Странная цивилизация

§18. Глобализация и проблема единого языка

Цаплин В.С.

Содержание

Определите значения слов и вы избавите
мир от половины заблуждений.

Рене Декарт

Отмечается, что ни один язык точно не отражает мир и без ассоциативного мышления собеседника язык практически не существует, поэтому адекватный перевод на другой язык имеет мало общего с переводом отдельных слов. Вместе с тем, социальная глобализация невозможна без единого и оперативного способа обмена информацией, т.е. общепонятного языка.

Попытки разработать такой язык или предсказать каким он будет - утопичны. Поэтому большинство людей на первом этапе социальной глобализации ограничилось бы частичным пониманием языка собеседника. Помочь могут только электронные устройства для общения. Для этой цели достаточно сделать компактные системы распознавания, автоматические программы машинного перевода и синтезаторы с акустическим воспроизведением не более, чем для десятка наиболее активно используемых иностранных языков.

Огл. СЛОВО И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ

Предполагают, что первые слова возникли 100-200 тысяч лет назад, как средство обмена информацией и выражения эмоций. Эти слова отождествлялись с самыми распространенными явлениями, но их звуковое воплощение было случайным и разным у разных племен. Эти слова и сочетания слов стали устойчивыми в рамках данного языка, и, благодаря ассоциативному мышлению, были понятными только знакомым с теми же явлениями и владеющим тем же языком. Постепенно количество слов росло, они объединялись в простейшие фразы, правила образования которых тоже были случайными в каждом племени.

Постепенно появились системы фраз и свои привычные языки во всем разнообразии словосочетаний, звучаний и грамматик. Развитие языков шло параллельно с развитием племен, все время обогащаясь новыми словами, выражениями и совершенствуясь. С течением времени многие слова выходили из употребления, поменяли смысл, сохранив звучание и появлялись новые. Т.о. язык, как пишет С. Лем, - это система символов, делающих возможным общение, так как эти символы поставлены в соответствие явлениям внешнего (гроза, собака) или внутреннего (пе­чально, приятно) мира. Если бы не было действительных бурь и грусти, не было бы и этих слов.

Так как языки соотносили звуки-слова с явлениями единой природы, правилами взаимоотношений, бытом, внешностью и проявлениями подобных людей, то возникали, казалось бы, только технические проблемы соотнесения слов на одном языке словам на другом, т.е. переводом. Но это оказалось не так. «Значения» слов, обозначающих, казалось бы, одни и те же понятия, в разных языках совпадают далеко не во всем, а содержание фразы гораздо богаче составляющих ее слов, а иногда и противоположно. Какие ассоциации, например, могли возникнуть при употреблении слова «хвост» при описании кита и слона, если заранее не знаешь, что первый живет в океане, а второй - сухопутное животное? Поэтому формальный поиск синонимов и словарный перевод, пренебрегающий многозначностью значений слов и фраз, приводит к нелепостям. Такой «метод» после прямого и обратного переводов рекламный призыв «С Пепси к новой жизни!» превращает в жутковатое заклинание «Шипучая вода поднимет ваших предков из их могил!», или порождает машинные «переводы» типа: «Запах сильный, хоть мясо размякло» при исходной фразе «Крепок дух, хоть немощна плоть»! С этим связана и невозможность точного поэтического перевода и т.д. С. Лем продолжает: …Повседневный язык нечеток, границы употребляемых в нем значений размыты… Фраза, высказывание, предложение означают что-либо, если они порождают мысль, выражением которой являются. …Значения находятся в психических процессах, вне фраз, как мышцы - вне скелета или рука скульптора - вне глины. Они - оркестр, а фразы - только партитура.

Поэтому целью адекватного перевода является подбор слов и составление фраз, вызывающих одинаковые действия или ассоциации, т.е. основная сложность адекватного перевода сводится к поиску необходимого языкового эквивалента, а не синонима, потому что, благодаря случайности формирования языка, точного или исчерпывающего соответствия слов никогда не существовало.

Кроме того, достаточно часто эквиваленты в разных языках просто отсутствуют и для адекватности перевода преимущественную роль начинает играть культурный контекст. Редактор последнего издания книги С. Лема «Сумма технологии» приводит и такой пример: - Иван и Петр… время от времени произносят фразы вроде «Идет снег». …Для жителя Южных штатов США выпадение снега - редкая природная катастрофа, во время которой прерывается почти вся жизнедеятельность… (Эскимосы) знают десятки терминов для обозначения разных видов снегопадов, но не знают «снега вообще». …При переводе фразы «идет снег» на язык жителя Южных штатов США фраза присоединяет «паразитный контекст», в исходном языке отсутствующий. При переводе на язык эскимосов проблемой оказывается «отсутствие контекста». Этим еще раз подчеркивается необходимость учета ассоциативной природы мышления человека, порождающей сложности при переводе. Итак, вне культурного контекста, словарный перевод существует лишь в весьма примитивном варианте, либо не существует вообще.

Обязательность культурного контекста приводит к тому, что никакой специализированный языковый факультет, никакая школа, оконченная в зрелом возрасте, не могут заменить взросления в языковой среде, когда язык не «выучен», а «впитан» естественным образом. Т.е. люди, свободно говорящие на двух языках, обладают как бы знанием того, как выразить с помощью разных символов все богатство своего внутреннего мира эмоций и явлений окружающей природы и сделать это понятным на другом языке. Для этого им необходимо обладать не только всесторонними знаниями, но и уникальными аналитическими способностями. Есть очень мало людей, чувствующих два языка, т.е. истинное двуязычие встречается редко. Это своеобразные «Розеттские камни»[1] человеческого общества и причина того, что отдельные люди становятся двуязычными заключается в особом сочетании возраста, жизни в языковой среде и в семье. Не говоря уже о личной мотивации. Отсюда становится понятным и высочайший уровень, которым должен обладать синхронный переводчик, изучивший иностранный язык в зрелом возрасте, но дающий адекватный перевод практически сразу! Но именно без таких людей невозможна социализация общества, в том числе и социальная глобализация. Поэтому при образовании общего языка человечества и на всех предшествующих стадиях проблема «значения» может оказаться одной из главных.

Проблема значения все равно бы возникла, но не на стадии формирования единого языка, а при попытках создания искусственного интеллекта, который, если проводить параллель с человеческим интеллектом, должен быть способен на рождение «нелогичных» и, следовательно, не формализуемых поступков. Из сказанного следует, что хорошие алгоритмы машинного перевода, если бы они существовали, вполне можно было бы назвать алгоритмами разумного восприятия, которое невозможно формализовать.

Огл. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И УСТОЙЧИВОСТЬ ЯЗЫКОВ

Само многообразие языков является данью длительному изолированному существованию отдельных племен, хотя языки и влияли друг на друга, если между племенами возникали контакты. Почему-то сегодня это влияние называют «загрязнением родного языка», хотя из истории формирования языков становится ясно, что это понятие - полная бессмыслица. Понятны выражения «известный и привычный язык», но не навсегда данный какой-то внешней силой конкретному народу. Употребление иностранных слов - естественный процесс для выражения новых понятий, отношений, предметов или речевой экономии. Зачем выражать, например, математическую формулу словами, если гораздо короче это можно сделать, используя специальные символы? Знаменитые законы Ньютона были им записаны довольно громоздко по-латыни, а сейчас выражаются записью коротких и лаконичных выражений. Аналогично - использование в «своем» языке «иностранных» слов.

Вопрос о взаимовлиянии языков обсуждался в Сиэтле на ежегодной конференции American society for advancement of science. Как указывается в специальном исследовании, самым «разрушительным» является английский. Именно на английском языке издана основная и передовая техническая литература, именно английский является государственным языком США, и именно на английском языке делается в Голливуде самая распространенная в мире кинопродукция. Подавляющее большинство народов, начинавших тесно контактировать с носителями английского, постепенно отказывались от привычного языка и переходили на английский. Поэтому он привел к гибели каждые девять из десяти языков, с которыми приходил в соприкосновение. Это можно сравнить, наверное, с естественным отбором в растительном и животном мире. Отмечают еще одну закономерность: сложность английского языка уменьшается, и к середине ХХI века он станет упрощенным, что облегчит общение на нем людей разных стран и народов.

Подавляющее большинство гуманитарных факторов, которые препятствуют объединению человечества, могут быть преодолены в реальный срок и понятным образом. Так, например, относительно легко могут быть преодолены национально-религиозные представления и противоречия. Для этого необходимо лишь сменить воспитательные ориентиры и перестать прививать детям грядущих поколений ощущение значимости и реальности этих понятий. Физиология тоже не сможет стать препятствием глобализации. Вся история человечества, а сегодня и данные генетики свидетельствуют, что физиологического барьера между людьми не существует, т.е. от любой пары людей, живущих на Земле, естественным путем можно получить обычное человеческое потомство, отличающееся от остальных только незначительными внешними признаками. С языками сложнее. Многообразие существующих языков служит существенным тормозом на пути социальной глобализации, потому что мешает обмену информацией и нельзя указать способа радикально решить эту проблему. Даже наличие двух языков на Земле из реально существующих тысяч языков, будет препятствием процессам полного слияния человечества в единое целое. Тем не менее, последовательная глобализация невозможна без какого-то общего инструмента для обмена новостями, информацией, эмоциями, т.е. без общепонятного языка.

В начале XXI века на Земле насчитывалось 6700 «живых» языков. Многие из языков практически не употребляются и живыми могут быть названы условно. По оценкам специалистов, около 90 процентов всех языков, существующих сегодня на планете, обречено на исчезновение в самом недалеком будущем, а ежегодно исчезает в среднем 12 языков. С уверенностью можно говорить о том, что, по крайней мере, половина языков исчезнет до 2050 года. По данным на февраль 1999 года, на сорока мировых языках разговаривает примерно 66% населения Земли. Лидером сегодня является китайский язык. Им пользуется полтора миллиарда человек. Далее идут хинди, урду, английский, испанский и арабский - по полмиллиарда жителей планеты говорят на каждом из них. Т.е. на 6 языках говорит четыре миллиарда человек из шести!

Есть лишь ВОСЕМЬ языков международного общения. Из этих восьми языков ШЕСТЬ являются индоевропейскими, т.е. слова этих языков могут иметь общий корень и схожую грамматику. Это английский, французский, португальский, испанский, русский и хинди. Очевидно, что именно индоевропейские языки выйдут «в финал» соревнования языков. Скорее всего, будет взаимное влияние и рождение некоторого общего языка, на котором и будет говорить объединившееся человечество.

Огл. ЭЛЕКТРОННЫЙ СИНХРОННЫЙ ПЕРЕВОДЧИК

Но уже сегодня перед объединяющимся человечеством стоит задача общения и взаимопонимания в повседневном смысле. Во всем мире с этой целью изучают «иностранный язык» и везде это делается так плохо, что не то что немного говорить, даже узнать «изучаемый» язык ученики могут не всегда. Кроме того, в разных школах и классах преподают только «основные» языки, которые «могут понадобиться» в жизни. Поэтому большинство людей на первом этапе глобализации вполне бы ограничилось частичной возможностью говорить на повседневном языке партнера. Главное, чтобы общение на бытовом уровне было оперативным и требовало бы почти столько же усилий, как общение на привычном языке. Традиционные «живые» переводчики здесь не помогут - их должно быть не меньше, чем нуждающихся в общении, они должны быть синхронистами и они должны быть все время «под рукой», что невозможно ни с технической, ни с физической, ни с финансовой точек зрения. Помочь сегодня могут только недорогие электронные устройства.

Напомним, что довольно давно существуют электронные системы распознавания устной речи - например, английской: слова, произнесенные в микрофон, могут быть распознаны электронным устройством и появиться в памяти компьютера. Затем эта запись с помощью существующего алгоритма (далеко не совершенного!), автоматически переводится на, допустим, русский язык, и воспроизводится любым громкоговорителем с помощью русского речевого синтезатора. Т.е. фраза одного языка автоматически переводится и синтезируется в фразу на другом языке. Переведенная и «синтезированная» речь одного из собеседников может передаваться на принимающее устройство другого собеседника с помощью маломощной радиоволны, как в случае радиотелефона, в динамике которого прозвучит сказанная по-английски фраза уже на русском языке. Все эти процессы занимают меньше секунды. Оборудование для синхронной беседы со всеми микрофонами, громкоговорителями и источниками питания может уместиться в объеме обычного портативного компьютера. Ну, а возможности дальнейшего совершенствования и миниатюризации, как показал опыт - безграничны. В пределе, такие устройства могут напоминать мобильные телефоны, т.е. быть малогабаритными и максимально удобными в обращении. Перевод будет упрощенным и приблизительным, с акцентом и ошибками, не универсальный, но в большинстве случаев понятный (хотя полностью адекватный алгоритм для машинного перевода с одного языка на другой в обозримом будущем и не будет создан). Рассмотренная схема электронного англо-русского устного перевода может быть дополнена совершенно аналогичной схемой русско-английского перевода, выполнена в одном блоке и два человека, не знающие ни слова из словаря собеседника, смогут поддерживать разговор в реальном времени! Видимо, достаточно сделать системы распознавания, программы машинного перевода и синтезаторы не более, чем для десятка языков межгосударственного общения и, в первом приближении, можно считать проблему межчеловеческого общения решенной. Причем для разных сочетаний языков это могут быть одни и те же устройства, но со сменными блоками или переключением на соответствующую пару языков. А бесплодное школьное освоение практики устного общения на иностранном языке можно было бы заменить практикой общения через такой электронный переводчик. Уже существует и патент, почти в точности описывающий предлагаемое устройство, датированный началом девяностых годов ХХ столетия! Естественно, на говорящего будет наложен целый ряд ограничений - по скорости речи, разборчивости, длине фраз, используемому словарю, темам и т.д., но это не принципиальные ограничения.

Более сложный обмен устной информацией, т.е. предполагающий большой словарный запас, специальную терминологию и, главное, максимальный учет формализуемых особенностей слово и фразоупотребления, будет требовать объема памяти и быстродействия, пока возможных только на стационарных серверах. Но это тоже можно было бы обеспечить и осуществить с помощью тех же малогабаритных устройств, но через провайдера-посредника, подобно существующей сотовой телефонной связи.

С точки зрения потребностей сегодняшнего дня, такое устройство могло бы решить целый ряд проблем общения. Электронный переводчик повысил бы скорость и разнообразие технических решений и резко бы стимулировал процесс социальной глобализации.

Распознавание, перевод и синтез русского языка и все сопутствующие устройства и алгоритмы уже существуют довольно давно. Например, компания «Сакрамент», основанная в Минске в 1994 году, анонсировала свою разработку в области речевых технологий - систему распознавания слитной русской речи Sakrament ASR. Как утверждают разработчики, система определяет и правильно обрабатывает, кроме обычного текста, числа, время, даты, цифровые комбинации, URL[2], e-mails, индексы, адреса, телефоны, сокращения, аббревиатуры и т. д. А в феврале 2004 года появилась информация о том, что «японским инженерам удалось изобрести (? В.Ц.) новое чудо техники - карманный переводчик e-Navi, позволяющий двум собеседникам общаться на разных языках. Технология речевого воспроизведения, разработанная компанией NEC, была протестирована с помощью роботов Papero (сокращение от Partner-Type Personal Robot), а затем интегрирована в КПК. Пользователь говорит желаемую фразу в микрофон КПК, устройство распознает сказанное, затем переводит его и синтезирует речь - динамик в считанные секунды выдает перевод на почти безупречном японском языке. …Словарный запас его составляет 50 тысяч японских слов и 25 тысяч английских. …Точность электронного перевода зависит от размера и полноты словаря, которым оснащен КПК, однако обычно она приближается к 100%. (Имеются ввиду относительно простые бытовые фразы! В.Ц.) Более того, переводчик не требует предварительной записи голоса пользователя.

Появилось также сообщение, что полицейские Миннесоты получили карманные электронные переводчики Phraselator P2 от американской компании VoxTec, которые помогают стражам порядка общаться на улицах с представителями испанской, российской, сомалийской, азиатской и других диаспор. В его словаре есть почти все фразы, которые могут потребоваться служителю закона при аресте человека, общении с водителем, нарушившим правила или неправильно припарковавшимся и в других подобных случаях. Электронное устройство переводит английский на 15 языков. При этом прибор ловит фразы полицейского на слух, и воспроизводит их на другом языке через динамик. Программы взаимного произвольного перевода в них нет - только перевод запрограммированных английских фраз, но полицейские говорят, что даже существующий вариант гораздо лучше, чем ждать часами, пока приедет переводчик человек. А во многих несложных ситуациях даже простой электроники вполне хватает, чтобы разрешить дело.

Огл. ЛЕКСИКА ЕДИНОГО ЯЗЫКА

В едином обществе будущего, гораздо более многочисленном и разнообразном, чем современные сообщества, будет легче избегать взаимонепонимания, если уменьшить вероятность формирования ложных ассоциаций. Для этого слова единого языка должны быть более точными и выражения менее идиоматичными, т.е. лишенными привычной сегодня многозначности или условности, с одновременным исключением из языка слишком расплывчатых понятий и терминов. Возможно, с этим и связана наблюдаемая уже сегодня стихийная «примитивизация» английского языка.

О необходимости уменьшения расплывчатости значений употребляемых слов для более четкого взаимопонимания говорит такая параллель. Представим электрическую схему из десяти ламп, управляемую сигналом от 0 до 10 вольт. Сигнал около 1 вольта включает лампу № 1, сигнал около 2 вольт - лампу № 2, около 3 вольт - лампу № 3 и т.д., до 10-вольтового сигнала для включения лампы № 10. Очевидно, что при малом числе ламп для правильной работы системы достаточно грубых сигналов и никакого сбоя в работе системы не произойдет. Лампа, допустим, № 5 будет включаться 5-вольтовым сигналом с разбросом амплитуды в 0,5 вольта (5,5>V>4,5) и т.д. Если с помощью подобного алгоритма потребуется управлять системой уже из ста ламп, т.е. в десять раз большим количеством ламп, разброс в амплитуде должен быть меньше в 10 раз - около 0,05 вольта. Ту же лампу №5 должен включать 5-вольтовый сигнал только в диапазоне 5,05>V>4,95 вольта. Таким образом, пока ламп мало, для управления достаточно применять грубые сигналы, когда ламп много - для управления системой требуются гораздо более точные сигналы, иначе произойдет полный разнобой в работе системы ламп.

Аналогия с лексикой - очевидна. Сегодня неопределенных терминов и оборотов огромное количество в любом языке и это одна из причин взаимонепонимания, а ведь действия людей в значительной степени определяются тем, насколько точны понятия, которыми они мыслят, и насколько точно они уловили смысл сказанного. Пока сообщества относительно немногочисленны, люди способны как-то понимать друг друга при достаточно большом разбросе значений слов, но в многочисленном едином обществе ситуация может потребовать гораздо более точных слов для выражения своих мыслей.

Большинство существующих расплывчатых понятий связано с религиозно-национальным прошлым человечества или объяснениями причин естественных и общественных явлений, которые впоследствии оказались неверными. В физике, например, для измерения массы и силы, т.е. совершенно различных понятий, используется одинаково звучащая единица измерения - грамм. Можно взять и уже использованный раньше образец - слова «душа», «духовный» и их производные. В любых разговорах о человеческой сути, системах ценностей, которыми сегодня руководствуются люди, эти слова являются одними из самых употребимых. Здесь и «духовный порыв», и «духовные запросы», и «душевное отношение», и «спасение души», и «одухотворенность», и «бездуховность». А как вам нравится выражение Н. Бердяева: - в духовном складе русского народа есть черты, которые делают его народом апокалиптическим в высших проявлениях его духовной жизни. …Это обнаруживает духовную природу славянской расы.

Что все это значит? Как минимум, начинает формироваться совершенно неадекватное представление о человеке - в нем как-будто есть две материальные ипостаси - телесная и духовная, связанные с существованием тела и души. Т.е. абсурдное представление. С другой стороны, если речь идет о чертах характера отдельного человека, слова «душа», «духовный», скорее всего, означают интеллектуальный, отзывчивый, добрый, щедрый, не скандальный, способный к сопереживанию, пониманию сокровенных желаний и т.д. - т.е. достаточно расплывчатых понятий, но вызывающих хоть какую-то осмысленную ассоциацию. Но что такое «духовный склад народа» или «духовная природа славянской расы(!)» - можно только гадать! Смысловой сигнал, вложенный в эти понятия, оказывается малопонятным и потому способным вызвать неадекватную реакцию. В обществе будущего такая ситуация может стать опасной - при большой численности людей и обилии контактов, сопровождаемых обменом информацией, люди перестанут понимать друг друга.

Трудно представить единое человечество, не имеющее общего языка повседневного общения. Какой из современных языков выйдет «победителем», или это будет какой-то синтетический язык - сейчас сказать трудно. Более или менее ясно, что это должен быть естественный процесс, т.к. появление общего языка не может быть продиктовано или декретировано.

Очевидно, что процесс образования единого языка займет не одно столетие и единый язык появится не раньше, чем остальные глобализационные процессы уже станут привычными. Специальных или терминологических языков может быть много, но грамматика все равно должна быть общей. Общим будет и простой в написании алфавит, т.к. ни пиктограммы, ни иероглифы, ни усложненная вязь не сумеют занять первое место в «языковой гонке».

Думаю, что из «сокровищ мировой литературы» на единый язык будущего будет переведено относительно немного произведений с сегодняшних языков, хотя это смогут решить только наши потомки. Все проблемы, связанные с культурным наследием, «стары, как мир», и лучше в подобных вопросах не забегать вперед.

представлено для публикации на сайте 09.2009 г.

[1] «Розеттский камень» - базальтовая плита с высеченным на ней параллельным текстом на греческом и древнеегипетском языках. Датируется 196 годом до н.э. Найдена в 1799 году. Один из немногих письменных источников, позволяющий проводить сравнение языков и понимать забытые языки.
[2] Интернетный адрес сайта.

© В.С. Цаплин

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru