Общая онтология

Эссе раздела


Отношение - элементарная связующая субстанция картины мира


 

Существенный смысл Ареопагитова «тварного»


 

Общая теория анализа объектов


 

Общая теория онтологических констуитивов


 

На основании сущностей, случайностей и универсалий. В защиту констуитивной онтологии


 

Философская теория базисной структуры «тип - экземпляр»


 

Математика или общая теория структур?


 

Причинность


 

Архитектура и архитектоника причинно-следственной связи


 

Типология отношения «условие - обретение»


 

Неизбежность сингулярного начала реверсирующей редукцию дедукции


 

Функция и пропорция


 

Установление природы случайного посредством анализа конкретных «ситуаций проницаемости»


 

Формализация как репрезентация действительного на предельно рафинированном «уровне формального»


 

Бытиё - не погонщик


 

Закон и уподобляемый ему норматив


 

Три плана идентичности


 

Эскалация запроса идентичности


 

Мир как асимметрия и расстановка


 

Возможность и необходимость


 

Понятийный хаос и иллюзия метафизического скачка


 

Философия использования


 

Философская теория момента выделения особенного


 

Проблема субстратной тотальности


 

Закрытость - начало собирательности и разомкнутость - дорога к свободе обмена


 

Проблема субстратной тотальности

Шухов А.

Любопытную разновидность философского подхода, строящего понимание мира посредством представления о фундаментальном значении категории или предмета «сознания» дано составить концепции, восходящей к положению «сознание тотально». Тем не менее, если не ставить цели анализа существа данного положения, то - что могло бы составить само собой специфику «субстратной тотальности», иначе говоря, неких основы или формата, определяющих возможность отождествления сознания как нечто «тотального»? Правомерно ли построение как таковой теории обращения некоей данности или условности характерно «тотальной», на основании чего возможно определение критериев, позволяющих отождествление любого нечто как проявляющего характер «тотального»?

Поскольку у нас отсутствуют сведения о возможных предшествующих попытках такого анализа, то начать рассуждение было бы полезно и представлением подобающей иллюстрации. В частности, здесь можно прибегнуть к постановке такого вопроса - дана ли некоему объекту, скажем, хорошо знакомому в человеческой практике артефакту, возможность проявления характера «тотального»? Могли бы, положим, автомобиль или телефон представать такого рода объектами, к чему правомерно приложение характеристики «тотальный»?

Тогда, если, подразумевая автомобиль, абстрагироваться от возможных технических дефектов или неполноты комплектации, то - чему именно дано помешать его наделению характеристикой «тотальный» исходя из того, что данный автомобиль как бы «непременно таков»? Допустим, что получение ответа на подобный вопрос способом углубления в присущие конструкции автомобиля частности и позволит оценку, что в случае нахождения автомобиля в работе, а именно, - в движении, одновременно в действие доводится приходить далеко не всем образующим его конструкцию узлам или элементам. В частности, коробка передач допускает включение лишь одной из комплекта передач, но - не двух одновременно, и в ситуации запуска автомобиля стартер проворачивает двигатель при отключенном генераторе, а при разгоне исключено приведение в действие тормоза. Иными словами, если позволить себе суммировать эту специфику, автомобиль, вполне возможно и допускает признание как «тотальный», скажем, под углом зрения полноты набора агрегатов, но - отрицает в случае употребления такого критерия как возможность одновременного приведения в действие всех деталей конструкции.

Если автомобилю дано представлять собой продукт человеческой деятельности, то этому не дано означать, что «отрицающие» тотальность формы реализации отсутствуют и в неживой природе. Скажем, такой химический элемент, как гелий при величине абсолютной температуры в 4 градуса обнаруживает свойство сверхтекучести отличающей его жидкой фазы, но увеличение температуры и перевод гелия в газообразное состояние уже устраняет возможность экспериментального определения наличия свойства сверхтекучести. Следовательно, и гелий в известном отношении «не тотален», поскольку ему равным образом дано нуждаться и в подборе условий для проявления части присущих ему свойств. Если все это так, то правомерно ли предположение реальности и некоего иного подхода к пониманию специфики «субстратной тотальности»?

Здесь нам подобает позволить себе следование тому порядку рассуждения, что означает отказ от опоры на ту используемую ранее посылку, когда мы исключали из рассмотрения характеристики технической исправности или полноты комплектации. В этом случае и подобает напомнить о придании автомобилю такой характеристики, как исправность - лишь в случае наличия исправности автомобиль способен обнаружить и наличие свойства субстратной тотальности - так, работоспособности дано отличать либо все составляющие его агрегаты, либо - какой-либо из них неисправен. Подобным же образом возможно задание и характеристики чистоты - либо некий предмет ни в одном месте не покрывает слой грязи, либо - некие места на нем все же несут загрязнения. Но, в данном случае, не вполне понятно, чему именно и следует адресовать такого рода свойство субстратной тотальности, что и не помешает сопроводить подобающим разъяснением.

Скорее всего, здесь прямо полезно обращение к такого рода опыту традиционной онтологии, что прямо разделяет виды содержания мира на форматные страты состояний, случаев и универсалий. Наложению данного деления и дано обнаружить, - поскольку нашим эмпирические примерам явно дано указывать на возможность отождествления характеристики «тотальности» именно универсалиям (исправность), но не состояниям (предмет, вещество), - что тотальность и следует понимать характеристикой достаточности признака, но - не характеристикой существенности объекта. Если это так, то какого рода специфику и дано характеризовать признаку тотальности некоей субстратной формы, и что именно за разновидности универсалий нам удается различать теперь и посредством его приложения?

Начать же рассуждение о как таковой специфике признака «тотальности» мы позволим себе с представления следующего примера, предполагающего наличие парадокса, а именно, вопроса, дано ли иметь место выделению и нечто «тотальности нетождественности»? Или, другими словами, возможно ли выделение и нечто отношения тотального несходства? Здесь нам следует вернуться к теории отношения и такому определяемому ей любопытному положению, как невозможность исключения отношения вообще. Какому бы неподобию и не дано отличать те или иные реалии, тем не менее, такого рода реалиям не дано утрачивать и как таковой возможности установления отношения. В таком случае, хотя бы в подобной присущей им открытости, а именно - обращенной на ничем не отменяемую возможность установления отношения, таким реалиям и дано обнаружить качество подобия. А отсюда дано следовать и как таковому условию равно и невозможности обстоятельств «полного несходства». Но если условие полного несходства и определять как невозможное, то и нетождественность следует понимать отличающейся и нечто «спецификой нетождественности». Однако если «нетождественность» непременно предполагает наличие и нечто вполне определенной специфики, то - какой ей дано предполагать вариант и нечто ее типологического упорядочения?

В этом случае нам никак не избежать и задания условия, тем или иным образом подобного заданию и нечто «линии сравнения». А потому как таковое условие нетождественности и позволит отождествление как некая характеристика, любым образом заданная «для некоей конкретной проекции» или - позволит определение как всегда заданная и относительно такого начала, как некий спектр позиций сравнения. Отсюда нетождественности и дано предстать не более чем как нечто локальной нетождественности условия или позиции, или, напротив, нетождественности некоего «организационного» начала в виде «букета» позиций. То есть нетождественность здесь и следует определять как открытую для реализации не более чем некоей ее особенной формы, любым образом позволяющей не более чем выделение определенного проявления, допускающего отождествление в качестве нетождественности особенности, и другого варианта - проявления, допускающего отождествление теперь уже на положении нетождественности обустройства. В первом случае природе различия неких реалий дано будет проявиться в нечто несовпадении отдельных особенностей, в следующем случае дано иметь место и нечто факту обладания сопоставляемыми реалиями и нечто иным устройством. То есть - такого рода «эмпирике» и дано указывать на то, что нетождественности дано располагать различиями то и как такового «порядка нетождественности», или, иначе, то и спецификой в части возможности приложения лишь к неким формам представительства сравниваемых реалий.

А тогда некую условную «тотальную» нетождественность следует понимать уже как нечто такого рода комбинацию условий задания нетождественности, чьему наложению дано обеспечить и нечто совершенное устранение какой бы то ни было возможности выделения хотя бы одного такого элемента устройства, что совпадал бы у подлежащих сравнению реалий. Но тогда здесь следует принимать во внимание и то, что как таковое условие принадлежности миру равно позволит отождествление и как нечто вполне очевидный «элемент устройства» реальности, и потому в отношении всегда лишь относительно нетождественных реальностей несостоятельно и какое-либо «тотальное» состояние нетождественности.

В таком случае, возможно ли повторение данного рассуждения о тотальной нетождественности как бы «в обратном порядке», что могло бы обнаружить достаточность для определения теперь и нечто возможности или невозможности тотальной тождественности? В таком случае, если подобное рассуждение как-то возможно, то чему именно дано было бы занять и положение нечто субъекта или стороны отношения тотальной тождественности? В нашем поиске возможного ответа на подобный вопрос мы и позволим себе отсылку к нашей работе «Философская проблема момента выделения особенного», где положение одной из посылок выполненного там анализа и дано занять условию «не особенного». Или, другими словами, качеству невозможности обретения некоей реалией специфики особенного дано отличать все то, что наделено и такой спецификой, как связывающее все его проявления отношение рефлексивности - всякое число есть то же самое число, что бы ни составляло собой то множество предметов, что могло бы нести признак объема, равный данной величине.

Напротив, признание тождественным теперь уже нечто, не подчиняющегося отношению рефлексивности, например, наделение данной спецификой тех же «стандартных гаек», несостоятельно равно же в силу имеющего здесь место различия в как таковом замещении, то есть - присущей им специфики замещения уже как нечто их особенного качества.

Тогда, если взять за основу выполненный выше анализ, то - свойство «тотальности» и есть не иначе, как нечто специфическое свойство тех видов реального, что непременно наделены и нечто «способностью восприятия условия тотальности», причем, что очевидно, не в качестве придаваемого условия, но - в качестве условия их становления. А посему «тотальность» и не следует определять как нечто «универсальное свойство субстрата», но, напротив, характеризовать как не более чем специфику неких характерно «особенных» форм субстрата, что отличает и та же возможность «обретения на положении тотальных». Такого рода формами и правомерно признание тех же идеализмов или эйдосов, чему непременно и дано «обретаться в виде тотального субстрата», распространяясь такими, какими они обретены уже на любое, могущее обращаться и нечто субъектом акцепции такого распространения. Исходя из этого проблему «субстратной тотальности» и следует видеть проблемой типологии того особенного субстрата, у которого присущая ему онтология и предполагает специфику тотальности, что тогда и не позволит признания подобной проблемы равно и проблемой не более чем «ситуативного наложения» специфики на некий возможный носитель подобной специфики.

В таком случае, по отношению каких именно субстратов и правомерно подозрение на наличие у них способности акцепции качества тотальности уже как нечто возможного основания как такового «обретения» этих субстратов? В качестве ответа на этот вопрос нам следует представить и некое пояснение подобной типологической проблемы. Кроме того, следует обратить внимание, что мы позволим себе предложение уже не эмпирического, но характерно теоретического ответа на интересующий нас вопрос.

Итак, качеству тотальности и дано представлять собой специфику таких именно форм, что есть и нечто как бы «капсулы» конкреции (или - «типологический формат» конкреции), что никоим образом не предполагают фиксации для них и какой-либо специфики нетождественности между различными казусами обретения (воплощения) такого рода конкреции. Хотя здесь и возможно допущение нечто «различия версий» определения характеристики тотальности - как относительно мира, так и относительно образующего мир «региона», но в пределах подобной «области определения» характеристике тотальности и подобает предполагать соответствие обозначенной здесь специфике то и «как таковой характеристики» тотальности. В таком случае из числа претендентов на обладание спецификой тотальности мы немедленно получаем возможность исключения некоего «онтологически обширного» (или - фундаментального) класса.

Тогда как таковая этой предложенной здесь оценке и дано означать, что теоретической схеме дано исключить отождествление тотальности тои нечто же чему угодно допускающему отождествление как комбинация характеристик, образуемая мерами пространства и времени, поскольку непременным отличием всякого бытующего в определяемой пространством и временем «системе координат» и дано предстать нечто нетождественности прикрепления. То есть - все восходящее к мере пространства и времени - это любым образом и неспособное либо к одновременному замещению пространства на протяжении данного отрезка времени, либо же - к бытованию в одно и то же время как реализованному из того же самого заполняющего пространство субстрата. В отношении такого рода реалий и правомерно признание возможной лишь той намеренно огрубляющей унификации, что строится или на отождествлении как нечто «одного и того же» (полностью тождественного) в условиях пренебрежения темпоральной координацией, или - то и как одномоментно тождественным в условиях пренебрежения пространственной координацией.

А далее отсюда дано вытекать и тому неизбежному следствию, что специфика субстратной тотальности явно невозможна для физических объектов (или, если следовать предложенной Барри Смитом онтологической концепции - невозможна для «состояний» - «states»). Тогда если и понимать «случай» как нечто не предполагающее наполнения никаким особым «субстратом случая», то - специфика или характеристика тотальности и позволит отождествление как характеристика универсалий или - равно и специфика таких не материализованных объектов, чем и правомерно признание не простираемых в пространстве и времени объектов, сложенных лишь универсалиями. (Конечно, этот наш вывод как бы дублирует само название «универсалия», но важно то, что основу для его построения дано было составить нечто совершенно иному комплексу изначальных посылок.)

Конечно, здесь правомерен и тот любопытный вывод, что образующие общее целое характеристики пространства и времени - это любым образом и нечто характеристики закрепления, и именно потому они и не позволяют реализации тотальности в их обладателях, но - подобному предмету не дано составить здесь нашей задачи. И - равно же время и пространство, если и определять их относительно условной меры, не принимающей во внимания их функции «задания позиции» - это равно и те же универсалии.

Кроме того, отсюда дано следовать, что если происходит задание характеристики «тотальности», то лишь одному этому и дано означать задание специфики наличия и нечто позиционно не закрепленных либо универсалии, либо - комбинации универсалий. Тогда как таковой данный вывод и позволит его отождествление как нечто вполне достаточное основание для вынесения оценки, что, так или иначе, но мы располагаем и должным решением проблемы «субстратной тотальности».

Другое дело, что настоящий анализ дано отличать специфике не иначе, как внешне принимающего формы характерно абстрактного, а отсюда и правомерен вопрос о возможности некоего прагматического предназначения подобного анализа. Дано ли предложенной нами квалификации «субстратной тотальности» как характерной специфики универсалий равно же способствовать и поиску неких решений теперь уже и в некой иной ситуации обретения понимания? Скорее всего, прямой смысл настоящего анализа - придание необходимой точности типологическим построениям, когда всё, что тем или иным образом позиционировано в пространстве и времени - оно определенным образом и как бы «не тотально». Но, напротив, если дано иметь место построению всякого рода смешанной или допускающей произвольные зависимости типологии, то здесь соблюдение предложенного нами принципа уже «не так обязательно».

12.2014 - 09.2020 г.

Литература

1. Смит, Б., «На основании сущностей, случайностей и универсалий. В защиту констуитивной онтологии», 1997
2. Шухов, А., «Отношение - элементарная связующая субстанция картины мира», 2005
3. Шухов, А., «Пространство (и расстояние)», 2004
4. Шухов, А., «Философская проблема момента выделения особенного», 2014

 

«18+» © 2001-2020 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.