Общая онтология

Эссе раздела


Отношение - элементарная связующая субстанция картины мира


 

Существенный смысл Ареопагитова «тварного»


 

Общая теория анализа объектов


 

Общая теория онтологических констуитивов


 

На основании сущностей, случайностей и универсалий. В защиту констуитивной онтологии


 

Философская теория базисной структуры «тип - экземпляр»


 

Математика или общая теория структур?


 

Причинность


 

Архитектура и архитектоника причинно-следственной связи


 

Типология отношения «условие - обретение»


 

Неизбежность сингулярного начала реверсирующей редукцию дедукции


 

Функция и пропорция


 

Установление природы случайного посредством анализа конкретных «ситуаций проницаемости»


 

Формализация как репрезентация действительного на предельно рафинированном «уровне формального»


 

Бытиё - не погонщик


 

Закон и уподобляемый ему норматив


 

Три плана идентичности


 

Эскалация запроса идентичности


 

Мир как асимметрия и расстановка


 

Возможность и необходимость


 

Понятийный хаос и иллюзия метафизического скачка


 

Философия использования


 

Философская теория момента выделения особенного


 

Проблема субстратной тотальности


 

Закрытость - начало собирательности и разомкнутость - дорога к свободе обмена


 

Философия использования

Шухов А.

Содержание

Вполне возможно, настоящим размышлениям в чем-то дано напоминать попытки лингвистики, в частности, известные по примеру коллективной монографии «Антология концептов» под редакцией В.И. Карасика в части определения расширенного смысла словоформ. Но налицо и различие - мы намереваемся исследовать не смысловые начала нескольких понятий как бы «из единого ряда», но - смысловое содержание понятия, подлежащего выражению посредством слова использование. Или - предмет нашего интереса дано составить не специфике достаточности данного понятия «как понятия», но - в широком смысле «типологии» или - реальности многообразия практик использования.

Тогда если прибегнуть к иному определению, то притом, что мир невозможен вне обретения таких реалий как преобразование или гипостаз, он равно невозможен и без употребления «к собственной выгоде» нечто одним и нечто иного, или - миру не дано предстать на положении мира, если он не знает и отношения «использования». Более того, использование - это практика, то и характерно присущая человеку, здесь нет нужды даже в представлении примеров, но равно и всякая реальность, знающая формат агента, в частности, формы биологической жизни, равно не минует вовлечения в «отношение использования», положим - растениями фитогормонов. Другое дело, что дабы понимать «использование» как использование, не помешает и построение некоей типологии, поскольку если мы позволим себе думать, что лежащий сверху камень «использует» лежащий снизу камень, то это как возможно, так и невозможно. Подобному вопросу и дано означать лишь определение того, в чем именно дано выражаться той достаточной типологии, чего уже достаточно для вынесения вердикта, что в чем-либо имеет место использование.

Огл. Важнейшие начала типологии использования

Анализ общих особенностей «использования» следует открыть с ответа на вопрос - правомерно ли отождествление в значении «использования» простого обыкновенного отношения востребования? Допустимо ли понимание лежащего в кирпичной кладке верхнего кирпича как тем или иным образом «использующего» такой же кирпич лежащий внизу? Скорее всего, этот вопрос предполагает отрицательный ответ, откуда и картину простой структуры, когда некоему положению дано обнаружить специфику не более чем занятия чем-либо некоего местоположения не следует определять как «использование». Критерием же правомерности отказа в признании за как таковое «использование» просто пребывания в таком положении и дано предстать признаку прямого отсутствия последствий, что наступили бы в случае, если такая связь или зависимость и представляла бы собой «использование». Тогда если допустить и некое развитие в известном отношении «логики» такой квалификации, то специфика «использования» не иначе, как будет отличать и нечто востребование, что тем или иным образом связанно с активным характером употребления, иначе - с акцидентальным порядком воспроизводства как такового использования. И тогда в противовес спокойно лежащему кирпичу падающий с горы камень и позволит признание «использующим» другой камень как его условного «трамплина подскока».

Далее если сменить как таковой способ ведения рассуждения с подбора иллюстраций на спекулятивно-логический порядок ведения анализа, то использование следует определить как осуществимое только и исключительно такими агентами или псевдоагентами, что позволяют квалификацию как располагающие что возможностью выделения чего-либо в их «распоряжение», так и последующего удержания за собой эффекта использования. Иными словами, задание условия «использования» неотделимо от того, что некий агент, реализующий некий присущий ему потенциал активности или даже просто принадлежащий ему предмет вначале каким-то образом дополняет присущий ему объем содержания, а далее вознаграждает себя посредством присвоения преимуществ, выражающих эффект от подобного обретения. Иными словами, любая схема воспроизводства отношения «использования» - это придание чему-либо, обращающемуся к использованию, некоего дополнения, а далее - реализация и некоей особенной привходящей эффекта использования. В таком случае, если использование и в принципе предполагает оценку как нечто направленное на востребование приносимого им эффекта, то - какие именно формы и дано было бы принимать подобного рода эффекту?

В присущем нам понимании «эффект использования» - никоим образом не некий отдельный или локальный феномен, но - любым образом типологический класс, охватывающий собой некое разнообразие входящих в него экземпляров. Мы, как бы опережая те иллюстрации, что будут представлены позже, обобщим их содержание посредством введения трех типов использования.

В таком случае в качестве первого подкласса «класса использования» мы позволим себе признание той, опять же, типологически заданной разновидности «эффекта использования», когда имеет место некое усвоение или заимствование содержания объекта совершения действия (далее - мы используем имя «прямое востребование» содержимого). К данному типу будет принадлежать все то, что предполагает употребление или расход на задание новой специфики. Если мы используем воду для мытья, обращая ее в содержащие загрязнения стоки, то здесь и имеет место подобного рода форма использования, как сюда же равно правомерно отнесение и потребления пищи или кислорода для дыхания.

Второй подкласс, образующий собой класс использования - класс, к чему дано принадлежать таким формам, как владение, переквалификация или усовершенствование средства действия. Здесь нам или каким-то образом дано обретать новое средство совершения действия, или - из имеющихся средств действия мы получаем возможность образования комбинированного средства действия, или - придаем средству действия такое усовершенствование, что для как такового средства и обращается расширением присущего ему функционала. То есть обладатель средства действия здесь фактически изменяет и самоё себя тем, что пополняет инструментарий своего оснащения и нечто новым или усовершенствованным средством действия.

Тогда и некий третий подкласс, принадлежащий общему классу «использования» дано образовать возможности использования нечто, что так или иначе в состоянии сказываться на усвоении объекта или изменении средства действия. Если отвлечься от абстрактной терминологии, то это добавление приправ в еду, смазки в шарнир или проведение химической реакции каталитическим способом. Но помимо того это и овладение навыком использования средства действия или навыком рационального употребления ресурса, или - принятие во внимании информации о правильном порядке пользования средством действия или, помимо того, информации, сообщающей характеристики объекта действия. То есть, это не средство действия и не ресурс как таковые, но нечто влияющее на порядок обращения с ресурсом либо средством действия.

Но в завершение настоящей стадии анализа нам следует уделить внимание и некоему обстоятельству, еще не охваченному настоящим исследованием. Речь идет о реальности теперь и нечто «субъективной меры» как таковой практики использования, когда некий порядок использования дано отличать смыслу «конвенционального» и «корректного», а другого - теперь уже характерно «некорректного». Конечно, подобного рода характеристики - это не более чем «вкусовые» наложения на как таковые онтологически состоятельные формы воспроизводства некоей зависимости, в данном случае - «использования», и всякого рода «использованию не по назначению» не дано обращаться и нечто принципиально существенным с онтологической точки зрения. В этом смысле «использование» дискретно - оно или есть, или - такая возможность исключена, а как именно по отношению некоей меры уместности ту или иную «практику использования» и следует определять как достаточную - этой проблеме дано обращаться в вопрос и характерно иного рода.

Огл. Краткая характеристика источника данных настоящего анализа

Что же именно и породило наш интерес к проблематике «философии использования»? Такая причина весьма прозаична - в наших исследованиях, проводимых по методологии «анализа объектов» нам довелось составить базу данных объектов и специфик, выделенных из такого источника, как учебное пособие по предмету «общей биологии». Здесь в процессе анализа построенной базы данных нам и довелось обратить внимание на такую особенность этой базы, как содержательный характер коллекции характеристик «использования». Иными словами, представленному в этом пособии описанию биологических явлений довелось предполагать и такую особенность, как характерная насыщенность различного рода образцами отношения «использования», что не отличало иные наши проекты ведения такого же рода баз данных. Тогда само собой подобного совпадению и было дано обнаружить смысл нечто «связи отождествления» реалий биологической жизни и воспроизводства отношения использования; однако почему именно данному отношению довелось обнаружить и такого рода тесную связь с как таковой жизнью?

Второй важный момент - правомерно ли признание и само собой подобного источника равно и как характерно достаточного в части подобающей добротности сообщаемых данных теперь уже для решения интересующей нас задачи? Дано ли коллекции извлечений, подобранных в корпусе отдельных данных, предоставленных этим учебным пособием, обнаружить и уровень репрезентации, достаточный для предложения неоспоримых обобщений? Первое, что следует отметить, - собранная нами коллекция характерно неоднородна, и это, в смысле поставленной нами задачи, - скорее ее достоинство, однако и как таковую подобную неоднородность еще невозможно оценивать как исключающую возможную тенденциозность. Возможно, как таковая связь, собственно и образующая отношение «использования» столь многолика, что дано иметь место равно и нескольким характерно своеобразным множествам, тогда заключающим собой и некие характерно специфичные формы отношения использования.

Нам представляется, что пособие, служащее нашим изначальным источником равно достаточно и в силу того, что ему дано содержать изложение и некоей «общей» постановки вопроса. Как таковой постановке вопроса о нечто «общих» особенностях биологии и дано найти продолжение в том, что здесь всякого рода моментам «использования» дано случаться не только с некими специфическими фигурантами или структурами, но и с весьма далекими друг от друга сущностями или формами. В примерах, найденных нами в данном пособии некое содержание или предметные формы, чему и дано обратиться тем или иным «используемым» или, иначе, объектом использования, составили собой не только обширную коллекцию всякого рода видов ресурсов, средств совершения действия, но, также, что вполне естественно, и некий комплекс идей. С другой стороны, в таких примерах и тому, что использует, было дано принять облик не только всякого рода носителей активности, но и тех или иных когнитивных операторов в лице ученых биологов или даже биоников. Иными словами, прямым подтверждением репрезентативности используемой нами выборки и правомерно признание такой присущей используемому источнику отличительной особенности, как многообразие отмечаемых им форм и форматов использования.

Тогда настоящую оценку достаточности источника не помешает подытожить на том, что притом, что источник предполагает признание как характерно репрезентативный в части типологического представительства разнообразных возможностей использования, он же, быть может, не настолько успешен и в демонстрации коллекции субъектов (агентов), кому могло бы способствовать то или иное использование. Однако проблеме своего рода «бенефициаров» использования все же дано располагать значением не иначе, как проблемы «второго плана», когда в первую очередь важным для становления отношения использования и правомерно признание той же специфику порядка и возможности употребления чего-нибудь в качестве чего-либо. И теперь уже в подобном отношении как таковым живым существам и дано обнаружить способность формирования весьма разнообразного множества возможностей использования, равно складывающегося и в условиях задания то и характерно далеких друг от друга целей.

Огл. Форма использования - прямое востребование содержимого

Теперь мы последуем оценке, прямо признающей факт наличия в нашем распоряжении требуемой типологии и - одновременно комплементарных такой типологии данных выделенных из общего массива сведений, сообщаемых избранным нами источником. Отсюда и настоящая требующая нашего решения задача - не более чем верификация всякого рода событий использования, состоявшихся как нечто «прямое востребование» содержимого. Тогда и следует начать с представления примера как бы «прямого хищничества», когда, положим, собиратель присваивает дары природы, а муравей использует хвою для возведения муравейника. Но нам подобного рода иллюстрации все же не следовало бы придумывать от себя, но - уделить внимание примерам, что можно обнаружить в нашем источнике.

Коллекции же сведений источника дано помочь нам со следующими двумя примерами. Один - использование верблюдом питания для наедания жировой прослойки не как некоей просто анатомической составляющей, но - и не только как само собой запаса питательных веществ, но, помимо того, равно и источника воды, дефицитной в среде его обитания, получаемой в этом случае внутри тела верблюда посредством окисления жира. Подобным же образом и генетикам, внедряющим в культурный ячмень «ценные гены дикого эфиопского ячменя», этим дано обеспечить и нечто существенный результат в виде выведения «новых выдающихся по продуктивности сортов ярового ячменя». Другое дело, весьма полезна здесь и фиксация факта, что оба представленных примера - примеры как бы «полной утилизации» используемого содержания во вновь образуемом ресурсе.

Далее разнообразию используемой нами коллекции иллюстраций дано вознаградить нас примерами то и использования некоей существенной части или особенности употребляемого ресурса уже не для создания дублирующего ресурса, но для поддержания той или иной способности или функции. Естественный пример здесь - питание, использование кислорода воздуха для окисления, воды и поглощаемого углекислого газа - для фотосинтеза и т.п. Точно так же промышленные предприятия прибегают к «использованию значительного количества воды», а селекционеры - «используют дикорастущие растения как исходный материал для селекции».

Наконец, следует допускать и такой порядок использования ресурса, когда затрата и рассеяние как такового ресурса столь незначительны, что во всем остальном данный ресурс практически не претерпевает каких-либо изменений изначального объема. Конечно, таковой и дано оказаться той же рецепторной реакции, потребляющей лишь отдельные фотоны из мощного потока излучения, но практически не уменьшающей таким заимствованием как таковой мощности потока регистрируемого излучения. Равно же используемому нами источнику дано вознаградить нас и свидетельством «использования птицами силовых линий магнитного поля в качестве ориентира в полете». Подкреплением подобного рода примера равно правомерно признание и нечто ситуации лишь относительного уровня использования растениями вносимых на поля удобрений, когда «часть этого фосфора далее вновь уносится реками в моря и вновь отлагается в осадках».

Однако помимо такого способа использования ресурса, что непременно следует отождествлять некоему характерному акту, равно дано иметь место и той форме типологического обособления практики использования ресурса, когда подобная практика составляет собой и нечто характеристику агента, использующего этот ресурс. Например, большая часть животных, относящихся к группе «не специализированных в пищевом отношении», собственно и использует «не какой-либо один, а несколько источников пищи». Хотя наши материалы и не помогли нам с подбором второго подобного примера, но и единственный найденный пример вполне достаточен для выделения подобного типа «переноса использования ресурса на как таковую характеристику пользователя».

Более того, используемый ресурс в известном отношении допускает понимание и в качестве востребованного неким вполне определенным потребителем. Так потребность в ядохимикатах для борьбы с вредными насекомыми - это потребность лишь непременно сельского хозяйства, воды - как такового организма «для выведения из него продуктов обмена». Аналогично и Грегору Менделю вряд ли бы удалась постановка знаменитого опыта, если бы он не «использовал для скрещивания относящиеся к чистым линиям особи». И, в том же самом смысле, клеточное строение организма немыслимо без способности клеток к «использованию в процессе роста синтезированных веществ - для построения клеток и их органоидов и для замены израсходованных или разрушенных молекул».

Еще одну возможную форму «прямого востребования» содержимого дано составить и нечто явлению «кругооборота» ресурса внутри порядка его использования или использования ресурса для получения ресурса, используемого для получения следующего ресурса. В частности, так и дано работать схеме питания бактерий-хемотрофов, окисляющих на свету сероводород до сульфатов и использующих высвобождающийся в результате реакции водород на восстановление диоксидов до углеводов с образованием воды.

Огл. Использование исходя из манипуляции средством действия

Теперь нам следует обратиться к анализу ситуации, когда употребляющему что-либо агенту дано обнаружить и такую специфику, как способность владения средством действия, равно используемым и в качестве источника действия и - равно и в качестве такого объекта приложения действия, что позволяет далее обращение и источником действия. Хотя с позиций некоторого буквального понимания действие «исходящее от» чего-либо и «направленное на» что-либо и следует определять различными видами действия, но когда мы рассматриваем действие «исходящее от» некоего инструмента и равно - направленное на некий же инструмент, мы фактически, в некоем интегральном представлении и судим о том же самом действии. Заточка сверла и сверление этим сверлом - это те же самые действия теперь уже в смысле той характерной телеологии, по условиям которой заточку сверла не следует понимать не более чем заточкой сверла, но - так равно и следует видеть приданием остроты сверлу ради эффективности или даже самой способности совершения действия сверления. То есть действия улучшения инструмента и следует понимать частью действий использования подобного инструмента, но, одновременно, и не более чем такого рода действиями, для которых моменту совершения дано наступать лишь на некоем «предварительном этапе». Действия улучшения инструмента и действия использования инструмента - это, в таком случае, действия фактически предопределяемые и нечто «общей телеологией».

В этом случае нам и не помешает исследование того ряда частных ситуаций использования, что подобает открыть рассмотрением той из них, где совершение оператором некоего действия полностью обеспечивает и обретение им некоего используемого далее средства совершения действия. Например, овощевод использует для разведения картофеля «видоизмененные подземные части стебля - клубни», равно как и как таковую функцию вегетативного размножения отличает «использование также корней» или рыбы прилипалы используют «крупных рыб как извозчиков». В том же самом смысле аграрии используют «паразитов для борьбы с переносчиками возбудителей инфекционных заболеваний или с вредителями сельского хозяйства», а биотехнологи в близком будущем намерены «использовать способность микроорганизмов непрерывно синтезировать белки при благоприятных условиях». Наконец, любопытный образец такого рода формы использования - «использование всеми одинаковых путей биохимических превращений - одинаковых путей метаболизма сахаров, синтеза аминокислот, синтеза и распада жиров».

От использования инструмента как бы пребывающего в состоянии «готовой формы» далее следует обратиться к рассмотрению использования и такого рода инструмента, что представлен лишь в форме, достаточной не более чем для последующего приготовления или задания иной квалификации. В частности, здесь вполне возможен пример той же присущей биологическим структурам способности «полностью восстанавливать утраченную структуру», что находит «использование в пищевой промышленности для получения пищевых концентратов сохраняющих длительное время в высушенном виде свои питательные свойства». Или - здесь равно возможно представление и того столь любопытного примера, как «использование древесных растений эпифитами как места прикрепления, но не как источника питательных веществ или минеральных солей». Однако теперь уже предельно показательным такого рода примером прямо правомерно признание и как такового «использования микроорганизмов в металлургии», - эффективного технологического решения для обогащения горнорудного сырья или прямого извлечения металла из руды. Подобным же образом и неким научным исследованиям дано использовать не смеси газов вообще, но предполагать и нечто «использование смесей газов подобных газам первичной атмосферы».

Некую следующую позицию в последовательности предпринятого нами анализа подобает отвести ситуации, когда как таковое использование инструмента и следует видеть характеристикой пользователя, примерами чему и правомерно признание примеров реальности таких известных специализаций, как «скрипач», «шофер» или «владеющий английским». Равным же образом и живой природе дано предоставить примеры ситуаций, на деле воспроизводимых на тех же условиях обустройства, когда, в частности, прегоминиды и смогли обнаружить неизвестную животному миру способность «использования различных предметов», превратив эти предметы в свои собственные «орудия труда» и превратив так и самоё себя в «человека умелого». В подобном отношении и биологии в целом дано определять себя как метод познания с широким захватом, поскольку и понимать себя базирующейся на «использовании самых различных методов».

Наконец, случаем употребления инструмента правомерно признание и той ситуации, что, иной раз, хотя и позволяет отождествление как не более чем «спонтанное» использование, но с другой точки зрения, и столь непреложное, что некие обстоятельства просто немыслимы без него как «джигит без коня». В подобном отношении как таковое «использование кислорода для дыхания» и есть очевидное начало как таковой такой возможности, когда «использование комбинативной изменчивости в селекционной практике» - это и столь же обязательная привходящая для деятельности селекционера. Равным же образом и опыту Грегора Менделя уже не дано было бы оказаться столь показательным, не обратись экспериментатор к «использованию для скрещивания относящихся к чистым линиям особей». Аналогично же и поддержание «образа жизни песчанки» равно невозможно и вне «использования запасенного песчанкой корма во второй половине лета, осенью и зимой».

Другое дело, что среди схем использования инструмента нам дано встретить и некую схему, отсутствующую у других типов использования, такую как возможность появления инструмента в распоряжении пользователя уже как своего рода «приятного сюрприза». Таково, например, «использование дельфинами гидродинамической силы корабельных волн посредством пристраивания к носу судна» или «использование микроорганизмов для получения разнообразных биологически активных веществ и лекарственных препаратов». Точно так же и членистоногим, ищущим место их обитания в птичьих гнездах, норах грызунов явно дано обрести в этом и такой существенный плюс, как «использование благоприятного микроклимата».

Еще одна важная возможность, имеющая место среди прочих форм использования инструмента - выбор того или иного средства на роль эталона. И если между артефактами нам дано знать эталоны мер, эталонные приборы или «наиболее эффективный инструмент», то в биологической жизни это и нечто «использование пшеницы Саратовская-29 как стандарта хлебопекарных качеств пшеницы».

Наконец, завершить «парад примеров» различного рода возможностей использования инструмента нам и следует предоставить той особенной ситуации, когда как таковому инструменту и доводится определять область его применения, как изобретение шахмат и порождает реальность шахматных турниров. Так же и наука, создавая новые методы познания, создает тем самым и новые объекты познания, что показывает пример «использования методов определения возраста тех или иных пород земной коры», что и позволили ученым «построение временной шкалы истории Земли с момента ее остывания 4500 миллионов лет назад и до настоящего времени».

Огл. Использование, предвосхищающее другое использование

Теперь нам следует уделить внимание и той форме использования, что как бы не само собой в подлинном смысле слова использование, но - не более чем востребование, поддерживающее нечто прагматически существенное использование. То есть такому использованию и дано создавать в нечто, в чью пользу порождается и как таковой его эффект, и такого рода специфику, что придает такому используемому то и как таковое качество пригодности к использованию. Обиходный пример - использование соли для придания вкуса картошке, которую человек собирается съесть.

В этом случае если извлечь из избранного нами источника случаи образования некоего предназначенного для дальнейшего использования ресурса, то ему не иначе, как и дано предлагать примеры когнитивной активности, направленной на создание неких структур, чье использование также предполагается при ведении когнитивной активности. В частности, таковы «использование бинарной номенклатуры для обозначения видов» и «использование при конструировании сооружений и механизмов наиболее удачных приспособлений живых организмов к среде их обитания». Наконец, подобный смысл отличает и «использование в строительстве сооружений на приусадебном участке принципов структурной организации растений». Хотя следует понимать, что использование чего-либо для приготовления теста, строительного раствора или даже использование неких особых средств при приготовлении ванны - примеры все того же самого ряда.

Хотя наш источник и биологический, и хотя специфике живых организмов дано знать и такие возможности как симбиоз или ролевое поведение, мы не находим здесь свидетельств, указывающих на использование чего-либо для образования необходимого инструмента. Хотя те же самые цветковые растения можно понимать как использующие способ выделения нектара для привлечения опыляющих их насекомых. Мы просто позволим себе допущение, что такая возможность существует, но не изложена в нашем источнике в той удовлетворительной литературной форме, что можно признать достаточной для представления в настоящем анализе.

Теперь в продолжение данной стадии анализа следует обратить внимание и на картину использования средства, единственно обеспечивающего возможность образования некоего существенного объекта, порядка или отношения. Или - дано иметь место и такого рода использованию, что нечто не просто будет использовано, но и «создано для использования» при помощи подобного рода «исходного» использования. Например, таково использование крупных геологических событий «в качестве границ для промежутков геологической истории»; если бы эти события отсутствовали, то отсутствовала бы и возможность констатации как таковых «промежутков геологической истории». Здесь, конечно, уместно и представление примера древнего человека и его характерной зависимости от использования орудий, когда основу биологической эффективности и защищенности древнего человека и дано было составить «использованию для защиты и добывания пищи камней, костей животных».

Но помимо того возможна и иная форма «использования, открывающего дорогу использованию» - использование модели для построения метода. Таково, в частности, и как таковое «использование животных с болезнями похожими на человеческие в качестве модели для изучения дефектов у человека». Точно так же, если продолжить биологический ряд примеров, то в определенной степени моделирование развития биоценозов позволит осуществление в природных рекреациях заповедника, а развитие растений вместо высадки в открытый грунт можно наблюдать и в как таковом фитотроне.

Наконец, теперь уже последней известной нам формой использования, «предвосхищающей другое использование» дано предстать и такого рода использованию ресурсов, чему дано обеспечить возможность использования и нечто кризисной ситуации. Например, за счет высадки неких растений, плохо переносимых определенными животными уже можно вызвать ту же миграцию этих животных на некую другую территорию. Хотя найденный нами исходный пример иного толка, но ему фактически дано нести тот же смысл, своего рода «самоистребления» живых организмов - «использование доисторическими протоклетками некоторых низкомолекулярных питательных веществ быстрее чем внешняя среда могла их поставлять».

Огл. Значение для познания осознания реальности использования

Если такому онтологическому типу как событие или отношение использования дано допускать и некое систематическое представление, то какой именно эффект и дано обеспечить как таковому использованию подобного представления? Что именно данному представлению и дано изменить в рассмотрении некоторых образующихся в мире связей, если нам дана возможность их понимания связями, предполагающими реализацию отношения использования? Первое, что приходит на ум - возможность оценки несамостоятельности или не самодостаточности явления либо возможности, и понимания не только прямых, но, возможно, и неких явно не близких причин возникновения такого явления. Кроме того, знанию такого рода систематики дано лежать и в основе оценки комплекса средств или условий реализации тех или иных обстоятельств, их рассмотрения в качестве требующих наличия уже тех или иных условий содержания или обеспечения, чему дано обеспечить и как таковую стабильность таких обстоятельств.

Тем не менее, основным важным онтологическим началом или, быть может, проявлением отношения «использования» следует понимать не нечто специфику того или иного используемого, но, напротив, - нацеленность, или, в более общей форме, заданность порядка использования. Для почвы, обеспечивающей произрастание растений или позволяющей использование для их выращивания «задано», что ей и следует обладать определенной влажностью, в отсутствие чего этот слой вещества на поверхности земли фактически утрачивает и возможность исполнения собственно «функции почвы». А далее упорядочение подобного рода разновидностей связи и позволит его употребление для построения картины как бы «горизонтальной» организации мира, поскольку использование пусть не абсолютно, но в соответствии с некоей условной оценкой и следует характеризовать как нечто начало «соразмерной», близкой по условию масштаба практики вовлечения сторон во взаимодействие. Или, иначе, благодаря заданию «сети отношений» использования и обнаружится возможность такого построения «среза» картины мира, чему и дано будет показать систему зависимостей мира, тогда расположенных и согласно нечто «горизонтальной проекции». То есть - подобного рода картине и дано будет раскрыть сеть связей различного рода объектов, где, в частности, промышленности дано будет использовать транспорт, транспорту - инфраструктуру, и как таковой фундамент инфраструктуры дано составить и тем же земельному фонду и различного рода сооружениям.

Использование, таким образом - это не вертикальное и не последовательное, но, теперь уже - горизонтальная схема распыления связей причинной зависимости, когда одной возможности дано идти рука об руку с той же рядом расположенной иной возможностью. Так, в момент возникновения Земли, аэробные бактерии еще не могли существовать, поскольку кислородосодержащая атмосфера еще не возникла как последствие деятельности других, анаэробных бактерий. Но и поверхность Земли в то время уже была насыщена различного рода органикой, пригодной для питания хемосинтезирующих бактерий.

Как таковая реальность многообразных схем использования и есть основа для преобразования мира из мира «объектов» в мир «группировок», где участники подобных группировок не только используют нечто существующее или создаваемое иными участниками, но и сами создают нечто позволяющее использование теперь уже следующими участниками тогда уже неких иных «коалиций». А тогда как таковой подобный порядок и обуславливает необходимость в построении моделей событий то и как моделей «фокуса интенсивности» комплекса явлений, где наличие такого именно спектра открытых использованию возможностей и образует нечто «форму действительности».

Аналогичной схеме дано предполагать распространение и на процессы становления опыта познания, где одному образующемуся комплексу представлений дано ожидать обретения формы использования, что вызывает появление на свет и неких связанных с ними представлений, равно ожидающих возможности образования связи и с некоей третьей группой идей. Здесь равно следует определять возможность образования и нечто «области познания», чему в смысле структуры области дано предполагать возможность использования одних принципов как допускающих вовлечение в некие соседние принципы, а этим следующими - то и в те третьи, чему в целом дано означать образование и нечто «горизонтальной структуры». Так, в пределах некоей концепции нам дано располагать как эмпирическими данными, так и - не более чем «практическим обобщением» подобных данных, так, равным образом, и некоей «универсальной теорией» этого комплекса явлений. И - не иначе, как нечто соединению всякого рода различных по происхождения данных в нечто «общий модуль» и дано обустраивать подобную систему представлений то и как нечто «горизонтальную структуру».

Если же позволить себе некое обобщение, то «теория использования» и есть нечто подобающая основа для формирования особого рода срезов тех порядковых общностей, что позволяют признание как образующие в мироустройстве и нечто структуру «горизонтальной организации».

Огл. Заключение

Характерная особенность всякой науки - постановка задач, значимых в отношении, что их решению дано определять нечто «позитивные» результаты. То есть - как бы наука не старалась мыслить себя «чистой наукой», все равно она прагматична в том, что не предполагает постановку задач, не обещающих очевидной полезности пусть не в практическом, но в когнитивном использовании. Но иногда с такого «магистрального пути» ее дано сбивать и некоему «маргинальному теоретизированию». По-видимому, и выполненный выше анализ - все же уклонение в сторону каким-то образом «маргинальной» постановки вопроса; тем более что условно «зачином» данных размышления дано послужить и нечто практике словоупотребления, часто прибегающей к понятию «использование», увы, пока что так и не знающему систематического определения. Как бы то ни было, но здесь нам все же удалось наметить не более чем контуры или границы требуемого определения, когда получение его полной формулы - скорее дело будущего.

07.2014 - 01.2020 г.

Литература

1. «Антология концептов», М., 2007
2. В.Б. Захаров, С.Г. Мамонтов, В.И. Сивоглазов, «Биология общие закономерности», М., 1996
3. Смит, Барри, «На основании сущностей, случайностей и универсалий. В защиту констуитивной онтологии», 2007
4. Шухов, А., «Общая теория анализа объектов», 2002

 

«18+» © 2001-2021 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.