Странная цивилизация

§8. Мифы власти и свободы выбора

Цаплин В.С.

Содержание

Все величие власти лишено блеска
в глазах людей, занятых работой разума

Блез Паскаль

В первобытном человеческом стаде мотивы власти, скорее всего, мало отличались от инстинкта вожака. Растущая численность стада и необходимость стабилизации способствовали изобретению не инстинктивных форм власти и сопутствующих институтов. Конкретные организационные формы власти были самыми разнообразными, но суть их всегда оставалась одной и той же: решать за большинство, принуждать к выполнению принятых решений, поддерживать стабильность и за это получать содержание от общины. Одновременно нарастали противоречия между властью и обществом. Возможности власти основаны на возложенных, делегированных или узурпированных полномочиях, обязательной частью которых является силовое принуждение. Поэтому власть не тождественна лидерству, которое предполагает только психологическое подчинение. Власть дает высокий материальный уровень, но не только в этом ее привлекательность. Власть - это не столько средство для чего-то, сколько ценность в себе. Существующий механизм выдвижения, выборов и назначения «во власть» не решает проблем общества и не обеспечивает прогрессивного развития. Поэтому он должны быть заменен. Человечество нуждается в управлении, но оно должно определяться не демократией, а глобальностью мышления, знанием и идеалами личности. Высказываются соображения об изменениях в процедуре голосования и назначения «во власть».

Огл. СУТЬ ВЛАСТИ

Общей чертой всех эпох - от первобытных времен до современности - является существование власти, хотя людям так никогда и не удастся восстановить исторические этапы становления многих ныне существующих институтов. Поэтому можно лишь построить ретроспективную модель, основанную на определенных допущениях и на знании форм власти в настоящем и достоверном историческом прошлом. Определенную информацию дают этнографические исследования жизни племен Африки, Южной Америки и Австралии, пребывающих по сей день в полупервобытном состоянии. Конкретные знания можно получить и в результате археологических раскопок - изучения немногочисленных сохранившихся письменных источников за последние 3-5 тысяч лет. В Помпеях, засыпанных лавой Везувия, на стенах домов остались многие надписи. В том числе предвыборные лозунги и призывы: - этот кандидат будет стоять на страже традиций и заветов отцов, а этот построит новый театр для гладиаторских боёв и снизит налоги, и т.д. Чтение этой агитации убеждает в том, что за тысячи лет мало что изменилось: суть власти всегда оставалась одной и той же - решать за большинство, принуждать к выполнению принятых решений, правил и законов под угрозой наказания, т.е. поддерживать стабильность, и за это получать содержание от общины.

Власть не тождественна лидерству. Авторитет лидера основан на личных качествах: психологическом воздействии на окружающих, решительном характере, личной независимости, способности к планированию, прогнозу и лучшем выполнении тех же функций, которые возложены и на остальных. Силовое принуждение в арсенал лидера не входит, поэтому подчинение лидеру является добровольным. Авторитет же власти основан на возложенных, делегированных или узурпированных полномочиях, всегда предполагающих возможность силового принуждения непослушных.

Власть в человеческом стаде появилась как проявление животного инстинкта вожака. Она устанавливалась в борьбе между претендентами по тем же «правилам», которые действовали и в мире животных, и на верхушку пирамиды взбирался самый ловкий, циничный (в современном понимании) и сообразительный первочеловек. «Электорат», состоявший из менее амбициозных самцов, самок и детенышей, скорее всего, играл роль пассивных наблюдателей процесса борьбы за власть.

В мире животных после ритуальных единоборств между претендентами за место вожака и победы одного из них, устанавливается порядок, который впоследствии уже не нарушается. В человеческом же стаде, состоящем из особей, обладающих свободной волей, проявление этой воли нарушало не только автоматическую процедуру по выдвижению вожака, но, главное, последующую стабилизацию отношений между особями. Стабильность нарушалась, в частности, тем, что сознание позволяло вожакам-руководителям племени людей-еще-животных быстро уйти от чисто рефлекторных функций и начать использовать свое положение для удовлетворения своих эгоистических желаний. Это ставило под угрозу сам факт выживания стада из-за возможной междоусобицы и стало одной из причин, почему человек создал технологию и философию власти. Он обосновал право повелевать, судить, решать и пользоваться трудом других, а необходимость в принуждении объяснялась условием защиты и выражения общих интересов. Этому же служило и творение истории в «правильном» ключе.

Нормы технологии власти формулировались в результате своеобразного естественного отбора «идей», когда действующей оставалась наиболее эффективная норма с точки зрения опыта сохранения иерархии и выживаемости сообщества. Постепенно эти нормы несколько видоизменялись и совершенствовались вместе с усложнением общественных отношений и, в конце концов, приобрели ту форму, которая современному человеку кажется единственно возможной.

Огл. СВЕТСКАЯ И ДУХОВНАЯ ВЛАСТЬ. СТИМУЛЫ

С развитием мистических представлений, а затем раннерелигиозных теорий, появились и вожаки второго уровня - шаманы, жрецы и т.п., удовлетворявшие потребность в посреднике при общении с миром сверхъестественного и толкователя явлений окружающего мира. Эти «духовные отцы» стали играть роль идеологов при «светских» вожаках, обеспечив появление модели власти - союза светской и духовной - на все последующие времена. Т.о. власть теперь была представлена по крайней мере двумя органами, говоря современным языком. Светский правитель - вождь племени, монарх, президент, и духовный вождь - шаман, глава церкви, руководитель Отдела по идеологии и пропаганде. Достаточно редко эти две функции совмещались в одном лице.

Особые привилегии, появление института наследственной власти, создание всех дополнительных структур - административных и чиновничьих, стали лишь естественными элементами развития первобытного сосуществования политического вожака и шамана-жреца. Они образовали ту пирамиду атрибутов и инструментов власти, которые существуют уже в течение многих столетий.

Стремление занять место на каком-то уровне властной пирамиды воспринимается как естественное желание, т.к. власть всегда давала и дает весьма ощутимые материальные преимущества без требований профессионализации в какой-то области и эквивалентного вложения труда. Это один из мощных стимулов, но далеко не единственный. Иначе осталось бы непонятным, по­чему борьбу за политическое ли­дерство вели представители богатейших семейств США - Кеннеди, Рокфеллеры, Форды? Политическое лидерство не сулило новых богатств, а скорее вынуждало тратить огромные деньги на избирательные кампании. Занятие президентского кресла не могло изменить их уровень жизни: они и без этой должности могли удовлетворить любую свою прихоть. Надо добавить, что президент Кеннеди вообще отказался от президентской зарплаты, желая «служить американскому народу бескорыстно». Поэтому для борьбы за власть материального стимула явно недостаточно. Но нет поступка без мотива. Мотивами людей, претендующих на властные полномочия, являются политические амбиции, тщеславие, вера в свое мессианское предназначение и неотделимое от этого желание управлять жизнью тысяч и миллионов. Ряд психологов считает, что власть - это не средство для чего-то, а прежде всего ценность в себе. Они пишут о сладости власти, о том, что вкусившие ее не в силах от нее отказаться. Как тигр, отведав человечины, уже не желает иной пищи. Норберт Винер отмечал: Власть и жажда власти - это, к несчастью, реальные силы, которые выступают в разнообразных облачениях…

Изредка к политическому лидерству стремятся люди, одухотворенные высокой идеей, для которых политическое лидерство - средство реализации этой идеи, но, к сожалению, чаще циничные, беспринципные, безжалостные и невежественные. Среди последних и те, кто подобно Наполеону, Гитлеру, Сталину или Хусейну страдал комплексом неполноценности, хотя и не осознавал этого. Стремление к власти для них являлось путем к самоутверждению. В клерикальных государствах к этому набору добавляется религиозный фанатизм. Все эти мотивы имеют патологическую окраску.

Кроме того, хорошо известно из всей человеческой истории, что власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно. Поэтому накопленный опыт привел к делению власти на три независимых ветви: законодательную, судебную и исполнительную, чтобы сделать личную власть если не подконтрольной, то хотя бы максимально ослабленной. Современные футурологи добавляют еще две ветви власти: власть средств массовой информации и власть интеллектуалов. Власть интеллектуалов, действительно, все более необходима для развития и стабильности современного общества. Глобальность мышления, высокие моральные качества, умение принимать неординарные решения, своевременно менять устаревшие формы, понимание необходимости постепенности изменений в обществе и подъема общей образованности до своего уровня, должно быть обязательным условием для интеллектуалов, пришедших к власти. В противном случае все просто сведется к более изощренному манипулированию массовым сознанием и, представляющие власть люди, превратившись в инттелектуалократов - ничего не изменят в сложившейся иерархии, и по-прежнему, как и сегодня, власть будет держаться на силе или угрозе ее применения.

Вместе с тем, управлять сегодняшним обществом, не обладая в определенной степени желанием власти, без угрозы применения силы и манипуляции сознанием - невозможно. В «нормальных» случаях эти качества присутствуют в сбалансированной пропорции с другими качествами, однако, доминирование одного из этих мотивов или фанатизм являются признаками психической патологии.

Обладая властью, удается как-то обеспечивать относительную стабильность в мире, предотвращать взрыв подачками, демагогией и военной силой, но это вряд ли удастся делать всегда и не может быть ответом на складывающуюся ситуацию. Что-то надо радикально менять в системе власти, потому что ответ все время ищут и обязательно найдут, но если это будет тот же ответ, что давался и раньше, то бескровным «восстановление справедливости» никак не назовешь. Власть должна понимать, что без радикальных изменений стабильность временна. Конечно, самое реакционное мироустройство переживает периоды стабильного существования. Эти периоды равновесия могут быть продолжительными, но устойчивая стабильность не может слишком долго достигаться жесткой или жестокой системой принуждения и «законным» нарушением справедливости. И снова смерть, разрушения и деградация…

Огл. ВЛАСТЬ, ВЫБОРЫ И ДЕМОКРАТИЯ

Подавляющее большинство политиков не являются светочами разума, не обладают глобальным мышлением и представлениями об общем направлении развития цивилизации. Они используют одни и те же приемы стабилизации, внося непринципиальные вариации, но главной их заботой остается своевременное отслеживание изменений в отношении электората к себе и одержимость заботой о грядущих переизбраниях. В демократическом обществе политик - это человек с ограниченными взглядами, и иным он - если только хочет удержаться у власти - стать просто не может - утверждает Сирил Н. Паркинсон. В общем и целом это не удивительно, учитывая сложившуюся систему выдвижения во власть и выборов даже в передовых демократических странах.

Всеобщее избирательное право в условиях традиционной демократии, не учитывающее интеллектуальный уровень избирателей, является нелепостью, потому что роль начинают играть голоса, наиболее подверженные демагогическим речам и обещаниям, за которыми стоит лишь понимание своего сиюминутного интереса или вообще ничего разумного не стоит. Такие избиратели, в силу погруженности в культуру неадекватности, априорно не способны оценивать последствия сделанного ими выбора. В интернетном интервью с профессором С. Капицей говорится: - Думающие люди не верят в возможность влиять на ситуацию демократическим способом, т.к. на одного избирателя, давшего себе труд изучить потенциальных кандидатов и их программы, а также имеющего достаточный потенциал для исполнения этого труда, приходятся тысячи, а может и десятки тысяч тех, кто это ленится делать или не способных это делать в силу невысокой информированности, слабого ума, узкого и малого жизненного опыта.

Т.о. радикальное изменение принципов власти невозможно без резкого подъема интеллектуального уровня людей, составляющих электорат. Решение этой задачи может занять поколения, если даже будет осознана такая необходимость, а пока введение в каком-то виде избирательного ценза - невозможно, без риска резко дестабилизировать общество. Сначала надо создать условия для привития рационального стиля мышления у большинства людей и сделать эту возможность доступной в любом возрасте.

Абсурдность существующей избирательной системы и «качество» электората демонстрируют и выборы главы государства из 3-5 кандидатов. Причем количество реальных кандидатов редко превышает 2 человек. Примером могут служить и США, и Россия, и Западные Демократии. И это в странах, население которых составляет, например, сто-триста миллионов человек. Получается, что в среднем лишь один человек из ста миллионов способен выполнять вобщем-то обычные административные функции[1]?! Явная чепуха! Это доказывает, что процедура выдвижения крайне несовершенна, представительность выборов является фикцией и высшая власть очень редко оказывается в руках действительно яркой и оригинально мыслящей личности, способной принимать неординарные и продуктивные решения. Понимание условной справедливости демократических назначений порождает насмешки: демократия - это такой строй, при котором рабовладелец избирается на альтернативной основе, путем всеобщего, тайного и равного голосования в условиях свободы слова! Эти соображения, в равной степени, относятся к конгрессменам, сенаторам, членам Палат, Советов, Дум, Хуралов, Кнессетов и т.д. и т.п., и подтверждаются низкой активностью избирателей во время выборов и бессодержательностью обсуждения кандидатур «во власть». Поэтому невозможно надеяться, что такой способ принятия общественно значимых решений приведет к справедливому обществу. Т.о., отличная от существующей система наделения властными полномочиями должна, прежде всего, предполагать возможность отбора из сотен и даже тысяч возможных претендентов.

Но даже в условиях, определяемых невысоким интеллектуальным уровнем сегодняшнего избирателя и условности демократического выдвижения в кандидаты, можно сделать власть более адекватной осмысленным ожиданиям, если избирателю предоставить право разбивать свой голос на части. Ведь привлекательным в программах разных кандидатов могут показаться одни пункты и вызывать протест другие. Тогда избиратель отдает полголоса одному кандидату и полголоса другому кандидату. Подсчет голосов несколько усложнится, т.к. придется суммировать половинки, но зато сделает разницу в поданных голосах более выраженной и не будет ставить избирателя перед необходимостью «протестного голосования», голосовать »наугад» или вообще не принимать участие в голосовании.

Кроме того, существующие избирательные системы предполагают, что победить может только один человек, потому что он формально обладает небольшим перевесом в количестве поданных голосов. Но учитывая неизбежное влияние всяких случайностей и возможных подтасовок, количество голосов, поданных (в такой ситуации) за каждого из кандидатов, фактически будет одинаковым. Это означает, что общество расколото пополам и одна часть общества будет навязывать свою волю другой части. Саботаж, внутренние распри и даже юридический раскол общества в такой ситуации более, чем вероятен. Чтобы избежать этого, президентские полномочия можно возложить на двух человек, образующих Коллективный Президентский Орган. Решения могут исходить только от «коллективного президента» и поэтому станут гораздо более взвешенными, чем от одного человека. Они будут либо отражать одинаковую точку зрения на некоторую проблему, либо будут результатом компромисса. Боязнь, что «президенты» не смогут придти к компромиссу или решения будут затягиваться - неоправданны, потому что оба должны быть совершенно равными в своих полномочиях, а конституция и желание переизбрания будут обязывать их быстро договариваться и принимать только согласованные решения в кратчайшие сроки. Механизм такого «двойного президентства», конечно, требует тщательной проработки, чтобы всегда было обеспечено общее и быстрое решение, но то, что такие решения будут носить гораздо более сбалансированный и мудрый характер, сомневаться не приходиться.

Исчезнет необходимость в масштабных агитационных выступлениях, политтехнологиях, популизме, различных вторых турах и огромных тратах на избирательные компании. Такой институт будет представлять подавляющее большинство принявших участие в голосовании, позволяя избежать и всех видов раскола общества, неизбежного при малой разнице в числе поданных голосов и исключены многочисленные злоупотребления, следующие из концентрации исполнительной власти в одних руках.

Возможен вариант, когда проводятся не «всенародные выборы», а президент назначается специальным Советом, состоящим из рационально, светски и широко мыслящих специалистов высшей квалификации из всех областей науки, преимущественно - естественных. Этот Совет должен назначаться Национальной Академией Наук - не иными самодеятельными «Академиями»! - открытым голосованием (представляю, как некоторые читатели будут «шокированы»!). Речь идет именно о науке, а не о представительстве всех «слоев» общества, что является профанацией представительства и чистой воды «демократической демагогией». Причем такой Совет должен иметь право лишать власти любого руководителя до истечения срока полномочий и назначать на его место другого человека, либо продлевать срок полномочий на любое время, которое членам этого Совета будет представляться необходимым. При этом политические или финансовые возможности кандидатов не должны играть какой-либо роли. Только мышление, его широта, глубина, рациональность, глобальность, образованность и немифилогизированность.

Можно уверенно сказать, что при такой системе выдвижения и назначения «во власть», ни один из существующих в мире президентов не оказался бы во главе своих государств!

Огл. ТЕХНОКРАТЫ И ВЛАСТЬ

Люди, олицетворяющие власть, или ее обслуживающие, позволяют себе с высокомерной снисходительностью относиться к технократам, т.е. людям, получившим естественнонаучное или техническое обучение и работающим в соответствующих областях. В то же время, преимущества технократов в меньшей склонности к мифологизации сознания и более развитой профессиональной способности к аналитическому мышлению. Эти качества необходимы при решении социальных вопросов в не меньшей степени, чем в науке и технике. Технократы полагают, что даже такое сложное образование, как человеческое сообщество, может быть проанализировано и приведено в соответствие со здравыми представлениями о разумной организации жизни. С многих точек зрения технократы способны дать фору любому профессиональному политику, хотя мифологизированный электорат просто не в силах понять, что сегодня возможности рационального, нестеретипичного мышления и реального знания превышают власть силы, денег и манипулирования сознанием. Поэтому существующая система выдвижения «во власть» и поддерживающие ее люди, однажды должны оказаться в музее древностей рядом с другими приспособлениями и описаниями приемов для превращения человека в послушное животное.

Как уже отмечалось, организация, структура и многочисленность человеческого общества, виды и масштабы промышленного производства, потребности людей и возможности их удовлетворения предполагают координацию и, следовательно, управление, которое невозможно без слоя управляющих людей и делегирования им властных полномочий. Но управление должно быть умным, т.е. определяться не столько временно существующей демократией и ее институтами, сколько широтой мышления, знаниями и идеалами.

Сегодня невозможно предсказать в каких формах будут осуществляться властные и координирующие функции в рамках глобальной цивилизации. Очевидно, что должна быть создана система выдвижения на лидерские роли действительно масштабно мыслящих личностей, с немифологизированным сознанием, убежденных альтруистов, преданных идее служения обществу, как единому целому. Если же человек рвется во власть и положение политического ли­дера приносит ему наслаждение, то это и есть показатель патологии. Таких нельзя подпускать к власти. Власть лучше доверять тому, кто ею хотя бы отчасти тяготится.

представлено для публикации на сайте 09.2009 г.

[1] Президент России В.В. Путин, например, указал в листе переписи населения в графе специальность: «Услуги населению»!

© В.С. Цаплин

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru