монография «Влияние структуры данных на формат интерпретации»

Состав работы:


Суждение - «оператор пополнения» осведомленности


 

Прямое отношение «смысл - смысл»


 

Проблема «плеча» валентной связи


 

Соединение в понятии его состояний стабильности и развития


 

Многомерность природы содержания


 

Механицизм субъективности: феномен сигнала


 

Парад кандидатов в «элементарные начала»


 

«Практический потенциал» интеллекта


 

Взаимозависимость средств и результатов понимания


 

Фантазия - луч света во тьме рациональности


 

Две схемы сложного: целое и комплекс


 

Парадоксальное «сослагательное расширение»


 

Повествование как общее множество содержания


 

«Каталог» - оператор упорядочения содержания


 

Суждение - заложник установки на актуальность


 

«Две тактики» понимания - объяснение и определение


 

Смысл в роли «состязательно разыгрываемого предмета»


 

«Катехизис» – «неиссякаемый кладезь» смысла


 

Интерес - актуализирующее начало суждения


 

Суждения «до востребования» и «понимание»


 

«Прямые» логицизмы


 

Переносимость как начало универсальности данных


 

Нарочито комплементарный «понимающий» оппонент


 

«Мир сигналов» как действительность собственной иерархии


 

Транспортабельность смысла


 

С глазу на глаз: непомерно сложное и предельно простое


 

«Областное» закрепление понятий


 

Семантические форматы и генезис языка


 

Смысл в данной ему возможности обусловленного раскрытия


 

Побуждение как субъект вызова - осознанное и поспешное


 

Индивидуализация - форма реакции «асимметричный ответ»


 

Букет стереотипов как мера персонального


 

Инверсия: сознание - точка отсчета и вещь - реплика


 

Основа философского идеализма фантомная диверсификация


 

Понятие: бытие между ассимиляцией и элиминацией


 

Поголовная «запись в фантомы»


 

Влияние структуры данных на формат интерпретации

§4. Соединение в понятии его состояний стабильности и развития

Шухов А.

Представим себе, что мы заводим щенка, а еще лучше - помещаем в инкубатор яйцо с целью выведения цыпленка. Несмотря на осознание посредством подобного отождествления сразу нескольких связанных цепью метаморфоз характерных формаций, наше понимание недвусмысленно объединяет подобные формации в особенное понятие, наделенное единством представления о наличии того же самого биологического индивида. Подобного рода фиксацию стационарной объектной идентичности для физически изменяющегося существования мы и обозначим здесь именем динамического объекта. Динамические объекты - специфика не только биологической жизни, но и объектов неживой природы, например, рек или распространяющихся в пространстве полей.

Довольно любопытная реализация формата «динамический объект» и позволит нам применить аналогичное разделение на «статические и динамические формы» уже в отношении семантической специфики понятий. Именно обращение к подобной аналогии и позволит нам постановку вопроса о, с одной стороны, присущей понятиям стабильности, и, с другой - о характерной для отдельных понятий миграции от одного источника соотнесения к другому. Обретению подобным пониманием уже должного совершенства явно будет способствовать введение некоторой распространенной типологии, заменяющей единую общую характеристику «понятие» несколькими конкретными характеристиками уже несущих на себе признаки формата типов понятий. Подобную типологическую схему можно понимать полным аналогом разбиения математического «числа» на конкретные формы «натуральное число», «рациональное число» и т.п. Тогда уже само собой «число» для современной математики хорошо, если сможет выразить смысл того же класса объектов. И, аналогично, и понятие «транспорт», начавшее жизнь как общее имя кораблей и колесных средств перевозки, наполняет теперь, как определяет лингвистика, тот объём «плана содержания», что допускает и такое его современное включение, как трубопровод. Не отстает и повседневное общение, переводя имена собственные в нарицательные или - меняя и пополняя функциональное предназначение понятий, что и обнаруживают примеры превращения «менеджера» в современного «менеджера отдела продаж», а в недалеком прошлом - продавца. (Хотя именно современное «менеджер» определенно и соответствует забытому теперь «приказчик»…)

С другой стороны, язык не признает и обязательных правил употребления имён, например, не настаивая на точности смыслового наполнения выражения «быть сытым» - последнее способно и просто указывать на отсутствие тяги к еде, и, в том числе, - обозначать и состояние отвращения от еды вследствие переедания.

Поэтому если основанием для отождествления содержательного наполнения понятия избрать именно историческую перспективу, то для подобного соотнесения понятие и следует определять непременно в качестве «динамического объекта». Если исторически малосведущему современнику рассказывать что-либо о либо о «гусином пере», то здесь возможна и ситуация непонимания, почему подобный предмет вообще представлял хоть сколько-нибудь существенный интерес, поскольку сейчас он практически не находит разумного применения. Далеко не каждому современнику знакома когда-то отличавшая гусиное перо функция основного инструмента письма.

Именно подобный комплекс аргументов и следует понимать основанием для вывода, что всякая производимая от корпуса именных форм классификация видов смыслового соотнесения недвусмысленно и предполагает ее дополнение еще и сопровождающей ее вспомогательной коррекцией. Любая наша попытка построения восходящей к корпусу именных форм классификации непременно порождает и необходимость формализации специфического концепта «стандартный современный язык», что и следует понимать далеко не простой задачей.

 

Следующая часть:
Многомерность природы содержания

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru