монография «Влияние структуры данных на формат интерпретации»

Состав работы:


Суждение - «оператор пополнения» осведомленности


 

Прямое отношение «смысл - смысл»


 

Проблема «плеча» валентной связи


 

Соединение в понятии его состояний стабильности и развития


 

Многомерность природы содержания


 

Механицизм субъективности: феномен сигнала


 

Парад кандидатов в «элементарные начала»


 

«Практический потенциал» интеллекта


 

Взаимозависимость средств и результатов понимания


 

Фантазия - луч света во тьме рациональности


 

Две схемы сложного: целое и комплекс


 

Парадоксальное «сослагательное расширение»


 

Повествование как общее множество содержания


 

«Каталог» - оператор упорядочения содержания


 

Суждение - заложник установки на актуальность


 

«Две тактики» понимания - объяснение и определение


 

Смысл в роли «состязательно разыгрываемого предмета»


 

«Катехизис» – «неиссякаемый кладезь» смысла


 

Интерес - актуализирующее начало суждения


 

Суждения «до востребования» и «понимание»


 

«Прямые» логицизмы


 

Переносимость как начало универсальности данных


 

Нарочито комплементарный «понимающий» оппонент


 

«Мир сигналов» как действительность собственной иерархии


 

Транспортабельность смысла


 

С глазу на глаз: непомерно сложное и предельно простое


 

«Областное» закрепление понятий


 

Семантические форматы и генезис языка


 

Смысл в данной ему возможности обусловленного раскрытия


 

Побуждение как субъект вызова - осознанное и поспешное


 

Индивидуализация - форма реакции «асимметричный ответ»


 

Букет стереотипов как мера персонального


 

Инверсия: сознание - точка отсчета и вещь - реплика


 

Основа философского идеализма фантомная диверсификация


 

Понятие: бытие между ассимиляцией и элиминацией


 

Поголовная «запись в фантомы»


 

Влияние структуры данных на формат интерпретации

§24. «Мир сигналов» как действительность собственной иерархии

Шухов А.

Теперь мы исследуем предмет именно особенной «сферы сигнала», и начнем принятием следующего постулата: специфика сигнальной формы коммуникации не допускает ограничения реализацией на основе подобной процедуры лишь простых поведенческих реакций. Сами по себе сигнальные директивы не препятствуют их использованию с целью задания комбинированных и сложных вызовов, характер которых и предопределяет потребность вызова сложно организованных, как последовательных, так и распределенных, взаимосвязанных поведенческих реакций, как правило, объединяемых еще и общей телеологией.

Но прежде чем приступить к анализу комбинаций, чью основу и составляет некоторый комплекс сигналов, следует обсудить ряд особенностей, отличающих поведение, сопровождающее получение и исполнение сигнала. В частности, в смысле именно подобного рода возможностей поведения, скорее всего, наименее сложной процедурой получения и исполнения сигнала следует признать именно «блокирующий» сигнал, предотвращающий продолжение либо инициацию некоторой активности. Напротив, формой уже наибольшего вырождения (усложнения) специфической управляющей функции сигнала, правильнее будет понимать именно такую выраженность сигнального предупреждения, что, собственно, и предполагает еще и определение собственно и вызываемой подобным сигналом активности. Если во время общения подачу сигнала обеспечивает ироническое высказывание, например, «ты и даёшь!», то в таком случае получатель сталкивается с необходимостью определения и собственно вызвавшего казус подачи подобного предупреждения предмета.

Тем не менее, придерживаясь понимания, что внутри пределов, обозначаемых показываемыми выше крайними положениями, необходимо определение наличия именно сигнала «как такового», мы и попробуем оценить имеющиеся возможности выделения видов упорядоченных наборов сигналов. И в подобном отношении не следует ожидать, что здесь каким-то образом способна отойти в сторону следующая в очереди построения восходящей линии понимания проблемы «сигнальности» сущность, носящая имя команда. И действительно, «команда» - это некий используемый лишь в определенных ситуациях сигнал, где действуют командующий и командуемый, например, в армии, погрузке-разгрузке или спортивном судействе. Фактически укладывающаяся во всего лишь единственное слово команда достаточна для побуждения человека к совершению поступка; но что же нам мешает относить отличие между сигналом и командой к числу исключительно внешних (модальных) отличий подобного рода направляющих поступок пересылок данных? Не следует ли определить здесь не более чем терминологическое отличие, фактически не нарушающее условий полной идентичности содержания, обозначаемого как словом «сигнал», так и словом «команда»? Или - вероятно, возможно и признание взаимной идентичности обоих форм за исключением отличающих как ту, так и другую форму направляющей посылки условий структурирования?

Ответ на этот вопрос следует начать напоминанием положения, выделенного еще на первой стадии нашего объемного исследования, когда мы исключили для себя возможность идентификации суждения посредством объемной характеристики. Использование аналогичного приема в решении уже проблемы природы «команды» будет основываться на допущении, что единственное слово команды не следует понимать функцией вызова именно единственного действия. И совершенный контраст здесь и явит сигнал, определяемый, напротив, простотой построения, то есть возможностью вызова точно известного требующего проявления реакции именно такого обнаружения содержания мира! Реализация команды, что и составит отличие последней от реализации сигнала, будет подразумевать необходимость для получающего ее сознания выполнение операции построения теперь обязательно нескольких различных картин мира.

Подобная схема и позволит нам определение «команды» структурой оболочки, позволяющей пересылку «в группе» своего рода «пакета» сигналов. Используем тогда для напрашивающейся здесь иллюстрации пример строевой командой «равняйсь!». Подача и исполнение подобной команды не только обращается требованием реакции на что-либо, но и представляет собой требование выполнения целой серии действий - поворота головы в сторону, принятие телом определенного положения и координации принятого положения с соседями по строю. Одна команда «равняйсь!» это, фактически, посылка целой серии сигналов: «выпрямись», «ноги носками врозь», «голову налево» ... Однако, как и следует из наших допущений и «команда» - это всего лишь некий возможный вариант образования комбинации сигналов, где в ряду подобных комбинаций вслед за «командой» будут находиться и более объемные по числу входящих в них сигналов комбинации «приказ» и «планирование». Однако, поскольку для нас настоящий анализ наделен лишь характером базисного и контурного, то мы откажемся рассматривать предмет дальнейшего структурирования принадлежащих «сигнальному ряду» образований. (Подобное более сложное структурирование элементов ряда «сигнальных операций» мы рассматривали еще в одной нашей работе.)

 

Следующая часть:
Транспортабельность смысла

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru