Ретроспективный портрет экономики

Часть 3. Параграф - Товарность как доминанта

Шухов А.

Схема метацикла, стадия - (Планирование затрат)


Теперь мы явно располагаем основаниями для напоминания о важности одного из определенных М. Вебером в числе всех названных им 6-ти признаков капитализма – ведения бухгалтерского учета. Хозяйственная деятельность практически полностью, пожалуй, за исключением маргинальных сфер, переходит на использование строгого расчета. Теперь абсолютно любая проблема развития хозяйства подлежит решению исключительно посредством использования инструментария специфической, замкнутой на «узкую» проблематику формы человеческих представлений – экономической квантификации. Однако и непосредственно обогащение экономической действительности наличием специализированного «экономического» сознания создает возможности для применения такого сознания и в контроле экономической ситуации государством, устанавливающим требования чуть ли не обязательного применения подобной квантификации на практике (например, публикации данных: дохода, оборота, издержек, социальных условий). В итоге хозяйственную жизнь обогащает новая неизбежность – нарочито изощренный порядок ведения бухгалтерии. Бухгалтерия, на положении одной из составляющих хозяйственной деятельности, присутствовала и в предыдущих форматах организации общественного хозяйства, но только теперь доскональность ведения учета приобретает значение в столь существенной степени важной «функции». Однако и подобного рода прогресс возможностей контроля просто не может не сказаться на порядке рыночного оборота денег и ценностей; столь тщательный порядок контроля экономических показателей фактически занимает положение условия, ограничивающего свободу рыночного обращения. Конкретно средством подобного ограничения именно и выступает административное использование бухгалтерского учета, преследующее цель удостоверения статуса дохода посредством определения его правовой специфики (в частности, что и показывает пример деления дохода на формы «легального» и «незаконного»). Свободу товарного оборота здесь уже ограничивает и тот вступающий в силу с приходом данной системы учета порядок, что недвусмысленно запрещает не отражаемые записями денежного формата операции: с этого момента для недвижимости, земли, товарных фондов или товаров ценностной группы исключается возможность введения в хозяйственный оборот посредством способа простого обмена. Все перечисленные здесь товары, прежде чем быть выведенными в сферу обращения, уже требуют их приведения к виду выраженных посредством денежной котировки. Тогда и нашему анализу несколько подробнее необходимо высветить следующий момент: уже подзабытый нами простой рынок выделялся характерной возможностью безвозмездного использования имущества партнера. Теперь же любое хозяйственное взаимодействие допускает осуществление исключительно в форме товарной сделки и все, что бы то ни было, требует понимания именно в качестве стоимостно выраженной условности.

Условие обязательности для любого порядка сделки отражения в денежном представлении, как ни странно, обращается и источником собственного комплекса проблем, в частности, препятствие для перехода на обязательное денежное отображение сделки способна составляет тогда и та же неполнота правового регулирования, традиционно адресованного лишь факту «совершения» операции. Развитие экономического сознания, которое более правильно уже называть традицией экономической квантификации, далее совершает шаг вперед в направлении выхода уже на уровень распределенного регулирования, на всем протяжении последовательности операций, от работы производства до звена реализации продукта торговым предприятием. По совершении перехода на распределенное регулирование государство уже обращает свое внимание и на проблему сохранения наличного контингента операторов рынка, и потому, во избежание избыточной конкурентной напряженности вводит и контроль формирования товарного фонда. Ограничение посевной площади, поголовья животных, правовое предупреждение демпинга – подобные меры правового обеспечения защищают ценности от обесценения, предупреждая возможную угрозу банкротства их производителей. Мало того, государство принимает на себя и обязанность контроля специфики формата предложения товаров, обязывая производителя вносить в характеристику товара еще и возможности оказываемой им информационной поддержки своего продукта, что и позволяет состояться окончательной товаризации хозяйственного оборота.

Товарность, признак, фактически составлявший собой излишество для примитивной экономики, осознается теперь явно уже в качестве обязательного. Посему и любое несущее экономическую функцию способное к обратному влиянию содержание обязано располагать и признаком товарного класса: традиционный продукт, безымянный продукт, марочный продукт, стандартное сырье, интеллектуальная собственность. Далее подобная информационная проявленность товара позволяет и построение проекции такой специфики на характеристику информационной открытости непосредственно ведущей хозяйственную деятельность структуры, от которой отныне ожидается и способность самообозначения в смысле понимания самой подобной структурой ее хозяйственной функции и характерных для нее направлений активности. Подобная группа особенностей и требует тогда образования особых структурных звеньев хозяйственных структур, введения у них помимо собственно производственных звеньев и тех звеньев, на которые возлагается исполнение особой «представительской функции», в частности, отдельных финансовых или юридических органов. В результате и непосредственно хозяйственная сфера в целом привыкает понимать «нормальным» положением состояние ее непрерывного стороннего регулирования, будь то контроль государственного аппарата или общественных институтов посредством использования лоббистских структур (здесь и профсоюз следует понимать защищающей интересы работника «лоббистской» структурой). Развившиеся при настоящем положении обстоятельства требуют их обозначения не иначе как именем порядка глубокого регулирования рынка, а именно отождествления в статусе практики, устраняющей из порядка ведения хозяйства непостоянные и сохраняющей исключительно стабильные формы ведения деятельности. Особенность подобного порядка несомненно составит высокая планка затрат на организацию нового вида обратного влияния. Конкретно образцом «глубокого регулирования» скорее всего можно было бы понимать потенциальную возможность вторжения правового механизма практически в каждый шаг предпринимателя, что особенно проявляется в последнее время, обнаруживая ситуацию буквально наплыва в суды исков по поводу вреда здоровью от курения и т.п.

Следующий параграф: Показательная целевая самоидентификация

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru