Странная цивилизация

§9. Миф свободы

Цаплин В.С.

Содержание

…Свобода, свободная жизнь оказывается
самой неосуществимой утопией. Свобода
предполагает, что жизнь не окончательно
регулирована и рационализирована…

Н. Бердяев

Понятию свобода придается некий абсолютный статус, определяющий и повседневное поведение людей, и одну из целей общественного развития. Но это миф. Стремление к свободе имеет смысл только при толковании «от противного», т.е. от неожиданно осознанной несвободы. Поэтому понятие «свобода» наполняется разным содержанием и полная свобода, как возможность осуществить любое желание, для человека принципиально невозможна, а самым «свободным» окажется малоразвитый, нетребовательный и покорный человек. В любом случае, до тех пор, пока подавляющее число людей будет вынуждено посвящать свою жизнь борьбе за существование или заниматься деятельностью, которую они не считают своим призванием, о свободе говорить не приходится.

Установление свободы поведения, самореализации, сопричастности, равнововлеченности в разные стороны жизни ранее дискриминируемых групп, сопровождается перехлестами. Показано на ряде примеров, что «свобода по-американски» похожа на «свободу» внутри равнодушного механизма и имеет мало общего с декларациями. Рассматривается связь свободы и стабильности общества.

Огл. ПОНЯТИЕ "СВОБОДА"

Слово «свобода» относится к стандартному набору из наиболее часто употребляемых слов в речах и статьях публичных деятелей всех рангов. Практически нет заявления, декларации, меморандума, программного заявления, изложения какой-либо идеологии и т.п., в которых слово «свобода» или его производные не выступали бы в качестве и цели, и аргумента, и ценности. Понятию свобода приписывается статус одинаково понимаемой абсолютной нормы, определяющей повседневное поведение людей и одну из целей общественного развития. Непонятно откуда пошло это заблуждение, но скорее всего его природа чисто симантическая: слово «свобода» либо ассоциируют с поведением, свободным от каких бы то ни было ограничений, либо используют в политической демагогии.

В личном плане стремление к не скованному ограничениями поведению является естественным для мыслящего мозга - проявлением свободы воли. В то же время, человек не может не понимать, что абсолютная персональная свобода в обществе невозможна. Требование стабильности общества противоречит многим личным устремлениям, которые эту стабильность могут нарушить, поэтому люди добровольно или под страхом наказания следуют внешним запретам и внутренним самоограничениям. Внешние запреты называют административными или уголовными законами, а внутренние ограничения - моралью.

Например, свобода слова может сопровождаться запретом на призывы к насильственному изменению политической системы, или на свободу выбора лексики - нормативной или ненормативной - для общения в общественных местах или через средства массовой информации. А требование не оскорблять своим видом общественную мораль, ограничивает свободу людей самим выбирать меру обнаженности тела для прогулок по улицам городов. Поэтому стремление к свободе «вообще» имеет мало общего с реальностью, отнюдь не увеличивая чувство личной свободы. Но если определенные обязанности не станут общеисполняемыми, то невозможна и ограниченная свобода цивилизованных людей, как членов стабильного общества.

Стабильность общества ценна, как одна из составляющих любой общественной системы, она является благом, но в то же время она не может и не должна быть самоцелью общественного организма и не может достигаться с использованием любых средств. Стабилизирующую роль в прошлом сыграла, например, религия. Будучи порождением первобытного сознания и страха смерти, она надела на формирующееся общество «смирительную рубашку» требованием безусловной веры, принудительного ограничения фантазии, запретом на сомнение, манипулируя сознанием и сопровождая это периодическим кровопусканием. Правилам общежития был присвоен статус божественного откровения, записанных заповедей, что должно было способствовать их утверждению, как жизненной нормы. За «хорошее поведение» религия обещала удачную реинкарнацию, бессмертие души и потустороннюю жизнь в раю, а за непослушание - костер, адские мучения после смерти или отлучение от церкви. Страх стабилизировал примитивное общество, и в этих пределах люди чувствовали себя относительно свободными. Но очевидно, что сегодня угроза садистских сказок со свободой и стабильностью несовместима. Начиная с некоторого момента, когда общество стало достаточно повзрослевшим, религия, продолжая насаждать мифы, стала уже дестабилизировать общество, оскопляя человеческий разум, и у многих чувство несвободы только усилилось. При прочих равных условиях, чем менее мифологизировано сознание, тем выше вероятность того, что люди, идущие наперекор устоявшимся стереотипам, отдающие себе отчет в последствиях своих взглядов, обеспечат свободное и прогрессивное развитие.

Провозглашение равноправия, сопричастности, равнововлеченности в разные стороны жизни ранее дискриминируемых групп (например, меньшинств), вследствие наслоения обычаев, догм, сословных предрассудков, религиозных правил и запретов, т.е. их свободы, сопровождается перехлестами. Патрик Дж. Бьюкенен пишет: новость о том, что где-то нагрубили чернокожему клиенту или отказались его обслужить, для адвоката равноценна выигрышному билету лотереи. В качестве примера он приводит ресторан в Аннаполисе, где за слишком медленное обслуживание шестерых чернокожих агентов ФБР… пришлось заплатить 54 миллиона долларов 295 000 истцов и их адвокатам…

Ранее угнетаемые не только получили те же права, что и все, но и требуют «компенсацию» за гонения их предков! Эта «компенсация» выливается в нелепости типа уравнивания гомосексуальных отношений с естественными гетеросексуальными, на смену дискриминации цветных приходит дискриминация белых, свобода слова превращается в свободу распространения невежества и мифологизации человеческого сознания, свобода вероисповедания - в пропаганду религиозного мракобесия, а раскованность и широта мышления - во вседозволенность. Это не достижение свободы, а спекуляция на стремлении к свободе. Возможность рационально мыслить и жить в действительно свободном и прогрессивном обществе превращается в миф!

Огл. НЕСВОБОДА

Как не думают о работе своего сердца, пока не начнется приступ стенокардии, так и желание свободной жизни возникает, только если в чем-нибудь осознается невозможность удовлетворить свои желания, т.е. несвобода. И не важно является это ограничение действительным или выдуманным, но это осознание может стать мощным стимулом преодоления ограничений.

Видов несвободы может быть не меньше, чем неудовлетворенных желаний. Это может быть материальная несвобода, связанная с отсутствием средств к существованию, это может быть несвобода передвижения из-за политических запретов и ограничений, несвобода в возможности выразить и донести свой взгляд на мир и жизнь, несвобода в профессиональной самореализации, что может быть связано с отсутствием возможности, средств или общественной потребности в желаемом виде деятельности[1]. Потому что науке, производству, обслуживанию техники и механизмов распределения, в гуманитарной сфере и т.п., квалифицированных специалистов требуется гораздо меньше, чем выпускают высшие учебные заведения и поэтому им подчас трудно найти поприще для приложения своих профессиональных знаний.

Можно упомянуть и о таком экзотическом чувстве несвободы, как невозможность преодолеть законы природы и свою физиологию: не идеальная внешность, малая продолжительность жизни, земное тяготение и т.п. Чувство несвободы может явиться и результатом физической ограниченности человека в связи с положением, полом, возрастом или заболеванием. Например, обладание женщиной, мужчиной или участие в каком-то спортивном мероприятии. Многие люди чувствуют себя несвободными и вследствие несоответствия своего социального или политического статуса самооценке и заслугам. Из этого чувства вырастает и личная неудовлетворенность условиями жизни и идеология национально-освободительных движений, отстаивание права на национальный или государственный суверенитет, политическую и экономическую независимость. Хотя все эти движения являются преходящими и не являются целью самих движений. Точно так же, как достижение тактической победы не может быть стратегической целью войны.

Из сказанного следует, что относительно полная свобода ни в обществе, ни вне его, для человека принципиально невозможна, но малоразвитый, с бедным воображением, нетребовательный и покорный человек окажется самым свободным.

Огл. СВОБОДА НЕ РАБОТАТЬ [2]

Часто личная свобода ограничивается такими внешними условиями, когда вопреки желанию человека его используют другие люди в своих эгоистических целях. Отсюда деспотизм, рабовладение, религиозное подчинение, крепостничество, феодальное владение, архаические формы брака и семьи, власть государственного чиновника, администратора и работодателя. Самые известные нам примеры откровенного -рабовладения - времена Римской империи, история колонизации американского континента и крепостное право. Во всех этих случаях человек порабощал другого человека силой, нуждой и лишениями, заставляя его служить себе. Человек, попавший в такое рабство, не вправе посвящать своё время нуждам своего внутреннего мира -  не существует такого понятия как время раба. Нет у него свободы выбора и свободы слова. Его жизнь на две трети принадлежит другому человеку, и лишь во сне раб может предаваться мечтаниям и желать лучшей доли. Рабство и свобода несовместимы. По этому поводу Эммануил Кант в своем труде «Наблюдения» писал: Человек, зависящий от другого, уже не человек, он это звание утратил, он не что иное, как принадлежность другого человека. Рабство есть наивысшее зло в человеческой природе. При этом стимулом и для рабовладельца и для раба остается выживание, но, естественно, несколько по-разному понимаемое.

С формальной точки зрения на нашей планете уже нет стран, где государственным был бы рабовладельческий строй. Вроде бы нет рабов и нет хозяев. Конституции всех стран и Всеобщая Декларация прав человека закрепляют за каждым из нас и гарантируют нам свободу выбора и свободу слова. Среди многих других прав, человек имеет право:

на свободу от рабства и подневольного состояния;

на свободу от пыток и жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания.

Но по существу, с поры «законного» рабовладения мало что изменилось. Большинство из нас до сих пор находится в Рабстве. И тот факт, что формально рабовладелец отсутствует и, казалось бы, человек свободен в выборе ничего не делать или идти в подчинение к «рабовладельцу»-работодателю, «выбор» и, следовательно, свобода отсутствуют - необходимо зарабатывать, чтобы выжить - либо буквально, либо, чтобы поддержать доступный уровень жизни. На это уходит большая часть сознательного существования и человек не в состоянии посвятить время самому себе, своим нуждам и достижению своих личных целей.

В большинстве случаев нет свободы и в выборе профессии, т.е. выбора чем зарабатывать! Люди часто вынуждены заниматься тем трудом, который доступен в пределах физической досягаемости. И если в районе проживания производство по каким-то причинам прекратилось - например, выработана шахта с полезными ископаемыми, или основная транспортная магистраль проложена далеко от жилья - резко понижается жизненный уровень, жизнь замирает, вынуждая жителей мигрировать в поисках работы, а целые поселки и города вымирают. Об удовольствии и самореализации для подавляющего большинства и речи не идет - надо делать «что надо» или «что скажут», сколь бы бессмысленным, однообразным, утомительным, тяжелым и даже опасным для жизни не оказывался труд. Причем «работодателем» может быть и сам человек для себя, и государство, и частный наниматель. Теодор Качински (Унабомбер), известный отшельник-террорист, восставший против современной цивилизации и ужаснувший в девяностых годах ХХ века Америку, писал в своем Манифесте: Большинство рабочих или служащих должны тратить свою жизнь, делая то, что им скажут и следовать путем, который им укажут. Даже большинство людей, работающих в собственном бизнесе, ограничено в своей самостоятельности… Писалось и о том, что многие из желанных для людей компаний… берут на работу людей послушных и покорных системе. И не берут людей с творческим потенциалом и инициативой.

Что-то в этом есть болезненно странное: время жизни тратить в основном на то, чтобы …выжить, не получая удовольствия от процесса работы и подавляя свои творческие наклонности, а значит и свободу самореализации! В чем принципиальное отличие от «классического» раба?

Только избранные, составляющие исчезающе малую часть из живущих шести с половиной миллиардов человек, сегодня имеют возможность заниматься творчеством (не заняты, а имеют возможность!). И, прежде всего, им это позволяет делать отсутствие материальных проблем (если не считать сумасшедших и юродивых!). Казалось бы, они свободны и в выборе занятий или, в крайнем случае, могут себе позволить ничего не делать. Но для нормального человека, если нет увлеченности, занятости любимым делом, или это дело отсутствует, или нет возможности им заниматься, или общий уровень образованности и интересов человека настолько низок, что он просто не в состоянии себя занять - среди кажущегося изобилия наступает депрессия. Понимание бессмысленности неумолимо проходящей жизни терзает человека днями и ночами и все окружающее начинает терять смысл. Может быть, именно поэтому в сытых странах Евросоюза, по данным Всемирной Организации Здравоохранения, самостоятельно сводят счеты с жизнью 58 тысяч человек в год, т.е. больше, чем в сумме погибает ежегодно на дорогах (50700 человек) и становится жертвами преступников (5350 человек). А в Швейцарии, благополучнейшей стране мира, процент самоубийств самый высокий в мире!

Может ли эта ситуация хоть когда-нибудь измениться? Существуют ли умозрительные пути для достижения состояния, когда «все смогут заниматься творчеством» и станут максимально свободными людьми? Допустим, что наступит момент, когда численность людей на Земле более ли менее стабилизируется на уровне, допустим, 15 миллиардов человек и будут решены все проблемы демографии. Из населения этой Будущей Земли приблизительно 20 процентов составят дети, еще 40 процентов люди весьма преклонного возраста - ведь продолжительность жизни тоже возрастет! Остальные - «дееспособное население» - будут заниматься «творчеством или любимым делом и реализовывать свои наклонности». Получится, что общее число активных «творцов» на Земле будет, как минимум, 7 - 8 миллиардов человек - больше, чем все современное человечество! И каждый - высокообразованная, самостоятельно и оригинально мыслящая личность, со своими взглядами и интересами. На Земле единая цивилизация, доступное всем изобилие, а подавляющее большинство - это люди, для которых выбор области приложения своих сил будет определяться приоритетом творчества, исследований и самореализации. Но так как Общество Будущего не мыслится другим, кроме как только высокогуманным, рациональным и целесообразным, то к взаимонепониманию, вражде и столкновениям личная самостоятельность и индивидуальное разнообразие не приведут. Просто люди смогут концентрировать внимание и добиваться эффективности либо на поле своих личных увлечений, либо консолидировать свои силы и технологические возможности цивилизации Будущего для решения задач познания природы и исследований. Тем более, что повседневные заботы «о хлебе насущном» - в широком смысле этого слова, т.е. рутинные заботы о жилье, быте, одежде, питании, обеспечении детей, столь характерные для нашего времени и, скорее, вынужденные, - наших потомков не будут занимать.

Но ведь такое станет возможным лишь при условии, что производство, технология и механизмы распределения достигнут уровня развититя, когда люди всем необходимым будут обеспечены автоматически. Т.е. изменится вся инфраструктура общества и то изобилие товаров, которое сейчас часто создается вручную или с минимальным использованием техники и которые надо приобретать на заработанные деньги, будет отдано на откуп автоматизированному производству и станет доступно каждому не как самоцель или предусмотрительно создаваемый запас, а ежедневная незамечаемая норма, как никто не замечает окружающего воздуха, хотя он и необходим для дыхания. Причем это производство должно будет включать получение и преобразование энергии, добычу полезных ископаемых, их переработку в полуфабрикаты или детали, само изготовление, складировку, распределение и доставку, ремонт оборудования и замену его новым, транспортировку, утилизацию… Ведь вряд ли творческим личностям, за очень малым исключением, захочется работать в этой сфере и заниматься этими видами деятельности, как профессией. В них трудно проявить творческое начало, скорее они будут требовать механической точности в выполнении инструкций.

Причем это относится к массовой продукции, потребляемой большинством и нужной большинству. А кто будет производить продукцию по заказу, раритетную и т.д., заведомо не предполагающую массового производства и, следовательно, полной автоматизации? Если эта продукция не приборы и не технологические устройства для проверки новых идей или не произведения искусства, то творчества в ее изготовлении тоже немного. Поэтому очевидно, что, например, такие изделия, как унитазы, дверные ручки, сделанные из чистого золота или усыпанные бриллиантами мобильные телефоны и предназначенные сегодня для примитивных, но сверхбогатых личностей, никто производить не будет, а сохранившиеся образцы займут свое место в зале музея, демонстрирующего извращения нашей варварской эпохи.

Аналогичная многоступенчатая и многосвязная картина вырисовывается с производством продуктов питания, где не только иная номенклатура продуктов при почти том же разнообразии, а и целый ряд специфических требований. Этот процесс также на всех ступенях должен быть полностью автоматизирован, производства должны тщательно синхронизироваться, включать сезонные колебания спроса, иметь системы резервирования…

Обслуживание, транспорт и связь и вся связанная с ними инфраструктура тоже должны быть автоматизированы… Т.е. почти все то, что производится сейчас человечеством, чем заняты люди, за чем следят люди и что планируют люди - должно работать надежно и автоматически…

Трудно представить столь всеобщую автоматизацию рутинных процессов, даже если предположить, что решены те задачи автоматизации, к которым сегодня не видно даже подхода. Но, может быть, изменится и резко уменьшится число товаров и останется лишь то, что действительно необходимо людям? Соответственно изменится и упростится производимая номенклатура товаров… Почему-то появляется образ первобытного общества, когда у людей было всего мало и все было «действительно необходимым»! Все равно не исчезнут многие виды неквалифицированного труда, столь необходимые сегодня, и ясно, что все ручные процессы невозможно автоматизировать, не создав верха робототехники - искусственных людей-ремесленников.

Пример - медицина. Пусть видовая и средняя продолжительность жизни возрастут многократно, пусть появятся способы автоматической диагностики и лечения многих функциональных заболеваний, а инфекционные исчезнут вовсе, пусть в значительной мере диагностика станет легкодоступной и, в большинстве случаев, автоматической, пусть появятся «киберхирурги», имплантация, замена органов на выращенные в лаборатории (аналог регенерации?) и т.д. Все равно трудно представить полное отсутствие «среднего медицинского персонала». Можно допустить, что появятся специализированные роботы, которые будут выполнять вспомогательные и обслуживающие функции вместо медсестер или медбратьев. Но смогут ли они заменить общение с человеком, остается вопросом. У полноценных роботов-медсестер Будущего гибкость и насыщенность программы должна стать сравнимой с гибкостью и гуманностью человеческого мозга, что станет возможным не раньше, чем человек сумеет воссоздать свой мозг, предварительно, конечно, разобравшись в механизмах мышления.

Хотя уже сейчас на Земле используется около миллиона автоматизированных домашних помощников, а к 2007 году предполагается, что их число возрастет до четырех миллионов. Пока большинство роботов используется для уборки полов и стрижки газонов, сообщает World Robotics Survey. А на сайте cnews.ru помещено сообщение Japan Corporation, что компания Honda Motor объявила о разработке новых технологий для своего робота-гуманоида Asimo следующего поколения. Благодаря новым технологиям робот сможет бегать как человек и автономно передвигаться. Кроме этого, модель будет наделена усовершенствованными визуальными и тактильными сенсорами. Для лучшей балансировки Asimo будет способен изгибаться и вращаться. Но это лишь первые шаги робототехники и можно представить, насколько они далеки не столько от робота, способного имитировать человеческие движения, сколько от робота, наделенного человеческим мышлением.

Вряд ли у кого-то физический, нудный и тяжелый труд останется основным видом деятельности, хотя, впрочем, отношение к нему может и измениться. Не исключено, что в каких-то случаях право на примитивный труд будет даже своеобразной наградой! В одной из фантастических повестей Вадима Шефнера «Девушка у обрыва или Записки Ковригина» описана ситуация, когда молодежь потребовала, чтобы ей было предоставлено право провести земляные работы собственными руками при закладке экспериментального производства, которое должно было изменить облик цивилизации: …они сами заказали их (лопаты, кирки, ломы) по старинным чертежам… сами привезли их на остров. …Современная техника есть, но они не дают ей работать. Они ее оттеснили. Хотят работать сами, своими руками. …Врачей они не слушаются. И потом, добровольцев так много, что они работают не более часа. Так что здоровью это не вредит. …За почетное ранение (один чилиец повредил лопатой палец на ноге) друзья разрешили ему поработать еще час вне очереди.

Вообще, картины Будущей Земной Цивилизации в «производственных» деталях рисуются настолько фрагментарными мазками, что « откуда что берется» остается совершенно не известным, а братьям Стругацким это даже дало возможность иронически описать путешествие на машине времени в «описываемое будущее», созданное воображением писателей фантастов, в котором огромные провалы времени, никакими авторами не заполненные.

Можно долго перечислять не творческие виды человеческой деятельности, но и так ясно, что творчество для значительного числа людей и возможность совсем избавиться от трудовой рутины по плечу цивилизации только в весьма отдаленном будущем и только для очень продвинутого единого человечества. Поэтому говорить о свободе, пока большинство людей вынуждено заниматься неквалифицированной, ремесленной или нелюбимой работой - преждевременно. Тем более преждевременно, что на такую работу уходит большая часть активного периода жизни. Все остальные виды несвободы, с которыми вынуждают человека бороться текущие обстоятельства, в исторической перспективе представляются малозначительными и преходящими.

Огл. "СВОБОДА" ПО-АМЕРИКАНСКИ

В сегодняшнем мире достижения свободы ассоциируются с демократическими принципами правления. Принято считать, что символом демократии и ее защитником является Америка. Так, например, в уставе американского National Endowment for Democracy (Национальный Фонд Развития Демократии), который был организован Конгрессом США и утвержден Президентом указано, что США - это оплот и гарант свободы, демократии и права народов на самоопределение. А классик американской литературы Г. Мелвилл писал: Мы, американцы - особые, избранные люди, мы - Израиль нашего времени; мы несем ковчег свобод миру[3]. Поэтому уместно схематически проанализировать ситуацию со свободой в современной Америке - стране классической демократии, в основу которой были положены представления о правах человека и теория Общественного Договора Жан Жака Руссо.

Отцы-основатели США, следуя идеям Просветителей, решили исключить правовой произвол из общественных и межличностных отношений, а стабильность общества и свободу обеспечить соблюдением писаных законов и правил. Им удалось сломать систему сословных привилегий и декларировать необходимость осуществления всеобщих прав. Но «естественное равноправие» стало очередным мифом.

Как уже писалось, Просветители ошибочно распространили видовое равноправие, следующее из факта рождения человеком, на равноправие уже сформировавшихся людей. Поэтому отсутствовал стимул для формирования интеллекта и совершенствования мышления человека, которые реально могли бы обеспечить равноправие уже взрослых людей.

Права человека справедливы, как потенциальная возможность равноправия уже во взрослой жизни. Но, если в силу каких-то причин потенциальная возможность не реализована, то равноправия взрослых людей уже не может быть. Не может предполагаться равное право при принятии решений, влияющих на жизнь общества, требующее минимальной компетентности, которой далеко не все обладают. А тогда равноправие - в чем? Невозможность малокомпетентных людей повлиять на решения при провозглашении общего равноправия - дополнительный источник их чувства несвободы и, следовательно, нестабильности.

Одной из форм провозглашенной свободы, стала свобода частного предпринимательства. Проведение в жизнь этого принципа и его защита невозможны без присваивания результатов труда огромных человеческих масс, о свободе которых в таких условиях говорить не приходится. Свободное предпринимательство помогло созданию высокоэффективной экономической системы, но действующей не благодаря свободе инициативы, основанной на разуме и альтруизме, а благодаря возможности получения практически неограниченной прибыли, т.е. на проявлении и развитии эгоизма, пусть даже ограниченного системой законов и правил. Не удивительно, что свобода частной инициативы, без жесткой системы полицейского и судебного подавления, без принуждения силой или угрозой ее применения, вела к общественному хаосу и криминализации общества. Стабильности удалось достичь, однако стабильность, удерживаемая силой, противоречит понятию свободы. Это стало даже движением назад, к предшествующим эпохам, когда эгоистическое начало доминировало.

Америка занимает первое место в мире по ряду экономических параметров, но даже не ставит тех целей, которые могут быть стратегическими, а не тактическими целями прогрессивной общественной системы - свободы от борьбы за выживание, возможности самореализации и т.д. И далеко не первое по качеству школьного образования, доступности медицинского обслуживания, длительности или уровню жизни! Если взять Швецию, Канаду, Норвегию и т.д., то эти страны окажутся впереди США. При этом в Швеции и Канаде работают по 35 часов в неделю, против 48 часов в США, отдыхают 4,5 недели в году в отличие от 2 недель в Америке и имеют государственное медицинское обслуживание, против 40 миллионов человек в США, не имеющих вообще никакого медицинского покрытия[4]. Зато в США на каждого врача приходится несколько адвокатов, которые ждут промаха врача или ухудшения здоровья пациента, способного уплатить адвокату, чтобы предъявить обвинение в медицинской ошибке. Поэтому каждый врач обязан купить многомиллионную страховку на случай судебного иска со стороны пациента за действительную или мнимую медицинскую ошибку. То, что медицина не всесильна, а человеческий век краток - никого не интересует. Все максимально коммерциализировано - скоро в Америке и вызов полицейского или пожарника будет измеряться толщиной кошелька - вот это будет «свобода»!

Достаточное число людей, иммигрировавших их бывшего СССР в Америку во второй половине ХХ века, и проживших несколько лет в «условиях демократии и соблюдения прав человека», пришли к выводу, что система предпочтения общественных интересов индивидуальным обеспечивает большую стабильность и безопасность, а свобода без чувства защищенности - пустой звук. Людям нужна не абстрактная свобода, призывы к борьбе за которую часто носят демагогический характер, а обеспеченная жизнь, избавление от борьбы за выживание и прогрессивное развитие общества.

Принцип гражданской ответственности, влияющий на все стороны жизни в США, используется не только для повышения личной ответственности, но и для выбивания денег за любой безобидный промах. Имитация этого принципа привела к тому, что Америку называют самой сутяжной страной в мире, потому что «одна половина Америки непрерывно судит другую половину». Огромное число гражданских судебных исков порождает паразитирование, несправедливость и поощряет откровенный идиотизм, становящийся нормой общественной жизни. За инсценированные автомобильные аварии, точнее за их «последствия для здоровья пассажиров», во исполнение принципа гражданской ответственности, страховые компании Америки в год выплачивают порядка 35 миллиардов долларов, выбитых адвокатами и подтвержденных такими же врачами! При этом сами адвокаты (по закону!) получают с клиента в качестве гонорара до 33% выбитой суммы. И это не считая «офисных расходов и стоимости лечения». Страдают не компании - расплачиваются за это обычные люди, платя все больше за обязательные автомобильные страховки.

Нелепости и в деловой сфере потрясают. Очень средний гонорар американского адвоката в ЧАС составляет 200 долларов, а хорошего адвоката по криминальным делам (убийства, кражи и т.д.) 400-500 долларов! Это само по себе вызывает недоумение: как на этой, как правило, заурядной работе можно заработать сотни долларов в час?! Адвокатский гонорар на процессе против табачных компаний составил 14 миллиардов(!) долларов и потребовалось специальное решение, ограничивающее эту цифру «всего» четырьмя миллиардами. А сейчас подобный иск выражается уже суммой в сотни миллиардов! Начиная с 1999 года табачные компании выплатили 28 миллиардов долларов в пользу 10 коллективных истцов. Самым крупным был иск полумиллиона жителей штата Флорида, которые требовали возмещения 300 миллиардов долларов, потраченных на лечение заболеваний, связанных с курением. Можете сами представить размер адвокатского гонорара.

В книге «The Moral Compass of the American Lawyer: Truth, Justice, Power, and Greed» (Моральные ориентиры американского адвоката: истина, правосудие, власть и алчность), написанной Richard A. Zitrin и Carol M. Langford, приведен пример, когда адвокат по делам о банкротствах выставил клиенту счет на 13000 подлежащих оплате часов за 13 месячный период, хотя даже при круглосуточной ежедневной работе без перерывов - даже на сон! - в течение 13 месяцев ему не удалось бы набрать более 9500 часов (24х30х13)! На суде, приговорившем этого мошенника всего к 15 месяцам тюрьмы, он в качестве защитного аргумента пояснил, что «все так делают»!!! Не случайно приобрела известность следующая история. Как-то Марк Твен был приглашен на прием к известному адвокату. Хозяин дома, держа руки в карманах, так представил Твена собравшимся: "Вот редкий случай! Юморист, который действительно смешон!" "Вы также представляете собой редкий случай, - отозвался Твен. - Адвокат, который держит руки в собственных карманах!"

Институт адвокатуры в Америке в значительной степени выродился в индустрию по деланию денег на бесконечных судебных разбирательствах. Не способный согнуться от величины живота гурман подает в суд на закусочную за то, что она слишком вкусно готовит, и он не может удержаться от обжорства, которое подрывает его здоровье. Вызванный на дом врач случайно наступает на хвост домашнего хамелеона и оказывается в суде по заявлению хозяйки, утверждающей, что в результате «хамелеон стал хуже к ней относиться»! Студента, бросившего заинтересованный взгляд на однокурсницу, выбрасывают из университета за «недостойное сексуальное поведение», а деда, прилюдно обнявшего и поцеловавшего 5-летнюю внучку, сажают на несколько месяцев в ожидание суда вместе с ворами и наркоманами за «сексуальные домогательства» к ребенку (child abuse)! Белая женщина через адвоката предъявляет иск к психоневрологу за то, что во время приема он был в черном костюме и в результате(!) она родила черного ребенка …от белого мужа!!! Не принятый на работу из-за своей малограмотности представитель «меньшинств», подает в суд на фирму за дискриминацию. На главу семьи, давшего подзатыльник своему разошедшемуся чаду, надевают наручники по одному звонку ребенка в полицию и т.д. и т.п.

Это не защита слабых, и не гражданская ответственность за безответственные проступки, а бесправие и поощрение идиотизма, потому что невиновные люди то и дело вынуждены доказывать свою невиновность или непричастность. Причем здесь свобода!?

Около 50 миллионов американцев живут в собственных домах, образующих поселки, стоящие на «общей земле». Владельцы домов обязаны(!) быть членами непрофитных организаций, якобы образованных ими же, для управления порядком на этой «общей земле». Эти организации должны избираться домовладельцами (свободно!) с выполнением всех демократических процедур, но часто они возглавляются самоназначенными директорами и находящимися с ними в сговоре адвокатами и менеджерами посторонних финансовых агентств. Мера произвола в таких общинах, беспомощность домовладельцев и желание защититься, привели к организации интернетного интерактивного портала для домовладельцев, целью которого является борьба с административным произволом[5]. На этом сайте нетрудно найти статью и под таким названием: «Judicial Idiots, Board Barnacles and more» - «Судебный идиотизм, директорские тиски и многое другое» или «America’s Political Leaders Create Homelessness» - «Политические лидеры Америки создают бездомность». Похоже на своеобразное крепостное право! При этом совершенно не учитывается развращающее мораль влияние подобных ситуаций. И ведь люди привыкают к этому абсурдному отношению и начинают считать его нормальным!

В разных штатах и населенных пунктах США действуют несколько различные законодательства и правила. То, что разрешено в одном месте - запрещено в другом. И наоборот. Казалось бы - это учет «свободы местного народа принимать свои собственные решения». На самом деле - местечкового эгоизма: разве в одном месте люди отличаются от людей в другом месте? Единственное отличие - это мера возможного безразличия, необразованности, коллективного произвола и идиотизма! Фактически «учитывается» именно это! Тогда при чем здесь выражение «свободы местного народа»? С такой логикой можно оправдать любую «свою волю и мнение» лишь потому, что за него проголосует случайное большинство малограмотных людей. Которых к тому же легко обмануть.

Заодно отметим, что различие в законодательствах и разных стран мира тоже вызывает вопросы - почему одним запрещено то, что разрешено другим, а за одни и те же преступления предусмотрены разные наказания? Решение о разработке единого уголовного законодательства должна приниматься по мере глобализации земного человечества, но не на основе религиозных представлений, не «голосованием» и не попыткой угодить «свободе волеизъявления», а основываться на всегда существовавших общих представлениях о поступках, неприемлемых в человеческом обществе, и светском гуманизме. Ведь нет ни одной страны в мире, где поощряются, например, изнасилования, грабеж, убийство или издевательство над заключенными! Вслед за тем должны универсализироваться административный, гражданский, процессуальный и другие кодексы. Эта ситуация начинает постепенно осознаваться, о чем свидетельствует подписание 25 странами, входящими в Европейский Союз, Единой Конституции Объединенной Европы, хотя с ее одобрением населением этих стран все не так благополучно.

Неожиданным, в рамках обсуждаемой темы, оказался эффект компьютерной бюрократизации. Большинство операций с банками данных, финансовыми переводами и сервис-контактов передано в ведение вычислительных устройств. Это позволяет удешевить и стандартизировать рутинные процедуры, типа регулярной высылки счетов, перевод денег, получение справок и т.п. Но при возникновении ситуации, даже немного отличающейся от стандартной, человек начинает чувствовать полную беспомощность, потому что продолжающееся общение с компьютером порождает ощущение зависимости от равнодушной машины, нечувствительной к своеобразию жизненных ситуаций. Здесь впору говорить не о чувстве несвободы, а о формировании стереотипа жизни во внутренностях мощного, но не способного выйти за узкие рамки и лишенного эмоций механизма. Приложив некоторые силы, можно добиться и общения с человеком, обслуживающим систему, но при этом убеждаешься, что и эти люди деперсонифицированы и малоквалифицированны, потому что в их функции входит только проверка формального соответствия ситуации стандартным условиям. Общий уровень вовлеченных людей, диапазон их реакций и правоспособности, гибкость - исчезают. Это исключает пристрастность во взаимоотношениях, но усиливается стереотипичность мышления и теряется возможность быстрого решения выходящей за стандартные рамки проблемы или недоразумения. Такие люди производят впечатление интеллектуальных инвалидов, а интеллект - это единственное, что их должно отличать от животных или роботов!

Частным примером является письмо-напоминание, полученное клиентом финансовой фирмы, что он остался должным фирме ноль долларов и ноль-ноль центов! В письме также указывалось, что если он своевременно не погасит этот «долг», то документы будут переданы в специальное агентство по выбиванию денег (Collection Agency), которое может и испортить его кредитную историю. Посмеяться над недоразумением и выбросить? Клиент так и сделал, но продолжал получать все менее вежливые и все более угрожающие письма. Не помогло и обращение к начальнику этой конторы - «полномочий» начальника не хватило, чтобы внести поправку в зашкаливший компьютер. В итоге клиенту пришлось выписать чек на $0.00 и послать в эту фирму, потому что счета продолжал выписывать и посылать компьютер, а все остальные - люди, вообще не привыкли думать и не смели делать что-либо выходящее за их узкие обязанности!

Легче не становится от сознания, что «ты всегда можешь обратиться в суд - так как суд восстанавливает справедливость». Во-первых - это ложь, суд далеко не всегда принимает справедливые решения - в нем таки же люди. Во-вторых - это право часто практически неосуществимо из-за непомерной стоимости адвокатуры - ведь мало у кого в запасе есть несколько лишних десятков (если не сотен!) тысяч долларов на адвокатов. Кроме того, мало кто готов к многолетней изматывающей судебной тяжбе, и поэтому такой суд не дает ощущения свободы - скорее наоборот.

Но кто мешает поступать, - пусть иногда! - не в соответствии с провозглашенными принципами судебного решения спорных вопросов, а с доводами и критериями разумности? Потому что большое число похожих ситуаций требует унификации? Но без наделения полномочиями сотрудников и ответственного человеческого контроля эти положения приводят к нелепостям, потому что сами превращаются в стереотип мышления. Прямолинейность демократических деклараций - разрешено все, что не запрещено законом - лишает их той гибкости, которая необходима любому человеческому творению, (хотя независимость суда - безусловно есть). Непонятно, как провести границу между правовым произволом и гибкостью применения юридического принципа, но ясно, что отсутствие такого механизма уже привело к колоссальным жертвам и разрушениям, поставив мир на грань всеобъемлющей войны с террором. Как вам нравится ситуация, когда террористы, захватившие пассажирские самолеты и погибшие при авиационной атаке на высотные «близнецы» Торгового Центра 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и чьи имена после этого были у всех на устах, в феврале 2002 года - через полгода(!) «получают» по почте официальное разрешение на пребывание в США по студенческим визам?! А ведь это, казалось бы, символизирует демократичность и свободу системы!

Сам факт террористической экспансии является ответом части человечества на то состояние несвободы, в котором оно находится. Сопротивление их желаниям порождает у террористов дополнительное чувство несвободы, потому что для них свобода выражалась бы в возможности насаждать свой образ жизни повсеместно. В терроре смыкаются агрессивное невежество, религиозный фанатизм с параноидальным желанием распространить свои средневековые жизненные принципы на все человечество. Отсюда следует, что не всякое стремление к свободе может приветствоваться.

Приводя эти примеры, автор не принижает достижений демократии и не реабилитирует обстановку правового произвола чиновника и диктата власти в бывшем СССР. Примеры лишь иллюстрируют неполноту и условность наиболее совершенной системы свобод, существующей в современном обществе. Разве можно чувствовать себя защищенным и, следовательно, свободным при такой организации правосудия, страхового бизнеса и общества в целом?! Как это совместить с лозунгом самой свободной страны в мире? Что общего со свободой в ситуации, когда человек находится в положении заложника у работодателя, адвоката, бюрократа, чиновника или полицейского!? Поэтому говорить о свободе при современном состоянии социума - просто преждевременно. Можно говорить о мере НЕсвободы в разных странах и общественно-экономических системах, но не о свободе.

О свободе, соответствующей сведению несвободы к минимуму, можно говорить только в приложении к будущему. Этому будет способствовать и избавление от иррациональных представлений о человеке и его месте в системе мира. Действительные «права человека» станут общим местом взаимоотношений реально равноправных людей, освобожденных, прежде всего, от необходимости борьбы за выживание, из которой вырастают многие виды несвободы. Эти права будут приниматься и применяться в объеме адекватных миру реальных отношений и целей, без наполнения их мифическим или абсолютным содержанием и станут столь же рутинной нормой, какой сегодня стало выполнение общеизвестных гигиенических правил, вроде мытья рук перед едой.

Свободная жизнь - это жизнь в таком общечеловеческом обществе, где альтруизм станет естественной, осознанной и повседневной нормой межличностных отношений. Где каждый человек будет иметь возможность реального выбора профессиональной деятельности, или поиска этой области, не будучи отягощенным необходимостью зарабатывания на жизнь вне сферы своих интересов. И где каждый человек будет ограничивать свою личную свободу в поступках и желаниях без всякого принуждения или угрозы применения силы, если есть опасение, что эти поступки или желания могут нанести вред человеческому обществу в целом или его части.

представлено для публикации на сайте 09.2009 г.

[1] Желающих стать литераторами, артистами, художниками, фотомоделями, т.е. иметь «чистую» и хорошо оплачиваемую работу, не требующую длительного и напряженного обучения и к тому же способную сделать человека широко известным - гораздо больше, чем требуется обществу.
[2] Частично использованы формулировки статьи А. Романенко «Рабы 21 века» с сайта www.rezultat.com
[3] Цитируется по: A. Schlesinger, Jr., «The Cycles of American History», Houghton Mifflin Co, NY 1987
[4] Из которых 10-15 миллионов - дети, при населении США около 300 миллионов человек. Данные 2004 года.
[5] Адрес сайта: www.AHRC.com, где аббревиатура «AHRC» значит American Homeowners Resource Center - Американский Центр Ресурсов для Домовладельцев.

© В.С. Цаплин

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru