Общая онтология

Эссе раздела


Отношение - элементарная связующая субстанция картины мира


 

Существенный смысл Ареопагитова «тварного»


 

Общая теория анализа объектов


 

Общая теория онтологических констуитивов


 

На основании сущностей, случайностей и универсалий. В защиту констуитивной онтологии


 

Философская теория базисной структуры «тип - экземпляр»


 

Математика или общая теория структур?


 

Причинность


 

Архитектура и архитектоника причинно-следственной связи


 

Типология отношения «условие - обретение»


 

Неизбежность сингулярного начала реверсирующей редукцию дедукции


 

Функция и пропорция


 

Установление природы случайного посредством анализа конкретных «ситуаций проницаемости»


 

Формализация как репрезентация действительного на предельно рафинированном «уровне формального»


 

Бытиё - не погонщик


 

Закон и уподобляемый ему норматив


 

Три плана идентичности


 

Эскалация запроса идентичности


 

Мир как асимметрия и расстановка


 

Возможность и необходимость


 

Понятийный хаос и иллюзия метафизического скачка


 

Философия использования


 

Философская теория момента выделения особенного


 

Проблема субстратной тотальности


 

Философия использования

Шухов А.

Содержание

Возможно, настоящий анализ в чем-то и допускает сопоставление лингвистическому исследованию «концептов», предпринятому в вышедшей под редакцией В.И. Карасика «Антологии концептов». Но отличие существует и таким отличием и следует понимать постановку задачи - исследование именно единственного «концепта», тем более, если подойти с предметной стороны, то отличием следует понимать и принадлежащее онтологической проблематике исследование возможности использования, обращающееся постановкой проблемы не только типологии, но и предметного разнообразия практик использования.

Итак, мир невозможен без образования и распада, без создания и ликвидации, но, вероятно, уже в подчиненном отношении к наиболее значимым возможностям обретения и утраты мир невозможен и без такой значимой практики, как практика использования. В частности, человек использует, вернее, потребляет ресурсы, использует инструменты - от брюк до ножей, использует и ресурсы в качестве инструментов, смывая грязь водой, и использует рожденные мыслью другого человека идеи, не прибегая всякий раз заново к выводу формул и не повторяя постановку контрольного опыта, но доверяя характеристикам, определенным в предшествующих тестах. Налицо реальность некоторой обозначенной как «использование» процедуры, но пока неизвестна философская трактовка предмета «использования» или - неизвестна философская концепция нечто «общей формулы» предмета использования. Вопрос о том, что же именно следует понимать содержанием подобной «общей формулы» использования и подлежит рассмотрению в настоящем анализе.

Огл. Основные особенности типологии использования

Начать анализ общих характеристик типологии использования следует с ответа на такой вопрос: возможно ли отождествление в качестве «использования» простого обыкновенного отношения востребования? Допустимо ли понимание лежащего в кирпичной кладке верхнего кирпича в некотором отношении «использующим нижний кирпич»? Скорее всего, подобный вопрос предполагает отрицательный ответ и картину простой структуры, когда некое положение и обращается возможностью занятия чем-либо некоторого другого положения явно не следует определять в качестве состояния использования. Здесь условием, исключающим возможность подобной квалификации, и следует понимать саму фигуру подобной комбинации, не предполагающей никакого «изменение порядка ‘от’» (или - не указывающей ничего «наступающего потому»), что с необходимостью и следует из состояния использования. В таком случае, если позволить себе некоторое развитие «логики» подобной схемы, то «использованием» и следует понимать востребование, что тем или иным образом связанно с активным характером употребления, с акцидентальным порядком протекания собственно казуса использования. И в таком случае уже в противовес спокойно лежащему кирпичу тот же падающий с горы камень уже позволяет признание «использующим» другой камень в качестве условного «трамплина для подскока».

Далее если порядок рассуждения посредством представления иллюстраций заменить уже спекулятивно-логическим порядком анализа, то использование и следует определить как осуществимое только и исключительно такими агентами или псевдоагентами, что и позволяют квалификацию в качестве располагающих как возможностью выделения нечто в собственное «распоряжение», так и последующего удержания за собой эффекта использования. Или - наступление случая использования непременно и связано с тем, что некоторый агент, реализующий определенный отличающий его потенциал активности или даже просто предмет вначале каким-то образом дополняют характерный им объем содержания, а далее вознаграждают себя и посредством присвоения преимуществ, выражающих собой эффект от подобного обретения. Иными словами, любая схема использования непременно и связана с обретением условного «усовершенствования» или увеличением возможностей, благодаря чему и реализуется некая особенная составляющая эффекта использования. Но если использование уже в принципе следует понимать замкнутым на «эффект использования» то в чем же именно и мог бы состоять подобный «эффект»?

В нашем понимании «эффект использования» - это не обязательно некая условность строго определенного формата; «эффект использования» - это непременно имя класса, прилагаемого к определенному разнообразию составляющих такой класс экземпляров. Мы, как бы опережая те фактические иллюстрации, что будут здесь представлены позже, обобщим их содержание посредством введения трех типов использования.

В таком случае первым подклассом данного класса нам и следует определить разновидность использования, так или иначе усваивающего (или заимствующего) содержание объекта совершения действия; к этому типу относится использование того, что потребляется или расходуется на задание новой специфики. Если мы используем воду для мытья, обращая ее в содержащие загрязнения стоки, то здесь именно и имеет место данный тип использования; ну а потребление питания или кислорода для дыхания - очевидные примеры именно подобного типа использования.

Второй подкласс класса использования - это владение, переквалификация или усовершенствование средства действия. Или у нас появляется новое средство действия, или - из имеющихся средств действия мы получаем возможность образования комбинированного средства действия, или мы придаем средству действия такое усовершенствование, что оно способно приобрести еще и возможность расширения присущего ему функционала. То есть обладатель средства действия здесь фактически изменяет и самоё себя тем, что пополняет инструментарий собственного оснащения новым или усовершенствованным средством действия.

И, наконец, в качестве третьего составляющего класса использования подкласса мы будем понимать возможность использования нечто, так или иначе способного сказываться на усвоении объекта или изменении средства действия. По-простому это добавление в еду приправ, смазки в шарнир или проведение химической реакции каталитическим способом. Но помимо того это еще и овладение навыком использования средства действия или навыком рационального употребления ресурса, или - принятие во внимании информации о правильном порядке пользования средством действия или, помимо того, информации, сообщающей характеристики объекта действия. То есть, это не средство действия и не ресурс как таковые, но нечто влияющее на порядок обращения с ресурсом либо средством действия.

В завершении же настоящего рассмотрения предмета «типологии использования» нам следует определиться и в отношении некоторого обстоятельства, непременно исключаемого из настоящего рассмотрения. Речь здесь идет о нечто модальной специфике собственно случая использования, непосредственно и состоящей в возможности понимания некоторого использования «конвенциональным» или «корректным», а другого - «некорректным». Это - сугубо эпистемологические наложения на онтологические связи, и их не следует определять объектами притяжения именно онтологического анализа; в силу подобных посылок и всякого рода «использование не по назначению» явно не следует относить к числу заслуживающего внимания. Если использование имеет место, то оно определенно состоялось, а то, что относительно некоторой модели уже той или иной «практики использования» сам подобный порядок использования следует определять как не вполне достаточный - это уже следующий вопрос.

Огл. Краткая характеристика используемого нами источника данных

Какую же именно причину и следует понимать источником нашего интереса к проблематике «философии использования»? Подобная причина весьма прозаична - в наших исследованиях, проводимых по методологии «анализа объектов» нами была составлена база данных объектов и специфик, представленных в таком источнике, как школьный учебник по предмету «общая биология». В процессе работы с уже завершенной базой данных нам и бросилась в глаза такая особенность составленной базы, как содержательный характер коллекции именно конкретных характеристик «использования». Другими словами, проблематика описания многообразных биологических явлений и обнаружила такую любопытную особенность, как насыщение всевозможными отношениями «использования», что не характерно ряду источников исследованных нами посредством аналогичной методологии. Любопытный вариант подобного сочетания и позволяет тогда признание правомерным того допущения, что жизнь и проблематика жизни практически тождественна многообразию различных вариантов использования, но что же это такое «использование» и почему оно обнаруживает тесную связь непосредственно с жизнью?

Более того, следует ли понимать данный источник, хотя ему и сложно отказать в такой очевидной особенности, как насыщенность конкретной информацией, достаточным в смысле возможности решения интересующей нас задачи? Следует ли признавать коллекцию извлечений, подобранных в корпусе отдельных данных, представляемых источником в виде учебника общей биологии уже в такой степени репрезентативной, что она и позволит признание обеспечивающей построение на ее основе в достаточной степени добротных обобщений? Первое, что следует отметить, - собранная нами коллекция достаточно неоднородна, и это, в смысле поставленной нами задачи, - ее большое достоинство, однако и как таковую подобную неоднородность еще невозможно оценивать и в качестве исключающей некоторую тенденциозность. Возможно, предмет «использования» столь многообразен, что он предполагает его понимание именно комбинацией различных множеств, заключающих собой уже неоднородные формы отношений использования?

Нам представляется, что учебник «общей биологии» явно и позволяет надеяться на полноту найденной в нем коллекции видов использования именно потому, что он собственно и предполагает изложение предмета некоторой «общей» постановки вопроса. При раскрытии в тексте учебника предмета «общей» постановки вопроса о природе живой материи и свои способности к некоторому использованию явно и обнаружили не только отдельные фигуранты, но и структуры, когда собственно потребность в использовании чего-либо и обнаружила здесь возможность обращения на некоторые далекие друг от друга сущности. К числу материалов учебника на тему общей биологии и принадлежали такие экземпляры, составляющие собой коллекцию предметных форм, которым и адресовались некоторые потребности в их использовании, чем и оказались разнообразные виды ресурсов, средств совершения действия и, также, что естественно, и некоторый комплекс идей. Излагаемый учебником общей биологии предмет не только принимал вид рассмотрения специфики различных носителей активности, но и когнитивных операторов в лице изучающих природу биологов или даже биоников. То есть источник нашей убежденности в репрезентативности полученной выборки и следует видеть в такой характерной нашему источнику особенности, как многообразие отмечаемых им форм и форматов использования.

То есть мы именно и склонны признавать используемый нами источник непременно репрезентативным именно в отношении типологического представительства многообразных возможностей использования, хотя, возможно, и не столь репрезентативным в отношении коллекции субъектов (агентов), удерживающих за собой эффект использования. Однако и проблему агентов, чью активность именно и позволяет поддерживать некоторое конкретное использование, явно следует понимать уже некоторой проблемой «второго плана», когда основным предполагающим освещение предметом и следует видеть предмет непосредственно порядка и возможности употребления чего-то в качестве чего-либо. И именно в данном отношении и многообразные живые существа и выделяет способность формирования весьма разнообразного множества возможностей использования, складывающегося еще и в условиях постановки весьма далеких друг от друга целей.

Огл. Использование, заимствующее содержание объекта действия

Итак, мы исходим из оценки, что нам уже удалось построить требуемую типологию, и, в дополнение к этому, располагаем данными, полученными из источника, включающего в себя позиции, уже соответствующие типам, явно принадлежащим именно данной типологии. В таком случае нам и следует обратиться к определению непосредственно и подтверждающей высказанные положения конкретики, а именно - в первую очередь и предпринять рассмотрение случаев использования, именно и предполагающих заимствование содержания объекта совершения действия. Тогда уже естественным началом данного рассмотрения и следует видеть анализ примеров, именно и обнаруживающих такой вариант употребления используемого ресурса, где такой ресурс и обращается нечто ресурсом, приданным непосредственно использующему, например, дары природы - их сборщику на продажу. Какого же рода примерами подобной модели использования и вознаграждает нас тот объем сведений, что и принадлежит такой проблематике, как область явлений живой природы?

Здесь явно возможно представление следующих двух примеров. Один - использование верблюдом питания для наедания жировой прослойки не как необходимой анатомической составляющей, но и как не только одного лишь запаса питательных веществ, но, в дополнение, и источника отсутствующей в окружающей среде воды, получаемой теперь внутри тела верблюда посредством окисления жира. Подобным же образом и генетики, внедряющие в культурный ячмень «ценные гены дикого эфиопского ячменя», и обеспечивают этим такой существенный результат, как выведение «новых выдающихся по продуктивности сортов ярового ячменя». Но именно два данных представленных нами примера и следует понимать примерами как бы «полной утилизации» используемого содержания во вновь образуемом ресурсе.

Тогда уже, в отличие от предшествующего пункта, возможно и приведение примера использования некоторой существенной части или особенности употребляемого ресурса не для создания дублирующего ресурса, но для поддержания определенной способности либо функции. Естественный пример здесь - питание, использование кислорода воздуха для окисления, воды и поглощаемого углекислого газа - для фотосинтеза и т.п. Точно так же промышленные предприятия прибегают к «использованию значительного количества воды», а селекционеры - «используют дикорастущие растения как исходный материал для селекции».

Наконец, следует допускать и такой порядок использования ресурса, когда затрата и рассеяние собственно ресурса столь незначительны, что во всем остальном данный ресурс практически не претерпевает каких-либо изменений изначального объема. Конечно, это именно рецепторная реакция, потребляющая некоторые фотоны из мощного потока излучения, но практически не уменьшающая таким заимствованием собственно мощности потока регистрируемого излучения. Также используемый нами источник приводит и свидетельство «использования птицами силовых линий магнитного поля в качестве ориентира в полете». Подкреплением подобного рода примера использования следует понимать и ситуацию лишь относительного уровня использования растениями вносимых на поля удобрений, когда «часть этого фосфора далее вновь уносится реками в моря и вновь отлагается в осадках».

Однако и помимо такого способа использования ресурса, что непременно и следует отождествлять некоторому характерному акту, следует допускать и возможность такого варианта типологического обособления практики использования ресурса, когда собственно подобная практика и обращается характеристикой использующего такой ресурс агента. Например, большая часть животных, относящихся к группе «не специализированных в пищевом отношении», использует именно «не какой-либо один, а несколько источников пищи». Хотя наши материалы и не помогли нам с подбором и второго подобного примера, но и единственный найденный пример вполне достаточен для выделения подобного типа «переноса использования ресурса на характеристику собственно пользователя».

Более того, используемый ресурс в известном отношении допускает понимание еще и в качестве востребованного некоторым строго определенным потребителем. Так ядохимикаты необходимы именно сельскому хозяйству для борьбы с вредными насекомыми, вода - «для выведения продуктов обмена из организма». Аналогично и Грегору Менделю вряд ли бы удалась постановка знаменитого опыта, если бы он не «использовал для скрещивания относящиеся к чистым линиям особи». И, в том же самом смысле, клеточное строение организма немыслимо без способности клеток к «использованию в процессе роста синтезированных веществ - для построения клеток и их органоидов и для замены израсходованных или разрушенных молекул».

Еще один возможный вариант следует видеть и в явлении своего рода «кругооборота» ресурса внутри порядка его использования или использования ресурса для получения ресурса, используемого для получения следующего ресурса. В частности, именно так работает схема питания бактерий-хемотрофов, окисляющих на свету сероводород до сульфатов и использующих высвобождающийся в результате реакции водород на восстановление диоксидов до углеводов с образованием воды.

Огл. Порядок использования на основе манипуляции средством действия

Теперь нам следует обратиться к рассмотрению ситуации, при которой непосредственно употребляющего нечто агента и будет отличать такая специфика, как способность владения средством действия, используемым и в качестве источника действия и - в качестве такого объекта приложения действия, что далее уже позволяет обращение источником действия. Хотя с позиций некоторого буквального понимания действие «исходящее от» чего-либо и «направленное на» что-то и следует определять различными видами действия, но когда мы рассматриваем действие «исходящее от» некоего инструмента и равно же - некоторое направленное на определенный инструмент, мы фактически, в некотором интегральном представлении судим об одном и том же действии. Заточка сверла и сверление этим сверлом - это те же самые действия именно в смысле той характерной телеологии, по условиям которой заточку сверла явно не следует понимать не более чем заточкой сверла, но именно и следует видеть приданием сверлу остроты ради достижения цели эффективности или даже самой способности сверления. То есть действия улучшения инструмента и следует понимать частью действий использования подобного инструмента, но, одновременно, и лишь такого рода действиями, для которых момент совершения именно и наступает на некотором «предварительном этапе». Действия улучшения инструмента и действия использования инструмента - это, в таком случае, действия предопределяемые фактически общей телеологией.

Тогда нам и следует рассмотреть ряд частных ситуаций использования средств действия и начать с анализа такой из них, где совершаемое неким оператором действие происходит благодаря имеющемуся в его полном распоряжении средству действия. Например, овощевод использует для разведения картофеля «видоизмененные подземные части стебля - клубни», равно как и непосредственно функцию вегетативного размножения отличает «использование также корней» или рыбы прилипалы используют «крупных рыб как извозчиков». В том же самом смысле аграрии используют «паразитов для борьбы с переносчиками возбудителей инфекционных заболеваний или с вредителями сельского хозяйства», а биотехнологи в близком будущем намерены «использовать способность микроорганизмов непрерывно синтезировать белки при благоприятных условиях». Наконец, любопытный образец подобного использования - «использование всеми одинаковых путей биохимических превращений - одинаковых путей метаболизма сахаров, синтеза аминокислот, синтеза и распада жиров».

От использования инструмента в отличающем его состоянии «готовой формы» и следует обратиться к рассмотрению проблематики использования инструмента в виде приготовляемой или переквалифицируемой формы. Например, здесь и следует понимать уместным пример характерной биологическим структурам способности «полностью восстанавливать утраченную структуру», находящей «использование в пищевой промышленности для получения пищевых концентратов сохраняющих длительное время в высушенном виде свои питательные свойства». Или же здесь явно допустимо представление и такого любопытного примера, как «использование древесных растений эпифитами как места прикрепления, но не как источника питательных веществ или минеральных солей». Однако же именно предельно показательным подобного рода примером можно понимать «использование микроорганизмов в металлургии», весьма эффективное технологическое решение для обогащения горнорудного сырья или прямого извлечения металла из руды. Любопытно, что одним из возможных здесь примеров и следует понимать воссоздание обстоятельств некоторого явления в научном эксперименте - «использование смесей газов подобных газам первичной атмосферы».

Место следующей в очереди своего рода принятого нами «порядка анализа» тогда уже следует отвести ситуации, когда непосредственно использование инструмента и следует видеть характеристикой пользователя, примерами чему и следует видеть примеры существования широко известных понятий «скрипач», «шофер» или «владеющий английским». Равным образом и живая природа обнаруживает примеры по существу таких же по своему обустройству ситуаций, когда, в частности, прегоминиды обнаружили неизвестную ранее в животном мире способность «использования различных предметов», превратив эти всевозможные предметы в свои собственные «орудия труда» и оказавшись так «человеком умелым». В подобном же отношении и биология в целом характеризует себя как метод познания с широким захватом, поскольку основывается на «использовании самых различных методов».

Наконец, ситуацией использования некоего инструмента следует видеть и ситуацию, быть может, и допускающего его квалификацию как «спонтанного» или «эпизодического» употребления определенного инструмента, но и столь обязательного для некоторого порядка вещей, что последний просто немыслим без такого использования, как «джигит без коня». Например, «использование кислорода для дыхания» следует понимать непосредственно реальностью дыхания, «использование комбинативной изменчивости в селекционной практике» - реальностью собственно селекционной практики. Точно так же и опыт Грегора Менделя не принес бы никаких результатов, не обратись экспериментатор к «использованию для скрещивания относящихся к чистым линиям особей». В подобном же отношении и образ жизни песчанки именно и покоится на «использовании запасенного песчанкой корма во второй половине лета, осенью и зимой».

Но и рассмотрение различных схем использования инструмента вознаграждает нас тем отсутствовавшим в картине использования ресурса положением, когда подобный инструмент попадает в распоряжение пользователя в качестве своего рода «приятного сюрприза». Таково, например, «использование дельфинами гидродинамической силы корабельных волн посредством пристраивания к носу судна» или «использование микроорганизмов для получения разнообразных биологически активных веществ и лекарственных препаратов». Точно так же членистоногие, ищущие место своего обитания в птичьих гнездах, норах грызунов явно обнаруживают в этом такой плюс, как «использование благоприятного микроклимата».

Наконец, использование инструмента знакомит нас и с таким форматом подобного использования, каким и следует понимать «обращение инструмента эталоном», выделение из всего парка приборов уже «эталонных приборов» или «наиболее эффективного инструмента». То же самое, хотя и на уровне артефактов, мы наблюдаем и в живой природе, встречая там «использование пшеницы Саратовская-29 как стандарта хлебопекарных качеств пшеницы».

И теперь уже последним представленным в данном перечне примером «использования инструмента» нам и послужит пример той специфической ситуации, когда и непосредственно появляющийся инструмент создает среду своего применения, когда изобретение шахмат порождает реальность шахматных турниров. Так же и наука, создавая новые методы познания, создает этим и новые объекты познания, что и показывает пример «использования методов определения возраста тех или иных пород земной коры», что именно и позволили ученым «построить временную шкалу истории Земли с момента ее остывания 4500 миллионов лет назад и до настоящего времени».

Огл. Казус использования, предвосхитившего следующее использование

Теперь в качестве предмета нашего внимания мы определим те случаи использования, что как использование не обращается собственно использованием, но именно и обращается востребованием, уже поддерживающим нечто прагматически востребованное использование. То есть - такое использование предназначено создать в нечто предполагающем его использование или нечто обеспечивающем использование ту определенную специфику, что и придает такому используемому собственно качество пригодности к использованию. Обиходный пример - использование соли для придания вкуса картошке, которую человек собирается съесть.

Если извлечь из избранного нами источника случаи образования некоторого предназначенного для дальнейшего использования ресурса, то он предлагает примеры именно когнитивной активности, создающей некоторые структуры, использование которых также предполагается при ведении именно когнитивной активности. В частности, таковы «использование бинарной номенклатуры для обозначения видов» и «использование при конструировании сооружений и механизмов наиболее удачных приспособлений живых организмов к среде их обитания». Наконец, подобный смысл отличает и «использование в строительстве сооружений на приусадебном участке принципов структурной организации растений». Хотя следует понимать, что использование чего-либо для приготовления теста, строительного раствора или даже использование чего-то при приготовлении ванны - это также примеры из того же самого ряда.

Хотя наш источник и биологический, и хотя особенности именно живых организмов образуют такие возможности как симбиоз или ролевое поведение, мы здесь не находим свидетельств, указывающих на использование чего-либо для образования необходимого инструмента. Хотя те же самые цветковые растения можно понимать использующими возможность выделения нектара для привлечения опыляющих данные растения насекомых. Мы просто позволим себе допущение, что такая возможность существует, но не изложена в нашем источнике в той удовлетворительной литературной форме, что и можно признать соответствующей задаче настоящего анализа.

Далее предметом нашего рассмотрения нам следует избрать использование средства, вне использования которого отсутствует возможность образования определенного существенного объекта, порядка или отношения. То есть - такое использование, вне которого еще отсутствует очевидность того, что не просто будет использовано, но и «создано для использования» с помощью подобного «исходного» использования. Например, таково использование крупных геологических событий «в качестве границ для промежутков геологической истории»; если бы данные события отсутствовали, то не приходилось бы говорить и о непосредственно «промежутках геологической истории». В данной рубрике, конечно же, следует привести пример древнего человека и его непременной зависимости от использования орудий, когда именно биологическая эффективность и защищенность древнего человека непосредственно и обеспечивало «использование для защиты и добывания пищи камней, костей животных».

Еще один вариант «использования, открывающего дорогу использованию» - это использование модели для построения метода. Таково, в частности, то же «использование животных с болезнями похожими на человеческие в качестве модели для изучения дефектов у человека». Точно так же, если продолжить биологический ряд примеров, то в определенной степени моделирование развития биоценозов будет позволять повторение в заповеднике, а развитие растений вместо высаживания в открытый грунт повторяется в фитотроне.

Наконец, именно в модели «использования, открывающего дорогу использованию» и появляется возможность фиксации такого порождающего уже исчерпание ресурсов использования ресурсов, что уже может дать возможность использования кризисной ситуации. Например, можно за счет высаживания некоторых растений, плохо переносимых определенными животными вызвать миграцию этих животных на другую территорию. Хотя найденный нами исходный пример иного толка, он фактически несет такой же смысл, своего рода «самоистребления» определенных живых организмов - «использование доисторическими протоклетками некоторых низкомолекулярных питательных веществ быстрее чем внешняя среда могла их поставлять».

Огл. Перспективы собственно использования теории использования

Если данные выше оценки и позволяют отождествление как раскрывающие нечто общую картину явления или же практик использования, то какую же именно возможность использования и следует предполагать в отношении подобного общего представления? Что же именно оно способно изменить в рассмотрении некоторых образующихся в мире связей, если мы уже располагаем возможностью их понимания связями, предполагающими реализацию отношения использования? Первое, что приходит на ум - именно возможность оценки специфики несамостоятельности или не самодостаточности явления либо возможности, и понимания не только прямых, но и, возможно, удаленных причин возникновения данного явления. Кроме того, наше знание теории использования способно предоставить и возможность оценки комплекса средств или условий реализации определенных обстоятельств, их рассмотрения в качестве требующих наличия собственно тех содержания или специфики, которые подобные обстоятельства и позволяют использовать.

Однако основной онтологической спецификой способности «использования», характерной для действующих в мире агентов и следует понимать не собственно специфику используемого, но нечто иное - нацеленность, или, в более общей форме, заданность порядка использования. Для почвы, обеспечивающей произрастание растений или позволяющей использование для их выращивания «задано», что ей именно и следует обладать определенной влажностью, в отсутствие чего данный слой вещества на поверхности земли фактически лишится возможности исполнения «функции почвы». А далее именно подобного плана связи и будут позволять построение картины в некотором отношении «горизонтальной» организации мира, поскольку использование пусть не абсолютно, но в соответствии с некоторой применительной оценкой и следует понимать тяготением к некоторой со-масштабной форме взаимодействия. То есть «теория использования» именно тогда и будет позволять построение «разреза» мира по его горизонтальному срезу, когда у нас и появится возможность оценки предмета, как промышленность использует транспорт, транспорт - инфраструктуру, и когда собственно фундамент инфраструктуры и будут составлять собой специфический земельный фонд и характерные виды сооружений.

Использование, таким образом, можно видеть не вертикальным и не последовательным, но именно горизонтальным распылением причинности, когда одна возможность именно и появляется рука об руку с другой находящейся рядом возможностью. Когда Земля только возникла, на ней еще не могли существовать аэробные бактерии, поскольку кислородосодержащая атмосфера еще не была создана другими, анаэробными бактериями. Но - поверхность Земли в то время была насыщена всевозможной органикой, которая служила источником питания хемосинтезирующим бактериям.

Именно благодаря схемам использования мир и преобразуется из мира «объектов» в мир «группировок», где участники подобных группировок не только используют и просто существующее или же создаваемое другими участниками, но и сами создают нечто позволяющее использование уже следующими участниками теперь некоторых других «коалиций». Непосредственно подобный порядок и обуславливает необходимость построения моделей событий именно как моделей «фокуса интенсивности» комплекса явлений, где обнаружение именно подобного спектра открытых использованию возможностей собственно и создает некоторый формат действительности.

В точности та же схема позволяет распространение и на явления становления опыта познания, где некоторый образуемый комплекс представлений именно и будет позволять использование, обеспечивающее появление на свет следующих представлений, ожидающих возможности включения в некоторые третьи представления. Здесь также следует определять возможность образования нечто «области познания», что именно в смысле структуры такой области и соответствует возможности использования одними принципами других, а этих следующих - еще одними, что, конечно же, и следует понимать нечто «горизонтальной» структурой. Так, именно в пределах некоторой концепции мы можем располагать как эмпирическими данными, так и некоторым всего лишь «практическим обобщением» подобных данных, так, конечно, и некоторой «универсальной теорией» данного комплекса явлений. И именно соединение таких разных по специфике происхождения данных в некоторый «общий модуль» и будет характеризовать данную систему представлений именно как нечто «горизонтальную структуру».

Если же позволить себе некоторое обобщение, то именно «теорию использования» и следует понимать необходимой концепцией для формирования некоторых срезов тех порядковых общностей, что и следует определять образующими в мироустройстве структуру присущей ему «горизонтальной организации».

Огл. Заключение

Спецификой науки следует понимать постановку задач, эффективных в смысле способности следования из их решения именно «позитивного» результата. То есть науку также следует понимать своего рода «прагматикой» в том, что она не предполагает постановку задач, не обещающих очевидной полезности пусть не в практическом, но в когнитивном использовании. Но на подобном пути все же встречаются и маргиналы, предлагающие возможность использования для обычной речи и специального понятия «прозаическая речь». По-видимому, и нас следует понимать принадлежащими их числу, тем более что причиной подобного выбора и явилась практика словоупотребления, часто использующая простое понятие «использование», увы, не располагающее его систематическим определением. Здесь нам удалось наметить лишь контуры или границы требуемого определения, когда получение его полной формулы и следует понимать делом будущего.

07.2014 - 01.2016 г.

Литература

1. «Антология концептов», М., 2007
2. В.Б. Захаров, С.Г. Мамонтов, В.И. Сивоглазов, «Биология общие закономерности», М., 1996
3. Смит, Барри, «На основании сущностей, случайностей и универсалий. В защиту констуитивной онтологии», 2007
4. Шухов, А., «Общая теория анализа объектов», 2002

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru