Странная цивилизация

§7. Мифы терпимости и права на собственное мнение

Цаплин В.С.

Содержание

Ничто не одобряет так порока,
как излишняя снисходительность.

Блез Паскаль

Ряд стереотипов мышления отражает невежество, предрассудки, моду или обычаи. Примерами могут служить понятия «терпимость» и «собственное» мнение, не сопровождаемые критическим анализом. Высказанное мнение - поступок! И за возможные негативные социальные последствия надо отвечать так же, как и в случае любого другого действия! Последствия иногда оказываются столь трагическими, что необходимо введение «гражданской ответственности» за возможные последствия «собственного мнения». Сущестьвующим отражением этого принципа является наказание «за разжигание национальной и религиозной вражды». Приводится пример ложного «мнения», вылившегося в массовое уничтожение людей. Требование гражданской ответственности не имеет отношения к ограничению свободы мышления и праву сделать свои выводы достоянием других людей. Обсуждается проблема определения того, какие «мнения» таят потенциальную социальную опасность.

Огл. «ТЕРПИМОСТЬ» И «СОБСТВЕННОЕ» МНЕНИЕ

В своей последней работе «Творец и робот» Норберт Винер писал: …мы должны освободиться от наслоившихся предрассудков, которыми мы как будто защищаем свое благоговение перед святыми и великими вещами, а на деле обыкновенно стремимся избавиться от чувства неполноценности, которое испытываем, встречаясь с неприятной действительностью и опасными сопоставлениями.

Следствием «наслоившихся предрассудков» являются армии и религия, абсолютизация национального многообразия, существующие формы собственности, виды социально-экономических формаций и т.д. Они должны быть либо упразднены, либо заменены, либо трансформированы, т.к. являются переходными. Однако их замене или изменениям мешают, в частности, такие общепринятые стереотипы, как «терпимость» и «собственное мнение».

Разумеется, речь идет, в основном, о социально значимых высказываниях, идеях и мнениях, а не о терпеливом отношении и не о праве на самостоятельность мышления и распространение своих мыслей. Хотя, даже терпимость к ложным «бытовым» мнениям способствует трафаретности и стереотипности мышления, убивая способность к анализу, критическому мышлению и облегчая восприятие ложных социальных идей.

Еще в начале 30-х годов ХХ века писалось: Терпимость относится лишь к людям, но никогда к истине… или к принципам. Что касается последних, мы должны быть нетерпимы…[1] Тем не менее утверждается, что терпимость - религиозная, расовая, национальная, экономическая, политическая, культурная и т.д., является панацеей от всех обострений, противостояний и конфликтов,  утихомиривая страсти, удерживая в узде готовых сорваться в агрессию людей, не принося вреда окружающим и стабилизируя общество. Терпимость должна сопровождаться уважением любого «собственного мнения», любых «точек зрения» и политкорректностью. Однако опыт показывает, что за призывами нет не то что терпимости, но даже терпения, и часто терпимость к невежеству, агрессивной глупости и предрассудку - преступны. Во все эпохи «призыватели» маскировали «терпимостью» собственный эгоизм и безразличие к людям и сами решали, что им «терпеть», а что нет. Как в прошлом, так и в настоящем они демонстрируют полную нетерпимость к «странным» и «кощунственным» взглядам, которые и понять-то толком не в состоянии, но инстинктивно чувствуют, что даже игнорирование этих взглядов (терпимость?!) способно поставить под удар их личное благополучие или нарушить покрытое коростой временное равновесие, которое они почитают нормой жизни. Вместо снисходительности к возможным промахам и заблуждениям, не влекущим трагических социальных последствий, люди должны привыкнуть демонстрировать терпимость к чему угодно, потому что так ими легче манипулировать, меньше личной ответственности и удобнее маскировать свое равнодушие к судьбе других людей. Призывы к терпимости служат лишь укреплению предрассудков и нелепостей, а сочетание существующих призывов к терпимости и одновременно к уважению «чужого мнения» доводит ситуацию до откровенного абсурда - как одновременно можно проявлять «терпимость» (игнорировать!) и «уважать»?!

Иногда ссылаются на высказывание, приписываемое[2] Вольтеру, которое интерпретируется, как требование уважения любого «собственного мнения»: - я не согласен с вашим мнением, но я готов отдать жизнь за ваше право его свободно высказать. При этом, якобы, не выдвигается условие минимальной компетенции, способности к критическому анализу и чувства ответственности. Забывается, что в этом высказывании речь идет о праве человека на свободное мышление и праве сделать это достоянием других людей. Мышление! - а не прилюдное повторение замшелых глупостей, потому что агрессивное невежество и трафаретные высказывания имеют мало общего с разнообразием продуманных мнений и взглядов. На одной из своих лекций Давид Гильберт сказал: Каждый человек имеет определенный горизонт. Когда он сужается и становится бесконечно малым, он превращается в точку. Тогда человек говорит: Это моя точка зрения. В результате нам то и дело приходится терпеть и уважать «точки зрения» типа: «дважды два не больше пяти» или «А. Пушкин писал стихи и прозу». Доброжелательность в отношениях между людьми и уважение к человеку, не должны сопровождаться даже молчаливым поддакиванием подобным заведомо ложным представлениям, предрассудкам и банальностям.

Нужно добавить, что мышление не может появиться без целенаправленного формирования разумности, поэтому требование терпимости как бы уравнивает примитивную разумность с полноценным мышлением. Испанский философ Ортега-и-Гассет в своей работе «Восстание масс» пишет, что в ХХ веке …У среднего человека появились мысли, но его организм не приспособлен к функции мышления; средний человек даже не подозревает, в какой части нашего тела обитает мысль, но он хочет высказать свое мнение. Именно поэтому его «идеи» - это не мысли как таковые, а вожделения, выраженные в словах… Спокойнее не утруждать себя размышлениями о том, что такая «терпимость» и позволяла довести предрассудки и мифы до событий, которые ужасают любого нормального человека.

Попытка заткнуть дурака или невежду, объяснив им, почему они заслуживают быть так названными, вызывает истерическое противодействие и обвинение в нарушении «святого» права на независимость суждений, свободу слова и выражения своего мнения. Такая «терпимость» должна рассматриваться, как пособничество преступникам, покушающимся на человеческую способность к критическому мышлению при отягчающих обстоятельствах. Если будешь жесток к пороку, то окажешь благодеяние по отношению к человеку - писал Эразм Роттердамский. Еще прямолинейнее выразил ту же мысль Вольтер: Прервать речь дурака - невежливо, но позволить ему говорить - жестоко по отношению к другим.

Агрессивное невежество и не воспитанная способность к адекватному мышлению - следствия крайней неразвитости мышления и должны приравниваться к серьезным порокам взрослых людей, или рассматриваться, как клиническое проявление слабоумия со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями. Понимание этой истины - необходимое условие для предотвращения причин социальных трагедий, большинства конфликтов и геноцида.

Огл. МНЕНИЕ И ГРАЖДАНСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Чтобы обосновать предшествующие утверждения, остановимся на понятии гражданская ответственность. В юридических документах сформулирован принцип ответственности за трагические последствия определенного законного поступка, происшедшие без умысла, который звучит так: мог и был обязан предвидеть. Например, средством повышенной опасности априорно является любая автомашина. Каждый водитель должен отдавать себе в этом отчет и готовность нести ответственность за непредумышленный вред, причиненный этим видом транспорта. Это не мешает развитию автомобилестроения, но заставляет быть более внимательным и требовательным к себе, если садишься за руль. Андре Жид призывал соизмерять неизбежность определенных выводов с достоверным знанием и возможными последствиями и только тогда их пропагандировать. Поэтому право на свободу слова должно быть приведено в соответствие с требованием гражданской ответственности за последствия поступков, которые могут быть совершены на его основе.  Высказанное мнение само по себе - поступок! Право высказать мнение не может существовать без ответственности за способность и обязанность предвидеть возможные последствия. В какой-то мере, выражением ответственности за «точку зрения» является предусмотренное законом преследование за «разжигание национальной и религиозной ненависти», но как общий принцип такое требование не существует, хотя последствия, подчас, оказываются на много порядков страшнее любых автомобильных аварий. Ведь любой поступок всегда мотивирован «мнением». И если это мнение ложное, то оно может стать идеологическим обоснованием практических действий с непредсказуемыми последствиями, когда ложные мнения совмещаются с физической возможностью их осуществления руками адептов идеи, пришедших к власти или организованных в могущественные и разветвленные структуры (типа террористической организации Аль-Каида).

Видимо, условие, когда любое высказывание или пропаганда будут «соизмеряться» с последствиями - в принципе нереализуемо, потому что сведет мышление человека и обмен информацией практически к нулю. Так же как невозможно избежать техногенных катастроф, не остановив всякое использование и развитие техники. Но перестать требовать терпимости к заведомо ложным мнениям и распространить действие принципа гражданской ответственности на такие «мнения», сделав это обязательной, универсальной и применяемой юридической нормой - необходимо!

Огл. ХОЛОКОСТ И ТЕРПИМОСТЬ

Необходимость распространения принципа гражданской ответственности на заведомо ложные мнения, можно проиллюстрировать примером последовательности событий, приведших к Холокосту - массовому уничтожению людей нацистами по национальному признаку.

Холокост начинался во внешне невинной форме задолго до прихода нацистов к власти. В 1854 г., граф Жозеф Артур де Габино (1816-1882), социолог, писатель, путешественник и публицист, опубликовал свое «мнение» под названием «Рассуждения о неравенстве человеческих рас». В своем трактате, рассуждая о судьбах цивилизации, де Габино писал, что высшие расы, с наибольшей жизненной энергией, происходят из Северной Индии. Из них семиты и хамиты смешались с черной расой, а кельты и славяне - с желтой. Единственными чистыми представителями высшей расы якобы остались …германские народы древности, оставившие чистую голубую кровь в англичанах, бельгийцах и северных французах - светловолосых и длинноголовых. Неизбежное смешение с низшими расами, согласно Габино, ведет к размыванию жизненной энергии и к гибели цивилизации, а евреи, цыгане и т.д. представляют собой биологически неполноценные человеческие породы. А уж из этого выводились все порочные и вредоносные черты, свойственные, якобы, именно этим национальностям. В своем «мнении» он обобщил и систематизировал нелепости и заблуждения, существовавшие и до него. Но соответствующего отпора эти взгляды не получили.

Не прошло и трех четвертей столетия, как дорвавшись до власти, дремуче-невежественные, но фанатичные последователи взглядов де Габино довели их до логического завершения, приняв решение о спасении «привилегированной» расы - арийцев, от пагубного влияния «неполноценных человеческих пород» путем тотального физического уничтожения последних.

К развитию этих идей были причастны и генетики того времени, когда в 1921 г. в Германии появился первый учебник по генетике человека, написанный Эрвином Бауэром, Эугеном Фишером и Фрицем Ленцом. По мнению ее (идеи) сторонников, основные физические характеристики и особенности поведения человека наследуются генетически. Разумеется, они знали о такой вещи, как воспитание, но природа, на их взгляд, играла более важную роль. Кроме того, они были убеждены в существовании «худших» (inferior ) людей с низким уровнем умственного развития…, размножающихся гораздо быстрее «лучших», или «высших» (superior ) представителей человечества - пишет Бенно Мюллер-Хилл, профессор Института генетики Кельнского университета[3]. Обратите внимание, что эти люди исходили из усвоенного «мнения» - »их взгляда», что «особенности поведения человека наследуются генетически» и были «убеждены» в природном интеллектуальном неравенстве разных людей! Какое отношение могли иметь эти характеристики - мнение, убеждение - к строгим экспериментальным и теоретическим результатам исследований, которыми одними только и должна оперировать настоящая наука? С точки зрения природы человека это и подобные «мнения» были, есть и всегда будут полной чушью, какой бы части человечества они не касались - таковы данные подлинной науки, а не досужих вымыслов, которые, к сожалению, были подкреплены и «мнением» людей, претендовавших на научность своих убеждений. Незнание и пренебрежение принципами науки и привело к принятию в 1935  г. так называемых Нюрнбергских законов «О расе и чистоте крови»[4], и с этого момента немецкие евгеники потеряли поддержку международного научного сообщества - продолжает Бенно Мюллер-Хилл. Но это не произвело уже впечатления, потому что отношение к ложному мнению должно не академически декларироваться на специализированных конференциях, а вызвать массовую нетерпимость к этим мнениям и повлечь юридические последствия. Но этого не произошло и нацисты, руководствовавшиеся своими «мнениями и убеждениями», продолжали осуществлять чуть ли не благороднейшую акцию, очищая человечество от скверны. …Истребление «низших рас», чудовищные эксперименты над узниками концлагерей, - увы, не психическая патология вождя, его присных и зараженного ими народа, а что-то вроде банальной санобработки жизненного пространства для новых сверхлюдей - писал Альберт Егазаров в предисловии к «Энциклопедии Третьего Рейха»[5]. Заметьте, жестокость - не следствие больной психики, а «банальная санобработка»! Они принимали свои решения об «окончательном решении еврейского вопроса» и других «неполноценных» народов, так же, как весной 2001 года в Европе принимались решения о беспрецедентном по масштабам уничтожении миллионов домашних животных, инфицированных ящуром. В одной Англии было уничтожено четыре миллиона коров. В 2004 году по аналогичной причине были уничтожены десятки миллионов домашних птиц - разносчиков нетипичной пневмонии и птичьей лихорадки, угрожавших людям. Но ящур, пневмония и лихорадка - медицинская реальность, а утверждения о генетической порочности или избранности какого-либо народа-племени - антинаучный бред.

Нелепо и ставшее, особенно после 2-ой Мировой войны, расхожим штампом утверждение, что евреев преследовали и уничтожали просто «за то, что они были евреями». Это аналогично «объяснению», что заболевших коров уничтожали потому, что они называются коровами, а птиц, потому что - птицами! Такое «объяснение» причины уничтожения не просто глупо, но объективно служит укреплению того же мнения, которое и привело к Холокосту - подтверждается предрассудок о природности случайного самоназвания - нация. Весь ужас в том, что людей, которые называли себя евреями, преследовали и уничтожали ни за что! В угоду мнению-предрассудку, терпимость в отношении которого всегда была и остается преступной именно в силу тех последствий, которые наступают.

Поразительно, но приговора мнению, лежавшему в основе фашистского геноцида, не вынес даже Нюрнбергский трибунал. Альберт Егазаров продолжает: - жестокость, как рутина, как ежедневный ритуал бритья и умывания, стал тем Рубиконом, через который не посмели перешагнуть судьи Нюрнберга. И хотя преступники были наказаны, главной цели Суд народов не достиг: зло не осознало себя таковым и его вершители лезли в петлю с невинными глазами. Т.о. вместо ясного и жесткого приговора мнению о неполноценности какой-либо нации, которую и узнать-то можно только от самого человека, и которое должно было прозвучать в первую очередь! - трибунал ограничился роспуском нацистских организаций, практика которых была признана преступной, и наказанием вдохновителей и исполнителей актов жестокости, геноцида и военных преступлений.

Нюрнбергские судьи не просто были потрясены актами геноцида и жестокости, они, находясь в тисках терпимости и предрассудков, не понимали, что действительно было главным злом. Они не понимали, что, прежде всего надо было осудить агрессивное невежество и мнение, лежавшее в основе банальной санобработки жизненного пространства для новых сверхлюдей. Стоит ли после этого удивляться, что во многих странах мира, в том числе в свободной Америке, и в не менее свободной России прорастают те же самые мифы, а нацисты маршируют по улицам городов?! Невежество судей Нюрнберга отражает масштабы и зловещие последствия Культуры Неадекватности и терпимости к предрассудкам.

Если проявлять терпимость, то предрассудок, подобно капсулированному вирусу, будет пребывать в латентном состоянии до момента, когда появляется физическая возможность воплощения «мнения» в жизнь. Жертвой может стать что угодно и кто угодно, потому что у иррационального мнения выбор объекта также иррационален и непредсказуем.

Огл. «ТЕРПИМОСТЬ» И СОЦИАЛЬНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ

Большевистские идеи (не путать с коммунистическими идеями!) также явились причиной еще одной гуманитарной катастрофы - террора и культа личности, захвативших одну шестую часть суши - бывший Советский Союз. Количество жертв этих взглядов превысило даже число жертв нацизма. Схема «воплощения ложного мнения в жизнь» та же, что была описана выше в случае приложения габиновских воззрений. Большевистский террор был вызван не только сопротивлением новому укладу жизни и навязываемым нравственным ценностям, не только политическому противостоянию, принявшему форму вооруженной борьбы, породившей голод и разруху - «обычные» для истории последствия быстрых радикальных изменений. В значительной степени террор был основан на мнении о том, что социальное происхождение, воспитание и род занятий влияют на геном, обуславливают наследственность и, следовательно, особенности поведения человека и его близких родственников. В согласии с этим предрассудком представители физического труда - пролетариат, априорно считались носителями «здорового начала». А «представители буржуазии» или люди с «непролетарским социальным происхождением», как генетические носители частнособственнических инстинктов - «порочного начала». И дело не в том, что подобная терминология - генетическая предопределенность - тогда практически не использовалась идеологами, а тем более массой. Дело не в словах, а в сути. А суть «мнения» выражалась в том, что черты, характерные для социального статуса, считались наследуемыми и являлись достаточным основанием для суждения о человеческих качествах людей и их  кровных родственников. Добавим, что при такой установке не удивительно и временное торжество лженаучных взглядов академика Лысенко, утверждавших, что условия воспитания растений меняют геном и передаются по наследству. Трагические последствия торжества и этих «научных» мнений - хорошо известны.

При разоблачении массовых репрессий и злоупотреблений культа личности Сталина акцента на антинаучном характере этого раздела большевистской идеологии сделано также не было. Тоже проявили «терпимость» или это было обыкновенным невежеством?

Огл. О МЕХАНИЗМЕ ОЦЕНКИ ИДЕЙ

Трудно отрицать сложность проблемы, которая заключается в определении механизма и права определять, какие «мнения» попадают в категорию неприемлемых и таящих угрозу людям, а какие являются невинными заблуждениями. Цензура или наделение чиновника административными полномочиями - исключаются, т.к. не удастся избежать многочисленных ошибок и злоупотреблений.

Кроме некоторых ситуаций, когда связь между «идеей» и последствиями очевидна, мало кто может присвоить себе право на истину в последней инстанции. Жесткое противодействие абсурду, который еще не вылился в практику, и означает присваивание права на суждение в последней инстанции.

И все же система оценки идей (не носящих узко прикладного, естественнонаучного или технического характера) возможна до того,  как эти идеи получат широкое распространение или практическое приложение. Для этого на стадии перехода к социальной глобализации может быть организована специальная группа в рамках уже существующего надгосударственного органа - ООН, например. Эта группа, условно ее назовем Высшим Координационным Советом, должна обладать правом оценки любых социальных идей в последней инстанции[6]. Этот орган должен быть наделен правом выносить жесткие суждения о вероятных трагических социальных последствиях некоторых идей, относительно которых существует такое подозрение. Не ограничивать свободу мнений, а сводить влияние ложных идей на массовое мышление к нулю. Выводы этого Совета должны становиться обязательными для распространения всеми средствами массовой информации во всех странах. Для этого Совет должен иметь материальные и юридические возможности по пропаганде своих выводов и заключений. По аналогии, медицинские препараты всегда сопровождаются информацией о возможных побочных эффектах, а значительная вероятность наступления таких эффектов вообще является основанием для запрета к их применению. Аналогично социальные идеи должны быть снабжены такой же предупреждающе«этикеткой» или разоблачены, как абсурдные.

Как такой Высший Совет (если бы он существовал!) должен был бы поступить в случае пропаганды идей о национальной неполноценности? Достаточно было бы подчеркнуть и распропагандировать факт, что любое положение, связывающее понятийные качества или поступки с названием народа, нации или происхождением - априорно абсурдно и может привести к столкновениям между народами. Заметьте, что протест должна вызывать априорная абсурдность, а не только последствия абсурда. Следовательно, преступна и опасна любая теория, основанная на этом «мнении». При этом должно полагаться известным, что все понятийные качества воспитываются, а название нации является условным. Этого было бы достаточно, чтобы отправить «мнение» Габино и его последователей в мусор без дальнейших разговоров. Удалось бы избежать столкновений и появления фашизма, во всяком случае, в его агрессивных и первобытных формах[7].

Приверженцы прав человека иногда говорят о незаконности любых превентивных мер, если «мнение» лишь декларируется, но не выливается в практические действия. Но, во-первых, они не понимают, что такое «права человека», а во-вторых, они забывают, что как только начинается практическое воплощение в жизнь «законно высказанных идей», время для профилактических мер ушло. Свежий пример - террористический акт по разрушению небоскребов Всемирного Торгового Центра в Нью-Йорке, ставший возможным потому, что шестнадцать самоубийц-камикадзе превратили право на «законные» религиозные «мнения» в практику, убив заодно еще три тысячи человек и принеся материальный ущерб почти в полтриллиона долларов! Разговоры о том, что эти камикадзе были лишь марионетками, ничего не меняет в общей картине воплощения в жизнь чьего-то идиотского «мнения».

Вот тут-то разговоры о законности и показная «терпимость» заканчиваются и включается вся мощь силовых структур, и на протесты по поводу нарушения личного и государственного суверенитета уже никто внимания не обращает - бомбы сыпятся на Югославию, породив многие тысячи беженцев, вводятся войска в Афганистан и Ирак, впустую тратятся сотни миллиардов долларов на смерть и разрушения. Ну не дикость ли посылать десятки тысяч солдат, вводить танки, эскадры и эскадрильи вместо того, чтобы своевременно заткнуть рот невеждам и недоумкам?!

Если опять обратиться к медицинской аналогии, то очевидное заболевание не лечится, пока болезнь не дойдет до стадии, когда больному может помочь только болезненная, дорогостоящая и рискованная хирургическая операция.

В качестве показательной демонстрации такой же нелепицы приведу «невинную» заметку, появившуюся в печати в марте 2004 года. «Новое обострение обстановки в Косово. В столкновениях между сербами и албанцами погибло около ста человек». Привычно? Нормальная реакция: «жаль, конечно, что терпимости не хватило, но что поделаешь…» И никого не удивляет сам факт враждебности, потому что всем «ясно» - они же разные!

Но перефразируем ту же фразу, используя адекватную терминологию. «Новое обострение обстановки в Косово. В столкновениях между людьми и людьми погибло около ста человек». - Полный абсурд! Они сумасшедшие? Как может привести к таким трагическим последствиям отношения одинаковых соседей?! Но именно такую нелепость мы встречаем почти каждый день в новостных сводках газет и аналитических обзорах и не замечаем этого, хотя никакой разницы между сербами, албанцами и людьми - нет. Но ложное убеждение о наличия якобы врожденного национального различия, невольно подтверждаемого подобными заметками, укрепляется в сознании и удивляться гибели людей не приходится! А ведь достаточно было указать действительные причины вражды, убрав из упомянутой заметки национальную или религиозную терминологию, т.е. мнения-предрассудки, как тут же стала очевидной надуманность или обоснованность взаимных претензий соседей и пути их разрешения. А раз так, то было бы маловероятно и само событие и его трагические последствия. А ведь из опубликованной заметки следует «всем понятный вывод», что самоидентификация - достаточный повод для кровавой вражды!

«Плохие и хорошие нации» или «буржуи и рабочие» являются частными трагическими примерами. Но не последними. Терпимость к нелепостям и мифам, непонимание необходимости их разоблачения будет сказываться на жизни людей еще очень длительное время. Пока ложная социальная идея полностью не дискредитирована в человеческом сознании, у нее остаются шансы на реанимацию и воплощение в практику. И за доказательствами этого утверждения далеко ходить не надо.

Огл. «НОРМАЛЬНОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ»

В США в 1994 году вышла книга Bell Curve (Нормальное Распределение) высоколобых питомцев Гарварда R .J .Herrnstein и C .Murray . В своем 800-страничном труде, выполненном в свойственной многим американским изданиям манере просторного расположения текста и повторов, авторы привели значительное количество выборок и статистических распределений, казалось бы подтверждающих вывод о том, что интеллектуальные возможности представителей белой расы в среднем выше, чем у представителей черной расы и латиноамериканцев. При этом в качестве индикатора использовался показатель интеллектуальности IQ .

Для того, чтобы сделать вывод об интеллектуальных возможностях представителей различных рас, не обязательно обсуждать сомнительную ценность индекса IQ и конкретные статистические выборки. Авторы «Нормального распределения» делают исходную методологическую ошибку, которая дискредитирует сделанные ими выводы. Допустимы массовые сравнения интеллектуальных возможностей людей только если с рождения и до момента исследований пробуждение, формирование и последующее развитие их интеллекта происходило в одинаковых или очень близких условиях. Без выполнения этого требования, очевидного для постановки любого достоверного эксперимента, все сделанные авторами «выводы» стоят дешевле бумаги, на которой они напечатаны.

Чтобы это стало очевиднее, проведем такую аналогию. Представьте, что вы устраиваете одинаковые испытания ходовых качеств не новых автомобилей:

• одной и той же марки

• одного и того же года выпуска

• с одинаковым пробегом,

• половина машин эксплуатировалась в условиях бездорожья и покрашена в зеленый цвет, а другая половина, эксплуатировавшихся на шоссейных дорогах - в синий цвет.

Очевидно, что вероятность выхода из строя зеленых машин - двигателя или трансмиссии - после езды по бездорожью будет выше, что несомненно продемонстрируют испытания. Так же очевидно, что это не имело бы никакого отношения к новым машинам, какого бы цвета они ни были. Но, видимо, надо иметь отношение к Гарварду, чтобы объяснить результат не условиями предшествующей эксплуатации, а цветом кузовов!

Утверждение, что при разных условиях воспитания и образования человеческий интеллект достигает разного уровня развития - тривиально. Но это ничего не говорит о природных потенциях мозга у представителей разных рас. Но выборка-то авторов идет по расовым, т.е. природным параметрам! Сравнивались понятийные характеристики мышления в предположении, что они могут наследоваться! Чем это отличается от габиновских взглядов?

Повторять эти аналогии по-прежнему приходится и придеться еще не раз, потому что помимо носителей добросовестных заблуждений и «просвещенного» невежества, существуют еще и злонамеренные манипуляторы массовым сознанием, которые извлекают из подобных нелепостей прямые материальные и властные выгоды. Приведение аргументации в русло научных оценок и рационального мышления не оставляет никаких шансов на углубление предрассудка и для «перехода от слов к делу», когда уничтожают или возносят целые народы, из-за отождествления «названия» племени или расовых признаков с индивидуальными издержками или достоинствами воспитания.

Вспомните демонстрации возмущенных граждан, вспомните кадры кинохроники с людьми (людьми?), потрясающими оружием и выкрикивающими угрозы в адрес своих соседей, вспомните рвы, в которых лежат тела не бешеных животных, а людей, вся реальная «вина» которых в том, что у кого-то «съехали мозги» от невежества! Вот вам и цена, которую постоянно платит человечество за терпимость к въевшимся в мозги «лексическим неточностям».

представлено для публикации на сайте 09.2009 г.

[1] Fulton J. Sheen, «A Plea for Intolerance», 1931. Цитируется по: Патрик Дж. Бьюкенен «Смерть Запада», 2002.
[2] Полагают, что эта цитата принадлежит писательнице Беатрисе Холл, употребившей это выражение в 1906 году в книге о Вольтере и его друзьях.
[3] Бенно Мюллер-Хилл «Генетика человека и массовые убийства», «Человек», № 4, 1997.
[4] Нюрнбергские законы, правда, как считали их сторонники, даже …гораздо более терпимы, чем аналогичные законы, имевшие силу в ряде штатов США – пишет Бенно Мюллер-Хилл (см. ссылку 3)
[5] «Энциклопедия третьего рейха», составитель С. Воропаев, Локид-Миф, Москва, 1996.
[6] Функции такого Совета должны быть гораздо шире. Совет должен быть:
• Арбитром при суждении о последствиях социально значимых идей.
• Куратором и координатором идей Конструктивной Футурологии.
• Организатором и координатором образовательных программ, издательских и языковых групп.
• Ответственным за координацию работы советов-филиалов.
• Ответственным за распространение материалов о социальной глобализации. т.д.
Члены Координационного Совета должны обладать:
• Согласием с необходимостью Социальной Глобализации.
• Научной квалификацией и широтой взглядов.
• Национальным безразличием.
• Нерелигиозностью.
• Научным стилем мышления и нетерпимостью к лженауке.
• Правом привлекать необходимых специалистов.
[7] Можно провести аналогию с решением Парижской Академии Наук, которая в 1741 году приняла решение вообще не рассматривать конструкции вечных двигателей, потому что они все заранее противоречили Первому началу термодинамики и, следовательно, были заведомо неработоспособны.

© В.С. Цаплин

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru