монография «Влияние структуры данных на формат интерпретации»

Состав работы:


Суждение - «оператор пополнения» осведомленности


 

Прямое отношение «смысл - смысл»


 

Проблема «плеча» валентной связи


 

Соединение в понятии его состояний стабильности и развития


 

Многомерность природы содержания


 

Механицизм субъективности: феномен сигнала


 

Парад кандидатов в «элементарные начала»


 

«Практический потенциал» интеллекта


 

Взаимозависимость средств и результатов понимания


 

Фантазия - луч света во тьме рациональности


 

Две схемы сложного: целое и комплекс


 

Парадоксальное «сослагательное расширение»


 

Повествование как общее множество содержания


 

«Каталог» - оператор упорядочения содержания


 

Суждение - заложник установки на актуальность


 

«Две тактики» понимания - объяснение и определение


 

Смысл в роли «состязательно разыгрываемого предмета»


 

«Катехизис» – «неиссякаемый кладезь» смысла


 

Интерес - актуализирующее начало суждения


 

Суждения «до востребования» и «понимание»


 

«Прямые» логицизмы


 

Переносимость как начало универсальности данных


 

Нарочито комплементарный «понимающий» оппонент


 

«Мир сигналов» как действительность собственной иерархии


 

Транспортабельность смысла


 

С глазу на глаз: непомерно сложное и предельно простое


 

«Областное» закрепление понятий


 

Семантические форматы и генезис языка


 

Смысл в данной ему возможности обусловленного раскрытия


 

Побуждение как субъект вызова - осознанное и поспешное


 

Индивидуализация - форма реакции «асимметричный ответ»


 

Букет стереотипов как мера персонального


 

Инверсия: сознание - точка отсчета и вещь - реплика


 

Основа философского идеализма фантомная диверсификация


 

Понятие: бытие между ассимиляцией и элиминацией


 

Поголовная «запись в фантомы»


 

Влияние структуры данных на формат интерпретации

§31. Индивидуализация - форма реакции «асимметричный ответ»

Шухов А.

Сюжет того фантастического романа, в котором роботы подчиняют себе общество, скорее всего, утратил привлекательность в смысле именно возможности хоть сколько-нибудь серьезного понимания действительности. Как бы ни прогрессировала современная робототехника и автоматика, но и по сей день она так и не предполагает подобной перспективы. Какое бы совершенство ни отличало собственно техническую реализацию современных автоматов, все равно им недостает одной важной способности, а именно - способности проявления инициативы. Тогда уже мы, определяя подобное положение одним из свойственных современной социальной действительности парадоксов, попытаемся предложить здесь возможное ему объяснение. Собственно же предметом подобного объяснения мы позволим себе признать ответ на вопрос о природе непосредственно присущего человеку «источника инициативы», составляющего собой одну из отличающих человеческую психику способностей. Под «бездушным» автоматом мы будем понимать, в частности, алгоритм, управляющий сложно действующим контроллером активности в части совершения механического движения.

Тогда, если позволить себе ограничиться оценкой исключительно «технической» части возможностей разумного поведения, то покоящаяся на рецепторной системе психика и основанный на технических сенсорах контроллер практически подобны друг другу, и здесь ряд ли правомерно выделение каких-либо принципиальных различий ассоциативных алгоритмов работы мозга и цифровых - контроллера. В обоих случаях система представляет собой инструмент построения определенной реакции на поступающий к ней запрос (возбуждение), фиксируя получаемый запрос в формате «вызова», описание которого присутствует в поддерживающей данную систему «библиотеке». Скорее всего, возможное отличие наблюдается именно в одном - одна часть подобных систем, «жизнь», допускает возможность воспроизведения инициативы, другая, «машина», таких возможностей уже не допускает. Однако поскольку непосредственно нашу задачу мы понимаем именно задачей определения точных дефиниций, то нам следовало бы конкретизировать и вкладываемое нами в понятие «инициатива» содержание. «Инициативой» в подлинно присущем подобному понятию смысле мы и понимаем вовсе не вынуждаемую опробованным и уже зарезервированным алгоритмом (существующим опытом) реакцию, но определенно именно такой поступок, посредством которого сознание и задает собственному вниманию ранее не востребованное им направление. «Инициатива», именно она в ее характерной онтологии и составит собой некоторого рода «деятельность (действие) в новой области», а именно - осмысление или разрешение проблемы, еще не встречавшейся в практике данного сознания.

Сказанное и позволяет предположение, что предметом нашей задачи собственно и оказывается определение отличающей биологический объект возможности поиска того источника побуждения, что и мотивировал бы его на совершение необычных или просто не опробованных поступков. В связи с этим, конечно же, приходит на память дарвинизм, внутривидовой отбор и «конкуренция представительства» внутри группы особей одного пола. Однако и подобное сугубо функциональное объяснение способности обладания инициативой вряд ли следует признать правомерным. Все же, внутривидовой отбор представляет собой порядок поведения, то есть - относительную свободу использования более предпочтительных средств, и в таком случае поведение обычно предпочитает использование стандартных решений, заимствуемых, например, благодаря подражанию. Именно подобная специфика и вынуждает нас на поиск совершенно иного решения проблемы «источника инициативы».

Однако где именно следует искать подобного рода «источник» инициативы? Что именно следует понимать «непосредственно содержанием» проблемы источника инициативы? Здесь, естественно, следует исходить именно из способности развитых биологических объектов, независимо от ставящейся ими перед своим поведением задачи, в любой из таких задач поддерживать некий комплекс условности, который допустимо обозначить посредством отождествления именем индивидуализация. Потребность в индивидуализации предопределяется для таких существ необходимостью в их аутентификации. И именно ради этого, ради возможности выделения самое себя посредством неких именно «индивидуальных» особенностей человек и вырабатывает формат поступка так называемого «асимметричного ответа». В психологии, хотя она и, вроде бы, и знакома с подобной проблемой, данная тематика практически не разработана, однако психология все же признает предложенное Г.В. Плехановым понятие «контрподражания». (См. Б.А. Душков, «Психосоциология менталитета и нооменталитета».)

Да простят нас милые женщины, поскольку ради пояснения данной конкретной философской проблемы мы используем пример, явно окарикатуривающий нередко свойственную прекрасной половине манеру поведения. Предположим, мы наблюдаем двух подруг. Если одна отображает собственный «эксклюзивный стиль» посредством подбора одежды, то подруга, не позволяя себе копирования, тем не менее, не собирается отставать. Она появляется, например, уже в необыкновенных ювелирных украшениях. Подобным же образом и два философа: один предлагает, к примеру, принять некий дуалистический детерминизм. Да, принимает его предложение оппонент, но, поразмыслив, добавляет, - да, но одну составляющую подобного детерминизма можно отнести к числу сугубых доминант, вторая же мизерабельна; да, в объективном плане детерминизм имеет место, но практически мы используем лишь одну из свойственных ему альтернатив.

Приведенные иллюстрации и позволяют вывод, что понимание такой значимой возможности, как способность выработки инициативы именно и предполагает ее раскрытие посредством анализа образа действий наподобие «заявления о согласии без согласия», «выражения оппонирования посредством заявления о поддержке». Именно подобного рода в известном отношении «обращенные» реакции и следует понимать элементами того массива примеров, анализ которого и следует рекомендовать философии в случае постановки задачи выделения мотива, собственно и запускающего механизм обретения живым существом индивидуальности (здесь, скорее, не стоит столь жестко связывать подобную возможность исключительно с человеком). Сумеет ли человечество воспроизвести в своих технических автоматах и механизм асимметричного ответа - подобный вопрос пока лишь ждет своего ответа.

 

Следующая часть:
Букет стереотипов как мера персонального

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru