межобластного сообщения, то есть - обеспечивающей именно скоростное дальнее передвижение. Аналогичного плана свидетельства непременно предлагает и используемый нами источник, где «станки, предназначенные для одной и той же операции» упорядочиваются в их возможности формирования среды по признаку «по возможности одинаковой конструкции», что тогда и вознаграждает возможностью такой обращаемой на подобное компактное размещение рационализации, как «преимущества ремонта и изготовления запасных деталей».

Подобным же образом очевидной спецификой именно топологии следует понимать и возможность образования ниш для заполнения именно некими особыми частями. Так, планировка города предусматривает в непосредственной близости от домов прокладку тротуаров, но не дороги. Аналогично и в нашем источнике «подготовительно-заключительное время» будет выстраивать такую топологию, как «образование для револьверных станков из пяти частей», во что и войдет уже «имеющее постоянную величину организационное время, а именно инструктаж, ознакомление с работой».

Уже другим комплексом некоторых отличающих топологию особенностей и следует понимать такие характеристики чего-либо «приданного топологии», как теснота (плотность подгонки) и построение «с запасом» или, как это показывает пример альтернативного обозначения подобной возможности, некий «свободный» порядок организации. Наш источник включает в себя такой превосходный пример подобной девиантности, как коллизия вокруг «машинного времени»; подобная форма затраты времени именно и требует ее «исчисления с определенной добавкой» «в виду расчета по формулам не отражающим всякого рода ненормальности работы станка».

Развивающей спецификой топологии можно понимать и ее отождествление в качестве места прикрепления особой иерархии. Например, если для «способов расположения оборудования» может быть построена топология «расположение станков по группам занятых изготовлением одних каких-либо деталей», то точно так же подобное основание позволяет и построение такой иерархической связи, как «во главе каждой группы стоит мастер или бригадир определенной специальности».

Топологию также способно отличать и качество «перекрестного влияния» на некую соотносящуюся с ней другую топологию. В частности если «территориальное разделение цеха» предполагает такую его топологическую особенность, как «расположение между двумя отделениями промежуточного склада», то влияние такой сторонней топологии в виде «двух отделений» и проявится в «образовании склада из отделения для крупных деталей и отделения для мелких».

Аналогичное же влияние будет оказывать и фактор принадлежности участка топологии, можно так определить, некоторому «слою топологии». Если тогда некий «проект» будет предусматривать «расположение всех цехов в 4-х этажном корпусе», то собственно специфика некоторого определенного топологического слоя и определит условие «расположения на третьем этаже цехов по обработке мелких чугунных деталей и никелировочного».

То есть некоторые характерные топологии условно «модальные» зависимости и следует понимать тем определенным источником уже нечто «вторичной» онтологии, что и следует понимать либо наращиванием непосредственно топологии, либо, вероятно, формой субтопологии. В таком случае мы и позволим себе подытожить тем, что здесь нам удалось выделить достаточно широкий спектр «нагрузок» топологии, в частности, - приземление, ниши, свобода, иерархии, перекрестные влияния и внутритопологическое ранжирование. Подобную многообразную коллекцию и следует понимать создающей существенные сложности в приведении к некоему систематическому началу, но, скорее всего, здесь возможно выделение таких основных типов топологического расширения - присоединений, емкостно-притягательных особенностей и присущем топологической среде потенциале организации. Скорее всего, именно возможность построения подобных проекций и следует понимать определяющей возможность продления онтологии в некоторые порядки отношений, чья принадлежность никоим образом и не позволяет их квалификации как «топологическая».

Огл. Заключение

Выполненный выше анализ отношения «условие - обретение» и следует понимать исходящим из некоторого, если подобная характеристика применима к исследованиям информационных массивов, «эмпирического» материала. Настоящий анализ, именно в силе его ограниченности тем объемом типологических связей, что и был обнаружен в некотором конкретном источнике, вероятно, следует определять как неполный. Но именно в качестве некоторого начального предполагающего последующее переосмысление и реорганизацию объема материала он вполне допускает понимание тем достаточным корпусом первичных оценок, на основе которого и возможны изыскания, развивающие данный комплекс представлений о формате отношения «условие - обретение».

Во всяком случае, принципиально важный тезис настоящего эссе, утверждение, что объем связей «условие - обретение» существенно шире объема связей «причина - следствие» явно следует признать доказанным.

01.2014 - 01.2016 г.

Литература

1. Семенченко, И.И., «Основы проектирования механических и инструментальных цехов», М., 1937
2. А. Шухов, «Общая теория анализа объектов», 2002
3. А. Шухов, «Рутаджизм - следующая стадия материализма», 2011
4. А. Шухов, «Причинность», 2005
5 .А. Шухов, «Бытиё - не погонщик», 2011

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru